home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14

Кощей попытался улыбнуться, но вместо улыбки вышел какой-то нагловато-пошлый оскал. Мысли о бесследно пропавшей дочери совсем выбили его из колеи. Всю ночь его агенты рыскали по городу, пока не убедились, что все поиски тщетны. Ни царевича, ни Варвары найти не удалось. Дети как в воду канули. И это в стольном-то граде! Где и лихих-то людей, почитай, всех вывели! Правда, на смену им пришли упыри, но это твари ночные, а царевич и Варвара пропали днем. Выходит, Жужа совсем обнаглел? Да что обнаглел — сошел с ума, если поднял руку на царя-батюшку и на самого канцлера! А что, если Жужа тут ни при чем? Что, если это колдовство? И неизвестно, куда тянутся нити этого преступления. Тут уже не пахнет простым выкупом! Тут дело пострашней может быть. А выкуп и политический шантаж — это мелочь. В любом случае искать детей необходимо. Нельзя пренебрегать никакой информацией. Надо проработать все версии. Колдовством займется он лично, а вот по следам царевича и Варвары он снарядил надежных, проверенных людей. Супернадежных!

— Ваше величество, — с кислой миной пробормотал Кощей, — к сожалению, не могу обрадовать вас хорошими новостями. Мои агенты сообщили, что царевич самовольно отправился в путешествие с караваном кумарских купцов!

Дормидонт вскочил с трона. Корона у него сбилась набок, как тюбетейка у пьяного кумарина.

— Что-о?! Кто разрешил? Кто позволил?! Палач!!!

Дверь тут же приотворилась, и в проеме показался неуклюжий детина в красной рубахе с мясницким топором в натруженных руках.

— Слушаю, ваше величество! Кому секир башка делать будем?

— Всем! — завопил царь. — Всем подряд! Без исключения! И немедленно, слышишь?..

Палач не поверил своим ушам.

— Всем-всем? — уточнил он.

— Как есть всем! — гаркнул Дормидонт, брызжа слюной, и капризно топнул ножкой.

Палач деловито осмотрелся.

— Это ж сколько работы! Но тогда надоть... По старшинству! Стало быть, с тебя, царь-батюшка, и начнем, иначе неуважение получится! — И он медленно пошел на царя, играя топором, как прутиком.

— Ты что, дурак? — взвизгнул Дормидонт. — Как ты смеешь?

— Вы сами приказали! — ухмыльнулся палач.

— Что приказал, что?! — закричал царь, отпрыгивая в сторону.

— Рубить бошки всем без исключения. Я ведь специально уточнил!

— Мне нельзя: я — царь, — пискнул Дормидонт, уворачиваясь от свистнувшего в воздухе лезвия.

— Можно, ваше величество, — вздохнул палач, перекрывая царю путь к отступлению. — Шея-то у всех одинакова!

В этот момент палач снова взмахнул топором, и, если бы Дормидонт не успел присесть, это было бы последней глупостью в его самодержавной жизни. Но тут наконец вмешался Кощей.

— Ваше величество, немедленно отмените ваш приказ! — крикнул он. — Быстрее, пока он замахивается!

— Вжик! — Топор в очередной раз просвистел в опасной близости от царевой головы. Дормидонт показывал незаурядную ловкость.

— Палач! — истошно выпалил царь, откатываясь в угол и с трудом вставая на четвереньки. — Палач!

— Слушаю, ваше величество! — Палач вытянулся в струнку и уставился на царя преданными собачьими глазами.

— Я отменяю свой первый приказ! — крикнул Дормидонт. — Отменяю, слышишь? — От волнения он попытался утереть вспотевшее лицо короной и оцарапал нос.

— Первый приказ? — переспросил палач. На его лице появилось озабоченное выражение. — Какой именно, ваше величество?

— Приказываю! Никому головы не рубить! — выпалил царь. — Тебе премия — рубль серебром и месячный отпуск в Калмыкию! Все понял?

— Так точно, ваше величество! — Палач сначала поскреб в затылке и только потом опустил топор.

— То-то! — облегченно выдохнул Дормидонт и махнул рукой. — Иди давай, проваливай! Не мешай делами заниматься!

Палач повернулся и нехотя вышел вон.

— Ну люди, ну люди! — Дормидонт провел по исцарапанному носу ладонью и сдернул корону с головы. — Какой идиот придумал, чтобы цари в короне ходили?

— Это ваш батюшка постарался, — с удовольствием доложил Кощей. — В Биварии, например, царь ходит в треуголке. А во Франкмасонии так вообще, извиняюсь, в шляпе! Правда, шляпа очень хорошая, качественная. Импорт, одним словом!

— Ладно, к этому вопросу мы еще вернемся, — сказал царь. — Ты лучше скажи, что с Ивашкой делать? Где искать?

— Вот об этом я и хотел с вами поговорить, — поклонился Кошей.

— Ну и что ты предлагаешь?

— Искать! — просто сказал Кощей, всем видом давая понять, что это не такое уж трудное дело.

«Бороться и искать, найти и не сдаваться!» — задумчиво пробормотал Дормидонт. — Кажется, я где-то уже слышал эту фразу!

— Я тоже, — скромно потупившись, признался канцлер.

— Ладно, — отмахнулся царь. — Все это пустяки. Скажи, как ты намерен действовать?

— Ну... по стандартной схеме тут дело не пойдет. Масштаб невиданный. Поэтому я предлагаю задействовать план «А».

— План «А»? — переспросил Дормидонт, и по его физиономии расползлось туповатое выражение. — Почему «А»?

— «А» означает аврал! — пояснил Кощей. — Одним словом, свистать всех наверх!

— Наверх?

— Это я образно, ваше величество. План «А» означает, что в операции будут участвовать все мои лучшие агенты, самые надежные осведомители. Впрочем... — канцлер задрал рукав черного, расшитого золотыми знаками халата и посмотрел на запястье, на котором что-то таинственно светилось, — они уже в деле! И я времени даром не терял. Сегодня заведено уголовное дело о пропаже наследника. Это раз. Составили следственную комиссию. Ее возглавляет боярин Пушкин. Тот самый, который раскрыл дело о пропаже царского железа. Помните?

— Как же, помню! — обрадовался царь. — Пушкин? Ай да Пушкин, ай да сукин сын! Умница! Тоже — голова!

— Вместе — мы три головы, — напомнил Кощей. — Так что эту задачу мы решим. А вечером в погоню за кумарскими купцами я намерен выслать отряд богатырской дружины вашего величества!

— Почему же вечером? — вскипел Дормидонт. — А как же твой план «А»? Ну уж нет! Так не пойдет! Раз план «А», так это надо оформить немедля! Сразу высылай, чего ждать-то? Промедление смерти подобно!

— Это я тоже уже где-то слышал, — подумал Кощей, но в ответ только развел руками.

— Сразу не получится, ваше величество! Посол Биварии фон дер Шнапс пригласил лучших немецких богатырей на встречу по гандболу! Наши богатыри приняли вызов! Если отказать, получится неудобно. Биварцев обидим, да и они подумают про наших богатырей, что, мол, струсили. Сами знаете, как это бывает. Поползут слухи, нас перестанут уважать. Считаться с нами перестанут, ваше величество! Им ведь только слабину покажи — сожрут с потрохами!

— Проклятый фон дер Шнапс! — Дормидонт в сердцах стукнул кулаком по столу, охнул и затряс ушибленной рукой. — Нашел время спортом заниматься!

— Думаю, игра много времени не займет, — сказал Кощей. — Наши богатыри накидают им пачек и отправятся в путь.

— Ну хорошо, — вздохнул царь, — иди! А это... Когда игра-то?

— В полдень! — Кощей поклонился, прижав правую руку к груди, и вышел.

На душе у всемогущего канцлера было муторно. Все как-то сразу пошло кувырком. Он прошел в свой кабинет, не переставая размышлять о происшедшем. Кощею было ясно как день, что исчезновение наследника не случайность, а хорошо спланированная дерзкая акция! Но что могут потребовать взамен украденных детей? Выкуп? Глупости! Хотя... Может быть, и выкуп. Хорошо, если бы золотом, а ну как полцарства потребуют?! Золота Петрович может настругать сколько хочешь, благо еще не уехал, собирает кой-какие вещи... Но, возможно, вопрос будет касаться территориальных уступок. Кумария давно зарится на Урыльские острова, даже грамоту подделали. Дескать, эта земля испокон веков наша, и Русь владеет ей незаконно! А ведь все дело в том, что рыбы возле этих островов немерено! И что прикажете в таком случае делать?

Кумарцы, конечно, напрямую не попрут, все обставят таким образом, что-де славный царевич и дочь канцлера сбежали по собственной воле от злобных тиранов и мучителей! В поисках политического убежища. И что народ стонет под ярмом, а чиновничий беспредел опутал экономику!

Кощей глубоко вздохнул и сделал шаг к креслу. В этот момент окно в кабинете со звоном разлетелось на куски, в воздухе сверкнула солнечная игла и с глухим стуком вошла в деревянную обшивку стены, буквально в сантиметре от головы Кощея.

Канцлер молниеносно начертил в воздухе круг, и следующая игла, влетев в кабинет, словно наткнувшись на невидимую стенку, вспыхнула невыносимо ярким светом. Заклинание сработало вовремя! Кощей оглянулся. Из стены торчал короткий арбалетный болт. Без видимого усилия двумя пальцами Кощей выдернул его из стены и осмотрел. По зазубренному наконечнику струилась маслянисто-желтоватая влага.

— Яд! — прошептал Кощей, обалдело разглядывая стрелу. — Что происходит? Неясыть!

Секретный агент появился, как всегда, незаметно. Перед его появлением из угла кабинета повалил едкий дымок. Когда канцлер на секунду отвлекся, Неясыть уже стоял рядом, вытянувшись по стойке смирно.

— Прибереги эти шуточки для показа в бродячем цирке! — процедил Кощей и, откашлявшись, щелчком пальцев ликвидировал зловонную завесу. — Ты где шляешься, бездельник?! Ты вот это видел? — Кощей сунул арбалетный болт ему под нос.

— Так точно! — доложил Неясыть и тут же поклонился. — Ваше высокопревосходительство, мои люди уже ловят преступника! Операция «перехват» введена в действие! Не сомневаюсь, злоумышленник скоро будет у нас в руках!

— Твои люди всегда кого-то ловят! — рассвирепел канцлер. — Но еще никого не поймали! Неясыть!

— Да, господин канцлер! — тихо ответил агент.

— У меня создается впечатление, что в последнее время ты как-то неохотно работаешь! Или ты забыл, что твоя жизнь в моих руках?

— Я слишком хорошо это помню, — ответил Неясыть безразличным голосом, — и, поверьте, делаю все, что в моих силах! Но я не могу предвосхищать события!

— Можешь! — крикнул Кощей. — Это твоя обязанность. Все знать! Быть везде! Любой заговор пресекать в зародыше!

— Господин канцлер, — поклонился Неясыть, — мне кажется, что против нас умышляет некто могущественный! Может быть, это великий чародей? Я чувствую, как сгущаются тучи...

— Над твоей головой! — резко заметил Кощей. — Учти! Если преступника не найдут...

В этот момент в коридоре раздался гулкий топот ног, и в кабинет без стука влетели запыхавшиеся стражники.

— Господин канцлер! — Они положили на пол кумарскую чалму, богато расшитый восточный халат и сверху опустили миниатюрный арбалет — верное оружие профессионального убийцы.

— Вот все, что осталось от покусителя, ваше высокопревосходительство! Только мы его хотели схватить, а он — бац! И растаял! — Стрельцы обалдело уставились на груду одежды.

Кощей мельком взглянул на халат и чалму и сделал небрежное движение рукой.

— Уберите эту дрянь. Или нет. Отнесите в комиссию. К Пушкину. Пусть разбирается!

— Господин канцлер! — Неясыть поднял голову. — Прикажете кумарских купцов... — В его глазах вспыхнуло холодное любопытство.

— Только попробуй! — Кощей поднес к носу Неясыти кулак. — Кумарцы здесь ни при чем. Халат и чалма — это для дураков. Давно ли ты стал таким доверчивым, Неясыть? Иди и найди мне истинных преступников! Или хотя бы узнай, кто это может быть.

Когда Неясыть ушел, Кощей нехотя глянул на разбитое окно.

«Надо наложить на все помещение охранное заклятье, — подумал он, — в том числе и у государя! Если только...» Тут Кощей резко развернулся на каблуках и поспешил в царские покои.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава