home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 8

Спать на земле очень неудобно и холодно. К этому выводу я пришла, едва открыв глаза и уставившись в голубое небо сквозь густое переплетение веток над головой. Жестко, противно, ужасно и больше не хочется.

Рядом со мной никого не было. Стуча зубами, я выбралась из нашего жилища и попрыгала, чтобы не околеть окончательно. Моя любимая курточка в данный момент почему-то не желала согревать мое окоченевшее тело, поэтому пришлось греться примитивным способом, используя активные физические упражнения. Немного помогло.

Кстати, куда мог запропаститься королевич? Погулять пошел спозаранку? Если в ближайшее время не вернется, пойду искать. Сенька, между прочим, тоже исчез в неизвестном направлении. А если меня волки съесть захотят? Оставили тут одну-одинешеньку, кушайте, хищнички дорогие, молодую девицу, только потом рот прополоскать не забудьте, а то привкус хреновый останется.

Я развела давно потухший костер, подбросив немного свежих веток, и потрусила с котелком к ближайшему водоему в нескольких минутах ходьбы от нас. Еще вчера его заметил Сенька, когда обшаривал местность.

Небольшой прудик чистотой воды особо не отличался, но мы все равно не собирались пить сырую, поэтому я набрала полную емкость и уже хотела отправиться обратно к нашему лагерю, как до меня донеслось тихое конское ржание. Я приостановилась. Все стихло. Я постояла еще некоторое время, прислушиваясь к лесным звукам, но ничего необычного больше не услышала.

«Померещилось», – пришло мне в голову единственное разумное объяснение.

Но тут кусты на противоположном берегу пруда подозрительно зашевелились. Я торопливо нырнула за высохшие листья осоки, частоколом торчащие из воды недалеко от меня. Конечно, за ними особо не спрячешься, но и заметят не сразу, есть время осмотреться.

Кусты заколыхались особенно сильно и раздвинулись, явив моему взору сначала рыжую лошадиную морду, а затем и все животное целиком, на спине которой восседал королевич собственной персоной, ведя в поводу вторую лошадку, точную копию первой. Следом бежал Сенька.

Я-то думала, куда наследник запропастился? А он с котом, оказывается, на промысел сходить успел и транспорт нам добыл. Неужели королевич таскает с собой такую наличность, что две коняки купить смог?

Увиденная картина несказанно меня порадовала. Я выпрямилась во весь рост, привлекая к себе внимание, и подождала, когда мои спутники обогнут пруд.

– Нам больше не придется тащиться пешком. – Сенька первым подскочил ко мне.

– Да вижу уже. Где взяли? – Вопрос больше был адресован Елисею.

– Здесь деревня недалеко, кот показал, там и взяли, – пояснил королевич.

Я осмотрела лошадей и осталась довольна. Мои ноги уже ни в какую не желали отправляться дальше пешком, протестуя против такого жестокого обращения. А наличие лошадей не только помогало сберечь силы, но и время. Причем значительно.

Елисей спрыгнул с коня и повел обоих к пруду. Рыжие морды жадно припали к гладкой поверхности, пуская разбегающиеся по воде круги, и долго пили.

– И сколько ты за них выложил? – полюбопытствовала я.

– Э-э-э… Ну-у-у… – гнусаво замямлил королевич. – В общем, нисколько.

– То есть? – опешила я. – Вы что, их украли?

– Не совсем, – встрял в разговор Сенька. – Мы их взяли взаймы. Обратно пойдем – вернем.

– И кто ж вам такой добрый в деревне попался, что согласился лошадками задарма снабдить?

– Никто. Мы ж не спрашивали. Подходим к постоялому двору, он самый крайний к лесу оказался, – пустился кот в объяснения. – А там эти две стоят, уже оседланные. И никого рядом. Мы хотели спросить разрешения на временное пользование, так не у кого, а у нас времени в обрез, сама понимаешь. Вот и пришлось так прихватить.

Я застонала и схватилась за голову. Это же кража в особо крупных размерах, за нее одним штрафом не всегда отделаешься, а у нас и денег-то почти совсем нет. Не хватало еще, чтобы нас за конокрадство, как цыган, в острог посадили. Но с лошадками расставаться хотелось еще меньше.

– Сматываемся отсюда, да побыстрее, – скомандовала я. – Не дай бог, кто спохватится и по следам догонит.

Королевич и Сенька не заставили себя дважды упрашивать. Они наконец осознали, какие последствия нас ожидают в случае поимки с поличным.

Мы похватали свои нехитрые пожитки, затушили тлеющие угли и вскочили в седла. Лошади оказались отдохнувшими и шли легким галопом.

Вчерашний пасмурный день приказал долго жить, и теперь нас приветствовало солнышко, ласково припекая в правый бок, как бы извиняясь за долгое отсутствие. Ехать верхом было не в меру приятнее, чем топать на своих двоих, и мое настроение постепенно улучшилось сначала до нормального, а потом я и вовсе начала насвистывать себе под нос какую-то веселую песенку. Сенька вцепился в седло впереди меня и не разделял охватившего меня веселья. Ему было неудобно. Кошки вообще не приучены ездить на лошадях, но у нас не было выбора, не заставлять же его бежать рядом.

Единственное, что омрачало нашу прогулку, – голодные желудки. Конечно, варить опять кашу я не собиралась, чтобы окончательно не отравить в первую очередь королевича Елисея, но парочку бутербродов я бы с удовольствием слямзила.


Ближе к вечеру следующего дня мое терпение стало подходить к концу.

– Долго нам еще ехать? – спросила я у Сеньки, чувствуя, что бутерброды не очень способствуют нормальному росту и развитию моего организма, и желудок перестал почти совсем подчиняться моей воле, а настроение медленно сползло на нулевую отметку.

– Нет, – клацая зубами, ответил кот. – Но границу мы уже пересекли.

– Что?!

Я так резко осадила лошадь, что Сенька чуть не перекувырнулся через голову и не свалился.

– Предупреждать надо, – переводя дух, промямлил он. – У меня же так инфаркт с тобой будет.

– Не будет, – заверила я. – Что же ты молчал?

– Меня и так укачало от этой жуткой тряски, – начал жаловаться кот. – Не сразу заметил. Кстати, можно и здесь остановиться и перекусить. Замок в получасе езды отсюда.

И кот мешком сполз на твердую землю, где долго не мог справиться со всеми четырьмя лапами одновременно, чтобы принять устойчивое положение.

– Ты уверен? – В глазах королевича появилась решимость, он рвался в бой, как болонка на охоту.

Кот кивнул. Мы спешились. Елисей готов был отправиться прямо сейчас, но я остановила его благородный порыв.

– Мы должны как следует подготовиться, все разведать, а потом уже предпринимать конкретные действия. У тебя есть план?

Королевич неопределенно пожал плечами. Все ясно – плана нет. Зато он был у меня, правда, предварительный. Но все лучше, чем ничего.

Мы не стали разжигать костер, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Ни одного населенного пункта в радиусе версты от нас не наблюдалось, но стоило проявить осторожность. Мало ли кто зачем в лес отправится? Не хотелось бы потом объясняться и врать Кащеевым подданным, что мы туристы и решили осмотреть местные достопримечательности. А про «простите, заблудились» нам все равно никто не поверит, куда ни поедешь, на село или проезжую дорогу рано или поздно обязательно наткнешься. Так что мы сидели тихо, как мышки, жуя оставшиеся бутерброды и обдумывая, как проникнуть в стан неприятеля.

Мой план был до безобразия прост. Пройтись вдоль замковой стены и найти потайной лаз или провал. Никогда не поверю, что существуют совершенно целые стены. Конечно, попадать в чужой дом, как мелкие воришки, было не очень красиво, но раз Василиса там и ее незаконно удерживают, то и мы можем позволить себе небольшое нарушение.

– А может, стоит вызвать его на поединок?

Такое может прийти в голову только королевичу, да еще и безумно влюбленному. Никогда больше не буду связываться с подобной категорией населения. Никакого рацпредложения, одни эмоции.

– Ага, – горячо поддержала я. – Ты еще пойди в ворота постучи. «Пустите меня, люди добрые, у вас Василиса моя в плену содержится, верните, и мы домой пойдем и ничего вам не сделаем». А они так все двери и распахнули, тебя пустили, Василису отдали, да еще и подарками одарили. Хотя с твоим насморком над тобой точно сжалятся. Можно попробовать.

Королевич обиделся.

– Послушай, – постаралась объяснить я пылающему праведным гневом Елисею. – Мы идем туда не насмерть биться, а выяснить реальную обстановку. Действительно ли там твоя суженая или нет. А потом уже будем решать, что делать дальше. Это понятно?

– Да там она, у колдуна проклятого, – распалялся королевич. Видимо, близость Кащея вызывала в нем сильную ревность. – Все на это указывает. Не знаешь ты их семейку, а я от министров иногда такое про них слышал, что волосы дыбом становились.

– А вот с этого места поподробнее, пожалуйста, – заинтересовалась я.

– А что подробнее? Я вроде рассказывал уже. – Елисей шмыгнул носом и полез за платком. – Черная магия, жертвоприношения, похищения. Сказки читала в детстве про Кащея? Как с них написано.

– А что новый князь?

– А с ним тоже ничего не понятно. Вряд ли он порушил семейные традиции и постригся в монахи. Тогда на троне не сидел бы.

– Ты же сам говорил, что он не лезет никуда, ни на кого войной не ходит. Чем же так он мешает всем?

– Не знаю, – сам удивился Елисей. – От черного колдуна всегда подвоха ждать можно. Вот и дождались.

– А зачем княжество это в Соединенное Государство насильно вступить заставили?

– Там горная выработка, руды разные… Из экономических соображений. К тому же таких людей лучше держать в плохих союзниках, чем в хороших врагах.

– Это как сказать, – не согласилась я.

Мы помолчали.

– Дождемся темноты и пойдем на разведку стены, – вынесла я окончательное решение.

Королевич кивнул и принялся доедать последний бутерброд с сыром. Хоть бы поделился, изверг, а еще во дворце живет. Вот и надейся потом, что государство тебя прокормит.

От недоедания меня одолевали смутные сомнения и невеселые думы. И на кой черт я ввязалась в столь сомнительное предприятие? Сидела бы сейчас спокойно дома, никого не трогала, читала книжечку, травки собирала. А вместо этого ожидаю темноты под стенами замка черного колдуна в компании с единственным наследником престола расстанского, за которого, если хоть один волос упадет с его головы, меня четвертуют, повесят, сожгут, обезглавят и доставят еще много разных малоприятных ощущений. Лучше бы я с Васькой поехала, раз уж так на приключения потянуло. По крайней мере, если бы его принесли в жертву или прихлопнули (тьфу, тьфу, тьфу, конечно), то это была бы катастрофа не в государственных масштабах. А тут… Что-то я уже совсем в себе не уверена. Может, свалить, пока не поздно? Ага, и бросить королевича на растерзание. Нет уж… Назвалась груздем, как говорится, полезай в кузов. Вот как только стемнеет, так и полезем.

О том, что ждет нас за стеной, думать хотелось как можно меньше.

Прибежал Сенька. Опять пропадал где-то, пока мы тут важные вопросы решали. Наверное, обедать ходил. Ему проще, он – кот, наловил мышей, вот тебе и мясо. Везет ему. Хотя на жаркое из мышей я бы не согласилась даже при угрозе голодной смерти. Я так думаю. Не знаю. Бррр.

Есть сразу расхотелось.

– Я тут прогулялся. – Довольный Сенька подсел к нам.

– Я за тебя рада, – кисло отозвалась я, рассеянно выщипывая травку рядом с собой. – Ну и что? Наелся?

– До замка прогулялся, – уточнил кот для непонятливых. Для меня то есть.

– И что узнал? – оживился королевич.

Сенька напустил на себя важный вид и выдержал театральную паузу. Мы в нетерпеливом ожидании уставились на него.

– Ничего утешительного. В стене ни одной лазейки, даже для меня. Только центральные ворота.

– Так не бывает, – не хотела верить я.

Кот склонил голову набок.

– Ты мне не веришь? Вот и делай после этого добро вам. – Сенька обиделся. – Я все лапы ободрал, лазая по колючим кустам, обследуя каждый камешек, избавляя вас от необходимости всю ночь бродить вдоль стен замка в виде двух привидений. Помогаю, так сказать, по мере сил, а они…

И он повернулся к королевичу за поддержкой. Елисей пожал плечами и с укором посмотрел на меня. Я ничего не ответила.

– Значит, остаются только ворота, – сделал вывод Елисей.

– Забудь, – осадил его Сенька. – Там одной охраны на армейский взвод хватит. Муха не пролетит.

– А кот? – на всякий случай спросила я, будучи уверена, что Сенька уже попробовал просочиться внутрь.

– Я пробовал, – оправдал мои ожидания кот. – Меня чуть на копье не вздели, еле лапы унес. Кстати, князя заодно увидел. Он как раз в замок возвращался в тот момент, когда меня чуть четвертой жизни не лишили.

– Почему четвертой? – не понял королевич.

– Потому что у кошек девять жизней. Первые три он уже где-то профукал, – пояснила я и снова вернулась к прежней теме разговора. – И что он из себя представляет?

– Ничего особенного, – фыркнул Сенька. – Не впечатляет. Худой, высокий, подозрительный и злой. Молодой совсем, между прочим, не намного старше тебя. – И он бросил взгляд в мою сторону. – У него и охраны всего-то два человека было.

– Странно, – удивился королевич. – На воротах стражи немерено, а личная охрана ничтожная.

– Ничего странного, – нахмурилась я. – Колдуну, тем более черному, многочисленная охрана и не нужна, он сам неплохо справится.

– Скорее, расправится, – мрачно добавил Сенька.

Мы надолго задумались. Я разлеглась на траве, закинув руки за голову, и позволила себе немного расслабиться. Планов у меня больше никаких пока не было, и я предоставила мужчинам самим теперь решать, что делать дальше. Тем более это не мне надо. Хватит все сваливать на бедную несчастную девушку, в конце концов. Я же не суперагент какой, и голова у меня не дом советов.

Елисей застыл в позе отдыхающего на пляже в знойный полдень, подставив свой простуженный нос теплым солнечным лучам, и с таким беспечным видом, что я засомневалась – его вообще волнует сейчас что-нибудь, кроме опухшего и покрасневшего органа обоняния? Сенька свернулся клубочком на траве и задремал. Если они думают, что можно опять все свалить на меня, то я хочу их разочаровать. Пусть сами мозгами пораскинут немного.

И они пораскинули. На мою голову.

Я успела задремать под стрекот кузнечиков и невинное жужжание мошек, даже сниться что-то стало, но насладиться полноценным сном мне так и не дали.

– Алена, – вкрадчиво обратился ко мне Сенька, и я приоткрыла один глаз.

– Мм?

– Остается только один выход.

– Какой? – быстро поднял голову королевич, поникший уже как василек на жаровне.

– Воздух.

Мы дружно посмотрели вверх, но ответа в бездонных небесах так и не обнаружили.

– Или подкоп, – продолжила список бредовых идей я, приподнимаясь. – А еще можно через грунтовые воды. Огонь не подойдет, от него шуму много. Также…

– Алена, – перебил меня Сенька, нетерпеливо подпрыгивая. – Я не шучу.

– Я тоже. Как ты себе это представляешь? У нас нет крыльев! – И я помахала руками для наглядности.

У кота на почве весеннего всплеска гормонов голова совсем думать перестала.

– При чем здесь крылья? – в очередной раз поразился моей недогадливости кот. – Метла.

Я с ужасом посмотрела на него. Точно перегрелся. Или мышь неправильная попалась.

– Ты с ума сошел?! Я не умею.

Королевич смотрел на нас, мало что понимая, но при слове «метла» тоже подскочил.

– Конечно, – воскликнул он. – Ты же Баба-яга и обязательно должна уметь летать на метле.

Еще один на солнышке пересидел. И где его хваленое образование? Уж он-то должен знать, что такое просто невозможно. Левитировать, конечно, маги умеют, но только очень сильные. А меня и к средним-то причислить можно только с большой натяжкой.

– Вы чего?! – опешила я, переводя взгляд с одного на другого. – Я ни разу в жизни не летала на метле и не собираюсь.

– А кто позавчера читал, как метла активизируется? – не унимался Сенька.

– Ну и что? Это же только теория.

– Вот и потренируешься заодно, – поддержал (не меня, конечно) королевич.

– Нет, – отрезала я. – Во-первых, ее сделать надо, во-вторых, приручить, а в-третьих, еще неизвестно, будет ли она летать. Очередные сказки и никакого научного объяснения. Да и подтверждения тоже.

– Вот мы это и проверим. На практике.

– У нас времени нет, а вы собираетесь всякой ерундой заниматься, – начала закипать я. – Если умных мыслей нет, то могли бы и промолчать, а не хвататься за глупые идеи, как за спасительную корягу.

– Но мы ничего не теряем, если попробуем, – настаивал Елисей.

– Теряем, – огрызнулась я. – Время.

– Алена, я тебя очень прошу, – взмолился королевич. – Это наш единственный шанс. Я где-то слышал, что такое возможно. Ну что тебе стоит?

– Хорошо. Давай попробуем! – Я разозлилась окончательно и согласилась только для того, чтобы моим бестолковым товарищам доказать насколько они наивны в своем сказочном оптимизме.

– А что для этого надо? – тут же проявил готовность помочь Елисей.

«Мозги», – про себя продумала я, а вслух сказала:

– Это моя забота. Хотя, если вы найдете поблизости иву, ясень и березу, то значительно облегчите мне поставленную задачу.

И я углубилась в ближайшую рощицу на поиски необходимых деревьев, доставая на ходу книгу, чтобы освежить в памяти ритуал изготовления метлы. Злость не проходила, и я никак не могла найти нужную страницу. Сделать закладку ума, как всегда, не хватило, да и кто мог подумать, что такие вещи скоро понадобятся. Книга ни в какую не хотела меня слушаться, и я решила не мучить больше ни себя, ни ее, понадеявшись на свою память. Уж на нее-то я пока не жаловалась.

В березах недостатка тут не было, и я долго выбирала «свою». Это обязательное условие, чтобы дерево пошло на контакт и согласилось добровольно помочь человеку. Подходя к каждой, я дотрагивалась ладонью до шершавого ствола и ждала ответного импульса. Мне повезло только на третьем десятке. Молодая стройная березка слабо откликнулась на мою просьбу, и я наломала свежих веток, мысленно попросив прощения и поблагодарив ее. Она снова толкнула мою руку энергией, как бы давая понять, что сеанс благотворительности закончен. Я не настаивала. Березовые ветки были нужны для очищения моей метлы от всякого негативного влияния извне. Охапка была достаточно объемной, и таскать ее с собой не было никакого смысла. Я вернулась к месту нашей стоянки и бросила ветки рядом с вещами.

Ива нашлась в небольшом количестве у речки, протекавшей совсем рядом и найденной все тем же вездесущим Сенькой. Она была нужна для высвобождения моей женской магической силы. Высокие гордые деревья не пожалели для меня небольшого количества прутиков, и я, окрыленная достаточно легкой победой, сложила их рядом с березовыми ветками.

Вот с ясенем вышла проблема. Как он выглядит, я знала довольно смутно, Сенька не помнил, а для королевича вообще вся растительность разделялась на три категории – трава, деревья и кусты. Две последние он отличал друг от друга по очевидному признаку: если ствол один и толстый – дерево, если много веток растет из одного места – куст. Из деревьев он знал только березу, елку и все остальные. К сожалению, ясень относился именно ко «всем остальным», поэтому от королевича толку не было вообще никакого.

Может быть, можно заменить ясень чем-нибудь другим? Например, осинкой. Вон их сколько на опушке. Или липой. Ясень – это защита. Какие еще деревья у нас обладают защитными свойствами?

И тут я случайно натолкнулась на сломанную дикую яблоню. Кто-то, похоже, в порыве бессильной ярости вымещал на бедном дереве злость и порубал почти все нижние ветви. Пусть будет яблоня. Она покровительствует молодым девушкам. А чем я хуже?

Я с трудом отодрала толстый сук, висящий на тонком слое коры, и потащила добычу к месту общего сбора. Вроде бы все запчасти найдены, теперь осталось дело за малым – правильно собрать и попробовать взлететь.

Чем я занимаюсь, а? Что за чушь несу? Взлететь. Послушал бы кто-нибудь, точно подумал – сумасшедшая. И был бы недалек от истины.

Сенька с Елисеем смотрели на меня, ожидая дальнейших действий. Я гневно зыркнула на них, давая понять, что эта затея с метлой не стала мне нравиться больше, и попыталась сломать о колено яблоневый сук. С тем же успехом я могла бы попытаться пробить стену Кащеева замка головой.

– Отойди, – подвинул меня в сторону королевич и рубанул сук мечом, отсекая ненужные ветки.

Что ж… Недурно. И по длине нормально, и то толщине подойдет.

Я покрутила палку в руке, но не пришла ни к какому выводу относительно ее начала и конца. Куда ветки наматывать? А не все ли равно?

Равномерно распределив березовые и ивовые прутья вокруг одного из концов палки, я поискала глазами веревку. Приготовить ее заранее я, естественно, забыла. По моей просьбе королевич вытащил бечевку из походного мешка и помог, как можно туже, затянуть ее, чтобы ветки не рассыпались и не повылазили. Наш сомнительный летательный аппарат был готов.

Сразу опробовать метлу я не решилась. Если честно, то было страшно. А вдруг получится? Она лежала передо мной и вызывала противоречивые чувства – от умиления до ненависти. Умиление вызывало рождение моего уникального магического детища, а ненависть – то, что я в принципе не представляла, как ТАКОЕ может полететь.

Королевич наматывал вокруг меня нетерпеливые круги, но я старалась не обращать на это мельтешение внимания. Сенька благоразумно помалкивал.


ГЛАВА 7 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 9