home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 25

Утро было поистине летним и сказочным. Солнышко служило ярким укором для сидящих в душных комнатах, и я в очень даже неплохом настроении спустилась вниз, рассчитывая поживиться чем-нибудь сладеньким. В последнее время у меня вообще появилась страсть ко всяким хлебобулочным изделиям, и чем больше в них сахара, тем лучше. Говорят, что сахар для мозга полезен, только, видимо, мой (мозг, в смысле) об этом даже не догадывается, потому что никаких улучшений с его стороны пока даже не намечается. Может, я мало булок и пирожных ем? Александр даже как-то подозрительно стал на меня коситься, когда я появлялась с очередным куском торта или кекса в руках.

– Куда в тебя столько влезает? – удивлялся он. – Они же калорийные.

– Ну и что? – искренне не понимала я. – Зато вкусные. Не все же змеями питаться.

– А главное, она не толстеет, – с нескрываемой завистью вздыхала Василиса. Она-то как раз набирала вес буквально от одного запаха выпечки.

– Вот это и настораживает, – не оставался в долгу советник. – Куда все девается?

– Идет на улучшение мозговой деятельности, – поддержал меня Елисей.

– У кого?! – опешил Виктор. – У нее?! Не смеши меня. Там нужна капитальная революция с полной сменой правительства, сахаром уже ничего не задобришь.

– Но-но! – возмущалась я, приканчивая пятый по счету эклер, и это сразу после обеда. – Мой мозг уникален по своей природе, и попрошу его не обижать, а то он выдаст вам сейчас парочку гениальных идей, потом опять жаловаться будете.

Вскоре на меня махнули рукой и перестали обращать внимание.

Прошел уже почти месяц нашего пребывания в Бемирании. Никакие дела никого больше здесь особо не задерживали (я выздоровела, князь уладил все внешнеэкономические и политические вопросы, Учитель вместе с приехавшим ректором решили вопрос о заточении королевы в специальную тюрьму для магов), кроме одного – свадьбы Василисы и Елисея, которая должна была состояться уже завтра. Про наш отказ на ней присутствовать изначально никто не хотел ничего и слышать, поэтому пришлось остаться, чтобы не терять времени на лишнюю и бесполезную дорогу.

За все это время мне довелось побывать в Каржене (где и будет проводиться столь серьезное и ответственное мероприятие, как венчание) всего один раз, когда мы с Александром и Виктором ездили на неофициальный прием по случаю приезда короля и королевы Расстании на свадьбу своего единственного наследника. Ничего интересного, по моему мнению, на приеме не было, только промотались зря. Меня благодарили за проявленное мужество и оказание неоценимых услуг отечеству, прочили светлое будущее по возвращении в Петравию и даже предлагали остаться в Бемирании на должности штатного мага (это уже отец Василисы расстарался). Я обещала подумать, но в душе не хотелось принимать ни одного предложения. Я сама не понимала, чего же хочу.

Прием проходил при полном сборе министров и прочей совершенно непонятной мне знати. Зачем их столько вообще нужно? Уже через пять минут этих совершенно, как мне казалось, глупых речей мне стало скучно, а от хвалебных излияний в мой адрес и в адрес князя у меня, наверное, даже внутренности покраснели. Захотелось сбежать, но при королях особо не повыпендриваешься. Хотя с князем можно особо не церемониться. Наверное, потому что он другой и тоже терпеть не может все эти глупые напыщенные речи. Вон с каким грустным видом сидит, чуть ли не засыпает.

Правительство Расстании пыталось присвоить мне какой-то дворянский титул с возможностью передачи его по наследству, но я гордо и наотрез отказалась. Титулованная Баба-яга – понятие из ряда вон выходящее. Да и на кой он мне сдался – только лишние обязанности навешают. Настаивать особо не стали, но дарственную на многострадальную деревню Забытки с прилежащим к ней лесом, в котором находилась моя избушка, мне все-таки всучили. Это что же, я теперь официально землей обзавелась? Вот повезло-то. Знать бы еще, что с ней делать.

В общем, приятного в этой поездке было мало. К тому же мне не понравился сам Каржен. Нет, он, конечно, очень красивый и сверкающий город, но слишком много суеты и шума. На каждый квадратный метр пространства обязательно по паре человек обреталось. Толкотня, беготня, суета. Пыль, шум, гам. Ужас! В Петравии все-таки по-другому было. Или я просто успела отвыкнуть в своем лесу от лишних людей?

– Ну как тебе Каржен? – спросил Александр, когда мы покинули столицу, и все трое вздохнули с облегчением.

– Как муравейник, – высказала я свое мнение. – Все маленькие, их много и мельтешат перед глазами. У меня до сих пор от дворца перед глазами искры вспыхивают.

Кащей усмехнулся:

– Поэтому я и не хочу, чтобы в Трехгории была столица.

– Понимаю, – ответила я и поудобнее перехватила метлу, которую под общий смех и веселые шутки на ярмарке прикупил мне князь, и теперь я ехала тоже слегка вооруженная. Половина города покатывалась со смеху, когда наша потрясающая компания из двух вооруженных мечами мужчин и одной ометлованной девицы преодолевала подступы к воротам. В общем, поработали бесплатными клоунами, но нас это только развеселило после скучного дворцового общения.

Что мне делать с неожиданно приобретенным правом на владение Забытками, я пока вообще не представляла. Ладно, потом подумаю. Или ну их, пусть живут?


Сейчас же я стояла внизу и уплетала свежевыпеченную булочку с малиной (повар уже успел изучить мои привычки), запивая мой ранний завтрак простой водой. На лестнице раздались шаги.

– Виктор, ты прекрасно понимаешь, что сегодня ты отвечаешь за нее головой, – раздался голос Александра.

Я притаилась, прислушиваясь к разговору.

– Вот уж счастье привалило, – проворчал советник. – У нее в голове столько тараканов, что никакой отравой их не выведешь, а мне отвечать.

– Не ворчи, мне действительно необходимо съездить в Каржен, самое позднее к вечеру вернусь. Думаю, Алена не обидится, если Сенька со мной поедет?

– А вот это непредсказуемо, – хмыкнул Виктор. – Ладно, езжайте уже. Если она меня не укокошит раньше, то все нормально будет.

Князь вышел. Подозреваю, что Сенька уже крутился возле лошади, потому что утром в комнате я его не нашла, да и тут его что-то не видно. Ладно, пусть съездит, проветрится.

Интересно, а почему они так за меня беспокоятся? Вроде мне уже ничего не угрожает, со здоровьем, тьфу, тьфу, тьфу, тоже все лучше и лучше. Ну вот. А такое нормальное настроение было.

Виктор проводил взглядом уезжающего Александра и повернулся, чтобы подняться наверх, но наткнулся на мою сверкающую, словно начищенный пятак, улыбку и вздрогнул.

– Ты подслушивала? – строго спросил он.

– Нет, подзавтракавала. – Я даже для наглядности помахала половинкой булочки. – А что такое? Боишься, что я устрою тебе темную?

– Давай обойдемся без всяких глупостей, ладно? – Как-то надежды в его голосе не особо много.

– Давай, – легко согласилась я. – Обойдемся умностями.

Советника это убедило еще меньше.

Василиса с Елисеем уехали еще накануне вечером, все-таки свадьба – это ответственное мероприятие, а не легкая прогулка. К ней основательно готовиться надо, вот они и бросили меня на растерзание «этим двум хищникам», как говорит Василиса. Это мы еще посмотрим кто кого.

Полдня было добросовестно убито на игру в шахматы. Виктор постоянно проигрывал мне и поэтому сильно злился. Он не понимал, как я ухитряюсь при оставшихся всего пяти фигурах устроить ему шах и мат всего в три хода, когда его фигуры имеют более выгодное положение.

– Ну как у тебя это получается? – кипятился он после очередного проигрыша. – Я вообще не вижу логики в твоих ходах!

– А ее там и не было, – усмехнулась я. – Поэтому я и выигрываю.

– Так нечестно играть, это жульничество!

– Это не жульничество, а способ восприятия мира. С тебя четыре пирожных.

– Вот ненасытная, – проворчал советник. – Я не буду больше с тобой играть.

После обеда было решено покататься на лошадях. Причем меня никто особо не спрашивал, просто поставили перед фактом. Подозреваю, что Виктор сам составлял культурно-массовую программу на день, только чтобы чем-нибудь меня занять. Боялся, наверное, что у меня время будет придумать пакость, вот и расписал по пунктам, вплоть до минут. Ладно уж, пощажу его, пусть потом всю жизнь помнит мою доброту.

Но после обеда уже вернулся Александр и сам утащил меня на прогулку к озеру. Виктор был несказанно рад тому факту, что так легко отделался, и сразу же скрылся в библиотеке.

Прогулка была приятной, но уже через несколько минут у меня стало портиться настроение. Александр пытался развлекать меня разными смешными историями из его студенческой жизни, рассказывал об интересных местах и обычаях Фарландии, но я не проявила должного интереса к его рассказу, хотя и делала старательно вид, что внимательно слушаю.

Я задумалась над своим будущим. Оно было каким-то не очень радужным по моим представлениям. Странно, ведь раньше я была бы на седьмом небе от тех заманчивых предложений, которые мне сделали, но почему-то сейчас они не вызывали у меня того энтузиазма, который я должна бы испытывать. Мне не хотелось оставаться в Бемирании, потому что мне здесь не нравилось, а в родной Расстании… в общем, я уже не хочу туда возвращаться, хоть и придется. А причина этих моих терзаний сейчас нагло едет рядом и ни о чем не догадывается. Когда же я пару раз кивнула невпопад и совершенно не к месту сказала «ну надо же», он понял, что сказителя из него сегодня не выйдет.

– Алена, ты меня не слушаешь? – Князь тронул меня за руку.

– Слушаю, – как можно спокойнее ответила я и даже решила подтвердить насколько внимательно: – Ты рассказывал, как вы с Виктором полезли на крышу снимать корову, которую занесло туда смерчем.

– Я рассказывал это уже час назад. – Князь хитро прищурился. – О чем ты думаешь?

– О вечном. – Я уселась на лавочку и печально уставилась вдаль.

Александр постоял, разглядывая меня, и пошел к озеру. «Топиться, что ли, собрался?» – отрешенно подумала я. Но он топиться не собирался. Присев на корточки, князь ухватился одной рукой за хлипенький кустик, сиротливо торчащий на берегу, и потянулся за ближайшей кувшинкой. Теперь меня мучил совсем другой вопрос: «Навернется или не навернется?», потому что кустик, по моим прикидкам, просто не мог выдержать такого издевательства ни физически, ни морально. Я даже от своих невеселых мыслей отвлеклась, уже с повышенным интересом наблюдая, чем же закончится эта добыча кувшинки.

Князь не свалился, и я даже немного разочаровалась, все веселее было бы. (Какая же я противная!) Выдернув цветок, он резко выпрямился и направился обратно ко мне, покручивая стебель пальцами. Жаль, надо было подтолкнуть.

– Думала, я составлю компанию местным лягушкам? – усаживаясь рядом со мной, спросил он.

Я попыталась состроить самое безобидное выражение лица, но ехидная улыбка стираться до конца не хотела, что вызвало с его стороны бурю протеста.

– Вот-вот, утону, и спасти некому будет…

– Не переживай, – многообещающе улыбнулась я. – Если ты утонешь, я к тебе Даяну пришлю, чтоб не скучно было.

Его губы тронула какая-то загадочная улыбка, но мое откровенное издевательство осталось без ответа. А вот я при упоминании о русалке вспомнила одну немаловажную вещь, которая раньше не приходила мне в голову, хотя должна была… и сразу по моем воскрешении.

– Что с Васькой? – неожиданно спросила я Александра. – Мне никто до сих пор не сказал, какая судьба постигла его.

Князь плотно сжал губы, его глаза нехорошо сузились, будто он вспомнил о чем-то мерзком.

– Он убит, не волнуйся.

У меня сразу возникло подозрение, что к этому князь лично приложил максимум усилий. Что ж… С одной стороны, туда ему и дорога (Ваське то есть), а с другой – я бы хотела, конечно, сама с ним расквитаться. Но уже не судьба. Хотя что-то мне в голосе Александра не очень понравилось.

– Что-то не так? – внимательно присматриваясь к его лицу, спросила я.

– Твой меч не удалось найти.

Вот тоже мне… Нашел о чем переживать!

– Да ладно, он мне и не особо нужен-то. Что я с ним делать буду? Он тяжеленный как незнамо что. Только что красивый. Бог с ним.

Я снова уставилась куда-то в пространство, вернувшись к своим мыслительным баранам, краем глаза все-таки замечая, что князь за мной наблюдает.

– Я догадываюсь, что тебя мучает. – Он сунул цветок мне в руку, но ладонь не убрал. – Не знаешь, что делать дальше?

Я кивнула. Неужели его так уж сильно интересует моя дальнейшая судьба? Ну да, я же тоже за него переживаю. Вон какую бузу устроила, когда узнала, что он обряд черной магии проводил. Чуть не убила его.

– В Бемирании тебе смысла нет оставаться, здесь тебе точно будет скучно, – немного подумав, сказал он. – В Петравии гораздо больше перспектив добиться чего-то. И, если тебя это заинтересует, у меня тоже есть предложение. Даже два.

– Это какие? – заинтересовалась я.

– У меня проблемы с целителями, как ты успела заметить. Не хочешь попрактиковать в Трехгории?

– Хочешь переманить меня, как Виктора? – улыбнулась я.

– А почему бы и нет? – Александр хитро прищурился. – Рабочим материалом, больными то есть, я тебя обеспечу. Деревень по Трехгории много раскидано, рудокопы, звероводы, без травм и прочих неприятностей со здоровьем редко когда обходится, так что без работы сидеть не будешь. Может, и мне где парочку умных мыслей подкинешь.

Да уж… Заманчиво. Особенно если учесть, что он сам рядом будет, то и совсем идиллия получается. Только вот оно мне надо? Душа-то терзаться будет. Может, лучше будет подальше уехать и не видеть его больше?

– Не знаю, – задумчиво ответила я, еще не решив как отнестись к его предложению. – А какое второе?

– О нем я тебе позже скажу. Через пару дней.

– Почему не сейчас? – Я уже была заинтригована.

– Узнаешь.


ГЛАВА 24 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 26