home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Объединенный масонский комитет. — Консистория Россия. — Масоны сплачивают ряды. — Теневое правительство. — «Масонская большая правда». — Масонский центр в СССР.


Одновременно с созданием конкретных масонских лож в России и за рубежом в рамках разных масонских орденов Западной Европы российские «вольные каменщики» ведут активную работу по созданию объединительных политических центров, которые связали бы воедино разбросанные в разных странах кадры сторонников «преступного Хирама».

1 декабря 1918 года в Париже был учрежден объединительный масонский комитет в следующем составе: Л.Д. Кандауров (председатель), генерал В. Панченко, присяжный поверенный Рапп, адвокат парижского суда Грюбер, граф Нессельроде, бывший российский консул в Нью-Кастле М.К. фон Мекк, художник Широков. Комитет этот ставил своей целью создать заграницей организацию русского масонства, «дабы эта организация смогла, когда позволят обстоятельства, начать действовать в России, в видах морального восстановления ее и организации образованного класса, который сам, в силу нашего характера, организоваться вряд ли сможет».[434] Комитет этот неоднократно менял свой состав, а 13 апреля 1922 года получил название Временного комитета Российского масонства. В него вошли тот же Кандауров (Председатель), Слиозберг (Вице-председатель), Аитов (Казначей), Мамонтов (Секретарь), генерал Половцев.

Центром деятельности этого комитета стало российское посольство в Париже, которое с 25 октября (7 ноября) возглавлял старый масонский конспиратор и заговорщик, участник убийства Г.Е. Распутина В.А. Маклаков. Из посольства плелась паутина масонских интриг в Западной Европе и России. «Русские масоны, — пишет Берберова, — съезжавшиеся в Париж между 1918 и 1921 гг., старались так или иначе что-то спасти — съездами, совещаниями, объединениями». Конечно, спасти они хотели только свою власть над Россией. Для этого ими организуется в Париже Русское политическое совещание, на котором из 21 участника 16 были масонами (бывший глава Временного правительства князь Г.Е. Львов, российский посол во Франции В.А. Маклаков, террористы и организаторы политических убийств Савинков и Чайковский, целая плеяда прожженных политиканов масонского подполья — Ефремов, Коновалов, Бахметев, Аджемов, Стахович, Вырубов, К.Д. Набоков, Гулькевич, Маргулиес, Титов, Долгополов, Третьяков, позднее ставший агентом ЧК).

Чисто масонской организацией следует считать созданный в то же время так называемый «Русский Комитет» в Париже. Из его восьми членов шестеро были высокопоставленными масонами — князь Г.Е. Львов, Коновалов, В.А. Маклаков, Ефремов, Стахович, К.Д. Набоков.

«Все эти ранние эмигрантские организации, — делает вывод масонка Берберова, — доказывают с несомненностью, что масоны играли в эти годы значительную роль, были сплочены, обладали исключительной энергией и такой же живучестью».[435]

Стремление к политической власти над русским народом проявилось у масонов в то время в образовании тайных политических организаций и совещаний.

В 1919 году руководимые из российского посольства в Париже масоны проводят политическое совещание в Одессе. Масонские конспираторы организуют также в этом городе «Национальный центр», из двенадцати руководителей которого десять были масонами. Засилье масонов было и в так называемом Государственном объединении России (Юго-Запад России).

Главной политической целью «вольных каменщиков» в годы гражданской войны было стремление разрушить центры национально-государственного сопротивления большевизму, противостоять возрождению России на традиционных началах. И в этом смысле «вольным каменщикам» удалось многое. В окружении главных руководителей белого движения влияние масонских конспираторов было очень сильно, а нередко и определяюще, что придавало белому движению республиканско-космополитический характер и делало его бесплодным в борьбе с силами большевизма. А с большевиками масонские конспираторы научились договариваться. Тем более что сам Ленин пошел им навстречу, помогая деньгами Великому Востоку Франции. В тесной связи с большевиками стоял член французской военной миссии Садуль, лично встречавшийся и с Лениным, и с Троцким, и с рядом других главарей антинародного режима. С самого начала работы Временного масонского Комитета в Париже туда проникают агенты ЧК, контролировавшие деятельность этого тайного политического центра. Как пишет в своей секретной записке масон Кандауров, «учреждение» в Париже русских лож столкнулось с большими затруднениями ввиду того, что «Чека этому всячески через своих агентов противилась». «Это выражалось как в распускании всяких вздорных слухов (о черносотенстве русских братьев, о том, что они получают субсидию от одного иностранного правительства, о том, что многие из них, вследствие их деятельности в мире профанском находятся накануне привлечения к уголовной ответственности), так и в прямой обструкции со стороны членов Комитета, находившихся на службе у Чеки. Кроме того ЧК применяла и испытанный способ ссоры русских братьев как между собой, так и с французскими братьями».[436] Однако, как свидетельствовали факты, чекисты выступали не против развития российского масонства, а пытались воздействовать на него, чтобы придать ему нужное для большевиков направление.

В целях создания экономической базы для масонского возрождения летом 1920 года в Париже образуется так называемая «Русская финансовая, промышленная и торговая ассоциация», состоявшая преимущественно из русских масонов. Французская спецслужба «Сюртэ Женераль» вносит эту организацию в свое досье.[437] В руководящих органах этой ассоциации значатся десятки известных масонских имен, в том числе активные участники заговора против Царя А. Бубликов, К. Ярошинский, видные промышленники А. Коновалов, А. Путилов, С. Лианозов.И. Абрикосов.

Председателем ее был Н. Денисов, инженер.

Члены Комитета: Александр Бубликов — инженер, Борис Каминка — банкир, Александр Коновалов — фабрикант, Степан Лианозов — нефтепромышленник, Александр Мещерский — рантье, Анатолий Берлин — адвокат, Андрей Бобринский — граф, Алексей Путилов — банкир, Берлин — банкир, Василий Воробьев — коммерсант, Salshoupine Minai — банкир, Филипп Иванов, Владимир Нагродский, Семен Лурье.

Члены совета: Иван Абрикосов, промышленник, Моисей Аджемов, Тарас Белозерский, коммерсант, Леонид Давыдов, банкир, Павел Лелианов, коммерсант, Владимир Маркозов, рантье, Николай Морозов, рантье, Эммануэл Нобель, нефтепромышленник, Николай Панафидин, промышленник, Михаил Плотников, банкир, Карл Ярошинский, банкир, Николай Асе, банкир, Ефим Шайкович, банкир, П. Балабин, банкир, Гордон Ной, Лев Немировский, Александр Вышнеградский, Абрам Животовский, Лев Бродский.

Банкиры и предприниматели, входившие в эту ассоциацию, активно финансируют многие масонские мероприятия и органы печати (например, газету «Последние новости», председателем правления которой был А. Коновалов).

Объединительные процессы регулируются опытными старыми масонскими конспираторами и революционерами. Так, в начале 1921 года известный политический бандит, масон высокой степени посвящения (18°) Б. Савинков совместно с таким же старым террористом Чайковским и Л. Кандауровым учреждают в Париже новую ложу шотландского ритуала.[438]

Временный комитет российского масонства в 1925 году делает попытку образовать Комитет Великой Ложи «Астрея». Однако попытка завершилась финансовым крахом.[439]

В 1923 году масон Кандауров жаловался своим «братьям» на недоброжелательство самых различных общественных групп к масонскому движению. «Большевики, — писал он, — считают масонов организацией буржуазной, и недаром поставили делегатам III Интернационала условием непринадлежность их к нашему Ордену. Римско-католическая церковь руководит нравственно и материально обширной антимасонской пропагандой и возводит на нас всякие небылицы, которым охотно верят слабые люди, склонные объяснять несчастья не собственными недостатками и промахами, а вмешательством таинственных врагов; правые толка Маркова 2-го считают нас большевиками и печатают (в Болгарии) списки, где упомянуты многие из нас, и, как водится, обещают всех нас при первой возможности повесить».[440]

В апреле 1929 года масонская консистория «Россия» подготавливает секретный меморандум об организациях, целях и задачах русского масонства как за границей, так и в СССР.[441]

В нем, в частности, подчеркивалось, что общественно-политическая ситуация, сложившаяся в стране, благоприятствует развитию масонства. Главное здесь в том, что «большая часть культурных слоев находится в оппозиции к советскому правительству». «В этих условиях усилились симпатии к масонским идеям… Гостеприимство и поддержка французскими масонами своих русских братьев шотландского ритуала умножили ряды вольных каменщиков».

Вопрос о развитии русского масонства неоднократно обсуждался на заседаниях верховных масонских органов. Верховный Совет Великой Ложи Франции подготовил отчет о «важной роли, которую масонство может сыграть в будущем России…»

В «Меморандуме» отмечался неуклонный рост рядов российского масонства за рубежом, которое стало «уже достаточно сильным, несмотря на невысокие степени посвящения русских вольных каменщиков».

В документе ясно выражены политические ориентиры «вольных каменщиков» — создание псевдодемократического государства по западному образцу на основе либеральной доктрины. Масонские мудрецы подчеркивали, что возвращение России к прежним порядкам — до 1917 года — не только невозможно, но и нежелательно. Симпатизируя политике геноцида русского народа, проводимого большевиками, масоны были против пересмотра результатов антирусской революции.

Формулируя свои главные задачи в России, «вольные каменщики» предполагали сосредоточиться на подпольной работе по созданию основ новой власти. «Русские масоны не собираются действовать открыто, а, напротив, желают работать незаметно в строительстве разумного режима, основанного на принципах масонского ордена и учреждения принципа народного волеизъявления (на языке масонов это означало возможность закулисной манипуляции на выборах — О.П.) под знаком легальной либеральной доктрины».

Зарубежные задачи российского масонства формулировались его руководством преимущественно в плане активизации борьбы с «реакционными элементами русской эмиграции». И здесь они достигли больших успехов, тайно проникнув во многие организации, разрушая их изнутри. Так, например, весной 1925 года в Париже был созван Зарубежный съезд. Хотя на нем присутствовали и патриотические силы, его председателем был избран масон Ю.Ф. Семенов («который принадлежал с 1922 года к ложе „Астрея“, а с 1924-го — к ложе „Золотое Руно“, ныне „Юпитер“[442]). Конечно, присутствующие патриоты не знали, что Семенов масон (так строго соблюдалась масонская тайна). Перед этим по требованию большинства съезда от председательства был устранен масон С.Н. Третьяков.[443]

Новую объединительную попытку осуществляет в 1931 году ложа «Гермес», но тоже безуспешно.[444]

В тридцатых годах одним из объединительных центров российского масонства становится ложа «Лотос», программы работ которой разрабатываются не без претензии на лидерство.


Программа работ ложи «Лотос» на 1935 год.[445]

Тема: Современное состояние, Идеология и Задачи Русского масонства.

Вступление.

I. Масонство в развитии русской религиозно-философской мысли. Масонство в Западной Европе и в России. Масонство и политика.

А. Современное масонство

II. а) Современное состояние масонства. Его организация. Организация и работа русских лож Великой Ложи Франции и Великого Востока Франции. III. б) Масонство и социализм. Масонство и диктатура — Фашизм, Гитлеризм. Роль масонства в политической жизни Франции. Масонство и Религия.

Б. Идеология современного масонства.

IV. а) Вечные Истины в масонстве — конституция Андерсона. Масонство в современной философской мысли. Посвящение и посвятительный путь. Искание истины. V. б) Мир символов. Масонская символика и символика религиозная. догматизм и свободное толкование символов. Масонский ритуал. Масонская тайна и ее значение.

В. Задачи русского масонства.

VI. а) Русское масонство и эмиграция. Отношение его к масонству [мировому]. Влияние масонства на жизнь эмиграции. Масонство и русские общественные организации за границею. Масонство и события, происходящие на Родине. Масонство и интернационал. Национальный характер масонства. Масонство и советская власть. Отношение Русского масонства к советофильской тенденции французской политики и французского масонства. VII. б) Будущее русского масонства во Франции. Объединение русских лож во Франции и за границей. Взаимоотношения с Великим Востоком Франции. Вопрос о Русской Великой Ложе.

Заключение.

VIII. Задачи Русского Масонства по отношению к России. Подготовка к масонской работе в России.


Вступление СССР в Лигу Наций в 1934 году и связанное с ним почти открытое братание лидеров масонов и большевиков вызвало в рядах российских «вольных каменщиков» за рубежом чувство подъема. Масонская консистория Россия подготовила специальное обращение к масонскому конгрессу в Брюсселе, в этом обращении говорилось, что «приближается время, когда Россия будет готова для масонской деятельности, и мы должны быть организованы, чтобы немедленно приступить к ней». В обращении подтверждался факт поддержания контактов с большевистским руководством. «В течение последних лет повторялись попытки, всегда по инициативе советских кругов, установления контактов с руководителями российского масонства». В связи с этим руководители российского масонства за рубежом, в частности Бобринский, Давыдов, Мамонтов, Вяземский просят разрешения у своих масонских иностранных начальников на «создание Верховного Совета шотландского ритуала для России».

В середине тридцатых годов в российском масонстве снова активизируются объединительные процессы, главной причиной которых было стремление остановить рост патриотического сознания русской эмиграции. Л. Кандауров выступает с инициативой создания Объединительного Комитета русских масонских лож. В пояснительной записке к проекту правил этого комитета он признает, что российскому масонству не удалось создать успешно действующий орган, который так или иначе объединял бы деятельность масонских лож в Париже.

«Между тем, — писал Кандауров, — создание такого Органа, имеющего чисто моральное значение, представляется желательным как в видах достижения еще более братской внутренней спайки наших лож, так и в видах единообразного и планомерного разрешения множества текущих вопросов, что сберегало бы время и внесло бы больше гармонии в жизнь русского масонства как целого. За истекшие десять лет объединения фактически производились на принципе личном, одним из братьев (Кандауров имеет в виду себя — О.П.), ныне с ростом и усложнением нашего общественного дела, брат этот, время и личные силы которого, как и у всякого другого, ограничены, не имеет больше к тому возможности».[446]

Наконец, такое объединение российских масонов произошло. Правда, оно включало только ложи, входившие в юрисдикцию Великой Ложи Франции, работавшие на русском языке. Был создан Совет Объединения, решения которого в пределах Устава были обязательны.

Ведению Совета Объединения согласно Уставу подлежали следующие вопросы.

а) Содействие развитию и укреплению масонских связей между ложами и принадлежащими к их составу братьями.

б) Объединение усилий отдельных лож, а также принятие соответствующих мер в целях оказания помощи братьям, как материальной, так равно медицинской, юридической, по приисканию занятий, по воспитанию детей, по заботам о масонах престарелых, хронически больных, инвалидах.

в) Установление взаимодействия между ложами для собрания и проверки сведений на лиц, желающих вступить в масонские ложи.

г) Осведомление лож о возникающих в отдельных ложах обычаях редактирования на русском языке масонских инструкций и установления общей русской масонской терминологии.

д) Содействие: 1) организации общих посвящений во 2 и 3 градусы; 2) установлению порядка инструктирования посвященных братьев и масонских занятий; 3) организации работ в ложах как в виде докладов, так и в виде разработки тем и программ для совместного масонского обсуждения.

е) Заведование и управление общим имуществом, принадлежащим ложам, и помещением, в котором собираются ложи, а также решение других хозяйственных вопросов, связанных с работами лож.

ж) Изыскание средств на покрытие расходов Объединения, установление с этой целью сборов с лож, заведование кассой Объединения и представительство его интересов перед Великой Ложей Франции и Французским масонским Советом.[447] Объединение российских лож снимало для своей «работы» дом на ул. Иветт, 29 в Париже.

Вот финансовый отчет, отражающий одну из сторон его деятельности.


Краткий отчет за 1935 год по управлению Русским Масонским Домом на Востоке Парижа[448]


Тайная история масонства

Объединение масонских лож существовало одновременно с Консисторией Россия и Временным комитетом российского масонства.[449]

Российская эмиграция находилась в жалком положении. Оторванная от родной страны и не видевшая будущего, она духовно разлагалась. Если в двадцатые — начале тридцатых годов она еще вносила какой-то вклад в русскую культуру, то во второй половине тридцатых наступает распад, усиливаемый не прекращавшейся «холодной» гражданской войной между патриотической и леволиберальной ее частью.[450]

Надежды масонских кругов на углубление сотрудничества с большевистским режимом после вступления СССР в Лигу Наций к концу тридцатых годов сменяются чувствами ненависти к советскому государству. Если еще в начале тридцатых годов в масонских архивах мы встречаем резолюции в поддержку большевистского режима (например, резолюция за декабрь 1933 года ложи «Этуаль де ла Кро» в городе Мирмасе о протесте против антисоветской пропаганды, проводимой ложей «Этуаль дю Нор» в Париже),[451] то позднее курс «вольных каменщиков» резко меняется, принимая антисоветский характер.

Обострение положения в СССР, приходившие оттуда ложные слухи о скором падении Сталина будоражили российские масонские ложи за рубежом, и прежде всего во Франции. Протоколы их тайных заседаний говорили, что масонские конспираторы готовы принять участие в борьбе за власть в России. Во второй половине тридцатых годов в Париже возникает своего рода теневое масонское правительство, которое получило скромное условное название “группа «Лицом к России»” .[452] О ее реальном политическом значении говорили как ее состав, так и серьезность поставленных целей.

Во главе «теневого правительства» стоял высокопоставленный российский масон Досточтимый Мастер, член Ареопагов, имевший высшую 33 степень масонского посвящения Н.Д. Авксентьев. Активный участник антирусских революций 1905 и 1917 годов, он много «потрудился» для разрушения России. Член террористической эсеровской партии, один из ее руководителей, соратник Савинкова и Керенского. После отречения Царя выдвинут масонским лобби на пост председателя ВЦИК крестьянских депутатов, затем министр внутренних дел Временного правительства. Масонское лобби постоянно поддерживало его. В месяцы масонского разрушения России Авксентьев — председатель Демократического Совещания, председатель Предпарламента. В 1918 году возглавляет Уфимскую директорию, состоявшую преимущественно из масонов. В 1919 году член «Союза Возрождения России». Все члены «теневого правительства» так или иначе принадлежали к старым революционерам с длительным масонским стажем и высокой степенью посвящения, все они ранее работали в различных государственных структурах, образованных масонами — Временное правительство, Уфимская директория, Архангельское правительство.

Член «теневого правительства» П.Н. Переверзев, старый масонский конспиратор, например, был при Временном правительстве министром юстиции и прокурором петроградской судебной палаты. Как пишет о нем родственная ему душа Н. Берберова:

«Переверзев в эмиграции был окружен какой-то особой холодностью своих коллег по партии, но не по ложе: будучи масоном 33°, он был верен тайному обществу с его самых первых лет — его имя можно найти уже в списках 1908 года. А в Парижском архиве хранятся приглашения, рассылавшиеся братьям за подписью шести Мастеров, среди них на первом месте его имя. Он всегда был страстным сторонником сближения обоих послушаний, если не их слияния».[453]

Подобной личностью был и другой член «теневого правительства» Н.В. Тесленко, бывший член Государственной Думы, товарищ министра юстиции Временного правительства.

Главной целью «теневого правительства» ставилась подготовка «к жизни и работе на родине».[454] Как отмечалось в секретной информации: «Своим девизом группа избрала: „Лицом к России“. За истекшее время группа эта регулярно собиралась и вела свою работу. Работа оказалась плодотворной и сплотила братьев».[455]

Задачи, которые ставили перед собой «масонские владыки» были следующие.

Во-первых, подготовить «братьев» к политической масонской работе в России. Разработать новые формы подпольной деятельности, исходя из современных условий.

Во-вторых, организовать борьбу против русского патриотического движения. Здесь масоны были готовы идти в союзе с кем угодно.

В-третьих, создать опорные точки и центры для масонского проникновения в Россию. Подготовив общественное мнение Запада, опираясь на своих иностранных «братьев», наладить контакты с зарубежными государственными структурами, и особо со спецслужбами.

Сохранились некоторые документы этого «правительства», среди них протокол одного из заседаний, который заслуживает быть опубликованным полностью.


Протокол заседания 24 июня 1938.[456]


Присутствовали: Братья Н.Д. Авксентьев, П.А. Бобринский, П.А. Бурышкин, М.П. Кивельович, И.А. Кривошеин, М.А. Кроль, Б.П. Магидович и П.Н. Переверзев. Прислали извинения: А.С. Альперин, В.Л. Вяземский, Б.Ю. Прегель, В.Е. Татаринов, М.М. Тер-Погосян и Н.В. Тесленко.

Председательствовал Н.Д. Авксентьев, Секретарем избран П.Н. Переверзев.

Постановлено на будущее время избирать из присутствующих братьев секретаря для составления протокола заседания.

Остальные функции секретарства возложить на брата Б.П. Магидовича.

Обсуждались предложения кандидатов в члены группы. Были названы И.И. Фундаминский, К.К. Грюнвальдт, Я.М. Шефтель, Ю. Раппопорт, К.В. Гвозданович и П.Я. Рысс. По обсуждению названных кандидатур постановлено: отложить окончательное суждение о кандидатурах Фундаминского, Грюнвальдта, Раппопорта и Рысса. Поручить брату Переверзеву переговорить с братом Шефтелем о вступлении его в группу, принять брата Гвоздановича. Авксентьев. Заявляет, что в прошлом заседании не было назначено никакого доклада и предлагает открыть собеседование по интересующим братьев вопросам. Бурышкин. Ссылаясь на последние статьи газеты «Возрождение», говорит, что в среде эмиграции создается настроение гражданской войны, все яснее слышится угроза перебить всех большевиков и соглашателей. Явно, что что-то новое совершается в эмигрантской среде. События льют воду на мельницу «Возрождения». На днях было освящение памятника Николаю II в церкви на рю Дарю в формах, которые не могли иметь место три года тому назад. Характерна также статья «Возрождения» о Коковцове, поместившем в «Последних Новостях» некролог о Своем старом сослуживце. Статья оскорбительного характера и озаглавлена «Наконец определился». Можно ли сказать, что все эти явления не имеют серьезного значения, что все это — чепуха. Авксентьев. Я ни в какой степени не отрицаю приведенных фактов, но я полагаю, что все эти наши эмигрантские силы в сравнении с тем, что может произойти в России — кантитэ нэглижабль. Я не уверен, что свержение большевизма произойдет по линии демократии. Могут быть линии совершенно неожиданные, такие, что и диктатура большевиков покажется мягкой. Но все это ненадолго. Однако, что бы ни случилось, наши «Семеновы» не будут играть никакой роли, в России найдутся свои Платоны и быстрые разумом Невтоны. Демократическая часть эмиграции, по моему мнению, тоже представляет из себя кантитэ нэглижабль. Теперь не будет того, что было в 1917 году, когда мы, эмигранты, приехали в Россию и сразу попали в верх. Там теперь хорошо знают, что им надо и учителей из-за границы не ждут. Тогда эмиграция сыграла громадную роль. Теперь этого не будет. Семеновские штучки меня ни в какой мере не страшат. Семеновы трупы и даже здесь ничего сделать не смогут. Кривошеин. Если это так, то нам, значит, не стоит заниматься вопросами русской политики. Раз мы туда даже не поедем, то невольно напрашивается вывод: «не теряйте, кума, силы…» Авксентьев. Если я один останусь на земле, чтобы отстаивать то, что я считаю святым, я буду делать это в надежде, что где-то и когда-то это найдет отклик. Мы приедем в Россию и будем насаждать там масонскую большую правду. Это принесет свои плоды, и мы во всяком случае будем это делать. Я говорил о большой политической работе. Ленин явился и взял власть, определил общегосударственную жизнь России, как до него это делали другие эмигранты. Теперь ничего подобного ни эмигрантам вообще, ни Семенову в частности сделать не удастся. Конечно, находясь в эмиграции, надо бороться с Семеновыми. Если мы вырвем от них 10 — 20 душ, то благо нам, но из них никакой гражданской войны в России произойти не может. Здесь же борьба с ними необходима. Бурышкин. Я не далек по мысли от Вас, но 2 года тому назад я был бы в большей степени солидарен с Вами. Эмиграция если и сыграет какую-нибудь роль, то единичными лицами, а не группами. Когда я с Вами работал в России, мне было все равно, эмигрант Вы или нет. Вы были человеком определенных направлений, теперь же у нас вообще нет ничего положительного. В моих взглядах за эти два года произошло много изменений. Я прочитал много книг, занимался пристально вопросом об отношениях Германии к России. Выводы у меня получились совсем необычайные. В Хитлеровской Мэйн Кампф говорится об акции на Россию, о войне на Дальнем Востоке. Идея эта мне не ясна. В плоскости этой идеи действует сейчас Туркул, Солоневич, Меллер-Закомельский, они втягивают в эту компанию русскую эмиграцию в Германии. Много эмигрантов из Франции, несомненно под влиянием этой пропаганды, уехало в Германию. Среди нас действуют элементы, которые вводят нас в борьбу, и это уже не белые мечты, это реальное задание. Я могу, если наша группа интересуется, представить доклад о германской проблеме в России. Почему национал-социалистическая Германия, отрицающая все, что сейчас происходит в России, отстаивает идею национальности. Нет ли тут стремления обеспечить за собой путь к русской нефти. Это один из моих выводов, но есть и другие. Политика Рапалло продолжается. От этого становится страшно. Нужно, чтобы мы открыли на это глаза французам. Нужно сказать им, что в сущности русским эмигрантам во Франции открыта германская граница. Это уже мобилизация. «Возрождению», правда, грош цена, но в его выступлениях горит отблеск грозных событий. Вот, напр., чествование Вел. Кн. Киры Кирилловны по поводу ее свадьбы. Когда несколько лет тому назад ее сестра выходила замуж, такой помпы не было и не могло быть. Надо помнить, что на четвертый день борьбы со стороны большевиков стали стрелять немецкие военнопленные. Кроль. Я не удивился бы, если бы узнал, что немцы выдвинули бы Туркула или Солоневича на амплуа генерала Франко для России и устроили там то, что они сделали в Испании. Это, конечно, послужило бы началом мировой войны. Тут вопрос не в том, какую роль будет играть наша эмиграция, она все равно будет втянута в события. Против этого мы ничего сделать не можем, но мы все-таки должны принимать меры борьбы против растлевающего влияния национал-социализма, должны действовать на тех, среди которых Солоневич ведет свою пропаганду. Бобринский. Вопрос брату Бурышкину, есть ли уже теперь германская акция в России? Бурышкин. Есть. Бобринский. Солоневич представляется мне в политическом отношении фигурой неясной. Бухарин и расстрелянные Сталиным генералы состояли в каких-то отношениях с германским генеральным штабом. Из всей политики Сталина ясна его привычка после поражения своих противников идти по избранному ими пути.

Авксентьев. Бобринский, Бурышкин и Кивельович говорят о слухах, согласно которым Тухачевский состоял в близких сношениях с Германским Ген. Штабом. Авксентьев. Предлагает брату Бурышкину прочитать в Июле доклад о германской проблеме в России. Бурышкин. Согласен, но будет ли достаточно слушателей в Июле? Кроль. Просит отложить доклад на Сентябрь. Магидович. Этот вопрос очень большой, для освещения его потребуется не одно заседание. Надо подготовить пропаганду против немцев. Нам, масонам, придется неминуемо встретиться с германскими влияниями. Сколько бы ни пришло братьев на июльское собрание, необходимо выслушать доклад брата Бурышкина в июле.

После обсуждения этого вопроса брат Авксентьев объявляет, что заседание для выслушивания доклада брата Бурышкина назначается на 19 июля на Иветт в 9 ч. вечера.


Собрание закрыто в 11 часов 45 мин. вечера.


Председатель (б.п.)

Секретарь (подпись Переверзева).

Члены «теневого правительства» провели еще несколько заседаний, на которых обсуждались общеполитические вопросы и разрабатывались планы активизации масонского проникновения в Россию. Их замыслам против России и человечества в то время было не суждено сбыться, ибо на пути их преступных планов встала другая антирусская и античеловеческая сила — западноевропейский фашизм. В борьбе за власть над Россией и человечеством эти две преступные силы сцепились в смертельной схватке, любой исход которой, как показали дальнейшие события, не давал повода для оптимизма.

Вопрос о существовании в Советской России Верховного Совета масонских организаций или какого-либо другого тайного центра пока еще недостаточно изучен. По некоторым данным можно предположить, что такой центр все же существовал как передаточное звено между зарубежными и эмигрантскими масонскими центрами (тем же «теневым правительством») и советскими «вольными каменщиками». По-видимому, он был настолько сильно законспирирован, что о его существовании знали единицы. Даже в самой масонской среде в конце двадцатых годов по этому вопросу разгорелась полемика, отраженная в одном из секретных официальных масонских документов, подписанном масоном 33° А. Давыдовым, направленном руководству французских масонов:

«Предположение о существовании в Советской России масонского Верховного Совета было широко использовано братом Нагродским в его длительной борьбе с братом Кандауровым. Нагродский не сумел убедительно доказать, что такой секретный центр существует. В подтверждение своей позиции Нагродский приводил сведения Автономова, опубликованные в Бюллетене Великой Ложи за 1927 год и, как позднее выяснилось, сфабрикованные русской политической полицией (ЧК) посредством агента-провокатора Автономова… В подтверждение существования в России секретного масонского центра брат Нагродский привел также факт прибытия в Париж из России некоего мартиниста, ставшего здесь масоном шотландского устава, брата Терапиано, который выдавал себя за члена секретного масонского Верховного Совета России. После частых и длительных проверочных собеседований оказалось, что Терапиано не соответствует требованиям, предъявляемым к масонам не только 32°, но и 30° (которые необходимы для работы в масонском Верховном Совете — О.П.)».[457]

К концу тридцатых годов деятельность масонских организаций в России в основном прекратилась или была заморожена, значительная часть подпольщиков и заговорщиков, угрожавших не только режиму Сталина, но, главное, и Российскому государству, понесла заслуженную кару. Масонские организации в эмиграции, пытавшиеся наладить контакты с кем-то из масонов в СССР, с горечью констатируют невозможность таких контактов. Сохранилась интересная переписка секретариата ордена Великий Восток Франции со своей местной организацией, масонской ложей «Реюньон дезами шуази» в городе Марселе об установлении связей с масонскими ложами в СССР. На запрос местной организации о желании вступить в контакт с российскими масонами руководители ордена отвечали:

15 июня 1937

Досточтимые братья!

Благодарим Вас за Ваше письмо от 12 июня, за Ваше участие [в судьбе] масонских организаций, разгромленных в СССР.

В настоящее время мы не можем войти ни в какие сношения ни с одним масоном этой страны.

Сожалеем по этому поводу и просим отнестись к нему с пониманием. Примите наши уверения в глубокой братской дружбе.

Глава секретариата.[458]


Тайная история масонства


Глава 21 | Тайная история масонства | Глава 23