home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Так уж повелось, что вечерами, если Пестель слишком зарабатывался и не появлялся к ужину, Ростик топал к нему. Во-первых, это было остаточным эффектом, последействием того страха, который однажды разбудил его. А во-вторых, было интересно поболтать с высоким очкариком… Настолько, что Ростик стал думать, что делает это неспроста, что нечто, подсказывающее ему то, чего он знать не может в принципе, как и прежде уже бывало, «водит» его, словно бычка на веревочке. Вот только он не знал, какие вопросы следует задавать или Пестелю, или себе, или кому-нибудь еще.

Вот и на этот раз он поужинал, прожевав свои куски рыбы и каши, захватил миску с новой порцией, взял солдатскую кружку, с реденьким липово-морковным чаем, и потопал по набережной, не забыв захватить автомат. Пестель, как всегда, к вечеру уже вымотался от работы и выглядел не крепче тряпичной куклы.

Ростик вошел, улыбкой поздоровался с приятелем, поставил на отдельный стол, где было поменьше приборов, ужин. Подошел к обмякшему биологу, который тем не менее все пытался разглядеть какие-то осадки на донышках химических колб.

– Георг, хватит на сегодня. Поешь лучше.

– Еда – дело поросячье.

Биолог очень плохо воспринял неудачу с выплавлением металла из моллюсков. Создавалось впечатление, что он считал главным виновником себя, а не Дондика, который затеял гонку, даже не проверив как следует идею в лаборатории.

– Теперь я знаю, как Полдневье влияет на человеческую расу – слишком много философов возникает на ровном месте. Над чем работаешь?

– Так… Получил приказ подумать над химическим способом получения металла, чтобы не в дым уходили наши моллюски. – Как слепой, Пестель дотопал до миски с пищей, сел, подумал, пошел в угол зала, вымыл руки с мылом – последним куском, что привезли из города. Вернулся, сел, стал есть, сначала медленно, потом жадно. – А ты?

Вместо ответа Ростик известил:

– Устанавливаем на «Шаланде» самодельный компрессор. – «Шаландой» в последнее время стали называть третью, самую удачную из лодок. – Вчера маски для ныряния испытали, кажется, все работает.

– Зачем это?

– Металл доставать, зачем же еще. Все разговоры только о металле. Правда, пока ракушки приказано не рвать, мало топлива, зато градины собираем без конца, команды на лодках теперь человек по десять, чтобы успевали подольше понырять.

– И какой результат?

Рост почти равнодушно пожал плечами.

– Каждый день за сотню килограммов, но я точно не знаю. – Он посмотрел на плоский, как бы вытесанный из монолита потолок зала. – Тебе ничего странным не кажется?

– Что именно? – проглотив последний кусок, Пестель потянулся за чаем.

– Зачем все это? У нас на заводе – несколько десятков тысяч тонн первосортного железа, и то не знаем, что с ним делать. А тут с величайшими трудами достаем считаные тонны, которые, может быть, даже и переправить в город не сможем, а… Опять никакого объяснения нет.

– Может, для торговли?

– Не только, – раздался веселый голос от двери, из темного проема появился Ким. Он еще не снял кожаную куртку, в которой обычно летал на своем антиграве.

– Ты же должен был в город Дондика отвезти? – полуутвердительно спросил Ростик.

– То-то и оно, что вернулся. Капитан из любезности взял меня в Белый дом, и, представь себе, Председатель после нашего доклада рассказал, что наш металл, который мы из ракушек выковыриваем, определили как идентичный тому, из которого сделаны котлы и блины летающих лодок. И основные части ружей губисков тоже, кстати, из него сделаны.

Пестель даже кружку отставил.

– Ты уверен?

– Химики в университете уверены, а это серьезно. – Ким провел растопыренной пятерней по волосам, снова чуть заметно улыбнулся. – Это значит, что металл очень нужен. Есть предложение сделать маленький котел, установить под него один блин и попытаться этой машинкой управлять, как… Ну, как мотоциклом, например. Понимаете, сразу обошлись бы без бензина, да и возможность с лодками экспериментировать появляется. Еще собираются из него мастерить оружие.

– Подожди, – взмолился Рост. – Это тебе в Белом доме рассказали?

– А где же еще? Председатель-то наш не кто-нибудь, а профессор, привык вперед смотреть. В общем, как мне сказал Поликарп Грузинов, он загружен выше крыши и его ждут новые задания.

– Видишь, Рост, – Пестель повернулся к своему «кормильцу», который сидел на каменном столе рядом с опустошенной миской. – Без этого металла – никуда.

– Не все так просто. Топливо для лодок тоже кончается, помните, Дондик говорил? А зачем нам эти «мотоциклы» без топлива?

– Про топливо они тоже что-то выяснили, – сказал Ким, – вот только я не во всем разобрался. Темнят, как с секретом табуреточного самогона.

Пестель чуть смущенно усмехнулся.

– Скорее не они темнят, а тебе следовало в девятом классе химию учить получше. Жаль, я с вами туда не слетал, больше бы подробностей узнал.

– А еще, ребята, семафорная служба в Чужом городе будет работать только до зимы. Как выпадет снег, ее скорее всего оттуда попросят.

– А с Одессой что зимой будет? – забеспокоился Пестель. – Из-за разорванной связи нас отсюда не эвакуируют?

– Начальство-то, конечно, хочет оставить нас тут, но зеленокожие… Это вопрос. Что-то у наших там с ними не получилось. И если учесть, что Одесса – их город, а не наш, то…

– А я и не знал, – Пестель повернулся к Ростику, – что семафор заработал.

– Я и сам не знал. – Рост повернулся к Киму. – Слушай, особа, приближенная к Председателю, что ты слышал о реакции зеленокожих на наше тут подселение? Конкретно?

Ким честно почесал нос, помотал головой в стороны.

– Там был Эдик, и он должен был договориться. Сейчас его, похоже, оттуда сняли и приказали своим ходом привести в Одессу еще тысячу человек. Цель – обустроиться понадежнее, увеличить добычу металла, усилить посты, расширить поля, и вообще – держать хвост пистолетом. Кажется, Председатель хочет оттяпать Одессу явочным порядком.

– Любопытно. – Рост задумался. – Я-то думал, что из Эдика такой же проводник, как из меня бакумур.

– Для такого дела могли бы и машины погонять, – вяло проговорил Пестель. Вид у него был такой, словно он вот-вот собирался с табуретки свалиться и уснуть на каменном полу.

– В любом случае – живем, ребята, – продолжил Ким. – Скоро пополнение придет. Эх, Одесса!

Ростик посмотрел на веселящегося пилота, на заморенного биолога и скорее для себя, чем для продолжения разговора, пробормотал:

– И все-таки что-то тут не так.

Ким, который выглядел так, словно собирался пуститься в присядку, кисловато улыбнулся и протянул:

– Ну-у, опять Рост за свое! Что на этот раз не нравится?

– Не знаю, – Ростик пожал плечами и поставил пустую кружку в миску. – Так, глупости разные, мелочь.

– А точнее? – от последних слов встрепенулся Пестель, собираясь быть настойчивым.

– Ты первый заметил, что моллюски растут рядами, как солдаты на плацу. Кроме того, как-то, ныряя с Эдиком, я увидел, что красные полипы атакуют раковины и с удовольствием ими питаются, но… Почему-то не дорастают до главной кормежки. Их остается не слишком много, словно кто-то эти поля пропалывает.

Пестель заинтересовался.

– Поле с сорняками? Слушай, Рост, если пропалывают, как ты говоришь, значит, должен быть и хозяин. А мы еще ни разу…

– Не сталкивались? – Ростик отвернулся от приятелей. – Может, нам очень везло? Но не может же везти бесконечно?

– К тому же беспамятство Антона, – посерьезнел Ким.

– Не знаю, – для убедительности Ростик даже плечами пожал. – Не могу доказать… Но мне почему-то кажется, что это другое. – Он взял миску и потопал в выходу. – Ким, ты Дондика часом не привез назад? А то он уже всем глаза намозолил.

– В Боловске остался.

– Значит, я тоже могу покомандовать. Тогда вот что, – Рост полуобернулся, чтобы его слова прозвучали потверже. – Пестель, кончай на сегодня, иди спать.

– Я еще хотел… – начал биолог, но Ростик не дал ему закончить.

– Говорю – спать.

Погасив примусы и заткнув какие-то колбочки пробками, они вышли из зала, закрыли неестественно мягко и легко ходившую в пазах каменную дверь.

И в этот миг погасло солнце. Стало темно, но как-то не очень. Словно в воздухе еще кружили какие-то едва уловимые капельки света, подобно остающемуся после проливного дождя туману. Но не успели ребята свернуть за угол, как исчезли и они. И почти тотчас Ростик почувствовал, что над городом нависает ощущение новой опасности.

Он поправил автомат на ремне, а потом понял, откуда оно исходит. По набережной с фонтаном и статуей разгуливали люди с факелами. И это не был припозднившийся развод патрулей, уж слишком возбужденно звучали голоса. Рост впихнул грязную посуду в руки Пестелю и ускорил шаг. Добравшись до первого же факельщика, он резковато спросил:

– Что случилось?

Тощий и прыщеватый солдатик неуклюже пожал плечами и чуть не уронил свой карабин на плиты набережной.

– Командир вот там, – он указал на группу мрачноватых людей, которые стояли плотной группой у воды. Иногда кто-то из них выкрикивал что-то то ли возмущенным, то ли обиженным голосом.

Рост почти побежал вперед. Плиты кончились, начался песок. В этом месте набережная кончалась, песок плавным языком поднимался из воды, и тут обычно держали свои лодки добытчики раковин. Как-то Ростик призадумался о смысле этого пляжа, занимающего такое нужное место в гавани и вообще в обнесенном стеной городе. Он не мог придумать ответ, пока не увидел в одном из морских руководств рисунок с кренгованием корабля на отмели. После этого все стало ясно.

– Что тут происходит? – вполне начальственно проворчал он, когда до ребят на берегу оставалось еще с полсотни шагов.

Кто-то вышел ему навстречу. По голосу Ростик узнал старшину.

– Тревога, командир. Не вернулась одна из лодок.

Ростик дошел до ребят у воды. Тут было больше добытчиков, чем солдат из охраны города. Впрочем, жесткого деления на отряды не было, тот, кто вчера стоял на стене или патрулировал набережную, завтра мог оказаться в море с маской на лице.

– Где старшие по лодочным командам?

– Тут я, – вперед выступил бородач лет тридцати, очень кряжистый и медлительный. – Только я свою лодку довел, командир.

Замечание было очень «умное», но Ростик решил не иронизировать.

– Где работала пропавшая лодка?

– Это же «Калоша», она всегда немного опаздывает, вот мы и решили, когда уже отправились в обратный путь, мол, ничего страшного, что она отстает. А потом она как бы исчезла…

– Как это – «исчезла»?

– Ее не стало видно. Мы даже слегка повернули и с пару километров протащились назад, но ее все равно видно не было. Такое бывает, командир, незадолго до ночи туман какой-то над водой поднимается. Вот и подумали, что разминулись в этом мареве… А теперь они вообще не вернулись. И сигнала светового не подают.

– Что за сигнал?

– Согласно распоряжению Дондика, – проговорил Квадратный из тьмы, – если кого-то застигает ночь в море, он должен дать ракету сразу по наступлении темноты. Для определения места и вообще… Сегодня сигнала не было.

Ростик снова повернулся к бородачу.

– Днем вы «Калошу» из вида не теряли?

– Тут захочешь – не потеряешь, море-то плоское. Нет, пока не легли на обратный путь, домой, значит, все было в порядке. И отмашку они вовремя давали, что все нормально.

– Отмашку?

– Каждые два часа мы должны отмахивать друг другу, что в помощи не нуждаемся.

Таких тонкостей морской добычи Ростик не знал. Наверное, их установили уже после того, как он стал заниматься плавильной печкой тут, на берегу.

– Неглупо, – признал он. – Итак, сначала. Где «Калоша» сегодня работала?

– Ходила к восточному берегу, к бегимлеси. Там район новый, градин – миллион, – ответил бородач. – А впрочем, вот у нас карта, чтобы, значит, случайно дважды один и тот же участок не обрабатывать.

Кто-то развернул перед Ростиком плотный листок ватмана, на котором довольно дельно были изображены и берег, и Одесса, и речка, и даже крохотные, как веснушки, темные пятнышки на море.

– Мы были тут, – грязный, обломанный ноготь бородатого прошелся над этими веснушками. – А они дошли скорее всего сюда.

– Что значит – скорее всего?

– Я последний раз их видел, перед тем как они исчезли, с учетом нашего хода… Да, вот тут.

– Понятно, но ты же возвращался на пару километров?

– Возвращался, – кивнул бородач.

– И ничего не нашел? Значит, здесь их нет. Кстати, что это за крапинки?

– Острова. В море образовались. То ли река намыла, то ли кораллы дно подняли.

Ростик повернулся к набережной, на всякий случай крикнул поверх обступивших его голов:

– Ким?!

– Командир? – Из темноты выступила знакомая фигура, облитая, как чешуей, светом факелов.

– В темноте сориентируешься по этой карте?

Ким взял из рук Ростика бумагу, поднес к глазам, повернувшись к свету, что коптил сбоку. Солдатик с факелом оказался тот же самый, прыщавенький, поднес палку ближе, в порыве услужливости чуть не опалив Киму нос. Но пилот этого даже не заметил, покрутил головой, прикинул направление в темноте, потом доложил:

– Минут через двадцать буду готов. Только топлива пяток мешков загружу да Винторука с кухни выволоку, и можно взлетать.

– Карту верну, когда вернемся, – повернулся Ростик к бородачу. Да и не мог этот добытчик возражать, не та была ситуация.


Глава 19 | Торговцы жизнью | Глава 21