home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Яромир встал еще до восхода. Будулай лежал на лавке и тоненько, по-полонежски, похрапывал. Под глазом у него расплывался здоровенный синяк.

«Хорошо погуляли!» — подумал Яромир. Все началось с меду. Будулай выкатил из кармана червонцы, и шустрый кабатчик грохнул на стол полуведерный жбан меда. Однако и Будулаю, и Яромиру мед показался слабоват, и царевич, не долго думая, взял хозяина за воротник:

— А ну, ставь вина заморского, да покрепче!

Яромир хотел его остановить, но не успел. Кабатчик приволок пару каких-то пыльных бутылок и, сладко улыбаясь, проворковал:

— Вот, портвей! Из царских погребов. По знакомству достал!

Яромир все знал наперед, но обижать гостя не хотелось. Ну какой там портвей? Откуда? Паленая горилка с вишневым соком. Ладно хоть еще с сахаром.

Будулай дернул «царского портвея» и минуты две ловил воздух открытым ртом. Затем довольно крякнул и повторил. Две бутылки портвея хорошо легли на мед, и героям захотелось еще. Благо деньги были. Хозяин, радостно сверкая глазками, выставил еще. И еще раз еще.

— Вот теперь можно подраться! — высокомерно заявил Будулай. — Где неприятель?

— Сейчас организуем! — обрадовался Яромир и крикнул: — Эй, парни! Айда стенка на стенку! Мы с царевичем противу всех! Лежачего не бить. Бревном по затылку не лупить!

Уговаривать долго не пришлось. Человек двадцать богатырского сложения молодцев вышли на околицу, разминая плечи и закатывая рукава.

— Ну что, волчья сыть? — добродушно бормотал Яромир, покачиваясь из стороны в сторону. — Все на одного, да? То есть на двоих? Ну, давай, схлестнемся!

— А давай! — Из толпы вышел здоровенный парень и смачно плюнул под ноги. — Только ты ведь и так еле стоишь, того и гляди, ветром унесет! — Он засмеялся, обнажая белые, словно сахар, зубы.

— А ты, Микитка, на это не смотри, — Яромир тяжело икнул и мутным взглядом уставился на молодца. — Я тебя как хошь уработаю!

— Ты? Меня? — словно бы удивился парень. — Ну, попробуй!

— А чё тут пробовать? Ты не Танька, чтобы тебя пробовать! — заржал Яромир.

От такой обиды Микитка взревел и бросился на врага. Размахнувшись, он врезал со всей силы Яромиру по скуле и тут же взвыл, схватившись за руку.

— Чурбан березовый! Лапу об тебя сломал!

Яромир потер скулу и усмехнулся:

— И чего я на тебя смотрю? Может, дать тебе по шее? Да жалко, башка отлетит, назад не приставишь! Ну, кто еще? Может, поджилки слабы?

— Пацаны, чего вы смотрите?! — взревел Микитка. — Навались скопом! Покажем, что мы — сила!

Пацанам только этого и требовалось. Разобрав быстро ближайший плетень, они ринулись на Яромира и Будулая, сопя от ярости и опасно размахивая дрекольем. Из-за этого у них сразу случился казус: трое молодцев остались лежать, сраженные дружественными дубинами, кто-то кого-то задел кулаком, кому-то отдавили самое драгоценное.

Какое-то время Яромир молча выдерживал натиск, не обращая внимания на град сыпавшихся ударов. Но когда из толпы к нему выскользнула рука с ножом, не выдержал. Перехватив руку, он выдернул из толпы рыжеволосого, рябого детину, отвесил ему пощечину, отчего тот потерял сознание, и, ухватив парня за ноги, пошел обрабатывать окруживших его и Будулая молодцев не хуже, чем дубиной.

Какое-то время слышалось сосредоточенное сопение и глухие удары. А затем вся толпа, не разбирая дороги, ринулась прочь, оставив на поле боя с десяток постанывающих и слабо шевелящихся тел.

— Эй, вы куда? — огорчился Яромир, продолжая удерживать рыжего молодца за ноги. — Так нечестно! — Он отбросил рыжего в кусты. — Ну вот, и подраться не дают...

Будулай стоял рядом согнувшись и держался за правый глаз.

— Задели, что ли? — участливо спросил Яромир, разглядывая напарника. — Ну точно. Синяк будет! — Он еще раз глянул на заплывший глаз и махнул рукой. — Не бери в голову. До свадьбы заживет! Тебе это... коровий навоз приложить надо, сразу полегчает!

При упоминании о навозе Будулай содрогнулся и замотал головой.

— Н-нет! И так пройдет!

Синяк, конечно, не прошел. Потому и собирался Будулай мрачно, но в конце концов повеселел.

— Ты письмо береги! — напомнил он. — К осени я в стольный град приеду, тогда и свидимся.

Яромир, как положено, оседлал коня и проводил гостя за околицу. А потом еще и проехал с ним верст пять, чтобы убедиться, что никакие разбойники и всякая тать не гонятся за царевичем.

На прощание они обнялись, и Яромир вернулся домой. Походил по пустой горнице, посидел на скамье, посмотрел в окно и плюнул с досады: «Скука! Подраться и то не с кем! Был царевич, и тот уехал. Стало быть, и мне пора собираться!»

Как надену я наряд

Да поеду в стольный град.

Ведь у батюшки-царя

Нет сильней богатыря!


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава