home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 24

Следующие несколько дней прошли относительно спокойно. В том смысле, что истерик я больше не устраивала, а со мной все носились как с алмазным фондом, только что за деньги экскурсии не проводили. Жаль, неплохо пополнили бы казну. Подкинуть идейку, что ли?

Мы жили, как оказалось, не в главном королевском дворце, а в его летней резиденции, которая находилась в нескольких верстах от Каржена, на берегу очень живописного озера, полного рыбы и прекрасных кувшинок. Когда Александр привел меня на очередной выпас именно к этому озеру, заранее заинтриговав, что я увижу нечто необычное, я ему даже сначала не поверила, а потом долго стояла на берегу, вдыхая свежий, насыщенный травами и влагой воздух, понимая, что не в силах уйти отсюда. Пришлось утащить меня силой с клятвенным обещанием каждый день выгуливать меня только здесь.

Сам король так больше и не появлялся. Сославшись на важные государственные дела, он уехал в столицу, но регулярно справлялся о моем здоровье. Девицы тоже удивительным образом исчезли, потому что их я больше тоже не видела и не слышала. Вот и славненько. Не нужны мне лишние раздражители.

Принцесса несколько раз уезжала к отцу, но неизменно возвращалась, заявляя, что не оставит свою самую лучшую подругу одну на растерзание этим кровожадным хищникам. Она имела в виду мужскую часть нашей дружеской компании. Те возмущались, что это их надо от меня защищать. По их словам, у меня и раньше проблемы с головой были, а теперь еще и яд василиска примешался, так вообще адская смесь получилась.

Василиса вообще окружила меня поистине материнской заботой. Она старалась не отходить от меня ни на шаг, болтала о разных пустяках, даже книжки мне на ночь читала, что умиляло меня до глубины души. Никогда не поздно пополнить свой багаж знаний, хотя из всех этих литературных чтений мне больше всего запомнились сказки народов мира, да и то лишь потому, что они уж больно походили на недавние сцены из нашей кошмарной битвы.

Сенька нес круглосуточную вахту у меня в ногах, развлекая интересными байками из кошачьей жизни, травя анекдоты столетней давности и зорко следя за малейшими признаками ухудшения моего драгоценного здоровья, только что в блокнотик по минутам не записывал. Как под охраной держат, честное слово. Ну и ладно, когда еще такая возможность выпадет, что сама будущая королева меня чуть не с ложечки кормит?

Я уже чувствовала себя очень даже сносно и вполне могла выгуливаться без посторонней помощи и риска завалиться под какой-нибудь куст, но одну меня все равно почему-то никуда не отпускали. Магистр Велимир усиленно пичкал меня разными отварами и настоями, которые я пила больше уже по привычке, и проводил разные сеансы по восстановлению моих сил. Вопреки всем его прогнозам и моим страхам, моя магическая сила никуда не делась, она восстанавливалась по мере моего выздоровления, что меня несказанно радовало, а магистра повергало в неописуемое изумление.

– Просто невероятно, – разводил маг руками, наблюдая, как я под его строгим надзором делаю попытки самостоятельно зажечь свечи и сплетаю нехитрые заклинания. – Ты просто кладезь каких-то противоречий.

Я пожимала плечами, но сей факт не мог меня не радовать. Еще немного, и жизнь простого человека для меня закончится – я снова стану той самой Бабой-ягой. Ура!

Виктор в одиночку старался в поле моего зрения не появляться. Елисей хвостиком ходил за Василисой, а сам князь появлялся у меня не так уж и часто. Единственное, что было мне известно, что он изредка уезжает в Каржен. Зачем он туда ездит, мне конечно же не докладывали, но меня стали терзать смутные сомнения. Причем возвращался он оттуда с каким-то странно-задумчивым выражением лица, что только усиливало мои подозрения, а если уж совсем честно – то во мне проснулась самая настоящая ревность. Александр очень интересный и симпатичный мужчина, ничего удивительного, если он кому-нибудь понравится. А если ему кто-то? У-у-у… Это уже хуже. В общем, доводила я сама себя как могла, и его заодно. Тут уж моя язвительность показалась во всей красе, но он стойко терпел и отшучивался.


Мне в очередной раз не спалось, и я решила спуститься вниз. На улице шел дождь, проливной такой, нескончаемый, занудный, как зубная боль. От этого монотонного шума у всех нормальных людей сонливость появляется, а у меня (ну да, я же к нормальным никакого отношения не имею, чуть не забыла) на душе скреблись все царапающиеся представители животного мира. Правда, один из них не принимал участия в этом процессе, а сладко спал на кровати, и я старалась ступать как можно тише, чтобы не разбудить его, а то нравоучений и мяуканья не оберешься.

Удивительно, но внизу кто-то был. Интересно, кому еще не спится в ночь глухую? Не князю точно, он вообще как уехал с утра, так и не появлялся еще. Оказалось, Виктору и Елисею. Они сидели в креслах в уютном уголке, а перед ними на низком столике стояла початая бутылка вина. Судя по тому, что каждый глаз у них жил собственной и отдельной от своего собрата жизнью, бутылка была далеко не первой.

– Ой, Баба-яга идет, – расплылся в пьяной улыбке королевич, первым заметив меня на лестнице.

– Прячемся, – скомандовал Виктор и попытался нырнуть под кресло, но зацепился за подлокотник и рухнул на пол вместе с несчастным предметом интерьера. Из-под стола выкатилась уже пустая бутылка и скорбно замерла возле ног королевича. Тот задвинул ее в ближайший угол, чтоб глаза не мозолила, и снова уставился на меня.

Я вытаращилась на них с открытым ртом. Во дают!

– Вы чего? – осторожно поинтересовалась я.

– Мы того… нормально… – Виктор выполз из-под кресла и теперь пытался привести его, и себя заодно, в нормальное положение. Преуспел он в этом только с третьей попытки.

– С какого… вы решили напиться?

– Да вот, дождь навеял.

– На меня тоже, – тяжко вздохнула я.

Елисей по умолчанию выудил откуда-то еще один бокал, молча налил и протянул мне. То, что оба были уже в той кондиции, когда неважно кому и сколько наливать, главное, чтобы пили, – это и так понятно. И что будет потом, их волновало не сильно. Здесь и сейчас – вот главный девиз напивающихся. А я так позавидовала их тупо улыбающимся лицам, что даже не подумала о возможных последствиях и залпом выпила. Вино оказалось кисловатым и слишком для меня крепким, но я старалась не морщиться под внимательными взглядами двух начинающих алкоголиков. Да гори оно все синим, или каким там обычно положено, пламенем! Могу я, в конце концов, хоть раз за последнее время расслабиться по-человечески? Сколько можно? И я протянула бокал за добавкой.

– За что пьем? – все-таки удосужилась спросить я.

– За тебя! – выдал «гениальную» идею королевич.

– Значит, за меня только пить и остается, да? – прищурилась я.

– Опять ей не нравится, – возмутился Виктор. – Тогда за любовь. С ней, говорят, всегда приятно шагать по жизни.

Идея мне не очень понравилась.

– Ну ее к лешему, эту любовь, – махнула я рукой, ощущая какой-то подозрительный шум в голове, но продолжая стойко держаться. – От нее одни неприятности.

– Эт-то точно, – поддержал меня советник, откусывая от общего, в единственном экземпляре покоившегося на тарелке бутерброда с сыром, украшенного какой-то зеленью. Причем откусывали от него уже не один раз, и все время с новой стороны, поэтому данный шедевр кулинарного искусства больше напоминал обглоданное солнышко.

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался Елисей. – Давай рассказывай. Что ты от нас скрываешь?

– Отстань. Ничего я не скрываю.

– Кажется, наша ведьмочка влюбилась, – высказал пьяное предположение Виктор. – Интересно, в кого же?

Я опустошила второй бокал и уже собралась высказать все, что я думаю по поводу любви вообще, и своей в частности, но тут у меня в голове будто что-то вспыхнуло, окатило горячей волной сверху донизу, и я медленно стала оседать на пол. Ноги упорно не хотели меня слушаться. Воздуха катастрофически не хватало.

Вмиг протрезвевшие пьяницы бросились ко мне.

– Елисей, открой быстро окна! – крикнул Виктор, подхватывая меня на руки. – Вот черт! Нам Александр промывание кишечника через мозг сделает. Алена, ты меня слышишь?

Меня встряхнули, вызвав новый приступ удушья и горячую вспышку в голове. Я застонала, пытаясь сделать хоть один нормальный вдох, но живительный воздух предательски застревал где-то на полпути к легким. Как же дышать хочется…

Холодный мокрый ветер ударил в лицо, Виктор пытался расстегнуть мне ворот. В обычном состоянии я бы точно его загрызла за такую фамильярность, но сейчас мне было абсолютно все равно, как креветке в кипящей кастрюле. И почему я сознание не теряю, интересно? Мне все-таки удалось протолкнуть внутрь себя небольшую порцию воздуха.

– Я за магистром, – крикнул Елисей, убегая наверх со скоростью пьяного альбатроса.

– Алена! – снова воззвал ко мне советник, совершенно не представляя, что со мной делать дальше. – Ну прости нас, идиотов! Только не умирай!

Слышать такое было забавно. Если бы мне не было так мерзко! Я даже пошевелиться толком не могла.

На улице сквозь шум дождя послышался стук копыт, а сверху по лестнице топот ног.

– Вам что – жарко, все окна пооткрывали? – снимая мокрый плащ, спросил Кащей, но тут его взору предстала во всем своем великолепии картина маслом, точнее вином – «Допились». Опрокинутые кресла и осколки разбитого бокала добавляли красочности и живописности.

– Что тут произошло?! Алена, что с тобой?!

– Ей плохо, – выдавил из себя Виктор, стараясь не встречаться с князем глазами, а еще больше – вообще не дышать в его сторону.

– Это я вижу, – прорычал князь, отбирая меня у советника.

Наверное, этого не следовало делать, потому что сознание тут же определилось с выбором, и явно не в мою пользу. Ну и не надо, пусть мужчины сами разбираются.

В до боли знакомое тело мое сознание возвращалось не то чтобы с трудом, а как-то вяло и неохотно, ему было лень. Ощущение не из приятных, если честно. Я постаралась ускорить процесс воссоединения двух моих законных половинок и пошевелилась.

– Алена, ты меня слышишь? – откуда-то издалека донесся голос князя.

Слышу вроде, а толку-то? Как же мне плохо… Такое впечатление, что по мне скакали бешеные зайцы. Все мое несчастное тельце болело, в желудке поселился злобный ежик, которому геморрой покоя не дает, а на груди лежал верстовой камень, намертво вросший в грудную клетку. Про голову я вообще молчу, лучше бы ее не было.

Я с трудом разлепила веки, и по глазам резанул яркий свет. Я непроизвольно зажмурилась. Изверги! Давайте теперь еще пытки световые устроим.

– Магистр, она приходит в себя.

– Вот и хорошо, – услышала я голос Учителя. – Вот угораздило-то.

– Ну кто же знал… – виновато отозвался королевич, который вместе с советником со скорбным видом топтались у двери. – Она и выпила-то всего ничего.

– Вот и получили потрясающую реакцию, – проворчал маг. – Сколько говорить можно, что сейчас ее организм непредсказуем. Головы бы вам поотрывать – чуть девчонку не угробили.

– Я займусь этим, – мрачно пообещал князь.

Я представила королевича и советника без верхней части организма и пришла к выводу, что с головами они выглядят более симпатично. Пока молчат, по крайней мере.

От двери послышалось сопение, которое, наверное, должно было означать полное раскаяние и покорность дальнейшей судьбе. Да, не завидую я им. Кащей Бессмертный в гневе, ищите пятый угол.

Я наконец собралась с силами и открыла глаза, стараясь не смотреть в сторону зажженных свечей. Уж не знаю, что эти двое (я имею в виду князя и Учителя) со мной делали, но постепенно вместе с сознанием ко мне возвращались силы. Конечно, не в том объеме, в каком хотелось бы, но пошевелить конечностями я вполне была в состоянии, что и попыталась тут же продемонстрировать.

– Тебе лучше? – с тревогой спросил, наклоняясь ко мне, князь.

– Смотря с чем сравнить, – вяло отозвалась я.

– Ну слава богу, – с облегчением вздохнул Виктор. – Очнулась.

Я сделала попытку сесть, но в голове сразу предательски зашумело и засверкало. Пришлось со стоном плюхнуться обратно. А еще очень сильно тошнило, и бороться с этим было сложнее всего.

– Князь, думаю, вы понимаете, что нужно сделать, – тихо сказал Учитель.

– Да, конечно.

Неужели он опять хочет провести какой-нибудь обряд? Пусть только попробует!

– Не смей, – слабо запротестовала я.

– Алена, успокойся, я знаю, что делаю. Утром ты будешь чувствовать себя замечательно.

– Не надо…

Но мне в рот уже влили какую-то жидкость, которая если и была кровью, то сильно разбавленной какой-то еще большей гадостью, но мне все равно это не понравилось. Я закрутила головой, пытаясь слабо сопротивляться. Ага, как же! Со мной живенько справились. Отплевываясь и выворачиваясь из последних сил, я еще и ругала князя за его некромантские методы и жестокое обращение с героями. А потом я просто уснула, так и не договорив, что я с ним сделаю, когда мне полегчает.

Мне снился Александр, будто он гладит мои волосы, нежно целует в висок и шепчет что-то приятное на ухо. Мне было так хорошо и приятно… Я во сне повернулась на здоровый правый бок, обхватила князя рукой за шею, прошептав его имя, и… проснулась. Наши глаза встретились…

Та-а-ак! Это уже слишком!

– Что ты делаешь в моей постели?! – Мое шипение вызвало бы зависть у многих змей.

– Сплю с тобой, чтобы тебе не было одиноко и страшно, – с наивной простотой ответил Александр, не торопясь выпускать меня из своих объятий. – Ты как себя чувствуешь?

Мне даже показалось в темноте, что он ухмыляется. Вот гад!

– Не смей со мной спать! – пискнула я. – Я на тебя обиделась!

– Если это единственная причина… – Он погладил меня по волосам.

– Не единственная! Ты меня достал со своей заботой, чернокнижник хренов! Я сама могу за себя постоять!

– Заметь – могла. Сейчас ты… скажем так, несколько не в форме. – В голосе Александра прозвучало неприкрытое раздражение.

– Ты тоже, – не осталась в долгу я.

Он вскочил, чуть не скинув меня с кровати. И кто меня за язык тянул, спрашивается?

– Мне достаточно провести парочку обрядов, и я смогу разнести здесь все к чертовой матери.

– Конечно! Ты же у нас потомственный черный маг! Тем более что начало уже положено! А я так себе, погулять вышла.

Кажется, меня понесло не туда.

– Вот именно, и ерунда, что я, как идиот, пошел на это только ради тебя, потому что другим способом спасти тебя было невозможно!

– А у меня ты спросил? Мне не нужна такая жертва!

– Зато она нужна мне, и теперь особенно!

– Ты собираешься продолжить…

– Да.

– Не смей!!!

Воцарилась мертвая тишина.

– У тебя забыл спросить!

И Александр вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью.

Ну что, Алена, отомстила? Довольна? И чего ты добилась? Идиотка! Ну почему я не могла просто промолчать? Бестолочь и дура! Мышь безмозглая! Нормальные люди так себя не ведут. Ампутируйте мне самую бесполезную часть тела – голову, и пусть говорят, что без нее человек плохо смотрится, мне все равно! У-у-у…

Стоит ли говорить, что к завтраку я спустилась в самом скверном и угрюмом расположении духа, однако дежурный оскал на лицо нацепила. Я и так бледная и замученная угрызениями совести, нечего народ лишний раз пугать умирающим видом. Тем более что, несмотря на вчерашнюю странную реакцию на алкоголь, чувствовала я себя нормально. И ведь опять благодаря князю.

За столом сидели все, кроме Александра. Что ж… Ничего удивительного. Может, и мне надо было сказаться больной, все меньше вопросов задавали бы? Поздно, меня заметили. Учитель поднялся навстречу, внимательно и ласково, как душевнобольной, заглядывая в глаза. Ну что поделаешь, я такая и есть. Оставшись доволен своим осмотром (видимо, убедившись, что за ночь моя больная душевность никуда не делась), он усадил меня за стол и продолжил завтракать.

Виктор с Елисеем сидели с самым похоронным видом, старательно избегая встречаться со мной взглядом, но следов побоев и других тяжких телесных повреждений я на них не заметила. Значит, обошлось без рукоприкладства. Жаль. Интересное зрелище было бы.

Вино, которое всегда спокойно стояло на столе, теперь бесследно исчезло. Подозреваю, что его спрятали как можно дальше, чтобы не соблазняло или не служило немым алкогольным укором. Зря. Я бы, наоборот, выставила как можно больше бутылок самого сивушного самогона, чтобы от одного его вида тошнить начинало.

– Алена, ты в порядке? – первой удосужилась спросить принцесса. Хоть один сердобольный человек нашелся.

– Да, живая, трупы не ходят. Хотя у некоторых есть способности заставить двигаться и этих.

Что-то юмор у меня сегодня мрачноватый.

Виктор терзал уже третью по счету салфетку и, похоже, останавливаться на достигнутом не собирался, но после моих слов количество несчастных стало увеличиваться с невероятной быстротой. Эдак нам скоро вообще руки вытирать нечем будет. И я решительно отобрала у него салфетницу.

– Алена, откуда такие потусторонние мысли? – удивился Учитель.

– Так, навеяло… – неопределенно ответила я, накладывая себе салат.

– Если ты думаешь, что князь вчера проводил очередной обряд из разряда черной магии, то ты ошибаешься.

– Да? – Я с облегчением чуть не сползла под стол, но это заявление только подлило ядовитой кислоты в мои угрызения совести.

– Александр достаточно умный человек (что-то часто я в последнее время это слышу), чтобы не понимать, когда это жизненно необходимо, а когда нет. И потом, стать черным магом в одночасье просто невозможно, ты должна это знать. Даже не все ритуалы, связанные с кровью, относятся к запретным, хотя и считаются черной магией.

Это добило меня окончательно. В общем, я чувствовала себя самой распоследней свиньей. В самом деле, человек проявляет обо мне заботу, волнуется за меня, даже кровушки своей не пожалел, а я… Я веду себя как последняя истеричка. И когда у меня такие интересные черты характера появились? Раньше за собой ничего подобного не замечала. Ну и поспал бы он рядышком, проблема в чем? Тем более… Что уж греха таить, мне самой хотелось его обнять и прижаться к его сильному плечу. Я уверена, что он не позволил бы себе ничего лишнего, тем более по отношению ко мне. И еще его поцелуй там, в пещере, покоя не дает. Угораздило же. И почему я стараюсь ему все назло сделать? А кому от этого хуже? Правильно – мне. А все почему? Потому что я как дура в него влюбилась. Мама дорогая! Я и раньше-то была далеко не тем подарком, который приносит радость, а сейчас вообще стала невыносимой. Как же мне плохо! И что мне теперь со всем этим делать? Да, любовь зла, полюбишь и Кащея, как говорится. Только к какому месту эту любовь теперь приложить? Где обещанные сладкие грезы и прелесть распускающихся в душе розовых бутонов? Вместо них чертополох один бурным цветом разрастается да лопухи, чтобы было чем слезки вытереть. Никогда не думала, что я так конкретно вляпаюсь. Не дай бог, он из-за нашей ссоры и правда начнет черной магией заниматься, никогда себе не прощу этого!

Даже не представляю, как в меня вообще кто-нибудь когда-нибудь влюбится с моим-то «ангельским» характером. Виктор вон сколько времени меня придушить хочет, только все рука никак не поднимается. А тут князь… Так что надеяться мне совершенно не на что, тем более после того, как я его так обидела своими идиотскими подозрениями, а вот ради моей глупой и неуместной любви дружбу, которой дорожить надо, рушить не стоит. Увижу – убь… Тьфу, извинюсь перед ним. Надо исправляться. С собой-то я уж как-нибудь договорюсь.

Все мои попытки найти Александра успехом не увенчались. Я как можно незаметнее облазила весь дворец, но нигде княжеским духом даже и не пахло. Куда он мог провалиться, ведь Страж в конюшне стоит, сама проверила. Значит, он не уезжал никуда. Я хорошо помню, как он сказал, что на другого коня никогда не сядет. Ну и сколько мне еще мучиться? Моя решимость тоже не бесконечная, между прочим, она и так уже на убыль идет. Я ведь и передумать могу.

Мои друзья старались вести себя так, будто ничего не случилось, но я подозревала, что они в курсе нашей ссоры, просто усиленно притворяются. Даже вообще при мне не упоминают о князе, хотя до вчерашнего дня его личность была очень даже популярна в наших разговорах. Спросить сама я почему-то стеснялась. Вот еще одну проблему нажила себе с этой любовью. Нет, пусть все говорят, что хотят, но от этой любви одни убытки и растущие комплексы. Кошмар! Дожила…

Виктор с Елисеем через час после завтрака пришли ко мне с извинениями за вчерашнее кошмарное поведение. Видно, долго решались на такой страшно храбрый поступок, но мне было как-то немного не до них. Рассеянно выслушав все, что они напридумывали в свое оправдание, я поспешила от них избавиться, чтобы продолжить поиски, пока я еще не в таком же потерянном от смущения состоянии, как они. Но Александр пропал так, что я уже даже не представляла, где его еще можно найти.

Чтобы хоть как-то убить время, я сползала в библиотеку и взяла первую попавшуюся книгу, даже не удосужившись посмотреть на ее название. Все равно в голову ничего сейчас не полезет, так какая разница, в каком источнике знакомые буквы выискивать. Я уселась с ногами в кресло внизу, заняв караульный пост, чтобы мне было одновременно видно и парадные двери, и обе лестницы. Мимо меня и мышь не проскользнет незамеченной (не дай бог, конечно!), не то что князь. Книжка попалась даже более занудная, чем я могла себе представить. «Политология и мировые отношения в свете высших концепций экономики» прочитала я на обложке. Во загнули! Из всего названия мне были знакомы только предлоги. Ну и смысл ее вообще открывать? Сомневаюсь, что содержимое хоть как-то прольет для меня свет на название. Я на всякий случай полистала немного, вдруг внутри не все так плохо? И оказалась права. К уже знакомым предлогам прибавились еще и знаки препинания. Уже прогресс. Только понимания это не особо прибавляет. Да уж, почитала…

Возвращаться в библиотеку за другой книжкой было лень, и я выползла в сад. Развеюсь немного, свежим воздухом подышу, глядишь, и князь нарисуется. Ну не сквозь землю же он провалился, в самом деле. Хотя не удивлюсь, если он от меня закопался в какой-нибудь клумбе.

Я бесцельно побродила по саду, стараясь ни о чем не думать, но подлые мысли с маниакальной навязчивостью возвращались к предмету моих душевных переживаний. Вот настырные! И что им в моей голове так понравилось? Даже поговорить не с кем, чтобы отвлечься. Кстати, а куда вообще все подевались? Что-то я давно, уже около часа точно, никого не видела. Может, я какое мероприятие важное пропустила?

И, завернув за угол, направилась к дворцу.

– Алена. – Князь сам догнал меня уже у дверей.

Я даже вздрогнула от неожиданности и мгновенно растеряла все слова, которые собиралась ему сказать. Поохотилась, называется.

– Прости меня, я был неправ сегодня, наговорил тебе кучу гадостей, – глядя куда-то за мое плечо, сказал Александр. – Да и вообще, прийти к тебе ночью было не самой лучшей идеей. Просто я должен был убедиться, что с тобой все в порядке.

– Я тоже хороша, – кисло призналась я. – Не знаю, что на меня нашло. Извини, я постараюсь больше не быть истеричкой без уважительной причины.

Я осмелилась наконец поднять на него глаза.

– Ну что, будем мириться? – улыбаясь, спросил он.

– Давай.

Я представила, как мы переплетаем мизинцы и хором произносим известную всем с детства мирилку. Мне стало смешно. Александр тоже, видимо, себе это представил, потому что расплылся в ответной улыбке, но вдруг неожиданно обнял и прижал к себе.

– Ни у кого нет такого замечательного и ненормального друга, как у меня, – тихо сказал он. – И я ни на кого его не променяю. Пусть твоя вредность и язвительность родились раньше, чем ты сама, но это не мешает тебе быть той, кто ты есть.

– Спасибо, – прошептала я, утыкаясь носом в его грудь. Эти слова значили для меня сейчас гораздо больше, чем признание в любви. Да и черт с ней, с любовью, обойдусь.


ГЛАВА 23 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 25