home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 22

Нам сильно повезло – на нашем пути не встретилось ни одного человека, и мы наконец благополучно выскочили на свежий воздух. Перед нами расстилалась та же самая равнина, через которую мы пробирались вчера вечером к пещере. Почему вчера? Да потому, что сейчас на востоке как раз начинала заниматься заря. Здесь, внизу, еще было достаточно темно, а вот небо уже подернулось голубовато-розовым заревом. Красиво! Только любоваться красотой этой некогда.

Мы рванули что было сил к спасительному лесу. Уже на бегу я почувствовала, как по телу разливается такая привычная и родная энергия, моя магическая сила восстанавливалась. Ура! Теперь я могу сразиться хоть с чертом, хоть с королевой. Пусть только сунутся к нам.

А вот про последнюю я зря вспомнила. Уже почти достигнув кромки леса, я ощутила спиной не очень сильную, но вполне увесистую энергетическую волну и, развернувшись, успела выстроить мощную защиту, правда, с небольшим опозданием. Ударная волна все-таки сшибла нас с ног, но, кроме шишек и легких ссадин, никакого вреда не причинила. Если бы я не успела, соскребали бы нас с земли на протяжении версты как минимум. Обнаружила королева нашу пропажу, зараза такая, однако в погоню почему-то бросаться не торопилась. Странная.

Мы пробежали еще немного и выскочили на еще одну большую равнину, освещенную множеством костров. Василиса уже совсем еле передвигалась, и Виктору пришлось практически тащить ее на руках. Однако при взгляде на принцессино лицо у меня закралось нехорошее подозрение, что она просто-напросто нагло пользуется своим положением и больше изображает немощную барышню, чем на самом деле таковой является.

При виде нас воины, рассевшиеся у костров, повскакивали со своих мест и бросились в нашу сторону. Я подняла руки, приготовившись пустить в ход очередное заклинание.

– Это свои, – коротко бросил мне князь, но я и сама уже увидела спешащего к нам Степана.

– Ну слава богу, – пробасил он, подбежав к нам. – Я уж думал – все.

– Отправь срочно принцессу с отрядом в Бемиранию, пока нас от нее не отрезали, – сразу приступил к обязанностям главнокомандующего Александр. – Алена, посмотри, все ли с ней в порядке?

Я послушно склонилась над положенной на чье-то заботливо расправленное одеяло Василисой. А вот обо мне так не позаботились… Ну я это еще припомню!

– Хватит притворяться, – проворчала я ей так, чтобы нас никто не слышал.

– А что, очень заметно? – испугалась принцесса и покосилась на стоявших рядом мужчин.

Я фыркнула. Даже если кто и заметил, то виду уж точно не подал. Особенно Виктор, он был сама любезность и предупредительность.

– Ты уж определись с женихами, – участливо посоветовала я Василисе, проследив за ее взглядом. – А то потом дуэли всякие, конфликты международные там…

Василисе сразу поплохело, причем вполне натурально. Она даже побледнеть ухитрилась, притворившись живым призраком и сравнявшись по цвету с Сенькой (когда он чистый). Я с совершенно серьезным видом кивнула, мол, так и будет, если она не одумается.

Принцесса в срочном порядке приняла подобающий вид, то есть умирающий. Вот так-то лучше.

– Ну как она? – тревожно склонился к нам советник.

– В тяжелом состоянии, – вздохнула я, изображая искреннее волнение. – Но я помочь ничем не могу, ей нужно время, чтобы восстановиться. Постороннее вмешательство может привести к нежелательным последствиям.

Поскорей бы ее уже отсюда отправили, а то кто их знает, этих принцесс. А бедный Виктор потом страдать будет. Хотя представить советника умирающим от безответной любви у меня так и не получилось.

Сеньку я решила отправить вместе с Василисой в Бемиранию, невзирая на его возражения. Во-первых, нечего ему здесь делать и мешаться под ногами, а во-вторых, он мог тоже рассказать королю много важного. Даже сам князь проинструктировал его относительно тех сведений, которые нужно было доставить вместе с письмом – Александр уже успел его накатать. Правители, они такие, у них все должно быть задокументировано.

Отряд по отправке принцессы в родные пенаты был организован в рекордно короткие сроки. Ее водрузили на лошадь, с которой Василиса чуть вполне натурально не упала, окружили десятком вооруженных всем, чем только можно, воинов и уже собрались отправляться в путь. Прощание было трогательным, с целованием ручек (это Виктор) и заверением в искренней дружбе (это принцесса ко мне). Я ограничилась коротким «Пока!» и скоренько улизнула, чтобы меня не спровадили вместе с ней.

– Виктор, я тебя убью, – услышала я слова князя, когда отряд уже тронулся в путь.

– За что?! – возмутился советник. – Ничего же не было.

Я бы тоже его убила.


Меня Александр тоже хотел отправить куда-нибудь подальше отсюда, но я очень ловко от него бегала по всему лагерю, стараясь не попадаться лишний раз на глаза и не отвлекать от более важных в данный момент вопросов. Разрываться между ловлей меня и военными проблемами у князя не было ни желания, ни сил, ни возможности. В конце концов он махнул на меня рукой, видимо, решив, что еще успеет со мной разобраться.

Сейчас же я одиноко сидела у костра и смотрела на трепещущее пламя. Бой назначен на полдень, уже решено, а солнце пока только приподнялось над горизонтом. Есть время подумать. О чем только? О том, что наша армия (с каких это пор я стала считать Кащееву армию своей?) намного меньше, чем у этой крысы бемиранской? Успеет ли подоспеть нам на помощь оставшаяся часть войска? Благополучно ли доедет Василиса? Пройдет сегодня в полночь василиск последнюю инициацию? Все эти мысли оптимизма как-то не прибавляли, и я только накручивала себя все больше и больше.

Князь со Степаном и еще несколькими офицерами сидели неподалеку и обсуждали последние вопросы предстоящего боя. Меня же не подпустили даже близко, как я ни напрашивалась. Ну и не надо, я все равно в этом ничего не понимаю, хоть и интересно.

Философские и пессимистичные вопросы крутились в моей голове. Неужели нам не суждено дожить до вечера? А все из-за чего? Из-за этой чертовой книги, будь она неладна. Так пусть же она никому не достанется!

Я резко вскочила и швырнула книгу в костер.

– Чтоб ты провалилась! – со злостью зашипела я ей вдогонку, наблюдая, как языки пламени жадно набросились на новую добычу. Пусть горит. Не хочу больше иметь с ней ничего… А это еще что такое? Мама дорогая!

Книга не просто не собиралась гореть, игнорируя все законы данного нехитрого процесса, а напротив – сначала приобрела ярко-желтый цвет, а потом вообще раскалилась докрасна. При этом во все стороны полетели с яростным шипением разноцветные искры в лучших традициях праздничного фейерверка. Не хватало только бравурной музыки. Я не отрываясь, завороженно смотрела, как книга приобретает сферические очертания цвета раскаленного серебра и увеличивается в размерах.

– Алена, быстро в сторону! – услышала я крик Александра, но не могла пошевелиться и оторвать обалдевшего взгляда от невероятного зрелища, которое с каждым мгновением только набирало обороты.

Вдруг пламя взметнулось вверх огненным столбом, книга исчезла, а меня кто-то сшиб с ног, и мы с этим кем-то под оглушительный грохот рухнули на землю, меня еще и чем-то придавило. Это я с таким шумом упала или все-таки что-то взорвалось? Даже через плотно закрытые веки (я в последний момент догадалась зажмуриться, молодец какая!) мне удалось увидеть яркую вспышку. И все стихло. Запахло чем-то паленым.

Я осмелилась приоткрыть один глаз, чтобы разведать масштабы неожиданного происшествия и узнать, что же мне так сильно мешает дышать. До боли знакомый хвостик, маячивший перед моим носом, не оставлял сомнения в личности его обладателя. Причем Виктор не просто лежал на мне, но и обнимал двумя руками, уткнувшись носом мне в шею. Как трогательно! Кажется, я в последнее время пользуюсь несколько… странным успехом у мужчин. Не к добру все так ко мне липнут.

Виктор пошевелился и, приподняв голову, посмотрел мне в лицо. А глаза у него такие «добрые-добрые»… Чует мое сердце, сейчас осуществится его заветная мечта – он меня придушит. Я на всякий случай зажмурилась, но смыкающихся на моем тонком горлышке пальцев так и не почувствовала. Неужели он упустит такую потрясающую возможность? Я снова приоткрыла один глаз.

– Ты как, жива? – хрипло выдавил из себя Виктор, скрипнув зубами.

– Если ты будешь и дальше на мне лежать, то ненадолго, – с трудом выдохнула я.

До советника наконец дошло, какую живописную картину мы вдвоем представляем, и он поспешно с меня скатился, устроившись рядышком. Я вздохнула полной грудью, но тут же поперхнулась выдохом. Рядом уже стояли Степан и Александр. Причем вид последнего постепенно менялся с бледно-перепуганного на бледно-разъяренный по мере осознания, что я очень даже живая и почти не помята. Мне почему-то сразу захотелось броситься к советнику с просьбой срочно меня задушить, но осуществить столь малодушный поступок мне было не суждено. Притворяться мертвой было поздно. Глаза князя уже метали молнии, чуть ли не настоящие.

– Совсем из ума выжила?! – рявкнул он, рывком поднимая меня с земли. – У тебя с головой как?!

– Не знаю, – честно ответила я, проверяя себя на целостность.

– Заметно!!! Кто так уничтожает артефакты, ненормальная?!

– А откуда мне знать как?! – Я тоже начала злиться. Чего он разорался-то так? Ну погремело немного да посверкало, и все. – Не хочу, чтобы книга попала в руки к этой крокодилке безмозглой!

То, что на месте костра, который послужил мне местом сожжения невинно пострадавшей книги, теперь зияла огромная черная яма внушительных размеров, я пока еще не видела.

– Могла бы и спросить в конце концов, как это делается, раз уж решилась на такое безумство!

– А ты что, знаешь?!

– Представь себе, да! Ты же сейчас чуть не разнесла пол-лагеря к чертовой матери! – И он толкнул меня к месту катастрофы. – Вот бы радость была для наших врагов. Надо было отправить тебя отсюда сразу же. Почему с тобой одни сплошные проблемы?!

Кащей нависал надо мной нерушимой стеной, пока я разглядывала черный котлован, но я сдавать свои позиции тоже не собиралась, хотя и чувствовала себя под его взглядом как мышонок под занесенным веником. Виктор в сторонке втаптывал в землю дымящийся плащ (меня спасать, оказывается, небезопасно) и ехидно посматривал на страшную расправу над чокнутой ведьмой. Так же во все глаза на нас таращились солдаты, не осмеливающиеся подходить близко, мало ли что. Естественно, не каждый день такое увидишь, чтобы злобная Баба-яга с самим Кащеем так орали друг на друга.

– Я знаю, что достала тебя хуже сорняка в огороде! – выпалила я. Жгучая обида нахлынула неудержимой волной. – Не волнуйся, тебе недолго осталось меня терпеть. После боя я точно избавлю тебя от своего присутствия: или уеду, или…

– Ты не будешь в нем участвовать!!! – окончательно вышел из себя Александр.

– Буду!

– Я сказал нет!!!

– А я сказала да!!!

Кажется, мы готовы были подраться. Не удивлюсь, если благодарная публика еще и ставки делать начнет. Интересно, за меня хоть пятак поставят?

Я скрестила руки на груди и гневно сверлила князя взглядом, не терпящим возражений. Меня сверлили не менее яростно.

– А ну прекратите немедленно! – снова влез со своей миротворческой миссией Виктор. – Вы с ума сошли?! У нас бой на носу, а вы устроили тут разборки, как петухи на заборе!

– Действительно, Александр, остынь, – решил вмешаться Степан. – Думаю, нам не помешает сейчас неплохой маг, война-то не совсем обычная. А она девочка неглупая…

При этом Степан хитро мне подмигнул. Я сразу почувствовала себя увереннее. Есть и на моей стороне добрые люди.

– Да, нам не помешает маг! – рыкнул Александр. – Но я не могу позволить, чтобы ОНА участвовала в этой войне.

– Это еще почему? – не сдавалась я, вконец расхрабрившись. – Врагов жалко? Или лишних проблем с Расстанией не хочешь?

Последнюю фразу я сказала с особенной чувственностью и даже прищурилась, чтобы у него не осталось сомнений в коварстве моего вопроса. Интересно, как он будет выкручиваться? В нем пересилит политик или друг?

Александр напрягся так, что мне показалось – он сейчас на меня точно набросится. Я попятилась. Наверное, я переборщила, не надо было этого говорить. Но было поздно. На меня уже надвигалась самая страшная гроза моей жизни – Кащей Бессмертный. Только, как ни странно, ярости в его глазах не было, и это пугало еще больше. В его глазах было… Так… Мне хана!

Я так и не смогла окончательно разобраться, что же выражали его глаза, потому что вдруг неожиданно раздались многочисленные голоса:

– Они выступают!

– Строимся!

– Где князь?

К нам подскочил один из солдат:

– Ваше сиятельство, армия противника выстроилась в боевом порядке и начала наступление.

– Вот черт! – выругался Александр, но тут же принялся отдавать четкие приказы: – Степан, займи позицию согласно нашему плану. Виктор, ты командуешь левым флангом. Где Гроз с Вестером?

Вокруг поднялась неимоверная суета, однако не бестолковая и бессистемная, а четко спланированная. Под звон оружия и ржание лошадей из людей, сновавших по равнине с неимоверной быстротой, выстраивались боевые порядки, где каждый занимал только ему одному отведенное место. Ничего себе! Насколько же надо отмуштровать войско, чтобы воины так быстро смогли прийти в полную боевую готовность?

Князю, успевшему несколько от меня отдалиться, подвели Стража, но он, прежде чем вскочить в седло, метнулся ко мне. А я уж обрадовалась, что он про меня забыл.

– Чтобы я до конца битвы тебя не видел! И без глупостей!

Он уже скакал к месту предстоящего сражения, отдавая на ходу последние приказы, а я смотрела на его мелькавшую то здесь, то там спину, и у меня в горле стоял предательский комок.

Ага, как же! Так я и оставлю тебя на растерзание этим стервятникам! Разбежался! Пусть тебе и не терпится избавиться от меня поскорее, но это уже не мои проблемы. Я сделаю все возможное и даже невозможное, чтобы защитить тебя в этой войне, потому что я… Потому что – я что?! О нет!!! Не хочу!!! Это же не лечится!!!


Бой уже кипел вовсю, когда я выползла из кустов на край равнины. Под прикрытием заклинания невидимости это оказалось довольно легко. Князя разглядеть в этом скопище лошадей и людей мне не удалось. Мерзкий металлический лязг мечей друг об друга, конский топот, многочисленные крики смешались в один какой-то странный звук, который мне даже сравнить было не с чем. Я наблюдала за ходом сражения, ничего толком не понимая. Страшно-то как!!! Руки предательски дрожали, по спине туда-сюда шнырял противный холодный ветерок.

Однако никакой посторонней магии совершенно не чувствуется. Странно! Хотя нет, ничего странного. Я все поняла! Королева очень слабая ведьма, даже слабее самого Васьки. А книга и оставшиеся бумаги князя могли сделать ее сильной, действительно сильной! Вот почему она так упорно охотилась за мной. Без книги ее магия не стоит и гроша, а василиск всего лишь одно из орудий массового уничтожения. Но она не знала, что связываться со мной себе дороже, вот и просчиталась. Ей уже никогда не суждено стать могущественной и завоевать мир. Перебьется!

Вдруг я почувствовала под ногами странную вибрацию земли. Что это такое? На топот множества ног и копыт не очень похоже. Вот только землетрясения нам не хватает!

Дрожь нарастала и вскоре я поняла одно: лучше бы это было землетрясение, даже вместе с наводнением и пожаром, но только не ЭТО.

Место сражения внезапно разрезало на две половины, и на освободившийся центр равнины, уже усеянный телами первых погибших, выскочил… василиск собственной персоной. Ой, мамочки! Скажите, что это всего лишь сон. Такого просто не может быть! Я даже ущипнула себя, чтобы удостовериться в реальности происходящего. Воины обеих армий на мгновение застыли, потрясенные ужасным зрелищем. Я и сама застыла с открытым ртом, как-то не торопясь его захлопывать обратно.

А посмотреть действительно было на что. Прямо напротив меня стояла огромная зверюга размером с четверть замка Кащея. Кажется, я вчера слишком преуменьшила ее размеры. Одна голова могла бы придавить пару дюжин воинов одной челюстью, больше похожей на гигантский чешуйчатый клюв. Толстое бородавчатое тело было покрыто какими-то выделениями, матово блестящими на солнце. Змеиный хвост с огромной амплитудой хлестал по земле, взметая тучи пыли и разбрасывая, словно кузнечиков, попавших под него солдат, причем своих же, точнее Настькиных. Василиск, оказывается, еще не понимает, кого надо давить. Не повезет тому, кто попадется под его лапку с остро заточенными смертоносными когтями, в данный момент вонзившимися в землю на глубину в половину человеческого роста.

Чудовище покрутило своей уродливой головой, будто присматриваясь к неожиданно обретенной свободе и решая, что с ней делать, переступило с лапки на лапку, оставив глубокие борозды в сухой земле, и, задрав голову вверх, с диким громогласным воплем изрыгнуло из пасти мощную струю огня. Все, шутки кончились! Королева не стала дожидаться последней инициации и выпустила своего «малыша» отведать первой кровушки, а сама свалила в спасительное подземелье. Тварь какая!

Я не стала ждать, пока этот монстр обрушит на нас свою огненную силу и запустила в него самое мощное заклинание нейтрализации, убивающее даже драконов, как говорили древние предания. Оно отскочило от василиска, как мячик от стенки, не причинив чудовищу ни малейшего вреда, но срикошетив в ряды стоящих недалеко воинов. Хорошо, что не в Кащеевых. Там послышались вопли и ругательства.

– Алена, уходи! – услышала я чей-то крик.

Василиск сразу же повернулся на звук голоса и выпустил пламя прямо в людей, теперь уже это были воины князя. Я еле успела поставить защитный барьер. Огонь распластался по нему, как по стеклу, не дав людям поджариться заживо, а я в этот момент запустила еще одно заклинание, но результат был нулевой. Все мои попусту растраченные на уничтожение василиска силы были израсходованы впустую. Заклинания отражались от него как от зеркала, отлетая куда попало.

Понятно, магией его не убьешь. Меня охватила настоящая паника. Я не смогу с ним справиться!!! Придется только обороняться, ставя защиту, чтобы не дать монстру испепелить армию Александра.

А между тем бой закипел с новой силой. Настькины головорезы, воодушевленные такой неожиданной и, скажем так, оригинальной поддержкой, снова ринулись в атаку. Василиск – тоже, выбрав на этот раз объектом уничтожения меня. Я в ужасе попятилась, когда эта дура сиганула в мою сторону, вряд ли желая просто поближе познакомиться. Я успела поставить щит, поэтому отделалась просто «легким» испугом. Василиск расстроился и предпринял новую попытку, сосредоточив на этот раз внимание на сражающихся справа. Вот тут-то я и увидела Александра. Он был в первых рядах (кто бы сомневался!) и успевал сокращать количество противников рядом с собой с неимоверной быстротой. Я невольно залюбовалась им, чуть не пропустив следующую огненную атаку. Так, Алена, не отвлекайся! Вся новизна душевных терзаний у тебя еще впереди, а сейчас некогда.

Сколько мы уже вели этот неравный бой, я не знаю, время осталось где-то за границей сознания, но мне стали понятными две вещи: 1) василиск отражает мою магию, и уничтожить его обычными способами просто невозможно; 2) скоро мой магический потенциал иссякнет, и я не смогу больше ставить защиту от открытого прицельного огня. Радостными эти открытия назвать было никак нельзя, но пусть я лучше упаду без чувств на этом чертовом поле, чем уйду, оставив всех без моей защиты. Пока есть силы, зверюшка не посмеет причинить нашим воинам вреда.

Несколько раз я заметила, что Александр обернулся посмотреть, как там я, однако я старалась больше не смотреть в его сторону без жизненной необходимости.

Вторая часть армии Кащея подоспела вовремя, потому что нас уже начали оттеснять к лесу, и сразу ринулась в бой. Ситуация тут же изменилась в нашу пользу, что нельзя было сказать обо мне. Василиск изматывал меня своими прыжками и постоянным изрыганием пламени, на защиту от которого уходило слишком много сил. Я решила их экономить, элементарно уворачиваясь от выпадов в мою сторону, и сосредоточив все внимание только на сражающихся. Страшно уже не было. А время шло. И помощи ждать было неоткуда. Оставалось уповать только на чудо.


Сзади послышался топот множества копыт. Я обернулась. Из леса выехала расстанская конница в полном боевом облачении. Они-то что здесь делают? Если нас начнут теснить еще и сзади, то надеяться точно будет не на что. Я ловко увернулась от очередного огненного всполоха и снова обернулась. Следом за расстанцами виднелась еще одна армия в красно-синих мундирах. Кому она принадлежит, мне, в силу моих слабых знаний истории и политологии, угадать не удалось. На чьей они стороне, оставалось только гадать.

Конница разделилась на три части. Крайние, наиболее многочисленные бросились на правый и левый фланги к Виктору и князю, а центральная, состоящая всего из трех человек, рванула ко мне. Двоих из них я узнала сразу – учитель Велимир и ректор, третий был мне незнаком.

– Если вы приехали меня арестовывать, то сейчас не самое подходящее время! – крикнула я магам, как только они оказались рядом со мной.

– Тебя никто не собирается арестовывать, мы пришли с подмогой, – ответил ректор, стреляя мощной шаровой молнией в чудовище и с ужасом наблюдая, как она срикошетила в ряды противника, вызвав там жуткий переполох вкупе с нечеловеческими криками.

– Бесполезно, – пояснила я. – Эта тварь совершенно не реагирует на магическое воздействие. Оно отражается от василиска, как от зеркала. Можно задеть своих.

Гадина вновь полыхнула мощной струей огня, и мы, не сговариваясь, поставили тройной щит. Нас обдало снопом искр, словно кузнец-великан ударил по наковальне гигантским молотом. На левом фланге я заметила знакомую фигуру Елисея.

– Королевича зачем сюда притащили? – возмутилась я, пытаясь поставить защитный барьер справа, чтобы монстр не сжег сражающихся воинов. Там вспыхнул целый фейерверк.

– Здесь расстанская и бемиранская армии в полном составе! – крикнул ректор, стараясь перекричать рев множества голосов и вой василиска.

– И что они здесь делают?

– Пришли выручать вас.

– И как это вам пришло в голову? – не удержалась от зубоскальства я.

– Потом расскажу, – не обратил внимания на мою едкость ректор.

– Ставьте защиту для наших справа и слева, я буду прикрывать нас спереди, – скомандовала я.

– Как уничтожить эту страхолюдину? – задал риторический вопрос незнакомый маг.

– А кто ее знает? – ответила я. – Она напичкана магией и огнем под завязку. И откуда в нее столько вмещается?

Тварь между тем разгулялась не на шутку, все больше входя во вкус. Изворачиваясь, как вошь на расческе, она выплевывала смертоносные огненные вспышки во все стороны без какой-либо определенной системы. Доставалось и своим, и чужим. Отовсюду доносились крики и стоны раненых, живые подбадривали себя и товарищей крепкими словцами. Над полем витал мерзкий запах горелого мяса, до конца дней напрочь отбивающий желание употреблять животную пищу. Небо заволокло серым прогорклым дымом, сквозь который даже солнце не могло протиснуть свои лучи. Земля превратилась в склизкую мертвую площадку, выжженную дотла. Мы вчетвером не успевали ставить и снимать защиты, чтобы обезопасить поле боя от этой разъяренной бестии. Бить по ней заклинаниями и боевыми пульсарами мы боялись.

– Каким же извращенным воображением надо обладать, чтобы создать такого монстра? – подивился магистр Велимир, сплетая клубок защитного заклинания и бросая его на василиска. Паутина разлетелась, даже не коснувшись шкуры монстра.

– Вот сволочь, – выругался маг. – Ну должно же быть что-то, что убьет ее?

– Василисков убивает их собственное отражение, – выдвинул версию ректор.

– Но не в этом случае, – отозвался учитель. – Этот не убивает взглядом, а значит, и себе навредить не может.

Я вовремя заметила летящее в сторону Александра огненное облако и прикрыла князя щитом. Искры разлетелись в разные стороны на расстоянии вытянутой руки от Кащея. Он обернулся и кивнул мне в знак благодарности. Под его мечом враги осыпались, как колосья в страду, но на их место тут же вставали другие, не давая передышки. Молодец, профессионально работает.

– Князь отлично справляется, сразу видно – отменный воин, – заметив его, сказал неизвестный маг.

Соглашаться было бессмысленно, и так все это видели.

«И откуда у королевы столько сторонников?» – недоумевала я, отмечая новые вливания в стан противника. Чем она их держит? Легкой наживой? Обещаниями прекрасной жизни? Раем на земле? Когда же они кончатся?

Силы постепенно убывали. И у меня, и у магов, и у людей. Мы так долго не продержимся и скоро не сможем защищать поле боя от огненных вспышек, а эта тварюга даже не устала. Если бы она влезла обратно в пещеру, было бы легче сдерживать ее только с одной стороны, но она не желала уходить с облюбованного места и облегчать нам жизнь. Пока не поздно, надо было что-то срочно предпринимать.

Прыгать по полю под открытым огнем и одновременно думать оказалось достаточно проблематично, но я не сдавалась и судорожно пыталась найти выход. Как говорит Сенька, даже если вас съели, у вас все равно есть два выхода. Ну конечно. Сенька!

Василиск удерживается сознанием своего создателя! Так, кажется, Василиса сказала? У меня уже есть опыт работы с разумом, почему не попробовать сейчас? Все равно других вариантов нет. Королева скрылась в подземелье, и ее теперь оттуда сам черт не выпихнет, а поработать с очаровательной ящеркой стоит попробовать.

– Господин ректор, постарайтесь обеспечить меня надежной защитой! – крикнула я.

– Что ты задумала? – подскочил ко мне маг.

– Попробую проникнуть в сознание нашего милого монстрика и разорвать связь с королевой.

– Ты с ума сошла? – ужаснулся учитель. – На кого ты ее перекинешь?

– На себя, конечно.

– Это полное безумие! – Магистр Велимир отказывался верить в такую возможность. – Ты понимаешь, чем это может для тебя кончиться?! И сама погибнешь, и нам не поможешь.

– Наши силы уже на исходе, – констатировала я, – и мы не сможем долго выстоять против этой гадины. А у нее стратегический запас еще слишком большой, чтобы обольщаться, что она выдохнется раньше нас.

– Я не могу тебе позволить сделать это!

– У вас есть идея получше?

Идей получше, естественно, не было. Собственно, идей не было вообще, никаких.

– Как только я махну рукой, убирайте вообще все щиты, иначе ничего не сработает, – дала я последние инструкции.

– Алена, одумайся! – попытался меня вразумить Велимир.

– Это наш единственный шанс, – отрезала я. – Дайте мне меч.

Мне в руки тут же вложили легкий удобный клинок, и я прицепила его к поясу.

– Силы небесные мне в помощь! – собралась с духом я.

– Господи! Алена… на верную гибель… – одними губами прошептал Велимир.

– Черта с два вы от меня так легко отделаетесь, – успокоила я их напоследок.

Я кивнула в знак полной боевой готовности и тут же почувствовала перед собой шит, по которому мгновенно распластался язык пламени.

Главное – ни на что не отвлекаться. В кишащем и вопящем хаосе это сделать довольно сложно, но я должна. Если у меня не получится, то исход битвы можно считать решенным, и далеко не в нашу пользу.

Я постаралась отрешиться от окружающего и сосредоточиться на огнедышащей твари. Страх и эмоции за результат столь сомнительного предприятия сильно мешали и раздражали, но мне наконец удалось с собой справиться. Я высвободила свое сознание из физического тела и внутренне приблизилась к василиску. Он продолжал отчаянно визжать и скакать по расчищенному от воинов пространству, давя останки погибших и добивая раненых. Я внутренне содрогнулась, но тут же взяла себя в руки. Все эмоции потом. Сейчас главное – работа.

Мне долго не удавалось пробиться в голову чудовища в силу его большой подвижности. Сознание без тела не подчиняется мышечным движениям. И если я глазами успевала следить за скачками василиска, сознание плавно текло сзади, запаздывая всего на миг, но этого было достаточно, чтобы безнадежно отстать. Пару раз перед моим лицом полыхало пламя, но щит надежно удерживал все происки злобного чудовища. Я успокоилась, веря в магов и в себя.

Потратив драгоценное время и силы на бесплодную погоню за головой беснующейся твари, я запоздало сообразила, что нужно играть на опережение. Проследив за бестолковыми движениями василиска, я все-таки смогла установить примерную траекторию его движений и заблаговременно двинулась навстречу. Расчеты оправдались. Мое сознание с силой врезалось в летящую ко мне голову, и я погрузилась в темный провал, слишком поздно заметив крохотный сгусток вражьего разума. Зацепиться я не успевала и выскочила наружу. Мне казалось, мозгов у этой гадины должно быть больше. Придется повторять попытку.

Дубль два занял гораздо больше времени, чем первый. Василиск почувствовал, что им пытаются манипулировать чужие, и старательно избегал расставленные мной ловушки. Я начала уставать. Удерживать сознание вне тела долгое время очень трудно и опасно, но я сдаваться не собиралась. Попытки с десятой мне все-таки удалось снова проникнуть в голову огнедышащего монстра, и я цепко ухватилась своим сознанием за его мозг.

Тварь на мгновение замерла, не понимая, что происходит внутри ее черепа, и прислушивалась к необычным ощущениям. Ощущения ей, похоже, не понравились, но мне хватило этого мизерного мгновения, чтобы прочно врасти в сущность монстра. Василиск снова дернулся и закрутил головой, разбрызгивая пламя сплошной струей, но избавиться от меня уже не мог. Я медленно, как садист на живодерне, снимала с его мозга слой за слоем сначала инстинкты, затем чувства, потом рефлексы, пока не добралась до конечной цели – малюсенького, размером с пшеничное зернышко, сознания, и коснулась его своим. Меня обожгло раскаленной лавой, но я сильнее обхватила этот ничтожный и смертоносный сгусток, от которого тянулась тонкая, еле заметная ниточка к его истинному хозяину. Здесь мне пришлось частично разделить сознание, чтобы управлять еще и своим физическим телом.

Перед моим настоящим человеческим взором открылась все та же картина кипящего вовсю боя, но я уже не обращала на сражающихся никакого внимания, медленно, но неуклонно приближаясь к василиску. Мне показалось, что кто-то выкрикнул мое имя, но это уже не имело значения. Для меня существовал только василиск, его сознание, его хозяйка.

Щит невидимой стеной двигался впереди меня, но огненные вспышки, вылетающие из пасти страшной бестии, становились все слабее и слабее с каждым моим шагом. Я удерживала наши сознания вместе, пытаясь силой воли подавить агрессивность и ярость этой живой огненной машины. Василиск в упор смотрел на меня своими ромбовидными зрачками, а я давила на него и неумолимо приближалась, стараясь даже не дать ему заподозрить, что я – его смерть.

Я сделала медленный взмах рукой, чтобы не нарушить столь непрочную связь двух сознаний, и тут же почувствовала, что все защитные щиты упали. Я осталась один на один со смертью. И не только своей.

Василиск вплотную подпустил меня и покорно склонил голову. Огненная атака прекратилась, из его ноздрей теперь вырывался только зловонный черный дым, обугливающий и без того уже черную и бесплодную землю. Я приказала себе не чувствовать этого смертоносного запаха.

Мне показалось, что звуки сражения стихли и все напряженно следят за нашим страшным поединком. Я протянула руку и коснулась уродливой головы, услужливо подставленной под мою ладонь, и ощутила омерзительный холод. Продолжая медленно двигать руку вдоль его головы, затем шеи, я приближалась к груди твари, где билось черное, не знающее жалости сердце. Василиск доверчиво следил за мной, позволяя прикасаться к себе и манипулировать сознанием. Я слишком сильно ощущала его покорность, но тоненькая ниточка, соединяющая его с истинной хозяйкой, еще не оборвана, и королева может в любой момент заявить о своих правах. Хотелось верить, что не успеет.

Я ощупала руками склизкую от крови и его собственных выделений грудь василиска, определяя местонахождение сердца, и только когда почувствовала под ладонью слабое биение, позволила себе остановиться. Тянуть было нельзя.

Резко подавшись назад всем телом, я усилием воли перерезала связь хозяйки с василиском, одновременно вонзая меч ему в сердце, в единственную маленькую, не защищенную ничем точку на теле, и выплетая свою часть сознания из его. Монстр дико заверещал и вздыбился. Я успела отскочить ровно настолько, чтобы не быть раздавленной этой огромной тушей. Мое сознание на мгновение задержалось на полпути к месту своего законного существования, запутавшись в сущности василиска. Пришлось остановиться и сосредоточиться на пару мгновений, чтобы окончательно освободиться.

– Алена, назад! – заорал кто-то, и я шарахнулась в сторону.

Тварь каталась по земле, изгибаясь и корчась всем своим страшным телом, а я не могла выбраться из этого страшного лабиринта лап, хвоста, головы, туловища. Они были везде. Уворачиваясь и маневрируя, чтобы не погибнуть под тяжестью издыхающего василиска, я проявила поистине нечеловеческие способности. Левое плечо и грудь обожгла странная боль, но я не обратила на нее внимания, сосредоточив все свои силы на последнем рывке к спасению. Даже на последнем вздохе обманутое чудовище не простило мне коварного предательства: прицелившись мне в голову хвостом, василиск занес его для последнего удара.

Я успела сделать прыжок раньше и упала под ноги Елисею. Смертоносный хвост свистнул в том месте, где я стояла мгновение назад, и безжизненно обвис. Монстр дернулся еще пару раз, но уже как-то вяло. Его глаза закатились, и ромбовидные зрачки слились с желтоватыми белками. Он был мертв. Окончательно.

Я поднялась с земли, тяжело дыша.

– Не хочешь голову в качестве боевого трофея? – спросила я королевича.

– Я не коллекционирую уродов, – отозвался он.

– Алена! Алена! – К нам бежали маги.

Я помахала им рукой и крикнула:

– Все получилось!

Но тут резкая боль пронзила мне грудь. Горло сжало тисками, и сразу стало нечем дышать. Перед глазами поплыли разноцветные круги.

– Ну вот, только начинается самое интересное, – прошептала я, падая на колени от резко накатившей сильной слабости.

– Алена, нет! – не своим голосом заорал Елисей. – Сделайте что-нибудь!

Краем уплывающего сознания я заметила Александра, оказавшегося рядом в считаные секунды. Его искаженное яростью и болью лицо мне не понравилось. Он что-то прошептал (или прокричал?) мне, но я не расслышала.

– А Баба-яга против… – попыталась сказать я, однако сознание решило, что разговор можно отложить и на потом.

И моя бесчувственная бренная тушка рухнула ему на руки.


ГЛАВА 21 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 23