home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Пожевав сухой рыбы на кормовой банке, с удовольствием рассматривая, как гравилет Кима почти в режиме глиссирования тащит их «Калошу», Ростик почувствовал неодолимую сонливость. Выпросив пару бушлатов, которые солдатики по привычке взяли с собой, он пристроился на грязноватых, совершенно не приспособленных для сна стланях и, ко всеобщему удивлению, быстро уснул. Должно быть, шум, суета, солнце над головой и журчание воды под тонкой обшивкой ему, по старой солдатской привычке, казались не помехой, а наоборот – признаком безопасности, подтверждением его права покемарить.

Вот сон, который ему приснился, вышел не самый удачный… Вернее, это был не один сон, а несколько. Сначала Ростику казалось, что его рассматривает в огромное увеличительное стекло какой-то удивительно большой, немигающий глаз. Он был и человеческим, и не совсем человеческим – иногда казался птичьим, иногда рыбьим, а перед окончательным пробуждением вообще сделался фасеточным, как у богомолов, но при этом изумрудно-зеленым, как у губисков, и почти таким же выразительным.

А еще ему снились бесконечные аквариумы, в которых… плавали не рыбы, а ходили по дну люди. И аквариумы эти – как Ростик не сразу понял, но все-таки понял – стояли на дне, и были, следовательно, не аквариумы, а аэрариумы, то есть клетками для людей, которые даже под водой могли дышать воздухом.

Потом эти два сна перепутались или как-то совместились, в общем, он проснулся от того, что его на дне аэрариума рассматривал этот глаз, а к нему, как к рыбке, выставленной на столе, добирался огромный осьминог или что-то на него очень похожее. Тело болело, голова гудела, но все-таки он чувствовал себя получше. С пробуждением его приветствовал Пестель, который сидел на руле:

– Эх, будет возможность, обязательно в командиры пойду – сам ухо давишь, а служба идет.

– Плывет, – поправил его один из солдатиков.

– Да, почитай, что приплыли, – поправил солдатика старшина. – Ким, кажется, про этот треугольник розовых кустиков говорил.

Ростик огляделся. Да, они были примерно там, где следовало, может, чуть ближе к Одессе, чем утром, но не намного. Пока Ростик умывался забортной водой, светлой, как воздух, Кимов гравилет впереди вдруг пошел медленнее, потом вовсе прослабил трос, а затем плавно, задним ходом подполз к «Калоше», и капитан Дондик, высунув голову из боковой форточки правого пилота, прокричал:

– Гринев, отцепи трос. Начинай выгребать на восток, понял? Строго на восток. И в воду смотрите, Ким говорит, мы – на месте.

Рост помахал рукой, показывая, что все понял, отцепил леер, который тут же уполз в гравилет, и расставил людей – двоих на весла, старшину на руль, двоих ближе к корме – смотреть дно слева и справа, а сам с Пестелем пристроился на носу, чтобы тоже смотреть по сторонам и вперед. Гравилет Хвороста, того самого парня, который показался Ростику похожим на богомола, пошел слева от «Калоши», а Ким обосновался справа. До них было метров семьдесят.

Прикинув, что через воду он и его кормовые наблюдатели едва могут охватить полосу метров в двадцать, Ростик решил, что гравилеты отошли слишком далеко. И лишь потом сообразил, что они все сделали правильно, расширяя зону поиска максимально, – потому что прямо под собой они дна видеть не могли, но как раз эту-то полосу и отслеживал он с ребятами из лодки.

Поля, поля и поля желтых ракушек тянулись монотонно, словно они не над морским дном ходили, а ползли по холсту художника-абстракциониста, злоупотребляющего темной охрой. Иногда эти квадраты и треугольники кончались, но тут же начинались новые. От этого цепенел мозг и ослабевало внимание. Но в этом была и хорошая сторона – на относительно светлом фоне любой предмет чуть больше старого башмака улавливался глазом быстрее и легче, чем единственная буква, начертанная на листе бумаги.

Пройдя почти пять километров на восток, лодки Хвороста и Кима развернулись и пошли на запад, в сторону дварского берега, разумеется, сместив общую линию наблюдения южнее, ближе к Одессе. Потом, вернувшись к пресловутому розоватому треугольнику, снова развернулись и снова двинули на восток.

Так они челночили почти пять часов, обнаружив только несколько каменных гряд, на которых желтые ракушки не росли и которые, разумеется, осмотрели внимательнее. Пару раз на гравилетах возникало легкое волнение, должно быть, что-то кому-то показалось, и ребятам в «Калоше» приходилось подгребать к требуемому месту и высматривать дно особенно тщательно. Оба раза тревога оказалась ложной. Первый раз это был темный валун странной формы, а второй – даже неизвестно что. По крайней мере, как Ростик, Пестель, Квадратный и его ребята ни старались понять, что же вызвало у Хвороста ажиотаж над абсолютно ровным дном моря, ухоженном, как цветник пенсионерки, – это осталось неизвестным.

Во время позднего обеда, или раннего ужина, который Ростик решил все-таки устроить для своих уставших, обессилевших ребят, Пестель, жуя неизменную жареную рыбу, которой их снабдили в городе, вдруг, хитро подмигнув, вытащил из кармана… медицинский стетоскоп. Такие Ростик привык видеть дома с самого детства.

Отжевав, Пестель сполоснул руки и опустил немудреный прибор в воду. И вдруг его лицо изменилось. Глаза стали круглыми и обалделыми, словно неведомым образом он научился видеть что-то остающееся для других по-прежнему невидимым. Ростик подсел к приятелю, насильно сдернул стальную вилку, удерживающую трубочки в ушах Пестеля, и попытался взять в руки комбинированный мембранный и конический звукоуловитель. Биолог потряс головой, потом фыркнул, словно только что вылез из воды.

– Фрррр… Вот это да!

Ростик не стал спрашивать, что услышал его друг, а сам приспособил стетоскоп на голове и сунул мембрану в воду. И тотчас… Далекие, мерные, как колокол, удары, возникающие словно по воле разумной силы, разносились с отчетливостью, от которой начинало ломить зубы, от которой кружилась голова. Иногда вместо мерного биения возникал частый, дробный перебор, будто включались мелкие колокольчики. Но и при этом сила звука меньше не становилась, а лишь как-то непонятно менялась, словно к тревоге вдруг прибавлялся кодовый сигнал, конкретизирующий эту тревогу, расшифровывающий ее. Чем-то это напоминало вращение защитного экрана вокруг сигнального шара, когда на Боловск налетели губиски.

– Это у берега бегимлеси, – решил Ростик. – Нужно доложить капитану.

Квадратный отобрал стетоскоп, тоже послушал. Но сейчас, когда подводный колокол уже был распознан, слышать его можно было и без всяких приборов. Солдатики так и делали – просто опускали голову под воду или прикладывали ухо к обшивке «Калоши» и шепотом обменивались мнениями. Говорить во весь голос после этих ударов стало как-то… рискованно.

И вообще, хотелось отсюда поскорее отвалить, вот только они не могли этого сделать. Они обязаны были выяснить, что и как тут произошло с командой сборщиков, иначе… Собственно, никаких «иначе» и не возникало.

Покричав и помахав руками, дождавшись, пока лодка Кима подойдет ближе к «Калоше», Ростик твердо и без подробностей доложил, что происходит. Дондик поднялся в башенку стрелка, откинул одну из форточек, высунулся чуть не по пояс, опираясь руками на обшивку гравилета, и принялся задавать вопросы. Уяснив проблему, решил так:

– Ладно, доведем этот проход на запад до конца, а потом зачаливай лодку, пойдем к островам.

– А если этот колокол ненадолго? – спросил Пестель. – Упустим момент, капитан. Сейчас нужно определить что и как?..

– И что же ты ему предлагаешь? – отозвался Квадратный. – В воду прыгать, как Рост, так для этого плавать нужно, словно дельфин.

– Разговорчики, – подал голос Ростик. – Кончай шабашить, всем занять места.

Но дойти до западной оконечности этого витка патрулирования не пришлось. Вероятно, капитан уже после своих слов принял другое решение, потому что с Кимовой лодки вдруг сбросили леер, привязанный к пресловутой канистре, и она отлетела в сторону. Более явственного приказа зачалить лодку Ростик решил не дожидаться.

Завязывая узел на толстом, металлическом кольце на носу их посудины, Пестель спросил:

– А знаете, мне кажется, источник звука тут не один. Последние минуты полторы еще и с кормы звенит.

«Калошу» повели не куда-нибудь, а к ближайшему острову, который, насколько помнил Ростик, находился уже километрах в двадцати от восточного берега залива. Это заставляло напрягаться даже таких ребят, как Квадратный. Он, осознав, куда их ведут, поежился, потом со вздохом принялся расспрашивать, стараясь, чтобы его старательно безразличный вид обманывал подчиненных солдат как можно дольше.

– А ведь сюда почему-то никто еще не ходил, правда?

– Кто-то ходил, – отозвался Пестель, – только я не знаю результатов.

– Все равно, над дварами ходили и Фарид, и Ким, и другие наши ребята, а тут – даже имя неизвестно.

– Слушай, старшина, мы вообще мало знаем, потому что газеты нет, радио не работает, а трепаться большинство ребят не любят.

Старшина понял, что Ростик считает его болтовню нежелательной, посмотрел на солдатиков, которые уже стали прислушиваться к их разговорам, и умолк. Но почему-то именно эти «дифирамбы» берегу бегимлеси всех сделали слишком впечатлительными и настроили на очень трусливый лад. Как-то уже не так стало светить солнце, отовсюду людей то и дело теперь обдавало мертвенным холодом… В общем, мир сделался неуютным, хотя и непонятно почему.

Подводные поля тут стали еще ухоженней, чем у их берега, красные кораллы вообще росли только на самых неудобных местах, а это значило, если их кто-то пропалывал, то делал это старательнее и аккуратнее. Наверное, поэтому Ростик и решил, что они приближаются к тому месту, откуда все эти желтые посадки и начались. Он попросил Пестеля поколдовать со своим стетоскопом, и тот быстро согласился, что звона стало больше, и он приблизился.

Ким вывел их на островок, который, вероятно, намыла какая-то невидимая местная речонка, попросил на всякий случай отцепить леер от лодки и сел на кораллово-песчаный пляж. Потом из летающей лодки выскочил капитан, на ходу поправляя фуражку.

Ростик приказал вставить в уключины еще одну пару весел, и они лихо дошли до берега, захрустев килем по мертвым ракушкам. Капитан вошел в воду больше чем по колено и бодро приказал:

– Гринев, переходи к Киму. Я вместо тебя тут покомандую.

Ростик выпрыгнул в воду, подивившись, насколько она оказалась теплой, даже горячей. Потом подождал, пока капитан влезет в «Калошу». По сравнению с тем, каким он был утром, на пристани, капитан тоже подустал – его глаза оплыли, стали красными, словно вареными, и узенькими, как щелочки. Он явно пересмотрел на солнечное отражение от воды, у него начиналась «снежная» слепота.

Ростик попробовал было сказать ему об этом, но капитан только отмахнулся. Тогда Ростик бегом домчался до гравилета Кима, плюхнулся на сиденье стрелка и принялся уже привычно осматриваться.

Они взлетали, песок и мелкие камешки застучали по обшивке, а покачивания из стороны в сторону сделались чуть более сильными, чем обычно. Наверное, Ким устал или Винторук стал наконец сдавать, а то непонятно уже было, откуда он черпает энергию, чтобы работать на котле.

– Ким, какие приказания оставил капитан?

– Приказания? Да никаких, просто просил прикрыть их с воздуха.

– А куда мы идем?

– Кажется, он хочет побольше разузнать про этот подводный звон. Кстати, на что это похоже?

Ростик рассказал, одновременно с какой-то непонятной нервностью наблюдая за лодкой Хвороста, который остался в стороне от всех этих буксировок-пересадок, а потому пошел в одиночку к восточному берегу. Сейчас его лодка еще виднелась на фоне светлого моря, но стоило ему чуть подняться, как он непременно растворился бы в серости, опускающейся с небес, или приходящей от бегимлеси, или поднимающейся от воды. Ростик еще не мог тут как следует сориентироваться.

Осторожно, словно гравилет был хрустальным, Ким развернулся в воздухе и поволок «Калошу» на восток. Ростик кончил осматриваться и попытался понять, какие чувства выражает капитан. А тот, по-видимому, вволю наслушавшись подводного звона, поднялся посередине лодки на ноги и указал градусов на двадцать южнее их курса. Ростик не успел и слова произнести, как Ким уже поменял направление. Пришлось его по-дружески похвалить:

– Классный из тебя извозчик получился. Загляденье!

Ким ничего не ответил, лишь блеснул зубами через плечо и тут же снова отвернулся. Ему было некогда.

Сверху дно еще больше удивляло своей правильностью. Ростик мог бы поклясться, что некоторые места выглядят такими ровными потому, что их специально сглаживали, лишая складок и впадин. Еще меньше тут было неизбежных песчаных проплешин и водорослевых рощиц, вокруг которых вились рыбные косяки.

Вот только каких-то теней на фоне этой желтой «лепоты» стало больше… Хорошо бы рассмотреть, что же это за тени, хорошо бы понять, почему их Ким с Хворостом не замечают? Или замечают, только почему-то помалкивают? Ладно, сейчас разберемся, решил Рост.

Но разобраться не успел. Они придвинулись к берегу бегимлеси уже километров на десять, и без труда можно было читать береговую линию, в которой, впрочем, не было ничего особенного. Хворост – тот вообще завис, почитай, над самым берегом, почему-то не решаясь преодолеть береговой срез. Вот наконец продвинулся чуть дальше…

И почти тотчас из его лодки ударила спаренная пушка. Она била по каким-то целям на берегу. А с берега бегимлеси в воздух стая за стаей взлетали птицы.


Глава 22 | Торговцы жизнью | Глава 24