home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

С трапезой друзья покончили до обидного быстро. Убедившись, что все съедено, они снова развалились на сене и стали строить планы освобождения из темницы. Точнее, строил планы один Илья Муромец, остальные молча внимали. Мысль у Ильи была проста, как железный гвоздь. Храпеть до тех пор, пока султану не надоест и он не вышвырнет друзей вон.

— Но мы же обещали не храпеть, — мягко возразил Попович. — Султан нам за это отвалил солидный куш...

— Этот в бубен, понимаешь ли, бей порядочная сволочь! — сказал на это Добрыня. — Отправил нас сюда, ничего не сказав. Мы ему ответим тем же козырем! Как говорится, долг платежом красен! Не мы объявляли ему войну!

— Становиться на одну линию с этим магрибским прохвостом? — поморщился Яромир.

— Тогда давайте придумаем что-нибудь другое, — сказал Илья. — Не век же тут загорать!

Наконец решив, что утро вечера мудренее, друзья заснули.

Однако не успели они толком закрыть глаза, как сверху снова послышался подозрительный шорох. Через минуту окно раскрылось, и в нем показалась чья-то лохматая голова. Голова довольно громко чертыхнулась, и в тот же миг Яромир схватил Илью за рукав.

— Братцы! Это тот самый парень, который ифритов дразнил!

— В казацких шароварах! — вспомнил Илья и тут же вскочил на ноги. — Эй, друг!

Парень замер и какое-то время пристально вглядывался вниз. Очевидно, увиденное его не испугало, потому что он довольно развязно ответил:

— Откуда ты взял, что я тебе друг? А может, наоборот?

— По глазам вижу, что друг! — сказал Илья Муромец. Это была довольно грубая лесть, но светловолосый на нее, кажется, попался. — Ну, если друг, — сказал он неуверенно, — тогда объясни, куда я попал? Это султанская сокровищница, или я опять ошибся?

— Это подвал для заключенных! — крикнул Яромир.

— Вот как? Значит, все-таки ошибся... Странно, мне казалось, что сокровищница где-то рядом! — Светловолосый скрылся в проеме, но Добрыня его вовремя окликнул:

— Слушай, как тебя зовут?

— Конан я из Киммерии! — представился парень. — А вы кто?

мы великорусские богатыри! Я — Добрыня, это — Муромец, рядом Алеша Попович и Яромир!

— Постойте, так это вы, что ли, ифритов ухайдокали?

— Мы, — ответил Яромир, задирая голову. — А кто же еще!

— Здорово! — восхитился незнакомец. — Ну а здесь вы чего делаете?

— Чего делаем? — возмутился Муромец. — Ничего не делаем! Али сам не видишь? Султан ваш, в бубен ему, понимаешь, бей, скинул нас сюда! По-предательски, скотина!

После слов «скотина» над ними что-то загремело, шмякнулось и затихло. Шпион, приставленный подслушивать разговоры, не выдержал такой дерзости и лишился чувств. Муромец подозрительно покосился на потолок.

— Крысы у них тут, что ли, бегают?

— Эй, приятель! — обратился он к фигуре, все еще маячившей за окном. — Ты тут?

— Да тут, тут! — тоскливо произнес незнакомец. — Двигать отсюда надо, а я вот с вами треплюсь!

— А ты не трепись, ты скинь нам веревку, чтобы мы отсюда выбрались! — подсказал ему Яромир. — Что скажешь?

Голова в окне на мгновение исчезла, затем появилась вновь.

— А что мне с этого будет? — осведомился Конан.

— Заплачу, едрена корень, не обижу! — рявкнул Муромец.

— Скинемся по кругу, — поддержал его Добрыня. — Внакладе не останешься!

— Ну-у... — Парень презрительно усмехнулся. — Разве ж это деньги? А что, если так: я вас отсюда вытаскиваю, а вы мне помогаете вскрыть сокровищницу? Годится?

Теперь уже задумались богатыри.

— На криминал толкает, — нахмурился Илья. — Негоже это!

— А по-моему, нужно дать согласие, — прошептал Добрыня. — Когда вылезем, пристукнем его и сбросим сюда!

— Еще чего! — воскликнул Попович. — Это не по чести!

— Зато по совести! — проворчал Добрыня.

— Погодите, братцы! — зашептал Яромир. — Мы ведь идем в башню колдуна! А чтобы у колдуна сокровищ не было? Да у него наверняка все подвалы золотом забиты! Пусть берет, что хочет!

— Верно, — легко согласился Муромец. — Колдун, он вне закона!

— Это почему? — нахмурился Попович.

— А потому! — рассердился Добрыня. — Он царевича украл! Он теперь это, персона...

— Нон грата! — замирая от восторга, прошептал Яромир.

— Точно! — рявкнул Муромец и, задрав голову, крикнул: — Эй, хлопец!

— Ась? — Киммериец снова склонился над проемом.

— Мы согласны! — сказал Илья.

— Честное слово?

— Зуб даю! — усмехаясь, подтвердил Добрыня и тут же тихонько добавил: — Все равно их нетути...

Через минуту на сеновал упал конец веревки. Илья дернул за него и, убедившись, что второй конец привязан крепко, полез, кряхтя и поругиваясь, вверх. В окне он едва не застрял, и киммериец потратил немало усилий, чтобы вытащить его, осыпанного штукатуркой и кирпичной крошкой. Следом за ним поднялись Добрыня и Попович. Последним выбрался Яромир. Оказавшись на траве, он с удовольствием распрямился, потянулся и вдохнул чистый, прохладный воздух.

Незнакомец подошел к ним ближе и осторожно пожал руки всем четверым.

— С вызволением!

— Спасибо, хлопец, — прищурился Илья. — Только повтори, как звать-то тебя? Ты что-то вроде бубнил, да я запамятовал!

— Конан из Киммерии, — осклабился парень. — По кличке Варвар! — В ночном полумраке его светлое лицо казалось бледным и напуганным.

— Во как! — обрадовался Муромец. — У нас таких мужских имен нету.

— Среди дамского полу Варвары встречаются, — заметил Попович. — Есть даже Варвара Кощеевна...

— А ты, значит, Варвар? Да еще конный! Ну, а я — просто Муромец!

— Как там насчет обещания? — напомнил Конан, когда они незаметной тропинкой направились прочь от султанского сада.

— А тебе что, вот обязательно султанскую казну вынь да положь? — усмехнулся Илья. — Другой, стало быть, побрезгаешь?

— А что, где-то еще есть сокровищница? — мгновенно загорелся Конан. — Тогда я согласен. Мне все равно! Больше мешка ведь не унесешь!

— Есть, — сказал Яромир. — В башне у колдуна. Ты ведь недаром там крутился?..

— У колдуна? — с чувством ужаса и восхищения воскликнул Конан. — Но ведь он же и колдануть может!

— А мы ему по зубам! — мстительно прошамкал Добрыня.

— За ноги и об пол! — добавил Яромир.

— Ты не сомневайся, — по-отечески улыбнулся Илья. — Сам подумай, куды ему, куренку, противу богатырей, хошь он и колдун?

— А золота у него в подвалах немерено! — голосом провокатора добавил Попович.

— Согласен! — не раздумывая, кивнул Конан. — Тогда прямо и пойдем к нему!

— А чего ждать-то? — Илья посмотрел на небо. — До рассвета еще далеко, как раз управимся!

Благополучно миновав дремлющую стражу, друзья выбрались на знакомый уже пустырь. Теперь башня еще больше напоминала головешку. Это сходство усиливалось тем, что высоко над головой, под самым куполом, красноватым светом горело единственное окно.

— Глянько! — ухмыльнулся Илья. — Колдун-то не спит! Сидит, свечу палит, книжки читает!

— А может, он царевича душит? — шепотом предположил Яромир.

— Типун тебе на язык! — испугался Илья. — У нас ведь с собой живой воды нету, чтобы царевича оживить! Пусть уж лучше книжки читает!

Возле входа было непривычно пусто. Даже каменные статуи куда-то подевались, только пьедесталы белели пустыми пыльными квадратами. Яромир первый обратил на это внимание. Однако Муромец только отмахнулся.

— В башню, небось, занесли, чтобы ночью никто не спер.

— В таком случае их не занесли в башню, они сами ушли, — тихо произнес Попович и присел, разглядывая глубоко вдавленный в землю след.

— Н-да! — Добрыня нагнулся, посмотрел и крякнул: — Однако!

— А разве статуи могут сами ходить? — подал голос Конан Варвар.

— Еще как могут! — со знанием дела произнес Муромец. — Ежели в ентом деле колдовство замешано!

— Дубину бы! — вздохнул Добрыня, оглядываясь. — Не хотел бы я столкнуться тут с этими каменными истуканами.

— Ребята, а может, я пока за ломиком сбегаю, а? — предложил Конан. — Тут недалеко...

Яромир только рот открыл, как вдруг земля под ними вздрогнула один раз, потом второй, третий.

— Кажется, уже поздно за ломиком бежать, — задумчиво пробормотал Илья.

И тут из темноты на поляну вышла здоровенная статуя с каменным мечом в руках.

— Гдум! — это Конан шумно сглотнул слюну.

Воцарилась мертвая тишина. А когда каменный истукан медленно и зловеще повернул к ним неровно обтесанную башку с белыми мраморными глазами, друзья невольно шагнули назад.

— А... — раскрыл рот Попович. — Вы тут прогуливаетесь, да? — спросил он подхалимским, ласковым голосом, не сводя с истукана округлившихся от удивления глаз.

Статуя с неприятным звуком повернула голову, и на землю посыпалась каменная крошка. Однако опускать меч она не торопилась.

— Нет, — медленно, с трудом разжав каменные челюсти, ответил истукан, буравя их мертвым каменным взглядом. — Я не прогуливаюсь, я сторожу!

— Величайшего и могущественнейшего Охмурида-заде? — уточнил Добрыня.

— Его, — после непродолжительной паузы ответила статуя, и тут земля опять задрожала от чьих-то шагов. На поляну из темноты вынырнул еще один каменный истукан. И этот второй был куда больше первого, его массивные ручищи свисали чуть ли не до земли.

— А вот и напарничек пожаловал, — прошептал Муромец. — Братцы, что делать-то будем?

— А что тут сделаешь? — дрожащим голосом откликнулся Попович. — Тикать надо!

— Тикать русскому богатырю несподручно! — отозвался Добрыня.

— А с каменными монстрами тягаться сподручно? — сглатывая подступивший к горлу ком, спросил Яромир.

В следующую минуту на поляну друг за дружкой, чеканя шаг, вышли еще две исполинских статуи. У одной в руках была каменная дубина, у другой — боевой топор с длинной ручкой. Не сговариваясь, каменные исполины окружили друзей и принялись рассматривать их, видимо раздумывая, что с ними делать? Наконец одна из статуй, у которой был огромный, жуткого вида топор, громоподобным голосом осведомилась:

— Кто. Такие?

— Мы-то? Э... — невольно замялся Попович. — Сами-то мы неместные...

И тут Яромира словно что-то толкнуло вперед.

— Мы ваши избавители! — громогласно заявил он. — Мы пришли, чтобы вас расколдовать! Вам ведь, наверное, уже надоело каменными-то ходить?!

— Яромирка! — прошептал Муромец, округляя глаза от удивления. — Ты чего несешь? Какие, к черту, избавители? Лично я — пас!

— Цыц! — шикнул на него Яромир. — Неужели непонятно, что я им зубы заговариваю?

На минуту-другую каменные истуканы что называется растерялись. Они даже отступили назад, собрались в кружок и принялись между собой шушукаться. Наконец статуи вернулись. Вперед вышла та, у которой в каменных ручищах был топор.

— Не надо. Нас. Избавлять! Нам. И так. Хорошо!

— Ну раз хорошо, тогда идите и гуляйте, — посоветовал им Илья. — А у нас тут небольшое дело к вашему хозяину.

— Ну вот! — всплеснул руками Яромир. — Ты все испортил! Спрашивается, на фига ты им доложил, что мы к колдуну идем?

— А родители меня в детстве учили всегда правду говорить, — невольно потупился Муромец.

Когда смысл сказанного дошел до статуй, они грозно зашевелили своими грузными, неподъемными телами и стали медленно надвигаться на друзей.

— Вы. Врете. Вы. Хотите. Убить. Хозяина! — высказал наконец общую мысль главный, тот, у которого в руках был топор. — Мы. Должны. Вас. Убить!

— А может, я все-таки за ломом сбегаю, а? — предложил Конан.

— Отстань ты со своим ломом, — отмахнулся Добрыня. — Этих ломом не проймешь. Тут пушка нужна!

— Эй, ребята! — Яромир выпрыгнул навстречу медленно надвигающимся статуям. — Вы хотите нас убить?

— Хотим! — хором ответили статуи, на секунду останавливаясь.

— Тогда начинайте с меня! Но с одним условием, договорились?

— С условием? Что. За. Условие? — поинтересовался старший и с хрустом повернул каменную голову, уставив мертвый взгляд мраморных глаз на Яромира.

— Яромир, ты что, умом тронулся?! — Муромец попытался было оттащить Яромира в сторону, но тот вырвался, прошипев:

— Я знаю, что делаю! Не мешай!

— Ты. Хочешь. Умереть? — прогремел каменный истукан.

— Но с одним условием! — повторил Яромир, подходя ближе. — Я встану у самой башни, а кто-нибудь из вас пусть с разбегу попытается меня расплющить. Если у вас это выйдет, то вы победили, а если нет, тогда я вашего колдуна лично порешу. Так сможете, или поджилки слабы? Ну, каменные чуваки, смелей! — подбодрил он их, отскакивая к стене башни.

— Ты. Нас. Обидел! — сравнительно быстро отреагировал старший. — Мы. Будем. Тебя. Расплющить!

— Вот и хорошо, вот и отлично. Давайте только побыстрей! Не тормозите, ребята! — Яромир посмотрел на каменные статуи. — Ну и кто из вас будет первый?

На середину поляны вышел единственный из всей компании истукан, у которого при себе не было никакого оружия. Таковое ему и не требовалось при его поистине исполинских размерах.

— Э нет, так не пойдет! — крикнул Яромир. — Если ты хочешь меня действительно расплющить, тогда должен отойти подальше, чтобы разбег был больше. Понял?

Монстр кивнул башкой и отошел назад еще метров на пятьдесят, вопросительно взглянув на Яромира.

— Вот оттуда нормально. Давай! — Яромир сделал ему отмашку и прислонился к стене.

Каменный истукан, как заправский спринтер, наклонился, взяв низкий старт, выдохнул из ноздрей пар и, взметая в стороны комья земли, бросился навстречу. Мимо богатырей статуя пронеслась на поистине сумасшедшей скорости, забросав их комьями земли, которая летела из-под его каменных ступней. До столкновения оставались считаные секунды. И вот тут, когда, казалось, каменный истукан непременно припечатает Яромира всей своей массой к стене башни, тот легко, как бы играючи, скользнул в сторону.

— Упс! — невольно удивилась статуя и в следующее мгновение на полной скорости врезалась в стену, с неимоверным грохотом, похожим на небольшой взрыв, разлетевшись на тысячи мелких каменных осколков. От такого удара башня заходила ходуном и загремела, как пустая бочка. Свет в дальнем окне на какое-то время погас, а затем вспыхнул снова.

Богатыри, наблюдавшие за происходящим с замиранием сердца, в то же мгновение громко крикнули:

— Ура!!! Молодец, Яромирка, так держать!

Статуи же, наоборот, выглядели обескураженными. Чего-чего, а такого исхода событий они явно не ожидали.

— Один — ноль! — крикнул им Яромир и победоносно глянул на каменных истуканов. — Ну? Кто следующий?

— Так. Не. Считается. Так. Не. Честно! — заявил старший. — Повторим!

— Повторим так повторим, — кивнул Яромир и снова прижался к стене. — Пошел! — сделал он отмашку, и монстр, взбрыкнув, как бык на корриде, выдувая из ноздрей пар, помчал прямо на него. И на этот раз всем богатырям показалось, что этот каменный громила обязательно расплющит их друга, превратив в лепешку, которую потом придется долго отскребывать от стены. Но тут случилось невероятное! В самый последний момент Яромир вдруг подпрыгнул и, оттолкнувшись ногой от стены башни, сделал в воздухе красивое сальто. Несущаяся статуя недоуменно подняла голову, провожая взглядом неожиданно воспарившую фигуру богатыря, который, пролетев через нее, спокойно приземлился на ноги, но уже позади!

— Бабах! — И каменный истукан врезался в черную башню, разлетевшись вдребезги, будто был не из камня, а из стекла.

— Есть! — победоносно вскинул руки Яромир. — Два — ноль!

— Ура! Ура! Ура! — трижды прокричали богатыри и уж было бросились обнимать его, но Яромир подал им знак и уставился на двух оставшихся, каменных монстров. — Ну что? Кишка тонка, а? Испугались?

В это мгновение высоко наверху с грохотом распахнулось окно, из него наружу свесилась голова в колпаке.

— Если вы немедленно не прекратите это безобразие, я буду вынужден вызвать мили... Тьфу ты! — сплюнул он. — Я превращу вас в лягушек, ясно вам?! — Окно с точно таким же грохотом захлопнулось. И перед башней колдуна на поляне все стихло.

Яромир выдохнул и посмотрел на монстров.

— Ну что, сдаетесь? Я победил, да?

— Я! Тебя! Убить! — пробормотала статуя с топором, делая шаг навстречу.

— А не боишься? — хитро прищурился Яромир. — Ну хорошо, будь по-твоему. Только на этот раз давай уже наверняка! Чтобы сразу без дуракаваляния, договорились?

Каменный истукан довольно долго обдумывал, что сказать на этот раз, и в конце концов просто тряхнул здоровенной башкой, с которой на землю посыпалась мелкая порошкообразная пыль.

— Отлично! Тогда у меня предложение! Я встану вот тут, ровно посередине, а вы оба подойдите поближе! Эй ты, с мечом, как там тебя, тебя это тоже касается!

Статуи недоуменно переглянулись. Смысл сказанного доходил до них с большим трудом. Каменные мозги соображали крайне слабо. Однако старший, с топором, снова коротко кивнул, и обе статуи молча приблизились к Яромиру.

— Отлично! Это как раз то, что нужно. Если можно, подойдите еще ближе. Ты встань с этой стороны, а ты — с этой. Вот так! Ага. Нормально, — сказал Яромир и потер руки. — Вы готовы? Значит, объясняю. Все очень просто! Вы оба поднимаете оружие и бьете им меня по моей команде одновременно. Ну чтобы уж наверняка. Понятно?

Старший истукан медленно поднял боевой топор над головой и подал знак напарнику.

— Понятно. Мы. Тебя. Убить!

— Ага. Вы. Меня... — закивал Яромир, наблюдая за обоими. — Ну что, готовы?

— Готовы!

— Тогда бейте! — гаркнул Яромир и в то же мгновение отскочил в сторону, а статуи с грохотом опустили на головы друг другу свое грозное оружие.

Трах! Тарарах! И две каменные башки почти одновременно упали на землю, запрыгав по ней, как футбольные мячи. Друзья уже готовы были заключить Яромира в объятия, но тут одна из голов, изловчившись и клацнув зубами, ухватила за ногу Поповича.

— Ах ты, гадина! Кусаться вздумала! — Попович так наподдал по каменной башке, что та, высоко взмыв вверх, угодила аккурат в окно башни колдуна. Раздался веселый звон, свет в окошке погас.

— Ай, уй! Больно! — тут же раздался отчаянный визг колдуна.

Друзья обменялись понимающими взглядами.

— Не будь я Муромцем, если это не удобный повод добраться до колдуна и свернуть ему шею! — заявил Илья.

— Все за мной! — скомандовал Добрыня и первым бросился к двери черной башни. Дверь оказалась заперта.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава