home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

Утром, наскоро позавтракав, Яромир поспешил к Святогору. Из-за вчерашних похождений он так и не успел вступить в богатырскую дружину. Справедливо опасаясь Святогорова гнева, он стал придумывать по дороге, что бы такое сказать великому богатырю в оправдание. Однако, так ничего и не придумав, он решил оставить все как есть. То бишь сказать правду.

Во дворе толпились богатыри, среди которых он с радостью узнал новых друзей.

— Яромирка! — еще издали закричал Илья, перекрывая гул толпы. — Греби сюда!

Богатыри с уважением расступились, освобождая ему дорогу.

— Ну, здорово! Долго спишь, брат! Не видел ты нашего Святогора! А и увидел бы, не узнал. В гневе старик!

— Он сердит, но отходчив, — заметил Алеша Попович.

— Ага! Вот отходит тебя дубиной за милую душу, тогда и пожалеет!

Алеша Попович нахмурился.

— Я ему не Блудослав, чтобы меня дубиной потчевать. Это не по законам рыцарства!

— Зато по законам фигицерства, — ляпнул Илья. — Ты что, забыл, где живешь? У нас тут Русь, а не Франкмасония! Сначала дадут в зубы, а потом будут разбираться, прав ты или нет!

— Подождите, друзья, — остановил их Яромир. — Объясните все по порядку. Я ничего не понимаю!

— Друг мой! — сказал Добрыня, покровительственно кладя ему руку на плечо. — Не слушай сплетен! Святогор — государственный человек. С утра он побывал на приеме у царя-батюшки, которому канцлер Кощей пожаловался на нас, что мы-де его стрельцов обижаем! Ну и вообще... Нарушаем порядок.

— Но мы же ничего не нарушали, — удивился Яромир. — Мы же только слегка... пошутили!

— Вот именно. Так что беспокоиться не о чем. Ну накостыляет по шее, так потом и пожалеет!

— Он у нас такой, — добавил Илья. — Даст в морду, а потом за каждый выбитый зуб — по червонцу! Чтобы новые вставил!

— Это правда? — ужаснулся Яромир.

— Увы, — вздохнул Добрыня. — Я уже в третий раз вставляю. Слава богу, зубные врачи хорошие.

— Вставные зубы — это ужасно! — загрустил Яромир, но Алеша Попович слегка приобнял его за плечи и доверительно произнес:

— Вставные зубы, во-первых, никогда не болят, а во-вторых, в два раза прочнее!

В это время распахнулась дверь, и всклокоченный слуга гаркнул во все горло:

— Яромир и трое неразлучных!

Илья как-то сразу сделался меньше ростом, но все-таки шагнул вперед.

— Пошли, братцы!

С замиранием сердца Яромир вошел в кабинет Святогора. Дверь за богатырями тут же захлопнулась. Грозный старец восседал за столом, глаза его метали гром и молнии.

— А я-то думал, куда этот молодой, энергичный человек прибьется? Мог бы и догадаться, старый дурак. Хорошую же вы сколотили компанию, нечего сказать!

Друзья молча переглянулись и, тяжело вздохнув, уставились в пол.

— Ну, что молчите? Может, вам перечислить все то, что вы вчера натворили?

— Святогор... — начал Илья, но великий богатырь гневно перебил его:

— Святогор? Будет вам Святогор! Что вы с доблестным Блудославом сотворили? Я его сегодня видел... Взглянуть без смеха нельзя!

Тут Святогор, очевидно вспомнив увиденное, расхохотался громовым смехом.

— Вся задница в бинтах, ходит враскорячку! Врач говорит, что вы на неделю, не меньше, лишили бедного командира стрельцов вольготной жизни! Молодцы, конечно. Между нами говоря, Блудослав — страшный зануда, но ведь нельзя же до такой степени? А кто стрельцов заставлял в кабаке плясать неприличные танцы? Кто их в бабьи одежды рядил?

Илья Муромец покраснел как рак и растерянно огляделся.

— Что-то я не припомню такого. Может, это не мы, а?..

— Не припомню! — передразнил его Святогор. — Да много ли ты помнишь после бочки вина? Кто похвалялся стол разрубить с одного удара? И разрубил, паразит! Кто?

— Да мы вроде сидели за нормальным столом, — смутился Добрыня.

— Конечно. Вы же пересели! Опять же, недалеко от кабака найдены выбитые зубы. Так вот кучкой и лежали. Тоже ваша работа?

— Моя! — Яромир вышел вперед. — На меня упырь напал из засады, вот я ему по харе и свесил!

— Упырь, говоришь? — озадаченно переспросил Святогор. — А я-то смотрю, больно зубы странные! Стражники, которые все это принесли, толком и не рассмотрели. Значит, упырь?

— Он самый. Противный, мокрый, он на меня внезапно прыгнул, специально момент выжидал!

Святогор помрачнел.

— Снова нечисть в городе лютует. Ну, это дело серьезное. Придется царю-батюшке докладывать. Да... Ну а за хулиганство придется отвечать! — Тут Святогор нахмурился и гаркнул: — Если не выиграете сегодняшнюю встречу по гандболу, лично всем по шее накостыляю!

— Выиграем, ваше сиятельство! — разом повеселели богатыри. — Как не выиграть? А с кем играем-то?

— С немецкими богатырями, — усмехнулся Святогор. — Их фон дер Шнапс самолично из Биварии привез! Приз-то немалый — серебряный урыльник в пуд весом и по сто червонцев на брата! Не подкачаете?

— Не подкачаем!

— Тогда, идите, готовьтесь! Государь после полудня изволит посмотреть на игру. Кощей тоже будет. Так что в грязь лицом ударять не советую! И это... Немцев калечить тоже ни к чему. Если уж только очень попросят. А вообще я их видел. Парни смирные, веселые, даже не подрались ни разу. Сидят тихо, доспехи надраивают. Дисциплина!

— Нам доспехи ни к чему, — отмахнулся Илья. — Чай, не впервой! Латинцев-то в прошлый раз как разделали! А вратаря так и не нашли.

— А куда он делся? — прищурился Святогор.

— А шиш его знает. — Илья пожал плечами. — Может, пришибло, а может, сбежал куда. У нас тут в столице иноземцев много.

— Ладно, — махнул рукой Святогор. — Идите, собирайте команду. И чтобы за час до игры были на стадионе. Ясно?

— Так точно! — гаркнули богатыри и вышли прочь.

— Что это за игра такая чудная? — поинтересовался Яромир, когда они вышли из богатырского терема. — Как в пятнашки или салочки?

— Ха-ха-ха! — залился смехом Добрыня. — Вот уморил! Да кто же с немцами будет в салочки играть? Они люди свирепые, и игра такая же! Только успевай морду отворачивать, чтобы налево не свезли!

— Не морду, а лицо! — поправил его Алеша Попович. — Но в целом Добрыня прав. Игра серьезная, и немецкие богатыри не слабые. Правда, мы посильней будем!

— Братцы, а меня возьмете? — буквально взмолился Яромир. — Страсть как хочется с немцами подраться!

— Возьмем, — лениво отозвался Илья. — А Микулу Селяниновича поставим в ворота. Он собой как раз все загородит! — И друзья принялись объяснять Яромиру правила игры.

— Хватаешь ядро и кидаешь в ворота, — сказал Илья. — Тут сусолить неча! Сам не докинешь — мне передашь, я докину! Главное, чтобы немца ядром не пришибить! Оно, зараза, пудов семь весит, не меньше!

— Железное? — уточнил Яромир.

— А ты думал, деревянное? — хихикнул Муромец. — Натуральный чугун! Это все проклятый Шнапс придумал: «культурный обмен», «культурный обмен»! А по мне уж лучше так: сошлись в чистом поле, подрались, а после выпили мировую!

Стадион оказался небольшим полем, огороженным бревенчатой стеной. Над стеной располагались скамьи для публики. Яромир осмотрел ворота, срубленные из бревен, и покосился на группу немецких богатырей. Парни все были как на подбор — рослые, усатые, дородные. Одеты они были в железные латы — это чтобы, значит, ядром не убило до смерти, слегка помяло или чуток покоробило. Они косились в сторону русских богатырей и чему-то посмеивались. Илья смотрел на них мрачнее тучи.

— Ишь, зубы скалят! Ну ничего! Сейчас пойдет рукопашная, глядишь, и скалить будет неча! Эх, Яромирка, сколько здесь на поле после игры зубов остается! — Илья мечтательно вздохнул.

— Немцы-то все в латах, — сказал Яромир. — Может, им и ничего?

— Зубы выплевывать труднее, — то ли пошутил, то ли всерьез сказал Добрыня.

Двое стрельцов на носилках принесли ядро и бухнули его на середину поля. От удара земля слегка вздрогнула, немецкие богатыри с беспокойством посмотрели на ядро. Наконец один из них подошел поближе, тронул ядро ногой и залопотал что-то по-своему.

— Говорят, слишком тяжелое, не по правилам, — сходу перевел Алеша Попович.

— Ты что, ихнюю речь понимаешь? — изумился Яромир.

— Да как ее не понять, — вмешался Илья. — У них же все на морде написано! Ишь, какие недовольные стали!

Между тем немецкий богатырь поднял ядро, но не удержал и снова шмякнул на землю. Затем покачал головой. К нему подбежал какой-то человек в серых шароварах, и они принялись о чем-то спорить. Наконец немец махнул рукой и отошел в сторону.

— Бардак! — сказал он довольно громко, обращаясь к своим.

— Точно! — обрадовался Илья Муромец. — Только тем и берем! Против нашего брата ничего не устоит!

— А что такое бардак? — поинтересовался Яромир.

— Скоро узнаешь, — сказал Илья и громко заржал.

Немцы, глянув в его сторону, еще больше притихли.


предыдущая глава | На службе у Кощея | cледующая глава