home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23

Басра оказалась совсем непохожа на Магриб. Воздух здесь был свежий и чистый. Несмотря на жару, в нем чувствовалась прохлада. Пахло морем, свежей зеленью, неведомыми травами и душистой смолой. Ворота города оказались гостеприимно распахнуты. Прячущиеся в тени стражники с удивлением уставились на богатырей и после короткой паузы преградили им путь.

— Кто такие? — спросили они хором.

— Мы — бедные путешественники, — уныло соврал Яромир. — Бродим по всему свету в поисках лучшей доли!

На липах стражников изобразилось недоумение. Затем один из них, с аккуратной черной бородкой, хитро подмигнул другому и тихо, почти ласково осведомился:

— Будет врать! Сразу видно, что вы — наемники! Мой вам совет: вступайте в гвардию халифа! А в городской страже свободных вакансий нет!

— Спасибо, братишка, — сказал Муромец. — Это как раз то, что мы ищем! А с кем воевать-то хотите?

— Как это с кем? — удивился стражник. — С проклятыми магрибцами! Да неужели вы не слышали?

— Вообще-то мы там были недавно, — подключился к разговору Яромир. — Народ в Магрибе хоть и темный, но вроде мирный!

— Что народ! — зашептал стражник. — Тамошний колдун — настоящий злодей! Он воду мутит!

— Колдун? — переспросил Муромец. — Уж не Охмурид ли заде?

— Тс-с! — испугался стражник. — Говорят, что этот демон слышит, когда про него говорят!

— Теперь уже не слышит! — хохотнул Илья. — Отмаялся, бедолага! Можно говорить сколько угодно!

— Как отмаялся? — ахнул стражник. — Да не может такого быть!

— Лопнул колдун, — подтвердил Яромир, — как гнилой пузырь! Был, и нету! Да ты не сомневайся, — добавил он, увидев в глазах стражника подозрительное недоверие. — Мы его лично. В пыль!

— Было дело! — прогудел Муромец.

Вокруг друзей быстро собралась толпа. Все жаждали услышать подробности. Из-за этого в воротах возникла пробка, и Муромец махнул рукой.

— Потом расскажу! Видишь, народ задерживаем.

— Точно! — спохватился стражник и бросился исправлять положение.

— А где вас найти? — крикнул он в спину удаляющимся друзьям.

— На постоялом дворе, где же еще? — хмыкнул Муромец.

Любопытствующая толпа немедленно последовала за богатырями.

— Слышь, Илья, за нами идут! — пожаловался Яромир, затравленно озираясь.

— Меньше надо было языком трепать, — проворчал Муромец, тоже косясь по сторонам.

— Так ты же первый и начал! — обиделся Яромир.

— Ну начал, — нехотя пробубнил Муромец. — Грешен! А ты тоже хорош, нет бы меня остановить! Ладно уж! Как-нибудь выкрутимся. Давай-ка свернем в этот переулок — и деру!

Друзья свернули в первый попавшийся переулок и прибавили шагу. Переулок свернул налево и вскоре закончился тупичком.

— Влипли! — Муромец молча сплюнул и топнул ногой. — Айда через забор!

— Айда! — обрадовался Яромир и, перемахнув через высокую глинобитную стену, оказался среди колючих кустов шиповника. Секундой позже на голову ему свалился Илья Муромец.

— Где это мы?

— А шиш его поймет. Сад какой-то...

Друзья осторожно выглянули из-за кустов. Прямо перед ними виднелась поляна с бассейном посередине. В бассейне кто-то шумно плескался. Возле бассейна сидели голые девицы в самых соблазнительных позах и, судя по всему, отчаянно скучали. Челюсть у Муромца на мгновение отвисла, и он был вынужден вернуть ее на место рукой. Яромир выкатил глаза и шумно сглотнул слюну.

Впрочем, обалдение продолжалось недолго. Муромец первым пришел в себя, сердито засопел, смутно представляя, что делать дальше. На гостей обратили внимание, когда они уже подходили к бассейну. Обнаженные девицы лениво зашевелились, выбирая красивые позы, и с любопытством уставились на богатырей. Яромир ожидал криков и визга, но, очевидно, прекрасные жительницы Басры оказались более уравновешенными, нежели их северные сестры.

— Здравствуйте, девоньки! — сказал Муромец, наливаясь краской, как помидор. — Не подскажете ли, как нам пройти на постоялый двор?

— Через забор и прямо! — ответила одна из красоток, приподнимая хорошенькую голову в мелких кудряшках. — А может быть, погостите у нас?

— Погостите, погостите! — хором подключились другие девицы. — Мы так скучаем!

Муромец открыл было рот, чтобы ответить что-нибудь приличное, но в это время со стороны улицы донесся шум и первые любопытные полезли через забор, гомоня и сминая кусты.

— Сейчас здесь будет шумно! — процедил Яромир, не разжимая зубов. — Бежим!

— Мы еще заглянем! — пообещал Муромец и бросился к противоположной стене. Яромир кинулся вслед за ним. Уже на гребне стены он оглянулся и увидел толпу, плотно обступившую девиц.

— Уф! — сказал он, перепрыгивая на другую сторону. — Ну и ну!

— Что там? — заинтересовался Муромец. — Бегут?

— Не-а! — рассмеялся Яромир. — Им теперь не до нас!

Гостиницу они обнаружили прямо за углом. Далеко и ходить не надо. Правда, это была не гостиница, а чайхана, но в общем, место для отдыха самое подходящее. От чайханы вовсю валил запах мясного плова, чеснока, каких-то диковинных приправ. На кошмах сидел самый разнообразный народ, обедал, пил чай. Кто-то дремал на мягких подушках, тихонько посапывая. Возле чайханы на привязи стояло несколько коней и маленький, грустный ишак, вызвавший у Яромира желание немедленно погладить несчастную скотинку. Он и протянул было руку к бедному ишаку, но тот мгновенно вскинул голову, сверкнул глазами и так лязгнул зубами, что у Яромира отпало всякое желание общаться с грубым животным.

— Злюка! — сказал он ишаку и показал ему язык. Ишак презрительно хмыкнул и отвернулся.

У входа друзей встретил толстый, потный чайханщик. Тот уже понял, какая ему подвалила удача: два чужеземца, и, судя по одежде, при деньгах!

— Доброго здоровьичка, гости дорогие! — Чайханщик поклонился, прижав правую руку к груди. — Чего желать изволите? — Его добродушная лукавая физиономия прямо-таки светилась от счастья.

— Перекусить и отдохнуть! — коротко ответил Муромец и, оглянувшись, добавил: — Где тут у вас поспокойней? Чтобы не слишком шумно?

— Все найдем для дорогих гостей, — еще больше обрадовался хозяин и потащил богатырей на верхний ярус. — Вот здесь хорошо: и прохладно, и видно все! Кушайте и отдыхайте сколько хотите, я вам подушечку принесу!

Через минуту друзья ели горячий плов с мясом, пили чай и рассеянно наблюдали, как по улицам деловито и не спеша шествуют люди. Причем бедных вроде не видно, а зажиточных, если судить по одежде, — много. Эту простую мысль Яромир не без удовольствия и высказал Илье.

— Море, — коротко ответил Илья и неопределенно махнул рукой.

— Что море? — не понял Яромир.

— Море — это значит торговля со всем миром, — пояснил Муромец, широко зевая. — Купцы здесь живут. Из одного места товар привезут, в другое место продадут... Ну ясно как пень, что они богатые! Вот что! Давай-ка вздремнем часик-полтора, а потом спросим у хозяина, как найти корабль. Он-то уж наверняка все знает, тот еще пройдоха!

Яромир возразил, что никакой чайханщик не пройдоха, а очень душевный человек, но тоже зевнул и сонными глазами покосился на подушку. После сытного плова морило, как после хорошей дозы сонного порошка! Недолго думая, он придвинул к себе пару подушек и через минуту уже спал, забыв обо всем на свете.

Проснулся Яромир от аппетитного запаха, щекочущего ноздри. Открыв глаза, он уставился на миску с пловом, затем перевел взгляд на ухмыляющегося Илью Муромца.

— Крепок ты спать, братец! Только жратвой тебя и разбудил! — Муромец хитро подмигнул ему и присел рядом.

— Поговорил я с чайханщиком. Толковый мужик. Умный. Короче, корабль нанять — не проблема. Нужно идти на пристань и узнать, есть ли подходящее судно. Денег это, конечно, стоит немалых, так что вовремя я из колдовской казны мешульку прихватил.

— Какую мешульку? Где? Когда? — не понял Яромир, но Муромец только хитро прищурился. — Конная-то наша Варвара, помнишь, цельный мешок золота упер? Ну а я золотом-то побрезговал. Я как увидел камушки, так и сгреб их в мешульку. Оно и подороже будет, и полегче, и главное — в пути не мешается! — Он довольно похлопал себя по животу и снова прищурился. — Что, незаметно? Или ты думал, я всегда такой толстый? — Илья гулко расхохотался. — Ты вот что, ешь давай, да на пристань пойдем. А то нами тут уже сам правитель города интересовался, а идти сейчас базары базарить да сказки рассказывать — некогда! Небось царь-батюшка уже с ума сходит! Хотя, между нами говоря, он никогда в своем уме-то и не был! — шепотом закончил Илья.

— Да ты что! — шепотом же ужаснулся Яромир. — Такое про царя городить! А ежели кто услышит?

— Кто, кроме тебя, услышит?.. — Илья потянулся и встал. — А что сказал, так оно и есть! Царь наш батюшка — дуб дубом. Только по бумажке и может говорить красиво. Кощей нами правит, а уж как правит — одному богу известно... Ну, пошли, что ли?

У выхода они столкнулись с чайханщиком, и Муромец, сохраняя на лице величавую важность, сунул ему в кулак золотую монету. При виде такого сокровища чайханщик едва не лишился рассудка и низко, в пояс, поклонился, очевидно приняв богатырей за очень знатных особ, путешествующих инкогнито.

— А теперь пойдем, — сказал Муромец. — Дорогу я разузнал, так что не заблудимся.

Через пять минут они заблудились.

— Мне ясно сказали: свернешь налево, потом направо, потом снова налево! — бормотал Муромец, попадая в очередной тупик. — Может, я право и лево перепутал? — Он с обидой посмотрел на свои руки. — Эх, сено-солома! И спросить не у кого!

— А может, опять через забор? — с надеждой в голосе сказал Яромир.

— Тебе все голых девок подавай! — рассердился Илья. — Думаешь, они тут за каждым забором? Эх, ладно! Была не была! Попробуем!

— Тогда через какой забор лезем? — взволнованно спросил Яромир. — Этот или вон тот?

— Этот! — сказал Муромец, ткнув пальцем в чистую глинобитную стену.

— Этот? Почему?

— На нем гвоздей нет, — пояснил Муромец. — Видишь, соседний-то весь зубьями утыкан!

— Так может, там самое интересное и есть? — предположил Яромир.

— А ты что, в вора переделался? — спросил Илья. — Не забывай, зачем мы здесь! То-то!

Яромир покраснел от стыда и первым перемахнул через глинобитную стену. И снова приземлился в кусты шиповника. Илья рухнул следом, ломая кусты и ругаясь сдавленным шепотом.

Двор оказался удивительно похожим на тот, с бассейном. Похожим, но тем не менее другим.

Возле цветущего дерева сидели несколько человек. Они пили что-то из высоких медных кувшинов и тихо переговаривались. Уже один их вид внушил Яромиру подозрение. Ну откуда взяться в бусурманском городе пятерым мужикам в красных косоворотках и черных смазных сапогах?

Яромир отодвинул ветки, чтобы лучше разглядеть компанию, и похолодел от ненависти. Рядом с сидящими на земле людьми стояла черная фигура с капюшоном на голове и вовсю пялилась в их сторону.

Яромир скрежетнул зубами.

— За мной! — крикнул он, вытаскивая на ходу меч. — Бей гадов!

— Где? Кто? — закричал Муромец так, что все сидящие немедленно схватились за уши. — Держи их, я сейчас! — Он разобрал мешающие ему ветки и кинулся вслед за Яромиром.

До того деревца, под которым сидела подозрительная компания, было всего ничего, и все-таки, когда Яромир добежал, чернеца уже не было.

— Где? Куда делся колдун? — Яромир схватил первого попавшегося мужика, поднял его за шиворот, и тут глаза его снова округлились, на этот раз от удивления.

— Жужа?!

В самом деле, в руке у него слабо трепыхался атаман Жужа собственной персоной, с черной окладистой бородкой, шрамом, идущим через всю щеку, и приплюснутым носом. Судя по всему, Жужа тоже узнал Яромира и, оскалив зубы, попытался укусить его за руку. Остальные разбойники, увидев приближающегося Илью Муромца, впали в ступор.

— Вот вы где, супчики-голубчики! — обрадовался Илья.

— Пощады! — заверещал Жужа, бешено вращая глазами.

— Пощады, пощады! — как один завопили разбойники и через секунду бросились врассыпную, кто куда. Однако убежать от Ильи Муромца им не удалось. Послышалось несколько сочных шлепков, и разбойники притихли, прикорнув на травке.

— Вот ведь обидно, — сказал Яромир, осматриваясь. — И повесить этого негодяя негде! Деревца, слышь, тонкие, а забор глиняный! — Он встряхнул Жужу так, что у того стукнули зубы. — Говори, паскуда, кто это с вами был? Весь в черном?

— Кто в черном? Какой в черном? — еще сильней затрясся Жужа. — Знать не знаю и ведать не ведаю!

— Ну сейчас сведаешь! — мрачно пообещал Илья. — Держи-ка его покрепче, чтобы не улетел, и руку в сторонку отведи, а то бить неудобно! Сколько у тебя, Жужа, зубов?

— Не знаю! — пропыхтел атаман.

— Вот видишь! Непорядок! Сейчас считать будем!

— Не на...

Хрясь! Это кулак Ильи врезался в морду Жужи, и атаман закрутился на вытянутой руке, как пропеллер.

— Ну как, прочистило память? — заботливо осведомился Илья.

— Гум... дум... Угум! — закивал головой Жужа.

— Ну говори, коли так!

— Чернец какой-то, — доложил Жужа. — Имени его я не знаю, но платит он хорошо!

— А за что платит? — рявкнул Яромир. — За душегубство? За то, чтобы царских детей воровать?

— Каких царских детей, что вы такое говорите? — забился в руке Яромира атаман. — Никаких царских детей мы не крали, какого-то прощелыгу для колдуна и впрямь похитили, а чтобы царских детей — боже упаси!

— А еще за что платит? — спросил Муромец, не обращая внимания на вопли Жужи. — Небось, чтобы нас убил?

— И за это платит! — зарыдал Жужа. — Видите, ничего перед вами не таю, все, как на духу, докладаю!.. Чернец-то, видать, сам колдун, — затараторил он, неотрывно глядя на покачивающийся возле носа кулак Ильи Муромца. — Вот он, этот чернец-то, нас сюда и перенес да, чтобы мы за вами следили, и снарядил! А мы-то уж и не рады! Нам домой хочется: уж больно здесь жарко!

— Ишь, как жалостливо запел! — восхитился Муромец. — А до того как мы тут появились, о чем с чернецом разговаривали? Домой, что ли, просился? Ну?!

— Ага, — глупо улыбнулся Жужа. — Просился!

— Ну так я тебя сейчас туда и отправлю, — сказал Илья. — По почте. Посылочкой! Яромир, дай-ка мне его!

— А может, я?

— У меня удар покрепче, ты уж извини! — Илья осторожно взял Жужу из Яромировых рук, подкинул вверх и нанес крепкий богатырский удар. Однако Жужа в последний момент ухитрился извернуться в воздухе, поднимаясь выше головы, а сам Илья тяжело грохнулся наземь. Жужа с пропеллерным шорохом взмыл над Басрой и полетел в сторону чайханы. Через несколько секунд оттуда послышался грохот и разъяренные крики чайханщика.

— Ну, теперь ему и без нас вломят! — повеселел Муромец, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. — Неловко я как-то...

— Бывает, — заметил Яромир, с трудом сдерживая смех.

— Бывает, — легко согласился Муромец и, посмотрев на лежащих неподвижно разбойников, сплюнул. — Гляди-ка, как померли все!

— Притворяются, — убежденно заявил Яромир, глядя на красные морды бандитов.

— Сейчас проверим!

Илья схватил одного из них за шиворот и как следует встряхнул.

— А ну, говори, разбойничья душа, далеко ли отсюда до порта?

Мужик сделал вид, что очнулся, посмотрел на Муромца мутными воровскими глазами и доложил:

— Если через забор, то прямо по улице! — и снова притворился мертвым, даже голову свесил. Муромец отбросил его в сторону и брезгливо отряхнул руки.

— Ну что, полезли?

Яромир кивнул.

— Я одного в толк не возьму, — продолжил Илья, когда они выбрались на улицу, — зачем разбойники за нами следят? Ведь ясно дело, что мы их прибьем! И чернец этот... Пришибить бы его!

— Чтобы пришибить, надо сначала поймать, — резонно заметил Яромир, — а он вишь, какой неуловимый! Который раз уже его вижу, и все уходит из рук!

По широкой улице они медленно двинулись по направлению к видневшимся вдалеке мачтам. Они были похожи на черные царапины, начертанные на краю неба. Самого моря еще не было видно, но уже чувствовалось его свежее, соленое дыхание. Из-за этого и жара здесь не казалась такой сильной, и налетающий ветерок был почти прохладным.

Наконец они услышали ровный, не прекращающийся ни на мгновение шум. Это шумело море. Навстречу им постоянно попадались носильщики, везущие на своих тележках тюки с тканями, какие-то мешки, сундуки, бочки. Четыре вола, запряженные цугом, с трудом тащили сдвоенную телегу, на которую был навален разный товар.

Друзья прошли мимо еще одной чайханы, где смуглые матросы, бородатые и свирепые на вид, мирно пили чай, посмеивались и о чем-то тихо говорили. И вдруг, как-то сразу, показался причал.

Каких только тут не было кораблей! И большие трехмачтовые суда с высокими палубными надстройками, и двухмачтовые, тоже большие, хотя и не такие внушительные, и совсем уж простые, одномачтовые, обшарпанные и убогие на вид, потемневшие, с пятнами полусмытой краски. И совсем уж маленькие на общем фоне лодчонки с парусом. И всюду — люди, люди, люди. Одетые в яркие восточные одежды, в расшитые золотом халаты, а часто — в широкие полотняные штаны, стянутые поясом, и простую рубаху. Почти у каждого на бедре покачивалась сабля или кривой аравийский меч. У тех, кто победней, из-за пояса выглядывала рукоять кривого кинжала.

— Серьезные здесь люди! — сказал Муромец, оглядываясь. — Это хорошо.

— Чего же хорошего? — не согласился Яромир. — По виду, так сущие разбойники!

— Это только с виду, — пояснил Илья. — В морском деле без ножа и сабли не проживешь! Мигом пираты налетят — не заметишь, как и без головы останешься!

— Ну, к какому кораблю пойдем? — Он бегло осмотрелся, махнул рукой. — А вот к этому и пойдем!

Корабль был прекрасен. Его нос украшала голова невиданного чудовища, то ли дракона, то ли морского змея, с приплюснутой ушастой мордой. На средней, самой высокой, мачте развевался синий с белыми полосками флаг. По деревянному трапу, устеленному коврами, друзья поднялись на палубу.

— Эй, есть тут кто? — оглушительно рявкнул Муромец.

С мачты сорвался парень, вынырнул из воды, проворно вскарабкался на палубу по канатам и ошарашенно уставился на богатыря.

— Ты чего разорался? Фу-у! Чуть не убился из-за тебя!

Муромец пренебрежительно отмахнулся.

— Мне нужен капитан!

— Зачем тебе капитан, чужеземец? — все еще морщась, спросил парень, на всякий случай отступая подальше.

— Я хочу нанять это судно!

— Нанять? — удивился матрос. — Но это невозможно!

— Это еще почему? — нахмурился Муромец. — Я хорошо заплачу! — Он достал из кармана кошель, набитый монетами, и потряс им в воздухе.

— Это дипломатический корабль, — пояснил матрос — Вы флаг-то видели? На нем приехал полномочный посол из Мазандарана! Если вы хотите нанять судно, вам нужно идти дальше. Там, — он махнул рукой в самый конец порта, — есть свободные купцы. С ними вы можете договориться!

Неудача с первым кораблем друзей нисколько не обескуражила. Они пошли дальше. Однако и здесь им не повезло. Одно судно принадлежало известному на весь мир факиру Ибн Хаттабу, другое было зафрахтовано местными купцами и направлялось в Индию, третий корабль хоть и был свободен, но капитан, услышав, что нужно плыть в Лямурию, наотрез отказался.

— Деньги хорошо, но шкура дороже, — коротко пояснил он.

Полдня друзья проходили по причалу, пока один из матросов не посоветовал им найти капитана Синдбада.

Наконец они дошли до конца причала, где стоял небольшой корабль, довольно потрепанный, возле которого загорал здоровенный малый с аккуратной пиратской бородкой и длинными черными волосами, зачесанными назад. На нем был короткий кожаный жилет, шаровары и белая полотняная рубашка. Богатыри молча уставились на него. Казалось, что здоровяк спит.

— Ну? И долго вы так будете стоять? — неожиданно осведомился незнакомец, не открывая глаз.

— Кхе! — смутился Илья Муромец, словно его застали за каким-то неприличным занятием. — Это... Подскажи-ка, любезный, где нам найти Синдбада-морехода?

— А зачем вам Синдбад? — вопросом на вопрос ответил незнакомец. Он по-прежнему загорал, не открывая глаз.

— Есть хорошая работа, — сказал Яромир. — Нам нужно нанять корабль.

— Сто дукатов! — широко зевнул незнакомец.

— Годится, — сказал Муромец. — Ну так где хозяин?

— Да вот он, перед вами! — сказал незнакомец, вскакивая на ноги. — Я Синдбад-мореход! — Посмотрев на богатырей, он улыбнулся. — Прошу ко мне на корабль!

— Как? Уже?! — удивился Яромир. — А почему ты не спросил, куда мы хотим отправиться?

— А мне по барабану! — сказал Синдбад. — Куда надо, туда и пойдем! Не в Лямурию же!

— В Лямурию! — мрачно сказал Илья. Синдбад испытующе посмотрел на друзей. Не шутят ли?.. Друзья не шутили. Синдбад вздохнул и пожал плечами.

— Ладно. Договорились. В конце концов, почему бы и не в Лямурию? — И он приглашающим жестом указал на трап.

Следом за капитаном друзья поднялись по трапу на судно, которое выглядело по сравнению с остальными более чем скромно. Тут не было ни ковров, ни дорожек, ни того лоска и красоты, которые на других кораблях видели богатыри.

— У меня все просто, — сказал Синдбад, приглашая их к себе в каюту. Каюта тоже была так себе: на небольшом столике лежали морские карты, какие-то инструменты, в дальнем углу стояла кровать, на стене крест-накрест висели кривые сабли. Илья недоуменно осмотрел каютку, в надежде найти хоть что-то напоминающее стул или кресло. Ни того, ни другого здесь попросту не было.

— У меня тут по-простому, — повторил Синдбад и сделал жест рукой. — Садитесь прямо на ковер.

Под ногами действительно был ковер. Хоть и потертый, но все еще красивый. Достав из ящика кувшин и бокалы, Синдбад разлил напиток и сел рядом, скрестив ноги и устремив на друзей любопытный взгляд.

— Ну а теперь расскажите, что вас ко мне привело? Если это, конечно, не секрет.

В капитанской каюте царила такая расслабляющая прохлада, а вино было таким легким и приятным, что вскоре Синдбад был уже в курсе всех дел. После очередного бокала вина они побратались и стали разговаривать как старые закадычные друзья.

— Вот что я вам скажу, — начал Синдбад-мореход. — Я согласен переправить вас на остров, и дело даже не в деньгах, которые вы предлагаете... Я бы с вас вообще ничего не взял!

— Так ты и не бери! — хохотнул Муромец и хлопнул его по плечу.

— Я-то без проблем, а вот моя команда... — развел руками Синдбад.

— Команду надо уважать, — кивнул Яромир, делая большой глоток вина.

— А я всю жизнь с колдунами воюю, — признался капитан корабля. — Представляете, друзья?

— Смутно, — признались оба. — А зачем?

— Ненавижу! — сказал Синдбад. — Вы на правом борту моего корабля видели звездочки?

— Видели.

— Так вот, каждая звездочка — это уестествленный колдун! — грозно заявил Синдбад.

— Как это? — удивился Яромир.

— А по-разному, — ответил капитан. — На море это просто. Там ведь отправил за борт — и все в порядке! Так сказать, в естественную среду! И рыбам корм!

— Ну так давайте же выпьем за это! — сказал Илья, поднимая бокал.

Друзья выпили, и на какое-то время в каюте стало тихо. Лишь снаружи доносился характерный шелест морских волн, разбивающихся о причал.

— Послушай, а где же твоя команда? — поинтересовался Яромир. — Что-то я никого не вижу!

— Команда сошла на берег, — доложил Синдбад и протяжно зевнул. — После морского перехода ребятки расслабляются в городе. До ночи я им это разрешил. Да вы не волнуйтесь, они скоро явятся! Парни у меня дисциплинированные. Лучше команды не найдете в целой Басре и далеко за ее пределами! Точно вам говорю.

Богатыри спорить не стали. А с первыми признаками надвигающейся темноты на борт корабля ввалилась разношерстная толпа около десятка человек, во главе которых вышагивал рослый детина с черной повязкой на лбу и странной треуголкой на голове. В правой руке у него была бутылка, в левой — кусок баранины. Следом за ним, приплясывая, шел одноногий, у которого вместо второй ноги был деревянный протез. Остальные члены команды по колориту ничем не уступали первым двум, отчаянно смахивая на отъявленных разбойников.

— А вот и моя команда! — доложил Синдбад и, подозвав к себе рослого детину, сказал: — Это моя правая рука — Одноглазый Ахмед! Лучше него никто у штурвала во время шторма не устоит! Отличный парень!

Одноглазый Ахмед широко улыбнулся.

— Рад приветствовать вас на нашем судне! Куда мы плывем? Подождите, угадаю! Вы те самые золотоискатели, которые раздобыли карту с указанием места, где спрятаны сокровища, верно?

— Нет, — покачал головой Яромир. — На этот раз мы плывем не за сокровищами!

— Значит, за партией рабов к берегам Восточной Африки! — сказал помощник капитана.

— И на этот раз ты ошибся!

— Куда же мы плывем, разрази меня гром?!

— Мы отправляемся к острову Лямурия! — сказал Синдбад.

— Вот черт! — ругнулся Одноглазый Ахмед. — Значит, снова за колдунами гоняться?! Хотя, по слухам, там и поживиться есть чем!

— Поэтому мы и пришли сюда! — сказал Муромец. — Эта работа как раз для таких смельчаков, как вы!

— Верно, — кивнул Одноглазый Ахмед. — Круче нас в Басре никого не сыщешь! Мы — самые экстремальные парни!

— Все, ребята! — Синдбад поднялся. — Слушай мою команду! Сейчас по каютам, а с первыми лучами солнца мы отправляемся в плавание. Все ясно? Тогда отбой! А вы, дорогие гости, — добавил он, глянув на Яромира и Муромца, — можете спуститься к себе в каюту. Кстати, вы умеете играть в шахматы? Нет? Вот и отлично! Тогда я научу вас этой занимательной игре. Уверен, вам понравится!..

Когда богатыри проснулись, корабль Синдбада уже вышел в море. Яромир первым выбрался на палубу и, окинув взглядом бескрайние морские просторы, от удивления присвистнул.

— Это же сколько воды-то!

— Как спалось? — спросил его Синдбад.

— Нормально.

— А где Муромец?

— Спит еще... — ответил Яромир и, подойдя к борту корабля, посмотрел вниз. Вспенивая воду и разрезая волны острым носом, судно уверенно двигалось вперед. Погода была превосходная: солнце поднялось уже высоко, и в лицо дул свежий морской ветер.

— Снял бы ты доспехи и позагорал! — посоветовал Синдбад. — А то белый, как сметана!

— Успеется, — пробормотал Яромир, продолжая осматриваться. — Ну что там Илья копается?

— Да! — засмеялся Синдбад. — Силен твой товарищ дрыхнуть!

— Сейчас я его растолкаю! — Яромир вернулся в каюту. Муромец лежал на коврике на правом боку и тихо постанывал.

— Илья, что с тобой? — перепугался Яромир, подскочив к нему. — Тебе плохо?

— Да, мне плохо! Мне очень, очень плохо. Хуже некуда! — признался Муромец, проводя ладонью по широкому лбу, на котором блестели капли пота. — Скрутила невиданная напасть, ажио все внутри узлом завязалось, так что не продохнуть, — ответил он и заохал пуще прежнего.

— Этого еще не хватало! — рассердился Яромир. — И как некстати! Нам царевича спасать, а у тебя непонятно что! Может, отравился?

— Да уж скорее отравили! — буркнул Илья, держась за живот.

В следующую секунду Яромир выскочил на палубу и окликнул капитана.

— Что такое? Что-нибудь случилось? — спросил тот.

— Случилось! — резко бросил Яромир. — С Муромцем — беда!

— Как беда? — Синдбад бросился вслед за Яромиром в каюту.

Муромец стонал, закатив глаза. Синдбад присел рядом с богатырем.

— Что, плохо?

— Хреновей некуда, — признался Илья, отдуваясь и снова стирая пот с лица.

— Мутит?

— Ага.

— И в голове все крутится?

— Ой крутится! Спасу нет! — сказал Муромец. — Отродясь такого не бывало!

— Ну теперь все ясно! — сказал Синдбад и поднялся.

— Что ясно? Что с Ильей? — обеспокоенно спросил Яромир. — Неужто отравился? Вином, небось?

— Пустяки! — Синдбад засмеялся. — У него обыкновенный приступ морской болезни. Укачало, одним словом. Выходит, Илья просто не приспособлен для того, чтобы передвигаться по морским просторам. Он, судя по всему, человек суши!

— А вылечить его никак нельзя? — поинтересовался Яромир.

— Свыкнется с морем — и все пройдет! — сказал Синдбад и покинул каюту.

Муромец провалялся почти до полудня, пока ему не стало скучно. Поглядев вокруг сердитыми глазами, он встал и уже повернулся к двери, когда в каюту вошел капитан.

— Пойдем со мной! — Он поманил Муромца на палубу и, когда тот, кряхтя, вылез, протянул ему подзорную трубу. — Посмотри-ка вон на ту черную точку!

Муромец навел подзорную трубу туда, куда сказал Синдбад, и через секунду увидел большой трехмачтовый корабль с развевающимися черными парусами и черным флагом на мачте.

— Что это? — спросил Муромец.

— Эти ребята преследуют нас от самого порта. Ты, случайно, с ними не знаком? — спросил его Синдбад.

— Впервые вижу, — удивился Муромец. — Хотя... — Тут он покосился на Яромира. — Уж не Жужа ли?

— А может, пираты? — предположил Яромир.

Синдбад только пожал плечами.

— Все может быть...

Остаток дня прошел вполне буднично. Однако ближе к вечеру погода заметно ухудшилась. Небо разом почернело и покрылось свинцовыми тучами. Подул ледяной, пронизывающий ветер. Синдбад невольно выругался.

— Что такое? — поинтересовался Яромир. — Что-нибудь не так?

— Не так, — кивнул капитан. — Надвигается сильный шторм! Так что вам лучше вернуться в каюту!

Стоило Яромиру и Муромцу спуститься в каюту, как рядом с кораблем сверкнула молния и ударил гром. В следующую секунду хлынул дождь, и поднявшийся ветер стал гнать корабль Синдбада из стороны в сторону, как пушинку. Огромная волна, казалось, вот-вот накроет судно!

Шторм продолжался несколько часов. Корабль бросало с волны на волну, и Яромир с Муромцем катались по каюте, как картошка в ящике, то к одной стенке, то к другой. Так что оба богатыря насобирали целый урожай синяков и шишек.

— Яромир! — прокричал Илья не своим голосом, откатываясь в дальний угол. — Я больше этого не выдержу!

— Врешь, Илья, выдержишь! — крикнул в ответ Яромир, отлетая в дальний угол и соприкасаясь головой с чем-то твердым.

Шторм прекратился так же внезапно, как и начался. Море вдруг успокоилось, а небо просветлело, очистившись от грозовых туч. Спустя несколько минут в каюту вошел сам Синдбад. Тяжело отдышавшись, он провел тыльной стороной ладони по лицу и глянул на друзей веселыми глазами. — Все обошлось, слава аллаху!

— Ага, — кивнул Яромир, перевел взгляд на Муромца, который лежал на полу в обнимку с чучелом, и невольно рассмеялся. Синдбад не сдержался и тоже расхохотался.

— Смейтесь, смейтесь! — пробурчал Илья. — Хорошо смеется тот, у кого зубы целы!..

Незаметно подступила ночь, и вся команда «Бесстрашного» (так назывался корабль Синдбада), обессилев после борьбы со стихией, улеглась кто где и тут же заснула. Капитан держался дольше всех, но в конце концов и он не выдержал и ушел спать. Одному Яромиру не спалось. Потрогав все шишки и ссадины, он усмехнулся, допил оставшееся в кувшине вино и вышел на палубу. И в этот момент увидел странную сутулую фигуру в черном плаще, стоящую у штурвала.

— Эй, это ты, Ахмед? — окликнул странного рулевого Яромир. — Кто там?.. — перешагнув через одного из матросов, он бросился к штурвалу. В ту же секунду странная фигура обернулась. Красными угольками вспыхнули два глаза. Яромир невольно ахнул.

— Так это ты? Демон?! Здесь?!

Незнакомец рассмеялся дьявольским смехом, взмахнул плащом и медленно оторвался от палубы. Страха у богатыря не было, скорее злость и ярость. Схватив с палубы первое, что попалось под руку, он что было сил запустил это в удаляющуюся фигуру. Когда, казалось, брошенный снаряд вот-вот угодит в чернеца, тот самую малость отклонился, и удар пришелся вскользь. Но все равно фигура резко потеряла высоту и чуть-чуть не упала в море.

— А, гад, получил! — радостно воскликнул Яромир. — Погоди же, будет тебе и на десерт! — Он бросился искать, чем бы еще запустить в колдуна, но ничего более-менее подходящего не нашел. Сплюнув с досады, он посмотрел в небо. Фигурка незнакомца в черном плаще превратилась уже в точку; она летела низко, почти над самой водой, едва не касаясь морских волн.

— Ладно, мы с тобой еще встретимся! — Яромир погрозил кулаком колдуну и кинулся в каюту. Разбудив Синдбада, он рассказал ему обо всем, что произошло.

— Слушай, а может, тебе это все приснилось, а? — сонным голосом пробормотал Синдбад-мореход.

— Вот те истинный крест! — Яромир поспешно перекрестился. — Я этого гада ведь не первый раз вижу!

— Так ты говоришь, что он, увидев тебя, расправил крылья и улетел? — широко зевнув, произнес капитан «Бесстрашного».

— Ага, — очумело кивнул богатырь.

— H-да... Значит, он тоже колдун! Ведь только ему под силу взлететь, вопреки всем законам. Ну, пошли посмотрим, что к чему! — Синдбад поднялся и вышел вместе с Яромиром на палубу. Посмотрев вокруг, капитан приблизился к штурвалу, потом достал из кармана карту и непонятный прибор.

— Так оно и есть! — сказал он.

— Что? Что там такое? — спросил Яромир, сгорая от любопытства.

— Мы отклонились от курса. Причем, насколько я могу судить, порядочно! В общем, к утру мы были бы не на пути к Лямурии, а в противоположной стороне. Хорошо, что ты меня разбудил!

— Вот змей! — воскликнул Яромир. — Хорошо еще, не потопил!

— Ладно, — отмахнулся Синдбад-мореход, вставая у штурвала. — Вот куда он рулевого дел — это вопрос... Ты иди, вздремни, я сам поведу корабль — можешь не бояться!

Яромир зевнул и, развернувшись, побрел в каюту. Глянув на спящего Муромца, он позавидовал его хладнокровию и тут же уснул.

Проснулся Яромир уже утром. Ярко светило солнце, заливая каюту веселым светом. Блики от воды плясали на потолке, в открытый иллюминатор проникал свежий морской ветер. Муромец все еще спал, причмокивая во сне, как младенец. Яромир не стал его будить и молча поднялся на палубу.

Яромиру казалось, что после вчерашней бури судно превратилось в груду развалин, но ничего подобного не было. На корабле царила идеальная чистота, матросы были заняты делом, а парус, порванный ветром, был тщательно заштопан. Только одноногий матрос ничего не делал. Он сидел на бочке и грустно вздыхал, глядя на морской простор.

— Представляешь, — пожаловался он Яромиру, — вчера на ночь отстегнул протез, положил рядом с мачтой, чтобы он как следует просох, а утром хватился — гляжу, нет! Вот теперь сижу, загораю! А ты случайно нигде моего протеза не видел?

— Протез? — замялся Яромир, невольно вспоминая странный снаряд, которым он угостил ночного визитера. — Э-э... Не видел!

— Жаль, — вздохнул одноногий, — теперь придется заново выстругивать!

— Не переживай, поможем! — крикнул одноглазый Ахмед. — Еще лучше сделаем! — Команда дружно рассмеялась.

— А идите вы! — отмахнулся одноногий. — К старому-то я уже притерпелся!

К Яромиру подошел Синдбад.

— Ну как спалось?

— Отлично, — без особого энтузиазма ответил Яромир.

— Это хорошо. Послушай... — Тут Синдбад понизил голос до шепота. — А ведь, похоже, ты вчера колдуну протезом бедняги Мамеда зазвездил!

— Да кто же знал! — вздохнул Яромир. — Ведь первое, что подвернулось под руку, схватил!

— Ладно, обойдется. Пусть пока отдыхает. У меня где-то лежит один в запасе... На всякий случай берегу.

— А далеко ли до Лямурии? — спросил Яромир, вглядываясь в морскую даль.

— По моим подсчетам, чуть больше суток, — ответил капитан. — Ну а если ветерок наподдаст, то и того быстрее! А Илья снова спит?

Яромир неопределенно пожал плечами.

— Ну и хорошо: во сне дорога короче.

Полдня Яромир прослонялся по палубе без дела. В конце концов Мамед соблазнил его сыграть в шахматы. За игрой время полетело быстрее. Тем более что Яромир проигрывал одну партию за другой с удивительной скоростью. В конце концов, когда Яромир уже был готов разбить шахматную доску об голову Мамеда, корабль вдруг покачнулся, так что игроки чудом не вывалились за борт. Вслед за этим раздался сильный удар, и справа по борту взметнулся высоченный фонтан воды!

— Кит! — закричал кто-то, и вся команда, как один, бросилась к борту, чтобы своими глазами увидеть морское чудо. Но это был не кит. На морских волнах покачивалась огромная серая туша, разбросав вокруг толстые, словно бревна, щупальца.

— Мамочки! — заверещал кто-то из матросов и бросился в трюм.

— Спокойно! — крикнул Синдбад. — Только без паники! Иначе мы погибли! Всем вооружиться! Приготовьте огонь! Стрелки из лука, занять место у борта!

Морское чудище между тем, лениво шевеля щупальцами, медленно приближалось к кораблю.

Яромир одним из первых оказался у борта, выхватив свой тяжелый двуручный меч.

В то же мгновение огромные щупальца взметнулись над палубой. Яромир изловчился и нанес удар, но стальное лезвие клинка отскочило от щупальца, как от резины. Чудище попыталось схватить богатыря, но тот увернулся и отскочил в сторону.

Град стрел обрушился на монстра, но без видимого успеха. Между тем щупальца изловчились и схватили двух матросов, буквально раздавив их в воздухе и швырнув окровавленные останки на палубу. Теперь вся команда во главе с Синдбадом только и делала, что бегала по палубе, уворачиваясь от ударов.

— Морской шайтан! Морской шайтан! — верещал одноглазый Ахмед, не выпуская из рук штурвала. И в этот самый момент на палубу вылез Муромец.

Увидев, что одно из щупалец приближается к нему, Яромир оттолкнул друга в сторону.

— Яромирка, вы что тут все, белены объелись? — взревел богатырь.

— А ты не видишь? — крикнул Яромир. — Это же морское чудище!

— А и хрен с ним! — спокойно отозвался Муромец, молниеносно оценивая обстановку. — Чего испугались? Дать ему по башке, и дело с концом!

— Вот и дай! — крикнул Синдбад, пробегая мимо и с трудом уворачиваясь от очередного щупальца.

— Ну и дам, — обиженно произнес Илья, — только где бы дубину найти подлиннее и покрепче?

— В трюме есть запасная мачта! — крикнул Ахмед, приплясывая возле штурвала.

Надеяться на помощь перепуганных матросов было бессмысленно. Муромец вместе с Яромиром спустились в трюм и вытащили здоровенный деревянный столб.

— Годится! — хмыкнул Муромец, беря столб наперевес. В этот момент к нему метнулось одно из щупалец, но Илья так шваркнул по нему бревном, что щупальце обвисло и чудище запищало тонким бабьим голоском.

— Не нравится, блин! — обрадовался Муромец, подбегая к борту. Перегнувшись, он посмотрел на торчащую из воды круглую башку чудища. Монстр смотрел на него не мигая, холодным, ненавидящим взглядом.

— Ну что, Навуходоносор! — гаркнул Илья. — Получай! — и, размахнувшись, опустил бревно на голову морского шайтана.

Хрясь! И глаза чудища мгновенно выскочили из орбит. Щупальца бессильно обмякли, и из мерзкой полуоткрытой пасти вырвался сухой кашель.

— А ну-ка, еще отведай богатырского гостинца! — крикнул Илья и вторично опустил бревно на башку монстра. — А мы тебя и третий раз угостим! — сказал он, снова поднимая запасную мачту. Однако третьего раза не понадобилось. Морской шайтан как-то особенно мерзко хрюкнул и, перевернувшись, камнем пошел на дно. Безжизненные щупальца скользнули вслед за ним. С минуту море бурлило и пенилось, но вскоре все успокоилось, словно и не было здесь страшного, нереального побоища.

— Ни фига себе! — изумленно выдохнул одноглазый Ахмед.

— Все, парни! — радостно доложил Муромец. — А не перекусить ли нам по этому поводу? Ну и, конечно, выпить! А то меня просто замучила ползучая жажда!


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава