home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



22

— Братцы, что же делать? — спросил Яромир и обвел друзей задумчивым взглядом.

— А тут и делать-то нечего, — пробормотал Муромец, спокойно выдрал дверь с корнем и откинул ее в сторону. — Милости прошу!

Осторожно, друг за другом, они вошли в тесное помещение. Темно было внутри, хоть выколи глаз, правда, откуда-то сверху падал слабый свет и раздавалось тихое заунывное пение. По стенам темнели какие-то ниши, а возле каменной лестницы, ведущей наверх, виднелась еще одна дверь.

— А это что?

— Тут, наверное, сокровищница! — сказал Яромир, и Муромец так же, без видимых усилий, сорвал ее с петель. В лицо им пахнуло сыростью подвального помещения. Когда глаза более-менее привыкли к темноте, друзья шагнули в помещение следом за Конаном, который шел впереди всех. Однако это помещение никакого интереса не представляло. Оно было пустым, если не считать свисающих со стен ржавых оков и цепей.

— Пустышка, — сказал Муромец и махнул рукой. — Айда к колдуну, он нас уже заждался, небось!

Друзья развернулись, и тут в дверном проеме показался самый настоящий человеческий скелет! Богатыри при виде его слегка обалдели.

— Ты смотри, как истощал, бедный! — зацокал языком Добрыня. — Жрать хочешь?

Скелет в замешательстве поскреб в белеющем гладком черепе фалангой указательного пальца.

— Глухонемой, что ли? — поинтересовался Муромец.

— Ага, — кивнул скелет, переминаясь с ноги на ногу. В одной руке он сжимал керосиновую лампу, от которой исходил слабый мерцающий свет. — Странно, — произнес он вдруг, — тут недавно была дверь! А теперь ее нет! Куда же она делась?

— Извини, друг, но нам пришлось ее вырвать с корнем, — развел руками Муромец.

— Гм... — помялся скелет и, вздохнув, добавил: — Хозяин будет очень недоволен! Придется снова оправдываться!

— А тебе-то с какой стати? — усмехнулся Яромир.

— А я, видите ли, по хозяйственной части, я — дворецкий! Слежу тут за порядком и чистотой...

— Какая уж тут чистота? — передернул плечами Добрыня. — Пауки одни да паутина, мыши вон бегают.

— Именно такой порядок и устраивает моего хозяина, — сказал скелет. — Видите ли, он — натура экспрессивная, я бы даже сказал, романтическая. Ему, понимаешь, тени подавай, полумрак и прочие атрибуты.

— Так твой хозяин Охмурид-заде? — подал голос Яромир.

— Совершенно верно.

— А мы как раз к нему, — со смехом сказал Муромец. — В гости наведались. На огонек.

— В гости? На огонек? — задумался скелет. — Вообще-то в данный момент хозяин занят и просил не беспокоить.

— Вот так здрасьте! — всплеснул руками Добрыня. — Так мы ж договаривались! Хорошо же твой хозяин встречает гостей!

— Извините, господа! — заискивающим тоном пробормотал скелет. — Значит, ваш визит обговорен заранее! Не знал. Виноват. Исправлюсь! Следуйте за мной, господа! Только прошу вас, поаккуратней! Лестница старая, ступеньки крутые, запросто можно свернуть шею! Видите ли, с придворными людьми султана это случается регулярно!

— Султан ему, небось, за это платит! — усмехнулся Муромец.

— Приплачивает! — не стал лукавить учтивый скелет.

Башня колдуна хоть и выглядела снаружи огромной, внутри на поверку оказалась довольно тесной и неприглядной. Несколько помещений внизу, подвал и лестница, по спирали уходящая круто вверх. На стенах чадили не дающие света старые факелы. По камню стекали крупные капли воды. Откуда-то снизу доносились тоскливые вздохи. Короче говоря, вся обстановка была рассчитана на то, чтобы произвести на гостя неизгладимое впечатление.

Учтивый скелет бодро цокал впереди, показывая дорогу и развлекая богатырей рассказами о забавных происшествиях, которые случились за последние двести лет. С тех пор как он сделался дворецким. Посмертно, разумеется.

— И не скучно тебе здесь? — поинтересовался Илья. Каменным ступеням, уходящим круто вверх, казалось, не было ни конца, ни края.

— Работы хватает, — доложил скелет. — К тому же хозяин имеет большую библиотеку и разрешил иногда ею пользоваться...

Короче говоря, в данный момент скелет изучал украинскую мову и латынь.

— Ну и как успехи? — спросил Попович.

— Кое-что выучил, — похвалился скелет. — Знаю, например, сало, горилку и кое-что по мелочи...

Наконец они дошли до самого верха и уперлись носом в массивную дубовую дверь, обитую железом. На двери висела табличка:

«Работаю. Прошу не беспокоить»

Из-за двери доносились странные звуки, какая-то возня, приглушенные охи и ахи.

— Как доложить? — спросил скелет.

— А вот докладывать и не надо! — Илья широко улыбнулся. — Для хозяина это большой-пребольшой сюрприз! — Он отодвинул скелет в сторону, вышиб дверь плечом и по инерции влетел в просторное помещение. Друзья бросились за ним, но тут же замерли у самого порога, потрясенные увиденным. Колдун в черной мантии, завывая, как пьяный сапожник, прыгал на левой ноге, поскольку в правую мертвой хваткой вцепилась голова каменного истукана.

— Вон! Все вон! — завопил колдун, даже не взглянув на вошедших. — Отпусти, сволочь! Ой! Ай, как больно! — доскакав на одной ноге до окна, он высунул правую ногу наружу и принялся стряхивать с нее голову статуи. Статуя, точнее ее голова, злобно щелкнула зубами, попыталась перехватить повыше, но сорвалась и полетела вниз.

Шумно выдохнув воздух, колдун поправил балахон, провел по жидким седым волосам рукой и, прихрамывая, направился к рабочему столу.

Присев на табурет, он склонился над пергаментным свитком и стал быстро что-то писать. Наконец, закончив, он прочитал вслух:

— «Великий и ужасный, повелитель пустынь аравийских, и прочая, и прочая, челом бьет...» Так-с! А куда это Рудольф запропастился? Рудо-ольф! Рудик!

— Я здесь, ваше величество! — с готовностью отозвался скелет, выглядывая из-за широких богатырских спин. — Туточки!

— Я тебя за чем послал? За чернилами! Где чернила? — Колдун хотел добавить что-то еще и только тут обратил внимание на богатырей. — А это еще что за безобразие? Почему в кабинете посторонние? Кто вам позволил врываться в мои апартаменты? Вы нарушили закон об экстерриториальности жилища! Потрудитесь выйти вон!

— Остынь, дядя, — ухмыльнулся Илья Муромец. — Какие же мы посторонние? Неужели не узнал?

— Кого? Вас? — Старик поправил очки. — Молодой человек! Надо полагать, это ваши друзья? Так вот. У меня нет времени на дурацкие шуточки! Я не знаю, как вы вошли сюда, но думаю, что каким-нибудь подлым обманом. Так вот. Если в течение ближайшей минуты вы не удалитесь, я буду вынужден применить силу!

— А вот врать нехорошо! — сказал Яромир. — Помнишь ты нас, и отлично!

— Да как вы со мной разговариваете?! — взревел колдун, вскакивая с места. — Шелупонь! Та-ра-кашечки! Да я вас за это... Ух, как я страшен в гневе! Рудольф, подтверди!

— Подтверждаю! — грустно проскрипел скелет. — Э-э... Не советую гневить великого и могучего!

— Хватит кривляться! — не выдержал Добрыня. — Как царских детей воровать, так это мы мастера, а как отвечать, так я вас в первый раз вижу!

— И давно вы занимаетесь киднеппингом? — вежливо осведомился Попович.

— Чем-чем? — переспросил колдун, подавшись вперед и вытянув длинную, как у гуся, шею. — Это что, новое извращение?

— Это воровство! — хором сказали богатыри. — Ты украл Ивана-царевича и удрал от нас на летучем корабле!

— Вот твоя визитка! — Муромец бросил на стол клочок бумаги.

— Хорош придуриваться! — сказал Яромир.

— Сударь, ваша карта бита! — добавил Попович. — Верните царевича, иначе мы вас в котле сварим. Со специями!

До колдуна, кажется, дошло.

— Так вот оно что! — разозлился он. — Вы и есть те типы, которые вечно мутят воду? Теперь мне решили палки в колеса вставлять? Мне! Великому и могучему! Что ж... хорошо, что вы сами пришли. Меньше возни будет. Приготовьтесь к весьма неприятным ощущениям!

На лице Охмурид-заде появилась садистская ухмылочка.

— Сейчас я превращу вас... Во что бы вас превратить? — Он ненадолго задумался.

— А без колдовства силенок маловато? — ухмыльнулся Илья Муромец. — Может, поборемся на руках, или слабо?

— Что? Мне? Слабо?.. — Колдун вдруг стал увеличиваться в размерах, раздуваясь, как резиновая кукла. Через несколько секунд монашеский балахон лопнул по швам и перед богатырями предстал огромный человечище, раза в полтора больше Муромца, правда уже совершенно голый. Он взмахнул накачанными руками и пошевелил сильно выпирающей челюстью. Из-под мясистой нижней губы выглядывали два острых кривых клыка.

— Ну что, — пробасил колдун, — теперь померяемся силой, а? Кто первый? — и он шагнул к богатырям, выставляя вперед руки.

— Испугал козла капустой! — презрительно фыркнул Илья, делая шаг навстречу. — Сейчас я тебе клычки-то повыбиваю, колдовское твое мурло!

Но не успел он и глазом моргнуть, как колдун прыгнул на него и влепил такую затрещину, что Муромец, как сбитая кегля, отлетел к стене, со всего маху вписавшись в книжный стеллаж. Старинные книги и скрученные в трубку древние рукописи посыпались на пол, как из рога изобилия. Друзья испуганно посмотрели в его сторону. Однако Муромец быстро вскочил на ноги.

— Ну все, колдун, держись! — Илья подскочил к Охмуриду и нанес несколько страшных ударов по выпирающей челюсти. Колдун замер на месте, потрогал челюсть и осторожно выплюнул выбитые клыки. Затем гадко ухмыльнулся и ударил богатыря обоими кулаками в грудь. Илья снова отлетел к стене и качественно впечатался в нее спиной.

— Вот так! — удовлетворенно произнес колдун. — А теперь ваша очередь, недоноски!

— Братцы, навались! — крикнул Яромир и первым бросился на колдуна. Попович и Добрыня ринулись следом. Даже Конан, поколебавшись секунду, присоединился к друзьям. Град ударов обрушился со всех сторон на Охмурида, как из рога изобилия. Взревев с досады, колдун принялся молотить наугад во все стороны с нечеловеческой силой. Друзья мгновенно разлетелись по углам. После того как Муромец набил на голове очередную шишку, всем стало ясно, что грубым навалом с Охмуридом не совладать.

Между тем колдун, победоносно расправив плечи, уставился на них сверху вниз.

— Ну что, кто сильнее, а? Поторопитесь с ответом, о ничтожные из ничтожных, потому что сейчас я буду вас убивать! Медленно и больно!

— Врешь, не возьмешь! — процедил сквозь зубы Яромир и, вскочив на ноги, показал ему язык. — Догони сначала, гад ползучий! — с этими словами он бросился к лестнице, ведущей вниз.

— Сначала я разорву тебя на куски, а потом сварю в котле и сожру! — пообещал Охмурид и бросился за ним следом, едва не застряв в дверном проеме. Небольшое замедление позволило Яромиру оторваться от колдуна. Вылетев пулей из черной башни, он торопливо осмотрелся. Прятаться тут было негде, но бегать можно было долго. Через секунду за его спиной раздалось утробное пыхтение Охмурида.

— Ну что, попался, гадкий и мерзкий человечишка?! — Растопырив руки, колдун стал медленно наступать. А Яромир принялся пятиться в сторону дворца султана Али ибн Бубенбея. Когда до дворца оставалось совсем немного, в светлеющем небе показалась черная точка. И эта точка стремительно приближалась к земле, оставляя за собой белый след, как от метеорита.

Этот неопознанный летающий объект Яромир заметил, когда отступать было уже некуда. Он прислонился спиной к прохладной стене дворца.

— Тебе конец! — радостно заявил Охмурид-заде, блаженно облизываясь и роняя на землю капли слюны.

— Нет, это тебе — конец! — сказал Яромир.

— Ух ты, какие мы смелые! — развязно произнес колдун. — С какой стати мне конец? Приготовься к смерти, букашка! Настал твой последний...

Договорить он не успел, поскольку в этот самый момент неопознанный летающий объект со всей силы хрястнул его по макушке. Удар получился что надо. На загляденье! Земля дрогнула. Яромира откинуло в сторону, забросав комьями земли. Он скосил глаза: возле самых ног дымилась небольшая яма. В яме неподвижно лежал сверзившийся с неба ифрит, а под ифритом слабо копошился колдун. Выскочивший из башни Муромец глядел на происходящее широко открытыми глазами, не зная, что и думать. Подоспевшие друзья бросились обнимать Яромира и хлопать его по спине.

— Ну давай, рассказывай, как колдуна ухомякал! Здорово ты его! До сих пор прочухаться не может.

— Да это не я, братцы! — смущенно ответил он.

— А кто же? — удивились они.

— Да вон, ифрит, видимо, с луны вернулся. Он прямо на голову Охмуриду шваркнулся!

— Ну и ну! — Попович посмотрел на распростертое тело колдуна, потом на ифрита и, в довершение всего, на небо. — Да... ежели на полной скорости приземлиться, да аккурат на голову, это круто получится! Никакая колдовская сила не поможет!

— Вот и не помогла, — хмыкнул Добрыня.

В эту секунду колдун открыл глаза.

— Где я? — пробормотал он, еле шевеля языком. — Что со мной? Какой сегодня день недели?

— Понедельник, — ответил Яромир.

Колдун протяжно вздохнул.

— Понедельник день тяжелый! — повернув голову, он уставился на друзей. — Ах, это вы?..

— Мы! — хором ответили богатыри, скромно потупив взгляды.

— А я ведь хотел вас убить! — сказал Охмурид, снова вздохнул и потрогал здоровенную, с кокосовый орех, шишку на голове. — А почему на мне ифрит? Он что, извращенец?

И тут в предрассветном магрибском небе появился еще один неопознанный летающий объект. Рассекая прохладный воздух, он несся к земле с еще большей скоростью, оставляя за собой огненный след. Сию же секунду богатыри бросились врассыпную.

— Куда вы? — простонал Охмурид, и в этот момент второй ифрит с ужасающим грохотом обрушился на колдуна. Взрыв получился могучий. Взрывной волной друзей отбросило в сторону дальних кустов, а когда они, пошатываясь, встали и отряхнули от земли доспехи, все было кончено.

Илья Муромец задумчиво посмотрел на края небольшого кратера, из которого курился сизый дымок. Ифриты лежали вповалку, друг на друге, и громко, с прискуливанием, храпели. Колдуна из-под них совсем не было видно. Наружу торчала лишь бледная стариковская рука, пальцы на ней шевелились, словно старались сложиться в кукиш. Однако даже это им не удалось. Илья плюнул с досады и отвернулся.

— Это... Пошли пленника искать! Он его, зверь, наверняка где-нибудь в подвале держит или под самой крышей заточил, чтобы мозги от жары сварились вкрутую.

Не сговариваясь, друзья снова вернулись в башню и принялись обследовать все помещения по порядку. Выдрав одну из дверей, Муромец обнаружил сокровищницу и подтолкнул вперед Конана.

— Давай, дружище, не стесняйся! И... Дай-ка я посмотрю, что там такое? — Он ненадолго вошел вместе с Конаном в сокровищницу, но вскоре вышел, смущенно поправляя изрядно пополневший живот.

— Ну вот и порядок! Пошли дальше...

И они снова загрохотали по каменным ступенькам на самый верх, туда, где был кабинет и личные апартаменты чародея.

— Смотри, никак спальня! — удивился Яромир, глядя на здоровенную, словно аэродром, кровать. — Он что, бегает по ней, что ли? А это?! — Яромир перевел взгляд на стены и невольно отвернулся. — Срамота, да и только!

Богатыри смущенно крякнули, только образованный Попович, слегка зарумянившись, пояснил:

— Сие есть мифологический сюжет из жизни языческих богов. Просто один языческий бог с некоей наядой совершают... Кхе-кхе!

— Да тут они все совершают это «кхе-кхе»! — возмутился Муромец. — Тут их человек двадцать, ну в точности, как у Нюськи в борделе!

Действительно, настенная живопись была что надо! Сцены любви были выписаны с большой страстью и натурализмом, причем особо подчеркивались такие анатомические подробности, которые, как военная тайна, разглашению не подлежат!

— Есть здесь кто? — на всякий случай позвал Яромир, но спальня была пуста.

— Вот чем на досуге развлекался старичок, — вздохнул Илья. — Кромешным развратом! Все они, мудрецы и звездочеты, одним миром мазаны. Глаз да глаз за ними нужен! Чуть недоглядел, а он уже похабные картинки на стене малюет или слова позорные чертит...

Обойдя все комнаты, они снова вернулись в полуразгромленный кабинет.

— Давай-ка пошустрим здесь! — сказал Муромец. — Может, малец прячется где? — Он пошел по кругу, на ходу обдирая шторы, гобелены, выворачивая ящики комодов.

— Ну уж в ящичке-то он никак не поместится, — не выдержал Добрыня, глядя, как Муромец внимательно осматривает содержимое письменного стола.

В ответ Илья лишь хмыкнул:

— А вдруг он царевича в мальчика-с-пальчика превратил? В тряпицу закатал и в щель засунул? Ась?..

— Ну уж тогда не знаю, — развел руками Добрыня.

Яромир от нечего делать тоже принялся бродить по кабинету. И тут его внимание привлекло нечто странное: висящая рядом шелковая портьера слегка шевелилась, словно от слабого порыва ветра или сквозняка. Он подошел к стене поближе и почти тут же увидел тонкую щель в проеме между двумя книжными шкафами.

— Чего ты там такое узрел? — сразу же заинтересовался Илья, бросая потрошить бесконечные ящики стола. — Ну-ка, ну-ка!

Он подошел ближе, принюхался, затем легонько надавил на стену, и потайная дверца, жалобно крякнув, ввалилась внутрь. Богатыри столпились у входа в небольшую комнату, чистую и скромно обставленную, с одним зарешеченным окном. Возле окна, прижавшись к прутьям, стояла маленькая фигурка и беззвучно всхлипывала.

— Царевич! — растроганно произнес Муромец и шагнул вперед. — Вот мы и пришли! Да успокойся ты, все в порядке! Нету больше колдуна! Лопнул, гад! Ну а мы тебя, значит, освобождаем!

И в этот момент фигурка повернула к богатырям заплаканное лицо. У богатырей дружно вырвался вздох изумления. Вместо царевича, вместо его веснушчатой и проказливой физиономии на друзей смотрело миловидное девичье лицо.

— Дядя Илья! — воскликнула девчонка и бросилась Муромцу на шею.

— Ты ли это, Варвара свет Кощеевна? — смущенно приобнимая девицу, пробормотал богатырь. — А где же царевич?

— Нету здесь больше никого! — снова залилась слезами Варвара. — Я — одна-одинешенька! Проклятый колдун как меня похитил, так и не выпускал! Колдунью хотел из меня сделать, а после жениться, старый пень!

— На нем самом уже поженились, — пробормотал Илья. — Ну, полно, полно! Хорошо, хоть тебя нашли! А где же царевич? Может, колдун что-нибудь говорил о нем или хвалился?

— А как же! — дрожащими губами произнесла Варвара. — Он говорил, что при помощи колдовства царевича закинуло на остров Лямурию. А это в южных морях, и что будет он там жить до скончания веков в скотском образе! А может быть, его женят на себе местные, которые сами наполовину обезьяны! Остров колдовской, царевича там, мол, ни за что не найдут!

— Вот сволочь! — с чувством произнес Яромир. — И на что ему это надо?

— Как на что? — удивилась девица. — Не могут злые вороги на Святую Русь спокойно смотреть. Им хочется, чтобы царство Лодимерское по кусочкам разнесли! И чтобы жили у нас на земле только волки и медведи!

Все время, пока Варвара говорила, Илья с улыбкой слушал и покачивал головой, а когда она замолчала, он погладил ее по плечу и улыбнулся.

— Ну это ты, конечно, через край хватила. Чтобы одни медведи... А вот то, что у государя это единственный наследник — это ясно как день! И кто после нашего батюшки-царя трон наследует, если не Иван? То-то между боярами начнется драка! А там, глядишь, и кумарцы подгребут... — Тут он невольно замолчал, понимая, что сболтнул лишнего, и заторопился.

— Однако уходить отсюда пора! Ну как проклятый колдун прочухается? Эх, кабы твоему батюшке сообщить, что мы тебя нашли, что половину дела сделали!

Глаза у Варвары немедленно загорелись.

— А я и в самом деле могу ему сообщить, — сказала она. — У колдуна есть волшебное зеркало! Он его называл магический интернет! Так вот, по этому интернету я могу батюшке все поведать!

— Не врешь? — изумился Илья. — Так что же ты, девонька, молчала? А ну давай, действуй!

Варвара подбежала к столу, открыла ящичек, другой, потом третий...

— Вот досада! — пробормотала она. — Где-то здесь старик хранил зеркало, неужели перепрятал?

— Здесь? — забеспокоился Илья. — А как оно выглядело?

— Магическое, серебряное, на подставке! — с досадой сказала Варвара. — Я сама видела, как он его отсюда доставал!

Илья Муромец покраснел как рак, тяжело засопел и полез за пазуху.

— Посмотри-ка, не это ли?

— Ой! Оно! — обрадовалась девчонка. — Дядя Илья, а как оно к вам попало?

— Не помню, — пожал плечами Муромец. — По рассеянности, должно быть!

— Илья своего не упустит! — хохотнул Добрыня. — Уж он этот стол выпотрошил до основания!

— Ну и правильно! — Варвара тряхнула кудрями и, поставив зеркало на подоконник, коснулась пальцами серебряного ободка. По зеркалу тотчас пошла рябь, как по водной глади, потом оно вспыхнуло молочно-белым светом, и чей-то неживой голос грубо произнес:

— Центральная диспетчерская слушает!

— Соедините с канцлером Кощеем, Лодимерское княжество, царевы палаты!

— Одну минуту! — ответил голос, и через минуту в зеркале нарисовалась недовольная физиономия Кощея. Секунды две канцлер разглядывал свою дочь, и выражение на его лице менялось от удивления к недовольству, от недовольства к новому удивлению, только радостному, и, как окончательный аккорд, изобразило все признаки отцовского гнева.

— Выпорю! — одними губами пообещал он. — Ты где, несносная девчонка? Сзади тебя я вижу богатырей! Подумать только! Я заставил славных витязей рисковать жизнью из-за твоего легкомыслия!

— Папочка, я больше не буду! — заревела Варвара.

Кощей тут же смягчился.

— А ну, марш домой! Тьфу! Богатырь Муромец!

— Я! — гаркнул Муромец, выступая вперед и выкатывая грудь колесом.

— Организовать немедленную доставку Варвары во дворец!

— Слушаюсь, ваше высокопревосходительство!

— Действуйте! И запомните: главное — найти царевича! Иначе у нас тут черт-те что начнется!

Приказ Кощея был прост и прямолинеен: доставить Варвару домой в ближайшее время любым удобным способом. Хоть дипломатической почтой!

— Это как же? — заинтересовался Илья. — В конверт ее, что ли, запечатать, как письмо? — Он поглядел на Варвару и с сомнением покачал головой. — Ничего не получится. Она же не влезет!

— Эх ты, темнота! — снисходительно усмехнулся Попович. — Зачем в конверт? Запакуют ее в деревянный ящик и — адью! Только дырочки провернут, чтобы проходил воздух. Правда, для этого нужно, чтобы в Магрибе имелся наш полномочный посол или представительство... У нас в Магрибе есть посол?

Варвара с ужасом посмотрела на Поповича и взвыла дурным голосом:

— Не хочу в ящи-ик! Не хочу почто-ой!

Положение постарался исправить Муромец.

— Девонька! Так ведь сам батюшка тебе приказал! Как мы его ослушаемся?

— А сколько эта почта будет идти? — подал голос Яромир, которому стало искренне жаль девку. В самом деле, хорошо ли живого человека, словно какую вещь, в ящик заколачивать? Ей ведь не только дышать надо...

— Сколько идет почта? — призадумался Попович и стал загибать пальцы. — Во-первых, с караваном по пустыне — месяц, а то и полтора. Потом на ослах через горы, а там уж рукой подать, на корабле по Хвалынскому морю и вверх по великой реке Итиль. Короче, за все про все — месяца три.

— Так она ж помрет за это время, — сказал Яромир. — Наверное, канцлер пошутил. Но доставить ее можно быстро.

— Как? — живо спросил Муромец.

— У нас в гостинице есть ковер-вседорожник! На ковре-то она за день долетит!

— Во голова! — восхитился Муромец. — Ну точно, Яромирка, учиться тебе надо, а не с нами шастать! Прямо в точку попал! На ковре-самолете! Да только одну ее не отпустишь. Склюют. Значит, надо сопровождать. Вот Добрыня с Поповичем и сопроводят! — Увидев, что друзья собираются протестовать, Илья Муромец нахмурился и гаркнул:

— Это приказ! А царевича мы и с Яромиркой добудем, теперя уже легче... Эй, конный Варвар!

Конан Варвар, набравший уже мешок золота и довольный донельзя, опустил сокровища на землю и оглянулся.

— Где тут у вас поблизости море? Чтобы корабль можно было нанять?

— В Басре, — ответил Конан и неопределенно махнул рукой. — Это недалеко отсюда, если двигаться на север.

— Ну что ж, хлопчик, спасибо! Кажется, тут наши пути расходятся, — сказал Илья. — Авось, свидимся когда.

— Я в этом уверен, — широко улыбнулся Конан и, взвалив на спину тяжелый мешок, зашагал прочь.

— Значит, Басра! — с выражением произнес Муромец и усмехнулся. — Ну и имечко! Похабство какое-то!

— Никакого похабства, — как всегда, возразил Попович. — Это просто язык такой.

— То-то и оно, что язык! — Муромец двусмысленно улыбнулся. — Ну что, братия, пошли в гостиницу? А уж тебя, голубушка, позволь взять за руку. А то мне твой батюшка жару задаст!

Не обращая внимания на хныкающую Варвару, он сграбастал ее ручку, и друзья отправились прочь.

До постоялого двора они дошли без приключений, если не считать нападения пустынных вампиров и толпы оголодавших людоедов-оборотней.

Вампиров богатыри отогнали быстро. Смышленые упыри мгновенно сообразили, что не на тех напали, и после пары-другой зуботычин разбежались по углам и принялись злобно плеваться и швырять в друзей мелкими камушками. А вот людоедов пришлось крошить качественно. Эту работу взял на себя Яромир.

Еще издалека заслышав тихий скулеж и жалобы, он вышел вперед и, когда дорогу друзьям загородила жалкая, оборванная толпа, попытался вразумить ее словами. Его речи привели толпу демонов в восторг, но этот восторг носил ярко выраженный гастрономический характер.

— Какой молоденький! — сладко прошептала одна людоедка и толкнула свою товарку. — Сладенький такой!

— Чур, мне грудку! — быстро сказала подруга людоедки и пошла на Яромира вихляющей походкой.

— Нет, мне! — взревела первая и схватила подругу за волосы.

— Цыц, шалавы! — донесся из толпы повелительный голос, и вперед выступил скелетообразный старик с огромными, выступающими вперед зубами. Вокруг сразу стало тихо.

— Тут на всех хватит! И неча бузить! Или забыли закон: самые сладкие кусочки мне! Сейчас отъем то, что хочется, а там уж валяйте, делите!

— Старый извращенец! — раздалось из толпы людоедов.

— Что-о?! — взвился старик. — Кто сказал? Кто посмел? А ну, повтори!

Повторять не стали, но клеймо повисло как незримая печать.

— То-то же! — бросил старик и, сладко уркая, направился к Яромиру.

— Шел бы ты, дед, своей дорогой! — миролюбиво сказал Яромир, оглядываясь на друзей. Те с добродушным любопытством смотрели, что будет дальше.

— Шел бы ты, дед! — повторил Яромир, с тоской глядя на неумолимо приближающегося людоеда.

— А я и иду! — проворковал старик, растягивая в длинной улыбке тонкие красные губы. — К тебе иду, соколик!

— Ты хорошо все взвесил, дедушка? — Яромир все еще старался оттянуть неизбежное.

— Ошибиться невозможно! — сказал старик, закатывая глаза и готовясь к прыжку.

— Неверный ответ! — вздохнул Яромир и что есть силы врезал по плоской, блудливой харе. Старик улетел в полном молчании, сохраняя горделивое достоинство, словно ему мгновенно, как удар молнии, открылась великая истина.

— Урки! Нашего пахана замочили! — завопил кто-то в толпе.

— На куски порвем! Туши их, братцы! — В следующее мгновение вся толпа скопом ринулась на богатырей. Правда, улица оказалась довольно узка, и чудища частично подавили друг друга, но им было все равно, лишь бы добраться до этих наглых, этих аппетитных простофиль!

— Люблю, когда сопротивляется пища! — крикнул кто-то и тут же лишился головы, потому что Яромир выхватил меч и отсек ее; потом бросился в самую гущу людоедов и принялся шинковать оборванцев, словно это была обычная капуста.

Людоеды лопались, с тихим чмоком из них вырывался затхлый воздух и белесый, сыроватый пар. Упавшие на землю ошметки сгорали бездымно и быстро.

Вскоре дорога была свободна, и друзья, задержавшись, самое большее, минут на пять, наконец добрались до гостиного двора.

— Времени терять не будем! — сурово, шмыгнув носом, заявил Муромец. — Абы попить-пожрать — не время! — Подхватив стоящий в углу ковер-вседорожник, он вышел во двор и расстелил его на земле.

— До этой, как там ее, прости господи?

— Басры! — подсказал Попович.

— Вот именно. До нее. Летим вместе. Дальше добираетесь одни. Давай, Яромирка, командуй!

Через пять минут ковер-самолет взмыл над негостеприимными стенами Магриба и взял путь на Басру. Умная машина, очевидно, хорошо знала географию и выбирала самый кратчайший путь, обходя воздушные течения и ямы. Только один раз друзей хорошенько тряхнуло, и они едва не загремели со страшной высоты на землю. Варвара взвизгнула, но тут же замолчала, покрепче схватившись за Муромца. Илья по-отечески придерживал ее за талию.

— Эх, дите несмышленое! — вздохнул он. — Ишь, куда занесло! Вот как гулянки-то заканчиваются!

— Я смышленая, смышленая! — запротестовала Варвара. — Вот вырасту и стану волшебницей!

— Конечно, станешь, — легко согласился Илья. — Если по дороге не сожрет кто...

— А может? — испугалась Варвара, округляя глаза.

— Это у нас запросто, — ласково согласился Илья Муромец. — Ну да ты не бойся! С тобой славные богатыри! Они тебя в обиду не дадут!

Добрыня тут же выпятил грудь.

— В целости доставим, матушка, не извольте сомневаться!

Едва первые лучи солнца коснулись аравийских песков, превращая их в сияющее золото, на горизонте показались стены незнакомого города и сверкнула чистая морская гладь. С высоты были хорошо видны корабли с белыми парусами, стоящие у пристани.

— Вот и добрались! — обрадовался Илья Муромец, оглядывая из-под руки город, возникший, словно видение из сказки. — Давай, Яромирка, спустись где-нибудь поближе, там уж мы пешочком доберемся...

Ковер-вседорожник опустился за высоким барханом и замер, трепеща в ожидании дальнейшего полета. Муромец с Яромиром сошли на землю и махнули друзьям рукой.

— Вы там поосторожнее среди облаков! — напутствовал Илья. — Больно высоко-то не забирайтесь! А то облака-то, говорят, твердые, не дай бог, стукнитесь — мокрое место останется!

— Облака — пар! — важно поправил его Попович. — Даже дети знают. Все будет в порядке!

— Ручаюсь! — сказал Добрыня, беря девчонку за руку. В ту же минуту ковер-самолет взмыл в воздух, унося на себе Добрыню, Алешу Поповича и Варвару.

— Не задерживайтесь! — донеслось до Яромира с раскаленной небесной синевы.

— Ну и мы пошли! — заявил Муромец и быстро зашагал к белеющему впереди городу. Яромир поспешил за ним.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава