home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

ВОЛКОВ НАДО УБИВАТЬ...

Существует только один грех – глупость

Оскар Уайльд. Критик как художник

14 ноября 2004

Звук бьющегося стекла заставил кисть в руках господина Бальзы дрогнуть. Стараясь подавить ярость, он повернулся к провинившемуся Роману.

– Нахттотер, – виновато промямлил тот, – я пыль хотел протереть. Как вы сказали. А она не удержалась, и...

– Лучше бы не удержалась твоя голова! Китайский фарфор бьешь, паскуда! И чего я лишился на этот раз? – Миклош мрачно изучил осколки на полу. – Ясно... Между прочим, если, конечно, тебе интересно, благодаря кривым рукам ты только что лишил уникальный сервиз одной из лучших менажниц. Знаешь, какая это редкость?!

Она в три раза старше, чем ты! Где я теперь такую достану?! Из тебя вырежу?! Рад бы, да не умею! Ты только крыс способен убивать! На большее ума не хватает! Вон!

Роман, бросив ежедневную уборку кабинета главы клана, поспешно направился к двери.

– Стой! – окликнул его Миклош. – Где Йохан?

– Собирался в спортивный зал. Пойти поискать?

– Вон!!

Тупица! Идиот! Неуклюжая скотина!

Все желание писать пропало. Нахттотер отложил кисть и бросил раздраженный взгляд на картину. Зеленое поле, узкая река, алое закатное небо. На ближайшем берегу стоят облаченные в красное воины. Шлемы с гребнями, высокие щиты, копья, орлы с распростертыми крыльями – штандарты римских легионов. А через реку, на песчаном пляже, неровными рядами выстроился черно-коричневый вал тех, кого жители Апеннинского полуострова привыкли называть варварами. Господин Бальза решил увековечить одну из битв времен Маркоманскои войны.

Старательно вымыв руки, он с раздражением отметил, что, уходя, Роман и не подумал убрать осколки. Те так и остались на полу. Нет! Ну что за свиньи его окружают?!

– Роман! – позвал он.

Ответа не было.

– Роман!!! – оглушительно рявкнул господин Бальза.

Без толку.

Опасаясь злости нахттотера, умник смылся куда подальше. Забился в самое дальнее крыло особняка, точно улитка в раковину. Теперь до следующей ночи не появится. Не стоило выгонять его столь поспешно. Живешь словно в хлеву!

Раздраженный Миклош вышел из кабинета, с грохотом хлопнув дверью. Тхорнисхов, находящихся в это время в коридоре, словно ветром сдуло. Как и Роману, им неприятности были не нужны. Господин Бальза тихо зарычал и огляделся по сторонам, ища, на ком бы выместить зло.

Ни души.

– Р-р-раздолбаи! – задыхаясь от праведного гнева, произнес он услышанное от Рэйлен новомодное словечко. На его взгляд, для нынешней ситуации оно подходило как нельзя лучше. – Йохан! Йохан, черт тебя побери!!

Ослепленный яростью, не сразу вспомнил, что помощника поблизости нет. Решительным шагом направился к лестнице, ведущей на четвертый этаж огромного особняка. Именно там располагался спортивный зал.

Роман не соврал. Хоть на том спасибо. Ландскнехт и вправду проводил очередную тренировку с Рэйлен, нещадно гоняя ее из угла в угол. Мускулистое тело девушки блестело от пота.

Миклош оценивающе хмыкнул. Чтобы заставить вспотеть киндрэт, надо очень постараться.

На этот раз вместо привычной кожи на Рэйлен был короткий черный топ из тонкой ткани и не менее короткие шорты из того же материала. Вместо сапог на высоком каблуке – потертые кроссовки. Медные волосы убраны под надетую задом наперед бейсболку с надписью «Нью-Йорк навсегда!». Руки облачены в неизменные перчатки с обрезанными пальцами. Она крепко сжимала укороченную магическую алебарду и отбивала мощные атаки Йохана.

Тот, вооружившись тяжелой саблей, нападал. Как и оружие девушки, сабля была создана с помощью магии. Полупрозрачно-пепельная, эта «железка» имела свои отличия. По ее клинку то и дело пробегали багряные всполохи. Явно что-то из арсенала украденных у Асиман боевых заклятий.

Несмотря на мощную комплекцию, Йохан двигался легко и стремительно. Переходил из стойки в стойку, все время менял уровни атак, не давая Рэйлен перейти от обороны к нападению и воспользоваться преимуществом своего более грозного оружия. Миклош прекрасно видел, что Чумной играет со своей ученицей, и той, при всей ее отличной физической подготовке, ни за что не справиться с ландскнехтом.

Господин Бальза презрительно скривил губы. Вся эта бутафория навевала на него тоску. Дерутся на железе, словно овцы, пускай оно хоть трижды магическое. Ну ладно Йохан. Этого только могила исправит. В его время без меча было никуда, и патологическая любовь ко всему колюще-режущему прошла с ним через века. Но девчонка... Конечно, яблоко от яблони далеко не упадет, как бы оно ни старалось. Но к чему вся эта показуха?! Сколько ей лет? Вроде бы Йохан привел Рэйлен в клан в начале сороковых прошлого века. Решение он принял практически мгновенно. Вышел на середину зала. Резко приказал:

– Рэйлен. Меня.

Йохан тут же «убрал» меч. Тот попросту растворился в воздухе.

– Нахттотер, быть может, будет лучше...

– Не беспокойся. Ничего я ей не сделаю. Рэйлен. Меня!

Девушка затравленно посмотрела на учителя. Затем на нахтриттера.

– Совсем недавно нахттотер очень доступно объяснил мне, что нельзя нападать на главу клана, – осторожно произнесла она.

– Вижу, тот урок пошел тебе впрок, – одобрительно сказал Миклош. – Но я не Мастер Смерти. И не собираюсь тебя убивать. Ну?! Живо!

Она поудобнее перехватила оружие и, решившись, стремительно бросилась вперед. Господин Бальза «ушел» от удара в самый последний момент, разорвал дистанцию, чтобы его не достали на обратном движении.

А цыпленок хорош! Не боялась его поранить. Оружие не «придерживала» и била в полную силу, надеясь достать. Не собирается играть в поддавки... Зато Йохан нервничает. Вон как нахмурился. Боится за своего чайлда. Видит, что Миклош не в самом хорошем настроении. Идиот! Он же сказал, что ничего ей не сделает. Она пускай сырой, но ценный материал. Со временем из девицы выйдет толк. Миклош окончательно убедился в этом.

Второй раз господин Бальза напасть на себя не позволил. К безмерному удивлению ученицы Йохана, алебарда превратилась в дым и в буквальном смысле просочилась сквозь пальцы. В следующее мгновение невидимая цепкая лапа вздернула ее к потолку и сдавила шею. Не больно, но обидно. Рэйлен нисколько не сомневалась, что, пожелай нахттотер, и необычайно мягкие «пальцы» заклятия в любой момент могут превратиться в сталь и в одно мгновение раздробить ей шейные позвонки.

Миклош стоял, засунув руки в карманы отутюженных брюк, и ухмылялся.

– Шах и мат, – с ноткой злорадства в голосе произнес он. Глава клана не забыл, что эта медноволосая девчонка обыграла его в шахматы. – Очередной урок. Высшая магия, как мы можем видеть, куда лучше той посредственности, что ты сейчас пыталась мне показать. Ерунда вроде спрятанных в рукаве алебард – это неплохо, но не более!

И не для того, у кого есть куда больший потенциал в магии. Да, да, это я о тебе. Способна на большее, но все время пользуешься одним и тем же козырем. То ли ты ленива и не желаешь стать лучше – а такие клану не нужны. – То ли Йохан не сподобился преподать тебе нечто большее, чем базовый курс для примитивов.

– Я не примитив! – возмутилась Рэйлен.

«Пальцы» сжали шею чуть сильнее, напомнив, что не стоит забываться.

– Разве я спрашивал твое мнение? В любом случае с завтрашней ночи я намерен заняться твоим обучением, раз у твоего учителя нет на это времени. Хоть развлекусь.

Запомни, цыпленок: вся эта убогая серость сможет пройти лишь с кем-то из самого низшего звена. Всему свое место и время. Алебарда хороша только против новообращенных блаутзаугеров. Любой киндрэт, мало-мальски сведущий в Искусстве, мгновенно заставит тебя попасть в то положение, в котором ты находишься последние две минуты. Поняла?

– Да, нахттотер.

Посчитав, что для первого раза вполне достаточно, он отпустил ее. «Рука» исчезла, и девушка почувствовала, что падает. Сгруппировалась, ловко приземлилась на ноги.

Миклош, все еще усмехаясь – его настроение явно пошло на поправку, – направился к выходу, на ходу напомнив Йохану:

– В моем кабинете. Через три минуты. С докладом.

Дожидаясь ландскнехта, он успел еще раз осмотреть картину и сделать несколько мазков. Помощник ввалился в кабинет, отключил сотовый, чтобы тот не раздражал главу клана, и, спросив разрешения, залез в утопленный в стене холодильник за кровью. Сам господин Бальза «концентраты» не любил, предпочитая живую пищу, но на случай внезапной осады особняка «дружественными кланами» имел стратегический запас, которому мог позавидовать любой областной центр переливания крови!

– К колумбийскому мероприятию все готово? – Миклош смотрел в окно.

– Да. Все рекомендации даны.

– Рамон звонил дважды. Нервничает.

– Совсем скоро еще не так запрыгает. Он выделил на дело тридцать пять своих людей.

– Только люди?

– Да. – Йохан отхлебнул крови. – Я счел уместным поставить сорок наших наемников из Юго-Западного филиала. И двенадцать «солдат». Перевоз груза запланирован на темное время суток. Самолет на резервном аэродроме подготовлен. Покупатели предупреждены.

– Надеюсь, мне не следует напоминать, что все финансовые операции следует проводить в обход банков Вьесчи?

– Конечно же.

Господин Бальза замолчал, продолжая смотреть на падающие с неба снежинки. Кажется, в этом сезоне зима выдаст столько снега, что хоть продавай. А проклятые синоптики постоянно врут про потепление. Какое, к дьяволу, потепление?! Можно даже не надеяться в ближайшие двести лет на то, что можно будет выходить в такое время года из дома без теплой одежды.

В кабинет влетела Рэйлен. В руке у нее был пистолет-пулемет.

Господин Бальза счел возможным удивленно приподнять брови. Мало того что без стука, так еще и с оружием... Он этого не понимал. Еще бы с собой гранатомет приволокла! Все же воспитание молодого поколения оставляет желать лучшего.

– Нахттотер, случилось непредвиденное.

– Ты решила потренироваться в стрельбе по моим «солдатам»? И как успехи?

– На территорию проникли посторонние, – не обращая внимания на язвительность главы клана, сообщила она. – Охрана у ворот убита.

– И из-за этой ерунды ты нас беспокоишь, цыпленок? – возмутился Миклош. – Уже большая девочка. Возьми дело под свой контроль. Если желаешь, ловите их живьем. Свежая еда никогда не будет лишней для тхорнисхов. Ступай.

– Нахттотер, это не люди. Судя по информации – грейганны.

– А это уже становится интересным, – процедил господин Бальза. – Сколько их?

– Мы можем только предполагать. Замечены трое. Сейчас они где-то в парке. Район ваших оранжерей. Послать поисковые отряды?

– Нет. Ни в коем случае. Отзови всех. Немедленно. И «солдат», и овец. Последним с вриколакосами не справиться. Лишь зря положим мясо.

– Уже сделано. Люди ушли с постов.

– Йохан, хватит жрать. Прикажи, чтобы расчистили проход до особняка. И не чинили гостям препятствий. Я собираюсь встретить их лично.

Пока помощники выполняли приказания, Миклош пытался сообразить, что понадобилось братьям Светлова на его территории? Пробраться к тхорнисхам – безумие. Он мог бы ожидать этого от сумасшедших Лигаментиа. Но не от щенков Иована. Хотя кто поймет тупых зверей? Никто не знает, что творится в их волчьих мозгах.

– Вы уверены, что не нужна поддержка? – Йохан позволил себе проявить озабоченность. – Их трое, и мы не знаем ранга. Что, если это «вожаки»?

– В последнее время ты стал излишне осторожен. Нас тоже трое...

Договорить он не успел, так как откуда-то снизу раздался оглушительный звон разбивающихся стекол.

– Великолепно! – Миклош всплеснул руками. – Эти твари еще и стекла бить вздумали! Волков надо убивать.

Они выскочили в коридор. Пробежали несколько залов. Господин Бальза, перегнувшись через перила, театрально застонал. Внизу, в холле первого этажа, царил погром, словно там только что прошли гонки на бульдозерах. Кавардак полный. К тому же грязи по колено. Во всяком случае, так показалось нахттотеру.

Трое огромных волков увидели стоявших наверху братьев и бросились к ним по ведущей на второй этаж широкой лестнице. Лежавший на ступеньках персидский ковер бордового цвета под лапами чудовищ враз потерял всю свою привлекательность.

Голубые глаза Миклоша горели бешенством, и тем удивительнее для его подчиненных был резкий, словно удар хлыстом, приказ:

– Не уничтожать!

Первый вриколакос опередил товарищей чуть ли не на два корпуса и вылетел «на конечную прямую». Рэйлен, присев на правое колено, выпустила из пистолета-пулемета две короткие прицельные очереди. Пули разворотили морду грейганна и перебили ему передние лапы. Конечно же не убили, но на несколько секунд приостановили. Пока нежданный гость регенерировал, девушка отскочила назад, под защиту удивительно спокойного Йохана и злого на весь животный мир Миклоша.

Вриколакос исцелился практически мгновенно, вскочил на лапы, зарычал, и тут подоспели двое его спутников. Господин Бальза, едва сдерживаясь, чтобы не разложить этот зверинец на прах и пепел, бросил «паутину забвения».

Волки запутались в упавшем на них заклинании, завизжали от боли. Миклош смотрел, как нарушители его покоя бьются в судорогах, из их пастей хлопьями разлетается кровавая пена, и мстительно улыбался.

– Очень оригинальный у тебя подход к борьбе с лисьим племенем, – похвалил господин Бальза Рэйлен.

– Спасибо, нахттотер.

– Да, да. Подобного... прошу заметить, я вновь обращаюсь к этому слову, примитива я не видел даже у самых тупых моих «солдат». Мало того что эти господа с циничной наглостью нагадили в моем холле, так еще и ты засорила весь этаж гильзами. К тому же я едва не оглох. В следующий раз, если решишь развлечь меня своей снайперской стрельбой, предупреди заранее. Я возьму беруши.

Миклош костерил ученицу Йохана почем зря, но скорее для профилактики, чем за дело. На самом деле она помогла, хотя вряд ли знала об этом. «Паутина» не терпит других заклинаний рядом с собой. Становится слабой, начинает «течь». Ударь Рэйлен не пулями, а чем-нибудь более эффективным, даже из низшего ряда заклинаний тхорнисхов, и еще вопрос – смог ли бы нахттотер спеленать этих безумцев столь бережно и аккуратно? Да, тому, кто попадал в «паутину», доставалось несколько неприятных минут, но и только. Зато она не убивала, а сейчас это было приоритетно.

Господин Бальза безжалостно сорвал с грейганнов волчьи шкуры и теперь мог видеть братьев в их настоящем облике. Те стояли у стены, держа руки по швам. Миклош не был добрым самаритянином и не собирался развязывать троицу.

Он в который раз хмуро изучил лица «гостей». Как и предполагалось, ему нанесли визит щенки. С момента обращения самого старшего прошло не более девяти лет. Высокий плечистый русоволосый парень с едва начавшей пробиваться бороденкой все время запрокидывал голову, стараясь остановить кровь, сочившуюся из разбитого носа, – дела кулака Йохана. Чумного вывело из себя упорное нежелание вриколакоса отвечать на вопросы нахттотера. Вид у здоровяка был несколько удивленный. Он не понимал, почему кровь не останавливается и сломанный нос не становится прежним. Последнее – дело рук Миклоша. Он с радостью подкинул сюрпризец дурачку, осмелившемуся забраться в его дом. Мелкое заклинание-пустячок, не позволяющее ранам заживать. Кровь конечно же рано или поздно остановится, да и нос примет свою изначальную форму, но не сразу. «А пока пускай мучается, гнида», – хмыкнул про себя глава тхорнисхов.

Второй грейганн – бледный худенький парнишка. Он постоянно щурил покрасневшие глаза – и нет-нет да поглядывал на грудь Рэйлен, скрытую под тонкой тканью топа. И как Светлов не подыхает, когда его окружают щенки в период полового созревания? Их же почти невозможно контролировать!

Третьим из вриколакосов оказалась девушка. В биологическом возрасте ей можно было дать лет девятнадцать, да и то с натяжкой. Именно на ее лице читалась самая яростная решимость. Наверное, она и заправляла. Невысокая, красивая, с раскосыми синими глазами, русой косой до пояса. Девчонки Иована, надо отдать ему должное, ничем не уступали женщинам Александра Фэриартос. Отчего-то эта вриколакос напомнила Миклошу Паулу. Тело такое же великолепное. А вот мордашка другая. Не столь броская. Одежда куда проще, да и пахнет не дорогими духами, а малиной и хвоей.

Господин Бальза поймал себя на мысли, что с радостью позабавился бы с этой малышкой. Слизать кровь с ее тела было бы приятно. А еще можно... он одернул себя. Нет. Этого делать нельзя. Если с красавицей фэри можно иногда позволить себе лишнего – Александр смотрит на такие игры сквозь пальцы, то Светлов очень болезненно относится к тому, что обижают женщин из его семьи. Отец Собак защищает честь своих дочерей, точно те сахарные.

Так что никаких «позабавиться». Он даже убить этих скотов не может, хотя хочется ужасно. Миклош не знал, кто в курсе о выходке щенков-грейганнов. Если старшим было известно, куда они направились, а он снимет с них шкуру, то это станет достоянием гласности. Смерть глупцов – штука приятная, но война клану Тхорнисх пока не нужна. Придется отпустить их живыми. Это ведь не убийство того вриколакоса в здании корпорации. Там Золотые Осы никаких следов не оставили...

Вся троица была облачена в льняные рубахи, кроссовки и джинсы. На поясах ритуальные ножи клана Грейганн.

– Все еще не желаете говорить, что привело вас в мою скромную обитель? – Господин Бальза разговаривал только с девушкой. У ее друзей для понимания явно не хватало мозгов.

Та молча выдержала его взгляд, всем своим видом показывая, что не произнесет ни слова.

– Ясно, – вздохнул Миклош. – Наверное, в вашей семье это в порядке вещей – прийти в чужой дом без приглашения и обгадить все ковры.

– Нахттотер! Нахттотер! – прибежал Роман. – Они по пути от ворот прошли через северную часть парка. Там, где ваши оранжереи.

– И?.. – холодея в душе, спросил глава клана.

– Пробежали прямо через ту, что с такими цветочками. Из джунглей, кажется.

– Хана орхидеям, – глубокомысленно заключила Рэйлен.

– Ну и чему вы тут радуетесь, идиоты?! – раненым носорогом взревел Миклош. – Йохан! Телефон! Живо!

Первый помощник протянул сотовый.

– Включи его. И набери номер Светлова!

Он увидел, как дернулась девчонка, как перестал хлюпать носом здоровяк, как еще сильнее побледнел озабоченный младший щенок.

– Алло. Иован? Угадай, чем я сейчас занимаюсь?.. Нет, теперь это твое дело! Тут у меня настоящий зоопарк!.. Да. Трое твоих кутят решили порезвиться на территории моего особняка... Да, да! Ты не ошибся. Твои... Не держи меня за дурака! Я что, не могу отличить грейганна от другой семьи?! Что они хотели?! А я знаю?! Они молчат.

Может, слабоумные... Так ты не в курсе?! Так я и подозревал. Хорошо. Ввожу. Мало того что эти деятели отвлекли меня от важных дел, так еще и разнесли мое имущество и покушались на мою жизнь!.. Что я намерен делать?! Это ты мне скажи... Мирно?! Ты явно издеваешься... Приносишь свои личные извинения?! Да на кой они мне нужны?! Весь селекционный материал растений уничтожен! Шестьдесят лет работы насмарку! Ты знаешь, что это такое – вырастить в наше время приличную орхидею?! Да... Да... Нет... С чего это я должен закрывать глаза на их преступление?.. Да... Можем... Что?! Хорошо, договорились... Нет. Ты это сам им скажешь!

Миклош с презрительной миной поднес трубку к уху девушки. Та, услышав яростное рычание Светлова, едва не подпрыгнула. От этого действия ее сдерживало заклинание.

– Да, Отец. Простите. Хорошо. Прямо сейчас. Простите, нахттотер. Мы приносим извинения.

– Как благородно с твоей стороны сказать мне это, когда персидский ковер уже испорчен. Алло, Иован?.. Да. Принесла... Хорошо, я отпущу твой зоопарк. Но учти, если они явятся снова, то церемониться не буду. Убью или отправлю в зверинец. И вот еще что! Сделай им прививку! От бешенства!

Он прервал разговор.

– Йохан. Завтра, вышли счет семье Грейганн. Оплата стекол, ковров, разбитых ваз, уборка грязи, разрушенная оранжерея и гибель цветов. Не забудь включить моральный ущерб. Сюда же внеси пункт, где будут указаны средства, которые мы купим для дезинфекции помещений. Я могу только догадываться, какой заразы и паразитов они натащили в мой дом на своих лапах. Также подай заявление на следующий Совет у Ревенанта. Срочное. Тхорнисхи протестуют против поведения клана Вриколакос. Рэйлен, забери у этих умников ножи. Можешь считать их своим трофеем.

– Это наше! – возмутился здоровяк.

– Поговори у меня! – прикрикнул Миклош. – Тебе мало неприятностей?!

Девчонка-грейганн тихо зарычала на товарища, и тот заткнулся. Явно Светлов наговорил ей много приятного, и дома троицу ждет большая разборка. Господин Бальза убрал заклинание.

– Пиши прочь. Еще раз увижу – повешу ваши шкуры у своего камина. Рэйлен, проводи дорогих гостей до ворот.

Он наблюдал, как погрустневшие вриколакосы уходят. Им явно не хотелось представать пред ясные очи Светлова. А девчонка-грейганн хороша! Жаль. Очень жаль, что так все повернулось. Хотя можно позабавиться и с другой.

– Йохан, – неожиданно сказал Миклош. – Помнишь Паулу?

– Фэриартос?

– Да. Я хотел бы побеседовать с ней. Только не сегодня. И не здесь. Займись этим. Но только после того, как приведете особняк в достойный вид.


ГЛАВА 11 ЗОЛОТАЯ ЛЕДИ | Киндрэт. Кровные братья | ГЛАВА 13 СЕРДЦЕ ХУДОЖНИКА