home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Рейдин и я продолжали молча смотреть друг на друга. Позади шипел кофейник, он уже выключился, однако никто из нас не спешил наполнять чашки.

— Да, похоже, дело пахнет порохом, — проговорила наконец соседка. — Кому-то ты стала на пути, Кьяра. Или давнему твоему врагу, или тому, кто пристрелил эту вашу красотку и боится, что ты его вычислишь. Твоя задница уже пострадала, моя милая, и я бы на твоем месте не рисковала ею еще больше.

Она подошла к окошку, выглянула.

— Уверена, твой коп уже мчится по шоссе на выручку, расталкивая всех по обочинам. Спорим, сейчас появится из-за поворота.

Спорить не пришлось: коричневый “таурус” как раз въезжал на стоянку. Рейдин вздохнула.

— Да, не зря говорят, что любовь — великая штука. — Она еще раз посмотрела в окно. — Что ж, не буду вам, молодым, мешать. — Снова вздохнула и направилась к выходу. — Помни, — торжественно заявила она, открывая дверь, — ничто так не сближает людей, как смертельная опасность.

Флафи, каким-то чудом учуяв приближение Нейлора, принялась прыгать возле двери, а затем кинулась его встречать. Я не прыгала, хотя была рада не меньше, а просто подошла к лестнице, откуда увидела, как Джон вылез из машины и, приметив идущую в его сторону Рейдин, у которой руки были привычно сложены за спиной, сделал едва уловимое движение, как бы намереваясь в следующий миг вытащить пистолет.

Этого делать не пришлось: Рейдин тоже увидела это движение и сказала с улыбкой:

— Не бойся. Я сейчас не вооружена, и вообще ты не тот, кого мне хотелось бы подстрелить.

— Очень на это надеюсь, мэм, — учтиво отозвался он.

Соседка прошла мимо него с видом королевы, удостоившей своего подданного короткого разговора, и уже с крыльца обернулась к нам и, помахав рукой, произнесла:

— С вами мои молитвы, дети мои. Будьте осторожны. Нейлор с улыбкой покачал головой и вошел ко мне в трейлер.

— С тобой все в порядке? — были его первые слова.

— Лучше не бывает, — неискренне ответила я. — Ты мог так не спешить.

— Конечно, мог, — ответил он, вглядываясь в мое лицо. — Но предпочел поторопиться.

Мне казалось, что, говоря это, он думал не об опасности, которая мне угрожала, а совсем о другом. О том же, о чем, признаться, думала сейчас я.

— Вчера мы попрощались не лучшим образом, если память мне не изменяет, — сказал он, дотрагиваясь рукой до моей щеки.

— Да, Нейлор, и кто-то, видно, решил вбить между нами клин, прислав… — я указала рукой на вазу, — эти чудесные цветы.

Он нахмурился:

— Покажи записку.

Прочитав ее, Джон долго вертел в руках конверт. Флафи крутилась возле гостя, ожидая, когда он обратит на нее внимание.

— Я с тобой, девочка, — сказал он.

Ему, и только ему, я разрешаю так обращаться ко мне.

— Из какого они цветочного магазина? — спросила я.

— Не знаю. — Джон протянул мне конверт. — Тебе ни о чем не говорит?

Конверт был абсолютно чистый, без единого знака или штампа. Я покачала головой.

— А ты не обратила внимания на машину с посыльным?

Я снова качнула головой.

— Какая-то задрипанная тачка, а в ней почти мальчик.

— Паршиво! — почти одновременно проговорили мы, и я отправилась к кофемолке, чтобы добавить еще кофе и сварить так, как мы оба любили — покрепче, без молока и сахара.

Стоя спиной к Нейлору, я сказала, стараясь, чтобы голос звучал как можно спокойнее:

— Видно, не только тебе не нравится, что я сую нос куда не следует.

Нейлор не ответил. Я налила ему кофе, протянула кружку, он отхлебнул и только тогда проговорил, глядя на меня поверх ее края:

— Не хочешь после всего этого прекратить свои поиски?

— А ты? — спросила я.

Раздражение опять мелькнуло в его глазах. Но я сама была виновата. Чего я зациклилась на этом убийстве? Зачем лезу на рожон?

— Это моя обязанность, — сухо ответил он. — За эту работу я получаю деньги.

— Я тоже чувствую себя обязанной, — парировала я. — Правда, денег мне не заплатят. Даже не дадут полицейский жетон и оружие.

Он отставил кружку, придвинулся ко мне.

— Тогда тебе надо было бы научиться хотя бы элементарным приемам самозащиты, дорогая.

Мне не понравился его несерьезный тон, но зато какая улыбка! И какой запах от этого “после бритья”!

— Думаю, совсем не обязательно, — тихо сказала я. — Не очень-то они помогут, если…

Я не успела договорить, так как спустя мгновение поняла, что лежу навзничь на полу кухни, на мне — Нейлор и зад болит ужасно. Но, подумалось мне, было бы еще больнее, если бы сверху лежал не Нейлор.

Упершись руками в пол, он слегка приподнялся и сказал, приветливо улыбаясь, что было совсем не к месту:

— Извини, пожалуйста. Но если бы ты умела защищаться, мне не удалось бы сделать это с такой легкостью.

Я хотела сказать этому идиоту со всей прямотой, кто он такой, но Флафи опередила меня и с визгом вцепилась ему в руку.

Он вскрикнул.

— Флафи, фу! — закричала я. — Со мной все в порядке.

Однако было поздно: на руке выступила кровь. Что ж, один защитник у меня определенно есть.

Нейлор уже не лежал, а сидел на мне, потирая руку и виновато глядя на меня.

— Что ж, — сказала я ему, — теперь сам видишь, что защититься я могу. Если б не отозвала ее, мой карликовый киллер расправился бы с тобой. Так что не повторяй попыток.

Нейлор без особого одобрения взглянул на Флафи, и та улыбнулась в ответ. Но улыбка не была приветливой. Видимо, моя защитница несколько разочаровалась в этом человеке после его не слишком обдуманного поступка.

— Ты же не сможешь все время таскать с собой Флафи, когда продолжишь расследование убийства. И меня, к сожалению, тоже. — Сейчас Нейлор говорил совершенно серьезно. — И должна помнить об этом. Быть крайне осторожной и на всякий случай владеть одним-двумя приемами самообороны. Разреши мне все-таки показать их.

— Не надо, — сказала я.

— Надо, Кьяра… Ну что ты сделаешь, например, если я прижму тебя сейчас к полу?

Он не только спросил, но и продемонстрировал это, наклонившись надо мной и уперев руки мне в плечи.

Я начинала злиться, взыграли свойственные нашему роду Лаватини упрямство и тяга к отпору. Нейлор не знал еще, как опасно бросать мне вызов. Что ж, узнает.

Забыв о боли в ноге, я крутилась под ним, стараясь вырваться, пытаясь достать руками до его самых болезненных мест, но куда там… Меня словно прибили к полу гвоздями.

— Показать тебе, как можно в этом случае легко освободиться? — тоном взявшего верх мальчишки спросил он. Тоном Тома Сойера, победившего зануду Сида.

Я вздохнула. Что с ним поделаешь? Мужчины ведь в душе настоящие дети.

— Ладно. Покажи, Нейлор, и покончим с этим.

— С этим — да, — сказал он с явным намеком. — Но не с кое-чем другим… А теперь слушай…

Он начал втолковывать мне, как расположить какую ногу, что делать с руками и куда лучше всего нажимать или бить.

— А теперь давай! — скомандовал он, закончив инструктаж. — Вырывайся!

Я подчинилась команде — вырывалась, колотила, но особого успеха не добилась. Он был явно недоволен… Да, учитель попался въедливый и требовательный.

— Не очень-то у тебя получается, — сказал он кисло и снова принялся втолковывать, куда, что и как.

У меня разболелась нога, спина. И вообще не было настроения играть в эти игры. Поэтому я решила собраться, сжаться в кулак и поскорее завершить наши дурацкие упражнения.

Я изо всех сил двинула его ногой — той, что не болела; мой мучитель потерял равновесие и чуть не сковырнулся с меня, но снова обрел устойчивое положение. Однако я воспользовалась тем, что он не успел соединить ноги, и, помня наставления, резко сдвинула колени и ударила его в одно из самых чувствительных у мужчины мест.

Джон охнул, однако я не дала ему опомниться и нанесла рукой удар в другое чувствительное место, которое он только что показывал, — на внутренней стороне предплечья. Он охнул еще раз, накренился и чуть не упал, а я выкатилась из-под него.

Флафи тоже не ударила мордочкой в грязь — на этот раз она атаковала его ботинок.

Вскочив с пола, я крикнула:

— Ну как? Вопросы есть?.. Помочь подняться? Лежа на кухонном полу, Джон начал смеяться и долго не мог остановиться, давая тем самым возможность Флафи продолжать атаку на его ботинок.

— Оставь его, Флаф, — попросила я. — Разве не видишь, он побежден… Оставь, говорю, а то получишь!

Собачка отцепилась от Нейлора, тот встал и подошел ко мне. Когда он заговорил, следов веселости на лице уже не было.

— Кьяра, я хотел немного развлечь тебя, развеять твою тревогу, но дело куда серьезнее, чем могло показаться. Тут уж не до игры. Насколько можно сейчас судить, Винус оказалась случайной жертвой. И не дорожного происшествия, а преднамеренного убийства. Только направленного не на нее. Пуля скорее всего предназначалась другому человеку… А твоя подружка Марла никогда не играла в твоей команде. — Он замолчал, продолжая смотреть на меня.

— Думаешь, я уже не сообразила все это, Нейлор? — ответила я. — Но если кто-то — не Марла, я почти уверена — хочет все-таки меня убить, мне тем более не стоит бездействовать.

Он покачал головой:

— Я не в силах остановить тебя, девочка, хотя твое намерение граничит с самоубийством. Но прошу, позволь хотя бы давать тебе советы, которые ты, конечно, не будешь выполнять, а также по мере возможности охранять тебя.

— Ладно, — с наигранной беспечностью ответила я. — Согласна. Хотя у меня нет большого опыта в следовании чужим советам и уж тем более в том, чтобы отдать себя на чье-то попечение.

Нейлор досадливо вздохнул.

— Я о другом, Кьяра. О том, что могу помочь тебе, даже если ты уедешь отсюда. На время, конечно.

Я вплотную приблизилась к нему, обняла и нежно поцеловала.

— Спасибо, только ты сам знаешь, я не сделаю этого. Давай договоримся: я стану копаться на своих грядках, ты — на своих, и оба будем заботиться друг о друге. Идет?

В который раз за короткое время он издал глубокий вздох.

— Хоть кол на голове теши! Что с тобой поделаешь? Ответа на его вопрос не знала и я сама.

Понимая, что слова бессильны, он опять поцеловал меня, его руки проникли под мою одежду, и ситуация начала накаляться… ну, вы понимаете… однако в эту минуту зазвонил телефон. Мой, домашний.

В трубке раздался скользкий, наглый голос Рика:

— Привет, Кьяра. Надо бы повидаться. Хочу сообщить кое-какие фишки насчет Марлы. Тебе должно быть интересно.

Я не очень поверила его словам, но ведь, сами знаете, с паршивой овцы… и так далее, и я ответила:

— Что ж, как говорится, каждая бородавка к одному месту прибавка. Встретимся в клубе.

Нейлор, который, как и моя мама, хорошо усвоил старинную мудрость “делу — время, потехе — час”, уже поправлял галстук и осматривал свои ботинки, готовясь к уходу. Правда, с весьма недовольным видом.

— Приезжай попозже, — шепнула я ему. — Я отправляюсь допрашивать Рика. Обещает что-то жареное.

Нейлор скривился, однако я понимала, что, как профессионал, он не против любых возможностей при сборе сведений.

Словно мне в отместку, зазвонил мобильник у него в кармане.

— Конечно, — ответил он, прослушав какое-то сообщение.

Я в эти минуты думала, что, даст Бог, когда он снова приедет ко мне, телефоны будут молчать и он не начнет учить меня способам самозащиты.

А бедная Флафи, видно, так издергалась за последние сутки, что у нее не выдержали нервы, и мы услышали легкое журчание.

— Черт возьми!

Это крикнул Нейлор, потому что Флафи пометила ему правый ботинок, признав его таким образом своей собственностью.


Глава 8 | Стриптиз в кино | Глава 10