home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Давным-давно, в другой жизни, в детстве я мечтала стать медсестрой. Теперь, видя нас обоих, перепачканных в крови, я поняла, что это была полная ерунда. Сердце бешено колотилось, в машине было жарко, воздух, пропахший кровью, казался липким, меня тошнило. Медсестра из меня явно не получилась бы.

Я сомневалась, что Джону угрожает смерть от потери крови. Насколько я себе представляла, кровь бьет из раны фонтаном, только когда повреждена артерия или какой-то жизненно важный кровеносный сосуд, но точно я ничего не знала, потому что от идеи посвятить жизнь медицине отказалась, узнав, что такое подкладное судно. Сейчас мне оставалось только вести машину, а это именно то, что я умею делать очень быстро и очень хорошо. До трейлерного городка “Дубовая роща” было миль двадцать с чем-то, кажется, я преодолела это расстояние за пятнадцать минут.

За все это время Джон не произнес ни звука и ни разу не пошевелился, он был без сознания. Зато я болтала без умолку.

— Знаешь, — говорила я, — тебе нужно было с самого начала откровенно сказать мне, что ты ранен, тогда мы могли бы сэкономить уйму времени. Но разве ты мог? Куда там, ты же у нас мачо, супермен!

Когда это не сработало, я перешла к угрозам и шантажу.

— Если ты очнешься, если позволишь мне отвезти тебя в больницу, я согласна целый год каждую ночь танцевать перед тобой на столе. Нагишом.

На это снова ответа не последовало. Тогда я завела другой разговор.

— Извини, Господи, это снова я. Только на этот раз я прошу не за себя, я молю за него. Прошу тебя, не дай ему умереть у меня на руках. Я прошу не столько ради себя, сколько ради него, он хороший человек. Он не сделал ничего плохого. И еще, Боже, Руби умерла, может, достаточно смертей? Не знаю, видел ли ты, что Руби грозит смерть, может, и нет, я не говорю, что видел. Возможно, ты был очень занят и потому упустил это дело. Может быть, это и не должно было произойти, не знаю. Я тебя не виню, я просто прошу тебя, Господи, не дай ему умереть!

Иногда бывает просто необходимо привлечь к себе внимание. На этот раз мне не пришлось особенно стараться — возможно, потому, что последнюю сотню метров я вела машину, лежа на клаксоне. Как бы то ни было, когда я подъехала к дому, Эл сбежал с крыльца и побежал мне навстречу. В руке у него снова был тот страшный черный пистолет.

— Кьяра, что у тебя с клаксоном? Эй, да ты вся в крови!

— Мне срочно нужна мама, — крикнула я. — Посмотри! — Я выскочила из машины и сложила переднее сиденье, показывая Элу Джона Нейлора, лежавшего без сознания на заднем.

Эл сунул пистолет за пояс.

— Зря ты это сделала, Кьяра.

— Да ты что, дурья башка, — вспомнила я детское ругательство, — это не я сделала! В него стреляли, он ранен, нужно внести его в дом. — Не дожидаясь, пока братец учинит мне дознание по всей форме, я добавила: — Он сказал, что ему нельзя показываться в больнице.

Эл посмотрел на меня и, наверное, что-то прочел на моем лице, потому что вопросов больше не задавал. Он нагнулся над задним сиденьем. В это время из дома вышла мама. Эл поднял Джона с сиденья и на руках вынес из машины. Ма посмотрела на меня, перевела взгляд на Нейлора и стала действовать без промедления.

— Положи его в комнате Кьяры, — распорядилась она. — Кьяра, сбегай принеси из “линкольна” папину аптечку первой помощи, она лежит в багажнике. Эл, пошевеливайся, да по-аккуратнее, не тряси его!

Я вернулась с аптечкой, которая по размеру была гораздо больше обычной и напоминала скорее небольшой чемодан — это потому, что папа пожарный. Ма уже вовсю хлопотала над раненым. Джона положили на бок, Эл поддерживал его, а мама ножницами разрезала рубашку.

— Господи Иисусе, Дева Мария и святые угодники! — ужаснулась мама. — Кьяра, принеси полотенца! Еще мне понадобится теплая вода и мочалка. Живее!

Я метнулась за полотенцами, бросила их на кровать и понеслась в ванную за водой. Эл, поддерживая Нейлора своим телом, открыл аптечку.

— Похоже, пуля вошла спереди и вышла вот здесь, сзади, повыше локтя, — заметил Эл.

— Прижми-ка это место, мальчик, — сказала мама. — Нужно наложить жгут и остановить кровь.

Я принесла влажную махровую рукавицу-мочалку, протянула маме и ждала, когда та ее возьмет. Я чувствовала себя беспомощной и бесполезной. Нейлор вдруг застонал. Ма и Эл замерли, как будто удивившись, что огнестрельная рана, которую они обрабатывают, имеет отношение к конкретному человеку.

Я шагнула к кровати, опустилась на колени и прошептала:

— Эй, супермен, это я, Кьяра.

Веки Джона затрепетали, он открыл глаза. Увидев, что он смотрит на маму, я пояснила:

— Это моя мама. А парень, который стоит у тебя за спиной, — мой брат Эл. Добро пожаловать в госпиталь медсестры Кьяры для тяжело раненных и безнадежно упрямых, то есть для таких, как ты.

Джон облизнул губы и поморщился.

— Только не надо произносить речей, — продолжала я. — Мы пожертвуем деньги на церковь, когда ты снова встанешь на ноги.

Как же он был бледен! Ма посмотрела на Эла.

— Кровотечение прекратилось?

Брат осторожно приподнял край полотенца и посмотрел на выходное отверстие от пули.

— Хм… пока нет.

— Тогда держи его руку приподнятой, а я попытаюсь наложить жгут. — Она склонилась над Нейлором и ровным монотонным голосом сказала: — У вас, молодой человек, сильное кровотечение, мы наложим вам жгут, и все будет в порядке. — Ее взгляд потеплел, в то время как руки туже затягивали жгут вокруг его руки повыше локтя. — Больно небось, дорогой?

Джон кивнул:

— Не очень.

Но глаза выдавали, что он лжет.

— Кьяра, принеси молодому человеку немного тоника твоего отца. Это сгущает кровь. — Она кивнула Элу, чтобы тот держал крепче, и снова посмотрела на Нейлора. — Если бы вы ели побольше итальянских блюд и регулярно пили красное вино, такие неприятности проходили бы гораздо легче.

Нейлор тихо засмеялся.

— Тогда мне не обойтись без вас — кто же будет их готовить?

Он вздохнул и закрыл глаза. Ма улыбнулась, взяла мочалку, которую я положила на тумбочку, и стала осторожно смывать с его лица копоть и запекшуюся кровь. Она покачала головой:

— Неважно выглядите, молодой человек.

Я принесла стакан кьянти и села рядом с мамой, дожидаясь, когда она закончит.

— Ты хочешь, чтобы он это выпил? — указала я на стакан.

— Эл, — распорядилась она, — нам нужно его немного приподнять.

Чтобы посадить Нейлора как надо, понадобились усилия всех троих, но наконец маму удовлетворил результат.

— Вот так, хорошо. Кьяра, поднеси к его губам стакан, пусть пьет мелкими глотками.

— Джон, ты с нами? — спросила я чуть громче, чем обычно.

Он открыл глаза.

— Выпей, это должно тебе помочь. Ты уже его пил, только я не говорила, что это пойдет тебе на пользу.

— Что это? — прошептал Джон.

— Папино кьянти, сгущает кровь.

Эл вздохнул, без слов выражая сомнение, мама повернулась и дала братцу подзатыльник.

— А ты не умничай, мистер Всезнайка!

Нейлор сделал глоток, поперхнулся, перевел дух, потом глотнул еще.

— Ма, сколько ему нужно выпить? — спросила я.

Она внимательно посмотрела на Нейлора, потом на стакан в моей руке, словно действительно рассчитывала дозировку.

— По крайней мере половину стакана. Он потерял много крови.

Нейлор не открывал глаза, но понемногу отхлебывал. Эл сидел на кровати рядом с Джоном, удерживая его руку в приподнятом состоянии, и зажимал рану. Я видела, как он придвинулся ближе, приподнял полотенце и встретился взглядом с мамой.

— Кажется, кровотечение уменьшается, — сказал он. Ма кивнула.

— Скажи спасибо своему отцу, мистер Всезнайка! Она посмотрела на часы и повернулась ко мне:

— Кьяра, а не пора ли тебе на работу?

— Я не собираюсь идти на работу, когда он в таком состоянии.

Нейлор, по-видимому, уснул, откинув голову на подушку.

— Вот как? — Эл вскинул брови. — И как ты объяснишь свое отсутствие боссу? Скажешь, что не можешь выйти на работу, потому что у тебя дома лежит полицейский с огнестрельным ранением? Ты хочешь привлечь внимание к тому, что здесь происходит?

— Конечно, нет, Эл, я скажу, что заболела. Брат фыркнул.

— Очень оригинально! Ты что, вчера плохо себя чувствовала? Думаешь, найдутся простаки, которые не знают этой отговорки?

Об этом я как-то не задумывалась.

— Кьяра, ты вляпалась в глубокое дерьмо, или сама еще этого не заметила? Ты не обращала внимания на то обстоятельство, что как только ты предпринимаешь что-нибудь, имеющее отношение к расследованию убийства твоей подруги Руби, тут же страдает кто-нибудь еще или ты сама?

“Или кого-нибудь убивают”, — подумала я, вспомнив Уоннамейкера Льюиса.

— Кьяра, это опасно, а нам нужно действовать осторожно. Иди на работу. Совсем ни к чему, чтобы кто-нибудь совал сюда нос и задавал вопросы, особенно если мы собираемся прятать полицейского с огнестрельным ранением.

— Ну ладно, ладно, уже иду, только не надо больше проповедей!

— Кьяра, я всего лишь прошу тебя пораскинуть мозгами. Ты разворошила осиное гнездо, и кому-то здесь это очень не понравилось.

Перед тем как ехать в клуб, я еще раз зашла к себе в комнату и присела на край кровати. Джон спал, к его лбу прилипла прядь влажных каштановых волос. Я нагнулась и поцеловала его в щеку. Джон открыл глаза, посмотрел на меня и слабо улыбнулся.

— Ты очень красивая, — прошептал он.

Я была уже в облике Кьяры — Королевы Ночи, напудрилась, надушилась, распущенные белокурые кудри ниспадали на плечи, все тело было натерто ароматическим лосьоном с блестками. Джон поднял здоровую руку и погладил меня по щеке, провел пальцами вниз по шее, по плечам.

— Знаешь, почему я это сделал? — спросил он. Чтобы расслышать, мне пришлось наклониться к нему поближе.

— Что именно?

— Поцеловал ту женщину.

— Вот именно, почему ты это сделал, змей?! — Я шутила — отчасти.

— Мне хотелось тебя разозлить.

— Если так, ты отлично справился с задачей! Джон улыбнулся. Этот негодяй еще смел улыбаться!

— Знаю. — Он посерьезнел и нахмурился. — Если бы ты на меня не рассердилась, меня могли бы убить. Если бы ты раскрыла мое прикрытие… — Не договорив, он закрыл глаза и после короткой паузы прошептал: — Спасибо.

— На здоровье, герой. — Я снова наклонилась к нему и поцеловала, на этот раз в губы. Давно известно, что я питаю слабость к мужчинам-страдальцам. — Спи, я постараюсь вернуться как можно скорее. — Я не была уверена, что Джон меня слышал, похоже, он снова заснул. — Вернусь и заберусь к тебе в кровать, — добавила я.

Реакции не последовало, и я собралась уходить. К моему удивлению, Джон снова подал голос:

— Надеюсь, обнаженная.

— Мечтай, мечтай, дружище. Ты еще не имел дела с такими женщинами, как я, уж не знаю, хватит ли тебе пороху.

— А ты меня испытай, — прошептал Джон.

Я поняла, что мой детектив пошел на поправку.


Глава 26 | Стриптиз на гонках | Глава 28