home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



§ 2. Противоречия внутри национального движения. «Меоре даси» (Вторая группа)

К началу 60-х годов XIX века между предводителями национального движения по основным программным вопросам существовало согласие. Шестидесятники («Пирвели даси»), те же «тергдалеулни», не являли собой течение, основывающееся на резко противоречащих организационных принципах. Это была группа единомышленников во главе с Ильей Чавчавадзе, объединенная вокруг одной идеи и сплотившаяся в борьбе за осуществление единой программы. Над программой в основном работали Илья Чавчавадзе, Нико Николадзе и Георгий Церетели. Именно они и определяли политическое направление группы «Пирвели даси». Естественно, это нисколько не умаляет заслугу других известных шестидесятников (Димитрия Кипиани, Акакия Церетели, Якоба Гогебашвили и др.).

Некоторые разногласия, изначально же существовавшие между шестидесятниками, не помешали им определить основные программные требования. С 70-х годов XIX века идейные разногласия между ними приняли более острый характер. Позиции Ильи Чавчавадзе не разделяли Нико Николадзе и Георгий Церетели. Вскоре к ним примкнул и Сергей Месхи. В чем заключались причины идейных разногласий между шестидесятниками? Рассмотрим главные из них.


1. Разногласия начались в связи с социальным вопросом в программе национального движения. В России, как и в Грузии, развитие буржуазных отношений в пореформенный период еще больше обострило социальную проблему. Все эти процессы имели отклик в Грузии, причем здесь социальный вопрос не стоял так остро, как в России. Но ясно было и то, что Грузия не останется в стороне от этих процессов.

Социальная проблема так же волновала и шестидесятников, в частности, Илью Чавчавадзе. Тем не менее Илья Чавчавадзе считал, что включение социального вопроса в программу национального движения и тем более борьба за его осуществление на данном этапе (60–80-ые годы XIX века) не приемлемы. Выдвижение на передний план социальной проблемы могло нанести ущерб национальному движению, т. е. могло его ослабить и расколоть на несколько течений, что, в свою очередь, привело бы к уничтожению идеи создания единой почвы для консолидации грузинского народа. Эту точку зрения не разделяли Нико Николадзе, Георгий Церетели и Сергей Месхи.

Они считали, что важнейшей задачей было осуществление программы национального движения, т. е. должна было быть решена задача национальной свободы, но вместе с тем они настаивали на решении социальной проблемы одновременно с национальной.

Илья Чавчавадзе был глубоко убежден, что до серьезного обострения социального вопроса, необходимо, чтобы национальное движение достигло определенного исторического рубежа – осуществления намеченной программы. Именно поэтому Илья Чавчавадзе был принципиально против внесения социального вопроса в программу национального движения, тем более был против борьбы за его осуществление.


2. Разногласия в лагере шестидесятников возникли по поводу роли и места национальной буржуазии. В 60-х годах XIX века в Грузии не существовала национальная буржуазия, поскольку в первой половине XIX века не было на то сооветствующих условий.

Российская колониальная политика всячески способствовала и поощряла деятельность иностранной буржуазии (в основном, армянской). Армянская буржуазия сначала же захватила главенствующие позиции и после отмены крепостного права еще более быстрыми темпами взяла в свои руки экономику Грузии. А перспективы грузинской буржуазии были не столь уж обнадеживающими. В такой ситуации Илья Чавчавадзе считал, что в Грузии национальная буржуазия не способна выполнить ту роль, которую выполняла буржуазия в западноевропейских странах.

По мнению Нико Николадзе и Георгия Церетели, не так далеко время, когда, как и в западноевропейских странах, буржуазные отношения быстро уничтожат старый социально-экономический строй в Грузии и грузинская национальная буржуазия станет во главе социальной и экономической жизни страны, после чего грузинская аристократия превратится в незначительную силу. В условиях отсутствия национальной буржуазии принижение роли грузинской аристократии Илья Чавчавадзе считал отрицательным явлением.


3. Разногласия среди шестидесятников возникли и в определении будущего политического, экономического и социального устройства Грузии. Нико Николадзе и Георгий Церетели идеализировали жизнь западноевропейских стран. Илья Чавчавадзе не разделял их мнения. Он с большой осторожностью относился к различным идеалам и веяниям, исходящим из мира других стран и тщательно изучал их положительные стороны применительно к грузинской действительности.

Таким образом, в группе шестидесятников определились два видения ближайшего будущего Грузии. Выработать одно общее направление не удавалось. Нико Николадзе, Георгий Церетели и Сергей Месхи противостояли Илье Чавчавадзе и его единомышленникам. Позднее, в 1894 году Георгий Церетели назвал эту группу «Меоре даси» («Вторая группа»), а группу деятелей начала 60-х годов XIX века – «Пирвели даси» («Первая группа»).

Несмотря на разногласия «Меоре даси» осталась верна программе национального движения, поэтому-то это течение признано неотъемлемой частью общенационального движения Грузии.

Группа «Меоре даси» не была сплоченной ни с идейной, ни с организационной точки зрения. Ее члены не пытались создать какую-либо особую программу, и тем более претворить ее в жизнь. После смерти Сергея Месхи (1883) произошел раскол между Нико Николадзе и Георгием Церетели. После этого группа распалась и прекратила свое существование.

С начала 90-х годов XIX века национальное движение продолжалось уже в видозмененной форме. С этого времени стали возникать новые политические течения. Каждое из этих течений имело свое особенное отношение как в целом к национальному движению, так и к его отдельным представителям. Все более очевидным становился факт, что в новых условиях национальное движение не будет иметь столь всеобъемлющего характера, какой оно имело в 60–80-х годах XIX века.


§ 1. Программа национального движения и борьба за ее осуществление | История Грузии (с древнейших времен до наших дней) | Глава IX Грузинские народники