home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



25

Царь Дормидонт был в гневе. Хотя нет. Это нейтральное слово не передавало всей гаммы чувств, которые испытывал его величество. Всего накала страстей! Короче говоря, государь был в ярости.

— Государь, нельзя так волноваться! — Кощей наклонил к Дормидонту бледное узкое лицо. — У вас может подняться давление... Впрочем, что я говорю? Оно наверняка уже поднялось! Пожалуй, я позову лекаря!

— Лекаря?! — взвизгнул царь. — Не-ет, милейший канцлер! Тут лекарь не поможет! Только палач...

Дверь немедленно приоткрылась, и в нее просунулась унылая физиономия в красном капюшоне.

— Вы меня звали, ваше величество?

— Вон, дурак! — испугался царь. — Тебе что сказано было? Почему не в отпуске?

— Так ведь... — Палач растерялся и едва не выронил от расстройства топор.

— В отпуск! — заорал Дормидонт. — Немедленно! Сию же минуту! Слышишь?! — Он схватил со стола золотую пепельницу и швырнул ее в палача. Служитель закона отреагировал с завидной быстротой, и пепельница с глухим стуком ударилась в дверь.

— Вам необходимо расслабиться! — продолжал настаивать Кощей. — Поверьте, ваше величество, рюмочка рома вам не повредит.

— Рома? — Царь капризно сложил губки и сделал вид, что задумался. — Что это? Лекарство?

— Это гораздо лучше, государь, — произнес канцлер с видом заговорщика, извлекая из кармана плоскую фляжку. — Пожалуй, и я с вами выпью... Глотните прямо из горлышка! Вот так! Только не увлекайтесь! Государь, и мне оставьте!

— Забирай! — Царь насилу оторвался от бутылочки и с трудом перевел дух. — Забористая штучка! И где только такое делают?

Кощей отхлебнул, убрал бутылочку обратно и тоже перевел дух.

— Наши кубинские друзья присылают нам время от времени, вместе с ящиком сигар...

— Кубинские друзья? В первый раз слышу. — Дормидонт поудобней уселся в кресло. — Ах, Кощей, что вы говорите? Откуда у нас друзья? Врагов — это пожалуйста! Биварцы со злорадством сокрушаются о пропаже наследника, а сами сосредотачивают у наших границ свои войска! Кумария пытается распространить власть на опорные города. Опять же, Урыльские острова им подавай! И наглые какие, требовательные стали! Словно силу за собой чувствуют!

— Попытка политического давления, — отмахнулся Кощей. — Они объявили о создании сверхоружия, но это фикция, а их действия не более чем шантаж!

— А что за сверхоружие? — забеспокоился Дормидонт. — Ты мне ничего не говорил.

— Не хотел вас беспокоить по пустякам. В общем, никакого сверх... Дрянь, а не оружие! Полк зачарованных ифритов, с которыми наши богатыри справятся голыми руками, и все тот же дракон Груня, они его переманили к себе посулами. Но Груня — союзник ненадежный, его легко подкупить...

— И это все? — облегченно вздохнул Дормидонт.

— По непроверенным данным, у них есть ядерное оружие, — тихо добавил канцлер, сделав самый невозмутимый вид.

— Не понял, — признался царь.

— Ну ядерное. В смысле — ядрами стреляет, — пояснил Кощей.

— Ах, пушки! — наконец догадался Дормидонт. — Так они и у нас есть!

— Конечно, есть, — кивнул канцлер. — Но мы — другое дело. А кумарцы нарушили закон о нераспространении ядерного оружия! Кто-то продал им современные технологии!

— Может быть, биварцы и продали, — задумчиво произнес Дормидонт.

— Но все это только слухи, — поспешил успокоить царя Кощей. — Есть вещи поважнее...

— Это какие? — обеспокоился царь. — Неужто с Ивашкой что случилось?

— Нет-нет! — замахал руками Кощей. — Тут, я уверен, все в порядке. Поиск ведется, скоро мы доставим его домой. Но... вы помните, что одну из комиссий у нас возглавляет боярин Пушкин?

— Царь кивнул.

— Конечно, помню. Мы еще говорили, что Пушкин — это голова!

— Так вот, эта голова намедни встречалась с опальным боярином Буншей... Да-да, тем самым, который утверждал, что его род идет от самого царя Каина и что он на два поколения древнее вашего!

— Знаю я этого дурака, — нахмурился царь. — Ну и что? Конечно, не дело с опальными-то дружбу водить, но, может, он по своему делу? По комиссионному?

— А я думаю, нет ли тут заговора? — зашептал Кощей, наклонившись к цареву уху. — Пушкин знает о пропаже наследника, он посвящен! Представляете себе, если завтра о пропаже узнает оппозиция? Я имею в виду боярскую оппозицию, — пояснил он. — Вы же знаете, что среди них есть такие, кто с удовольствием бы увидел на троне не вас, а, страшно подумать, Буншу!!!

— Измена! — прошептал Дормидонт. — Среди нас измена! Где мой палач? Палач! — За дверью никто не отозвался. — Палач!!! — громогласно повторил царь. — Ты где?

— В отпуске я, — донеслось из-за закрытой двери. — По вашему же приказу!

— Тьфу ты, черт! — выругался царь. — Ну как работать с таким народом? А Пушкин? Уж этот мне род Пушкиных мятежный! А позвать его ко мне!

— Я пошлю ему повестку, — пообещал Кощей. Он хотел добавить что-то еще, но в этот момент в апартаменты царя без доклада влетел стрелец и распростерся на полу.

— Ваше величество! Срочное донесение!

Царь вздрогнул и на всякий случай встал за кресло.

— Говори, служивый, да только быстро!

Так точно, ваше величество! — гаркнул стрелец и, вскочив на ноги, вытянулся в струнку. — Ваше величество! Служба воздушной разведки доложила, что к Лодимеру на полной скорости приближается неопознанный летающий объект в виде ковра-самолета! Истребительно-противотанковый батальон к отражению атаки готов!

— Погоди-ка, дружок, — заинтересовался государь. — А что это за батальон?

— Ведьмы на помелах, — подсказал Кощей, довольно потирая руки. — Очень эффективное средство!

— Так что делать, ваше величество? — спросил стрелец, переминаясь с ноги на ногу. — Объект на подлете, прикажете сбить?

— Ни в коем случае! — строго сказал Кощей, опережая царя. — На этом ковре важная делегация из Магриба! Пусть ведьмы составят почетный эскорт и помогут им приземлиться на площади перед дворцом. И чтобы никаких эксцессов, понятно? Иначе — голову с плеч!

— Вот именно! — подтвердил Дормидонт, кивая головой, как китайский болванчик. — Нам осложнения с Магрибом не нужны!

Когда стрелец убежал, Кощей заходил взад-вперед по комнате: «Замечательно, все просто замечательно! Скоро мы все узнаем! Стоит только чуть-чуть подождать!»

Ждать, действительно, пришлось недолго. Чтобы увидеть красивое приземление ковра-самолета, Дормидонт самолично вышел из дворца и встал в окружении богатырской дружины.

Сначала он увидел маленькую темную точку высоко в небе. Вскоре эта точка увеличилась настолько, что стали различимы маленькие фигуры на ковре. Ведьмы из эскорта шли ровным строем, соблюдая строгую дистанцию.

Наконец ковер-самолет завис над площадью и, к немалому восторгу горожан, начал снижаться.

— Ура! — закричали в толпе. — Ура-а!

— Слава научно-техническому прогрессу! — крикнул чей-то неуверенный голос, но его тут же заткнули.

— Кто это? — подозрительно осведомился Дормидонт. — Кому это он славу кричал?

— Конечно, вам, ваше величество! — осклабился Кощей и вышел вперед.

Ковер завис над землей на высоте локтя и, вдруг обмякнув, шмякнулся на мостовую.

— Папа! — взвизгнула Варвара и бросилась на шею отцу.

— Так... — процедил Кощей, потрепав непослушную дочь по спине. — Варварушка, солнышко! А ну-ка, ступай во дворец, будет тебе ужо батюшкина ласка! Стрельцы!

— Слушаем, ваше высокопревосходительство! — гаркнули два ближайших телохранителя.

— Отвести Варвару в мои хоромы и не спускать с нее глаз. Все ясно?

— Так точно, ваше высокопревосходительство!

— Выполняйте!

— Есть! — Стрельцы бодро развернулись, стукнувшись от усердия лбами, и, подхватив Варвару под руки, повели ее во дворец.

Кощей непроизвольно поморщился, но смолчал. Он всегда поощрял служебное рвение, но иногда оно переходило границы...

— А ну-ка, молодцы-богатыри, подойдите ко мне! — потеплевшим голосом произнес канцлер.

Алеша Попович и Добрыня Никитич строевым шагом подошли к Кощею и вытянулись по стойке смирно. Кощей прищурился. В первый раз на его бледном лице заиграл румянец. Видеть это было довольно странно, и богатыри поначалу не на шутку струхнули. Но Кощей и не думал гневаться.

— Вы выполнили свой урок с честью, господа, — произнес он. — Его величество, — тут Кощей сделал полупоклон в сторону топтавшегося рядом Дормидонта, — его величество чрезвычайно доволен! Думаю, что и второй, более важный урок ваши друзья исполнят быстро и без нареканий!

— Да уж Илья Муромец с Яромиром расстараются, — прогудел Добрыня.

— Совершенно верно, — улыбнулся Попович. — Я думаю, нашим друзьям осталось выполнить наиболее легкую часть задания. Просто небольшая формальность...

— Надавать кое-кому по тыкве, ваше высокопревосходительство, и дело с концом! — вставил Добрыня.

— Ну это вы умеете делать просто превосходно, — холодно улыбнулся Кощей. — Подойдите ближе, друзья мои! Его величество хочет пожаловать вас за труды ратные! — Кощей снова с великосветской улыбкой повернулся к Дормидонту и сделал шаг в сторону, как бы освобождая дорогу царю.

Дормидонт кисло улыбнулся.

— Вот так всегда! Вы, канцлер, выигрываете партию, а по счетам плачу я! — Он сунул руку в карман, вытащил небольшой, но плотно набитый кожаный кошелек и кинул его Добрыне. — Ни одно доброе дело не остается безнаказанным, — пошутил царь. — Впрочем, я и в самом деле вами доволен!

Между тем Кощей сделал знак стрельцам, и те быстро скатали и куда-то унесли волшебный ковер.

— Ваше величество, — напомнил Кощей царю, — нас ждут государственные дела!

— Да-да, идемте! — Дормидонт вздохнул и, ссутулившись, пошел во дворец. Следом за ним потянулась охрана: богатырская дружина и стрельцы.

— Вот она, благодарность государя! — вздохнул Попович, подкидывая на ладони кошель.

— И то хорошо, — хмыкнул Добрыня. — Скажи спасибо, что по башке не настучали! Пойдем-ка в «Три дурака», давненько я не обедал по-человечески!

Боярин Бунша метался по кабинету, бегая от окна к двери и обратно. Это был высокий, хорошо сложенный человек с умным, но в то же время каким-то неприятным лицом. Это ощущение слегка сглаживалось, когда Бунша улыбался, но сейчас ему было не до улыбок.

— Кощееву девку привезли! — пробормотал он, подбегая к окну и в очередной раз выглядывая на улицу. — Вишь, все дурачье собралось, глазеют! Делать им больше нечего!

— Для черни это единственное развлечение, — ироничным голосом произнес его собеседник, невысокий человек в немецком кафтане, в темно-коричневых панталонах и башмаках с большими бронзовыми пряжками.

— Ты прав, Пушкин! — вздохнул Бунша. — Черни всегда все равно! Во главе государства стоит тупой, темный человек, а им все равно! Ими фактически правит Кощей — плевать! Их давят поборами, идиотическими налогами, а они ни слова в ответ! Нажрутся водки — и молчат по щелям, как тараканы! У Матвеева в приказной избе ни одной камеры свободной, все забиты! Сидят по десятеро там, где должны помещаться трое! Так этот сукин сын говорит, мол, расширять надо площади, устраивать лагеря!

— У нас не Британия, — холодно заметил Пушкин. — Свободу может оценить лишь свободный. Холопу свобода без надобности, она для него — обуза! И не надо так нервничать. Все идет по плану. Варвару они нашли, но так и было задумано. Теперь мы можем нанести хорошо поставленный удар!

— И все-таки мне бы не хотелось связываться с фон дер Шнапсом, — поморщился Бунша. — Немцы задаром ничего делать не будут.

— Ну отдашь им Кемскую волость, — отмахнулся Пушкин. — У нас что, земли мало? Ерунда, с нас не убудет. А лет через пять отберем назад! Но зато представь на минуту: вместо темной, тараканьей Руси у нас будет цивилизованное государство! К нам британцы будут ездить учиться! Университет построим, проведем наконец дороги, центральное отопление...

— Центральное отопление — это хорошо. — Бунша неожиданно остановился и сел в кресло. — Ну, Пушкин, что делать дальше?

Теперь вскочил Пушкин и забегал по кабинету, в точности повторяя маршрут боярина.

— Я переговорю с недовольными, — сказал он. — Сообщу, что царевич погиб и что виной всему — Кощей, его чары! Что Кощей спит и видит, как захватить трон, что нужен государь, имеющий не только права на престол... — тут он поклонился в сторону Бунши, — но и наследника! Пообещаю восстановление древних вольностей и боярскую республику. И войну до победного конца! Чтобы русские ратники омыли сапоги в Индийском океане!

— Ты еще пообещай каждому две жены! — усмехнулся Бунша.

— О! Это идея! — озарился Пушкин. — Лишь бы захватить власть! А там... Никто уже не вспомнит о том, что мы им обещали! Кстати, тебе, боярин, нужно немедленно ехать на запад. Биварские войска стоят на границе. По первому сигналу они выступят на столицу!

— Что-то мне не хочется туда, — проворчал Бунша. — Скучно там. Одиноко...

— А здесь тебя могут каждую минуту схватить — и к Матвееву на правеж, — сказал Пушкин.

При упоминании о Матвееве Бунша вздрогнул и снова занервничал.

— У Кощея, — продолжил Пушкин, — везде свои соглядатаи! Но соглядатаев можно перекупить... — Тут он победно взглянул на Буншу и многозначительно замолк.

Кощей не вошел — ворвался в свой кабинет.

— Варвара! — Он бросил взгляд на дочь, но тут же отвернулся и уже совершенно спокойным голосом добавил: — Я хочу знать все!

— Мне скрывать нечего, папочка! — Варвара, не торопясь, доела одно мороженое и принялась за второе.

— Прекрати жевать, когда я с тобой разговариваю! — взревел Кощей. — И не валяй дурака! Где ты была? Как туда попала? Где царевич, в конце концов?!

Варвара отложила мороженое и, не глядя на отца, так же кратко перечислила:

— Была у великого чародея Охмурид-заде. Меня сам атаман Жужа к нему проводил! На летучем корабле летела, пока твои головорезы меня не вернули. Вот! Я, может, учиться хотела! Может, я великой волшебницей хотела стать?! А я все время в тереме сижу, никуда носа не показываю!

Кощей снова порозовел, уже второй раз за день.

— Деточка! — произнес он вкрадчивым голосом. — Не вынуждай меня на крайние меры! Расскажи добром, как все было! Ты же не хочешь, чтобы твоего папочку сожгли на костре? — взревел он, окончательно теряя терпение. — В государстве творится черт знает что, полная неразбериха, и все это благодаря тебе! А ну говори, пока я тебя к Матвееву не отвел!

Варвара взглянула на отца огромными зелеными глазами и заревела, уронив на пол мороженое.

— Ты мне это прекрати! — сказал Кощей, смягчаясь. — Ну! Кому велено! Хватит лить слезы. Тоже мне, взяла моду, выучилась у матушки! Лучше расскажи по порядку!

— А что рассказывать? — захныкала Варвара. — Ты, наверное, и сам догадался. И все твоя проклятая книжка виновата! По колдовству! Я ее не брала, она сама на столе лежала! А царевич ее увидел и давай листать — и тут же исчез! А я от страха не знала, что мне делать! И мне...

— Что тебе? — Кощей хищно изогнулся над столом.

— Мне фон дер Шнапс помог! — выкрикнула Варвара. — Он сказал, что тут колдовство виновато и что вернуть царевича может только могучий чародей!

— Твой Охмурид, конечно, — иронически улыбнулся Кощей.

— Да, Охмурид! — капризно повторила Варвара. — Он меня научил, как его найти!

— Так что же ты его не нашла? — коварным голосом осведомился Кощей.

— Я... Я не успела, — растерялась Варвара.

— Замечательно! — Кощей развел руками. — Просто великолепно! Выходит, я во всем виноват! Так я и думал! Стало быть, моими руками убирают царевича, и ты тому — ходячее подтверждение! И боярам теперь ни за что не доказать, что здесь замешан кто-то еще! Это я в их глазах буду во всем виноват! Это я упрятал царевича за тридевять земель, чтобы лишить царя наследника, а самого убить! Ну и узурпировать власть заодно — так получается! А что положено узурпатору? Костер, детка, в лучшем случае — костер! Ну а тебя, как дочь врага народа, отправят к Матвееву на правеж! Ведь сколько раз говорил тебе: не цапай волшебную книгу!

— А я ее и не брала! — возмутилась Варвара. — Честное слово, не брала! Она здесь, на столе, лежала уже раскрытая!

— Ты не врешь? — Кощей перевел дыхание. — Книга раскрытая, а фон дер Шнапс сразу все понял и помог найти Охмурида! А Охмурид тут как тут оказался! А биварские войска стоят на границе и проводят учения... Стрельцы!

В комнату немедленно вбежали стрельцы, гремя оружием и тихонько отпихивая друг друга.

— Слушаем, ваше высокопревосходительство!

— Немедленно доставить в тайный приказ боярина Буншу! Да! И заодно боярина Пушкина! Да побыстрей, если вам шкура дорога!

— Есть! — гаркнули стрельцы и ринулись вон.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава