home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15

В двенадцать часов ударили колокола, и публика, толпившаяся перед входом на стадион, стала заполнять трибуны. Когда трибуны заполнились, появились бояре. Важно отдуваясь, они заняли места в боярской ложе и, перешептываясь, покосились на царскую трибуну. Его величество слегка задерживался.

Наконец появился Дормидонт в сопровождении Кощея, высших сановников и богато разодетой челяди. Яромир сразу зацепил взглядом высокую фигуру в черном немецком сюртуке и в широкой черной шляпе, из-за полей которой выглядывал уже знакомый длинный нос.

— Видел пугало? — спросил Илья, подталкивая Яромира в плечо. — Это и есть фон дер Шнапс! Это он, собака, немецких рыцарей сюда приволок, не поленился! Двинуть бы ему ядром промеж глаз!

— Это я могу! — сразу же согласился Яромир, вспоминая, как он прятался в сундуке от проклятого барона. — Сейчас и двину! Только бы скандала не вышло! Он, судя по всему, важный человек.

— Что ты его слушаешь, — рассердился Добрыня, — он тебя научит! Вот если в игре, как бы ненароком... И то посадят в погреб лет на десять. Чтобы другим неповадно было.

— Братцы, — не выдержал Алеша Попович, — право, стыдно слушать такие речи! Фон дер Шнапс — полномочный посол! Если с ним что случится, войны с Биварией не миновать! Это политика, господа! Вот если бы он попался в темном переулке, тогда — пожалуйста! Тогда и я бы не утерпел.

— Все! — закричал Илья. — Хватит шутковать! Судья на поле зовет!

В самом деле. Тот человек, что давеча разговаривал с немцем, поднес к губам дудку, и над трибунами раздался мерзкий оглушительный писк. Команды выстроились друг напротив друга и принялись буравить друг дружку глазами. Судья тем временем подошел к ядру, тронул его ногой, но ядро даже не шевельнулось.

— Сейчас первый, кто схватит ядро, тот, считай, и первый гол забьет! — прошептал Илья. — Вишь, как немцы-то изготовились, как засопели? А до этого ровно и не дышали!

— А по морде-то можно? — с надеждой спросил Яромир, торопливо засучивая рукава.

— По морде можно. А вот ниже пояса — нельзя!

— Можно, если осторожно! — хохотнул Добрыня. — У них там, кроме штанов, все равно ничего нет! Ха-ха-ха!

Яромир на всякий случай учел и это замечание, хотя и поразился такой анатомической странности немецких богатырей.

В это самое мгновение судья отскочил назад и что есть силы дунул в дудку. Богатыри дружно рванулись к ядру. Немцы явно рассчитывали на крепость своих доспехов, но не учли крепости богатырских лбов. Треск произошел неимоверный! Кто-то завопил благим немецким матом, кто-то ответил по-русски, а когда все стали оглядываться в поисках ядра, оказалось, что оно в руках у Ильи Муромца. Муромец победно держал чугунную чушку в правой руке и слегка щурил левый подбитый глаз. На земле неподвижно лежал один из рыцарей, оглушенный соприкосновением с Ильей.

— Ну что, побегаем? — весело предложил Муромец и под довольное улюлюканье трибун резво припустил к вражеским воротам. Закованные в железо немцы нестройной толпой ринулись за ним. Впереди, пыхтя как паровоз, несся главный немецкий богатырь. Илья побежал до ворот и повернулся к догонявшему его рыцарю. — Что, тоже подержаться хочется?

— Йя! Йя! — гортанно произнес немец, жадно поглядывая на ядро. — Гебен зи мир, битте!

— Да хоть дритте! — хохотнул Муромец. — Держи! — сказал он и бросил ядро рыцарю. Тот поймал его обеими руками, охнул, ядро выскользнуло из рук и шмякнулось аккурат немцу на ногу.

— О, йя, йя! — завопил немец, скача на одной ноге, но тут же был сбит налетевшими на него сотоварищами, которые и сами, недолго думая, повалились рядом.

— Вставай, неча расслабляться! — проворчал Илья, поднимая ядро и направляясь с ним к воротам. Немецкий вратарь затрепетал. Муромец уставился на него тяжелым, испытующим взглядом.

— Ловить будешь али как?

— Гутен таг! — пробормотал немецкий вратарь, отчаянно стуча забралом.

— Ну так, так-так! — вздохнул Илья. — Смотри, на меня не обижаться. Я тебе выбор предлагал!

Не обращая внимания на то, что на плечах его повисла вся немецкая команда, включая пришедшего в чувство рыцаря, Муромец размахнулся и бросил ядро, словно это был простой камушек.

— Го-ол! — оглушительно взревели трибуны.

— Хрен вам, штанга! — констатировал невесть откуда взявшийся судья. В самом деле, пущенное с пушечной скоростью чугунное ядро в щепы разбило воротную лесину, и упавшая перекладина едва не пришибла вратаря. Точнее, она пришибла, но слегка. Немца спас железный шлем с рогами.

Минут пять рога выдирали из лесины, пару минут заменяли разбитое бревно, затем царский лекарь приводил обалдевшего вратаря в чувство. Все это время команды отдыхали. Немцы грустно скрипели и клацали доспехами, из-под которых валил пар. Русские витязи разбрелись по полю, выискивая проросшую по краям землянику.

Илья подошел к Яромиру и хлопнул его по плечу.

— Видел, как надо делать? Уяснил? Ну давай, теперь твоя очередь!

Команды снова сошлись в центре поля. На этот раз немцы избрали другую тактику. Возле ядра стоял только один человек. Остальные тесно набились в ворота, чтобы не пропустить ядро.

— Грудью встали! — пошутил Илья. — Ну да ты не тушуйся. Ядро-то, как добежишь, положи недалече и выволакивай немцев по одному. А мы их тут употчуем!

— Вперед! — просигналил судья.

— Доннерветтер! — крикнул немец и брякнулся на ядро, обняв его всем телом, как мать младенца.

Яромир почесал в затылке: «Это что же делать-то? Придется вместе с этим бугаем и переть!» — он попытался оторвать немца от ядра, но не тут-то было! Рыцарь вцепился крепко — не оторвешь!

— Ну как хочешь, — пожал плечами Яромир. — Только не жаловаться!

Скучившиеся в воротах немцы радостно загоготали.

Яромир сгреб немецкого рыцаря вместе с ядром и не спеша направился к вражеским воротам. Немец сначала пыхтел, затем затянул какой-то диковатый мотив «Дойчланд, дойчланд юбер аллес!», и, когда до ворот оставалось совсем немного, выпустил ядро из рук аккурат Яромиру на ногу!

— Ух! Ох! — Яромир бросил немца, схватился за поврежденную конечность и тоже заплясал на одной ноге!

Зато немецкие богатыри не растерялись. Словно гоблины, они высыпали из ворот, хором подхватили ядро и припустили к русским воротам.

Микула Селянинович, за ненадобностью лакомившийся ягодой, в изумлении раскрыл рот. Добрыня кинулся рыцарям наперерез, но не смог пробиться сквозь железную толпу. Громыхая и отчаянно скрипя сочленениями, толпа рыцарей вкатилась в ворота и вкатила туда же ядро.

— Го-ол! — завопил одинокий голос на трибуне. Это был фон дер Шнапс. На трибунах стояла гробовая тишина.

— Гол! — сурово констатировал судья и жестом приказал перенести ядро на середину поля. Яромир не в силах был поднять глаза.

— Да ладно! — Илья дружески ткнул его в бок. — Бывает! Иногда хитрость силу ломит!

— И все-таки я бы дал этому рыцарю по зубам! — вежливо посоветовал Попович.

— Уже дали, — улыбнулся Добрыня, глядя куда-то в сторону. Все, как по команде, повернули головы. Возле бровки поля стоял немецкий рыцарь и, приоткрыв забрало, выплевывал на газон зубы.

— Когда уж успел? — удивился Илья.

— А когда мимо пробегал, — сказал Добрыня, — налетел ненароком!

Игра между тем продолжилась. Немецкие богатыри осмелели и приготовились к атаке.

— Может, я снова попробую? — попросил Яромир, но Илья покачал головой. — Видишь, новую пакость учудить хотят? Нет уж, пусть Добрыня попробует!

— А чего тут пробовать? — удивился Добрыня Никитич и, едва судья дунул в дудку, ринулся на бронированную толпу. Рыцари быстро сомкнули строй, но лишь глухо стукнулись друг о друга и, полуоглушенные, завертелись на месте, не соображая, где чьи ворота.

— А где Добрыня-то? — удивился Яромир.

— Да вон, возле ворот, не видишь, что ли? — отмахнулся Илья, из-под руки разглядывая, что происходит у вражеских врат. Добрыня и впрямь был уже на месте. Он бежал словно бы мимо, но тут его правая рука сделала неуловимое движение — и ядро вкатилось в ворота.

— Один — один! — удовлетворенно произнес судья, потирая руки. — Давайте, братцы, нажимайте, игра-то скоро закончится!

— Нажмем, — лениво пообещал Муромец и уселся на кромке поля. Его примеру последовали и остальные.

— А чего сидим? Играть ведь надо! — забеспокоился Яромир.

— Пусть теперь Микула Селянинович поиграет, — сказал Илья. — Хватит бегать!

Яромир с трепетом посмотрел на более чем внушительную фигуру их вратаря. Между тем воодушевленные немцы, запинаясь и чертыхаясь на каждом шагу, покатили ядро к русским воротам. Докатив, они остановились и стали советоваться. Микула, по-доброму усмехаясь, смотрел на них. Наконец немцы разделились. Двое из них подняли ядро, а еще двое бросились в правый угол, но Микула Селянинович вышиб их оттуда одним щелчком. Ядро, не успев пересечь линию, оказалось в руках у вратаря.

— А теперь держись! — гаркнул Микула Селянинович и, словно игрушку, метнул семипудовый снаряд прямо во вражеские ворота!

— Гол! — неистово заорали трибуны. — Го-ол! — И в это мгновение судья дал финальный свисток. Игра закончилась.

Немецкие рыцари уходили с поля, пошатываясь и скрипя сочленениями, как толпа испорченных роботов. На призыв отметить вместе такой день и посидеть в «Трех дураках» капитан немецкой команды ответил вежливым отказом. На ломаном русском он сказал, что до трех дураков они еще не доросли, скорее уж пять идиотов... Тем более, что пятого, то бишь вратаря, искали довольно долго. Сначала немцы стояли у своих ворот в скорбном молчании, разглядывая груду пустых искореженных доспехов, и с ужасом представляли судьбу вратаря. Потом он все-таки нашелся, но уже в толпе зрителей, с огромным фингалом под глазом. Второй фингал ему поставил капитан команды.

— Вот такая хрень, — сказал Илья Муромец задумчиво. — Вторая встреча будет на их поле; там уж наши друзья постараются отыграться!

— Фигу с маслом! — сказал Яромир. — Против нас они не потянут!

Добрыня усмехнулся и начал насвистывать какую-то мелодию. Алеша Попович тоже неопределенно пожал плечами.

— Да что вы, братцы, они же слабаки! — воскликнул Яромир, но Илья Муромец посмотрел на него как на несмышленыша и положил на плечо тяжеленную руку.

— Дома-то они себе ядрышко полегче подберут!

— Заодно и волчьих ям накопают, — добавил Добрыня, ласково прищурившись, словно вспоминая приятные минуты, проведенные в волчьей яме.

— С воротами что-нибудь учудят, — сказал Попович. — Колдовство какое-нибудь применят!

— Ага, — подхватил Муромец, — в прошлом году они выписали чародея из Франкмасонии, так тот больше на шнапс налегал, чем на колдовство! Заставил ворота прыгать по всему полю! Каково, а?

Богатыри дружно расхохотались.

Однако их планам справить победу в «Трех дураках» не суждено было сбыться. На выходе со стадиона их ждал запыхавшийся гонец.

— С-с-срочно! — заикаясь, выдавил он. — Вас Свя-вя-вя-вя....

— Тогор! — рявкнул нетерпеливый Илья. — Свя-тогор! Сколько раз тебе, Окулька, твердить, чтобы не мешал самогонку с пивом? Сначала пиво, потом самогон. Ясно?

— Я-я-я-я... — начал гонец, но Муромец отстранил его могучей дланью и оставил в одиночестве договаривать непослушное слово.

— За мной, братцы! — скомандовал Муромец. — Святогор срочными вызовами не разбрасывается! Дело, видать, серьезное!

Но друзья уже сами все поняли и, не сговариваясь, понеслись к терему капитана богатырской дружины.

Во дворе под парами стояла самоходная коляска. Сердитые стрельцы из охраны окружили экипаж, чтобы не сунулся любопытный и не испортил дорогую вещь. На двери висела табличка с грозной и короткой надписью:

«ИДЕТ СОВЕЩАНИЕ»

— Никак у Святогора гости! — испугался Илья. — Что же стряслось-то? Может, опять террористы голову подняли? Неспроста это, ох неспроста!

— Может, война? — с надеждой произнес Алеша Попович, прыгая через три ступеньки. — Эх, тогда бы повеселились! Эх, и навели бы шороху!

— Тебе бы все повоевать, — пробормотал Илья, — а людям-то каково? Крестьянству одна докука!

— Рабочий класс тоже будет недоволен, — вставил на бегу Добрыня. — Лучше провести точечную операцию...

Последние слова он договорил уже перед самой дверью. Из кабинета доносились сдержанные голоса. Муромец в нерешительности остановился.

— Чего топчетесь, как слоны? — донеслось из кабинета. — Давай, заходи побыстрей!

— Есть заходи побыстрей! — хором рявкнули богатыри и ввалились в кабинет. За Святогоровым столом сидел канцлер Кощей и недовольно поигрывал гусиным пером. Святогор, невольно лишенный своего законного места, ходил из угла в угол. Увидев богатырей, он просиял.

— Вот они, победители, ваше высокопревосходительство! Орлы!

Его высокопревосходительство усмехнулся, отбросил в сторону перо и уставился на богатырей, как коршун на добычу.

— Ну, прежде всего поздравляю вас с победой! Хорошо играли. Показали иноземцам, почем фунт лиха!

— Рады стараться! — дружным хором ответили богатыри, не сводя с него глаз.

— Молодцы, молодцы... Однако просветите меня, любезный Святогор! Этих троих я давно знаю. Ухари еще те! Натуральные архаровцы. А этот юноша не по ошибке ли к ним прибился? Вроде и вид такой благообразный!

— Не случайно, ваше высокопреосвященство! — отрапортовал Яромир.

— Что-о? — Кощей буквально подскочил с места, глаза у него, казалось, вот-вот вылезут из орбит. — Как ты меня назвал?

— Ваше высокопревосходительство! — вступился за Яромира Святогор. — Не гневайтесь на молодого человека! Он только позавчера приехал из деревни и еще не искушен в наших чинах и титулах! Он просто оговорился!

— Оговорился! — Кощей нахмурился. — Ничего так просто, любезный Святогор, не бывает! Раз оговорился, значит, невнимательно слушал старших. Если невнимательно слушал старших, стало быть, не уважает! Тут и до бунта недалеко... Что скажешь? — Он уставился на Яромира. Витязь стоял ни жив ни мертв.

— Ну, что молчишь?

— Никак нет! — выдохнул наконец Яромир и тут же жалобно добавил: — Я в богатырскую дружину хочу!

При виде такого деревенского простодушия Кощей оттаял.

— Все хотят в богатырскую дружину. Ты вот сначала подвиг соверши, потом и просись! Ну как, готов?

— Всегда готов! — весело крикнул Яромир. Кощей вздрогнул.

— Ну и голос у тебя! Прямо иерихонская труба! Ладно. К делу. То, что я вам сейчас скажу, является важнейшей государственной тайной. Об этом не должен знать никто, слышите?

— Так точно! — ответил за всех Илья Муромец.

— Головой ручаетесь! — Кощей на минуту замолчал, будто размышляя, стоит ли ему дальше продолжать или нет, и решил продолжить.

— Вчера произошло тягчайшее государственное преступление. Был похищен наследник престола Иван-царевич! — сказав это, он посмотрел со значением на лица богатырей и не увидел ничего, кроме делового внимания. Это ему понравилось.

«Никаких лишних эмоций! — подумал он, — хорошо вымуштрованы ребята! Пожалуй, у таких может получиться!»

— Помимо этого, — продолжил канцлер, — была похищена моя дочь. Оба похищения произошли примерно в одно и то же время. Предположительно, это дело рук небезызвестного Жужи. Его в городе сейчас нет, и где он скрывается — неизвестно. Ваша задача — найти Жужу, допросить и выяснить, куда он девал обоих детей. Далее, не мешкая, приступить к спасению царевича и моей дочери. Дело, как вы сами понимаете, политическое. Огласка может привести к непредсказуемым последствиям. Задание нужно выполнить быстро и в полном объеме. Все ясно?

— Все ясно! — отрапортовал Илья Муромец. — Разрешите выполнять?

— Выполняйте! — четко сказал Кощей и отвернулся. Но Илья и не думал уходить.

— Что еще? — недовольно спросил Кощей.

— Денег на дорогу и на непредвиденные расходы, — простодушно ответил Муромец. — Овес-то нынче дорог!

— Обеды тоже недешевы! — вставил Алеша Попович.

— Держите! — Кощей бросил им кошель, туго набитый серебром, и махнул рукой. Муромец поймал кошель на лету, подмигнул друзьям и поспешил выйти.

— Встречаемся через полчаса у городских ворот, — сказал он. — На сборы времени хватит. Брать в дорогу только самое необходимое!


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава