home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 20

– Соня, подъем! – раздался над ухом громогласный голос Виктора. – Хватит спать!

Всю жизнь мечтала проснуться под его вопли! Наконец-то повезло, и моя мечта осуществилась!

Я глухо застонала и сунула голову под подушку в надежде укрыться там и еще немного поспать. Мой организм упорно не соглашался просыпаться.

– А ну вставай! – Виктор отставать не собирался. – Ты до вечера дрыхнуть собираешься?

Я промычала что-то маловразумительное и повернулась к нему спиной, выражая тем самым знак протеста его зверским методам побудки. Я же только уснула, чего он прицепился-то?

Но от советника не так-то просто было отделаться!

– Ах так? – И подушка была у меня самым наглым образом отобрана. – Подъем. Или мы уезжаем без тебя.

– Тебе не стыдно? – проворчала я, еле отлипая от кровати и принимая сидячее положение. Причем не открывая глаз. Их я протерла кулачками уже стоя и, с трудом открыв, удивленно обнаружила, что солнце поднялось достаточно высоко, просвечивая сквозь тонкую пелену облаков. Дождь кончился, и с улицы тянуло прохладной свежестью. Князя в доме не было. Во дает, уже выспаться успел когда-то.

Я, пошатываясь, добрела до пруда, чтобы умыться, и увидела на бережке Александра. Он был обнажен по пояс и, преклонив одно колено, самозабвенно поливал шею и плечи холодной водой.

– Доброе утро! – плюхнулась я рядом с ним на траву и потянулась к воде, хотя благодаря Виктору утро добрым быть уже никак не могло.

– Доброе, – усмехнулся князь, поворачивая ко мне голову – Выспалась?

– Нет, – честно ответила я. – А ты?

– Я нормально. – Он встал и начал вытираться. – Я же говорил, что привык.

Однако покрасневшие глаза заставили меня усомниться в его честности.

– Ты вообще хоть спал?

– Да, вздремнул пару часиков.

Точно врет! Не спал он ни пару часиков, ни часик и даже ни минуту.

Я, не скрывая своего недоверия, смотрела на него снизу вверх, невольно снова залюбовавшись его фигурой и крепкими мышцами. Князь демонстративно не обращал на меня внимания.

– Давай поторопись, ехать пора, – предупредил он, на ходу застегивая рубашку.

Я снова склонилась к воде и, отплевываясь и отфыркиваясь, привела себя в относительно функциональное состояние. По крайней мере, спать немного расхотелось.

Наскоро позавтракав, мы отправились дальше.

Сенька ехал на сей раз вместе с Виктором. Мы потушили костер, убрали за собой мусор и расселись по лошадям, вот тут-то я и увидела эту сладкую парочку вместе. И когда они только общий язык найти успели? Не ночью же? А какая, собственно, разница? Главное – результат. Естественно, что я сразу же разразилась целой кучей возмущений, обвиняя кота в предательстве, а Виктора в сманивании друзей. Судя по глазам, Сенька виноватым себя отнюдь не чувствовал, а советник так вообще нагло улыбался во все тридцать два зуба. Слегка успокоилась и сменила гнев на милость я только после того, как Сенька заявил:

– Алена, я ведь все равно тебя больше всех люблю!

Еще поворчав некоторое время, больше для видимости, я перестала обращать на них внимание. Сеньке мужского внимания не хватает, пусть общаются, жалко, что ли?

– Почему мы не останавливаемся в какой-нибудь деревне? – спросила я во время пути.

– Потому что на этом участке их почти нет, – ответил мне Виктор. – А делать большой крюк – только полдня минимум потеряем.

– Понятно…

Сейчас они ехали справа от меня, о чем-то оживленно беседуя. Я особо не прислушивалась к их разговору, потому что была занята более важным делом – боролась со сном. Князь уже через полчаса после начала поездки начал клевать носом, а через час вовсю дремал, уронив голову на грудь. Я не стала ему мешать праздными разговорами. Пусть хоть так поспит, если умеет. Правда, это несколько замедляло наше продвижение вперед. Страж, видно понимая всю возложенную на него ответственность за сон хозяина, шагал достаточно медленно, его спина почти не шевелилась, чтобы не потревожить князя. А так как именно Страж был вожаком маленького табуна, то наши лошадки тоже никуда не торопились, подстраиваясь под шаг главного.

– Что вы всю ночь делали, интересно? – ехидно спросил Виктор, переводя взгляд с меня на Александра. Сам же он выглядел очень даже бодрым и до противности выспавшимся. Зрелище для меня в тот момент пренеприятное.

– Тебя обсуждали, – вяло огрызнулась я.

– Вот как? И к чему вы меня приговорили?

– К пострижению налысо, включая брови и ресницы.

Виктор покосился на меня с притворным ужасом.

– Алена, у тебя такая бурная фантазия, что только палачом работать, – фыркнул Сенька.

– Договоритесь, приступлю прямо сейчас, – пообещала я.


Во второй половине дня мы выехали к быстрой каменистой реке, сразу за которой возвышалась крутая горная махина. Никогда не думала, что горы могут быть такими…

Река с каким-то зловещим грохотом несла свои ледяные воды, пенясь и бурля вокруг торчащих над поверхностью огромных валунов. Жутковатое зрелище, надо сказать, особенно когда знаешь, что надо через эту речку как-то переправляться. Я поискала глазами мост или хоть что-то отдаленно похожее на переправу, но ничего не обнаружила. Перспектива поплавать жизнерадостности мне не прибавила. Меня же точно течением снесет, как щепочку, а про Сеньку и говорить нечего.

Перевал же вообще отнял последние крохи оптимизма. Он являл собой цельный монолит почти отвесной скалы, высоко уходящей вверх. Как на него можно было подняться, кроме как по воздуху, я даже не представляла. Никогда гор вблизи не видела, а увиденное убедило меня в том, что лучше бы и не видела дальше. Нет, они, конечно, красивые, и не просто красивые, а прямо-таки величественные, гордые, прекрасные, но если бы я только ими любовалась…

Князь наконец-то соизволил проснуться. То ли его разбудил речной шум, то ли наша остановка, но он поднял голову, протер заспанное лицо ладонями, потянулся, разминая затекшие мышцы, и только после этого посмотрел вокруг.

– Выспался? – пряча ухмылку, поинтересовался Виктор.

Ответом ему был хмурый взгляд из-под бровей. «Не выспался», – догадалась я.

Мы спешились.

– До границы осталось всего ничего, – разглядывая гору, сказал Александр. – К вечеру мы будем на месте. Если бы вы не давали мне спать, мы бы уже почти были там.

Мы «виновато» потупились.

– Ладно, – махнул на нас рукой князь. – Сейчас пообедаем и пойдем дальше. Лошадей придется оставить, они не поднимутся.

– Мы все-таки туда полезем? – ужаснулась я. Последняя слабенькая надежда, что мы пойдем другим путем, растаяла, как мороженое на солнцепеке.

– Тебя изначально не собирались брать, – слишком резко ответил Александр. – Ты сама напросилась. Хотя у тебя еще есть возможность вернуться.

Я подавленно замолчала, негодуя по поводу такой резкой перемены в его настроении. Мы так славно ночью побеседовали, я даже подумала, что у нас взаимопонимание наладилось, и тут на тебе… А возвращаться я и не подумаю, даже если мне придется рухнуть вниз с этой чертовой громадины, став маленькой мокрой лужицей. Хотя бы из одного упрямства. Виктор на мой вопросительный взгляд только пожал плечами, мол, князь, что с него возьмешь?

Сенька старался лишний раз вообще промолчать, чтобы не попасть под горячую руку.

Обедали мы в какой-то излишне траурной обстановке, совершенно без аппетита. Это же надо так: один человек и всем настроение испортил. И главное, ни с того ни с сего. Какая муха его укусила? Еще полчаса назад так есть хотелось, а теперь кусок в горло не лезет. Кошмар! Я бы за такое к уголовной ответственности привлекала, честное слово.

Через реку, которая на поверку оказалась не такой уж глубокой, переправились на удивление легко, на лошадях, мы даже сапог не замочили. Сенька благоразумно запрыгнул в седло ко мне, видимо расценив, что старый проверенный товарищ надежнее. Он даже не догадывался, что у меня было коварное желание макнуть его пару раз за предательство, но я сдержала свои мстительные порывы.

А вот гора потребовала для восхождения участия всех имеющихся у меня в наличии конечностей. Сначала было достаточно легко и просто. Узкая тропинка хоть и была крутой, но не настолько, чтобы можно было опасаться за свою жизнь. Я даже расслабилась и посмеялась над своими глупыми страхами. Все было не так уж плохо. Но это я рано обрадовалась. Мы даже еще не доползли до середины, как начались первые неприятности – тропинка закончилась резким обрывом. Ну здравствуйте, приехали! Теперь обратно топать, что ли, придется? Зря я надеялась. Князь первым полез на широкий уступ прямо над нами. Я с ужасом смотрела на него и не представляла, что смогу тоже туда вскарабкаться. Но, как говорится, трудно бывает только в первый раз. Дальше мы лезли по крутым скалам и острым камням, как упорные бараны за пучком сочной травы. Я пару раз чуть не навернулась, и если бы не Александр, всякий раз успевавший подхватить меня в самый последний момент, то точно вошла бы в меню парящих над нами стервятников. Причем у князя было такое выражение лица, будто он спасает меня исключительно ради того, чтобы не лишать себя удовольствия самолично скинуть с самой вершины.

Легче всего в нашей компании пришлось Сеньке, как самому маленькому и проворному. Ему хватало даже небольшого выступа, чтобы удержать равновесие, да и кошачья гибкость сильно выручала.

Когда же мы все-таки вскарабкались на самый верх (что меня несказанно удивило), я уже успела пообещать себе: что никогда больше не буду лазить по горам – раз; выскажу князю все, что я думаю о его способах выбирать дорогу, – два; и что буду лежать пластом минимум два дня, если мы благополучно долезем, – три. Мне удалось полностью выполнить только первое, и то лишь потому, что лезть дальше вдруг оказалось некуда. Перевал с другой стороны переходил в крутой склон, поросший травой, чуть дальше становившийся более пологим, а потом снова начинался густой лес. Над нами беззаботно щебетали птицы, светило солнце и летали всякие разные жужжалки. Люблю жизнь! Третье обещание пришлось сократить от двух дней до нескольких минут, больше времени мне (да и Виктору с Сенькой тоже) князь просто не дал. И откуда в нем столько энергии берется? Радовало то, что идти стало легко и просто. Горизонтальная поверхность все-таки привычней и роднее. А вот высказывать ему что-либо я побоялась, пристукнет еще, поэтому мое второе обещание осталось совсем невыполненным. Чем дальше мы шли, тем больше и больше мрачнел Александр. Я, конечно, тоже переживаю и волнуюсь за успех нашей разведывательной экспедиции, но зачем же так нагнетать обстановку?

Лес кончился неожиданно, и перед нами раскинулась небольшая равнина. Мертвая, выжженная, пугающая, она была покрыта сухой прошлогодней травой, и лишь возле самой опушки кое-где пробивались редкие зеленые травинки. У меня даже создалось впечатление, что весна целенаправленно обошла этот участок стороной, будто брезговала прикоснуться к проклятому месту. Чуть дальше просто сухая трава переходила в выжженную, и явно не солнцем. Пепелище представляло собой несколько полукругов, центр которых находился в пещере по другую сторону равнины. Она огромным куполом стояла в середине горного массива, как цирковой шатер, с той лишь разницей, что клоунов и акробатов там вряд ли удастся увидеть. Справа и слева от нее зияли широкие расщелины, открывая входы (или проходы?) в горные недра позади самой пещеры, и угадать, что они скрывают, не представлялось возможным. Удручающее зрелище завершали несколько распростертых на земле мертвых тел. Даже издалека в сгущающихся сумерках была видна форма личного отряда князя, как на воине, которого привезли в замок в то злополучное утро.

И над всем этим не раздавалось ни единого птичьего вскрика, ни шелеста листвы, ни жужжания насекомых. В давящей тишине мы смотрели на мертвое царство в состоянии полного оцепенения и ужаса. Я сразу же, при первом взгляде на равнину и особенно пещеру, почувствовала сильную магическую волну, которая окатила меня с ног до головы. Она заставила содрогнуться и была полностью идентичной «моей» воронке. Значит, отсюда берет начало то зло, которое чуть не погубило мой лес, и это зло гораздо ужаснее, чем я предполагала вначале. Интересно, колдун, заведующий этой чертовой канцелярией, уже знает, что я рядом?

Маг, выращивающий здесь дракона, похоже, очень силен, и он имеет прямое отношение к Бемирании, иначе бы не замкнулся треугольник, если судить по карте и верить легендам. Мне стало по-настоящему жутко. Имея под рукой настоящего дракона, можно с легкостью отхапать половину близлежащих земель, даже не прибегая к военным действиям. Одна зверюшка, войдя в полную силу, способна заменить собой целую армию, если не две. Что ж, оно того, наверное, стоило!

Когда мы в академии изучали исчезнувших магических животных, драконы интересовали меня больше всего. Наверное, потому, что они были большими, сильными, умными и неуязвимыми, как говорилось во многих документах. Я даже потом в библиотеке неделю проторчала, просматривая всевозможные статьи и выдержки из древних манускриптов по этой теме, но никто не давал гарантии, что они когда-либо вообще существовали. Однако у меня сложилось твердое убеждение, что драконы все-таки когда-то были, и все мифы о них просто никак не могли возникнуть на пустом месте. И вот очень скоро мне предстояло в этом убедиться на собственном опыте (хотелось бы. верить, что удачном).

– Я никогда ничего подобного не видел, – прошептал Виктор, не отрывая взгляда от страшного пейзажа.

– Я тоже, – хмуро отозвался князь.

И это они говорят, потому что не видели того, что видела я у себя в лесу. Здесь хоть не так заметно высасывают жизненные силы. Но это пока. Значит, чешуйчатая гадина еще не набрала полную силу, и это радует, иначе мы бы тут не стояли.

– Алена, ты думаешь о том же, о чем и я? – тихо спросил Сенька, прижимаясь к моим ногам.

Я кивнула, прекрасно понимая, что он тоже узнал «нашего» мага. Оказывается, воронка была открыта для дополнительной подкормки растущего драконьего организма, чтобы раньше времени не выдавать его местонахождения. Умно придумано, не подкопаешься.

– Ты остаешься здесь, – приказал князь Сеньке. – Завтра с утра, самое позднее к вечеру здесь будет Степан с основными силами. Если мы не вернемся раньше, предупредишь их. А ты… – Он перевел тяжелый взгляд на меня.

– Даже не надейся, – с вызовом ответила я.

– Алена… – Его голос дрогнул (или мне показалось?).

– Я иду с вами и это мое последнее решение!

Он отвернулся, видимо, сообразив, что настаивать бесполезно, и снова уставился на пещеру.

– Пошли.

И мы пошли. Выжидать триумфального выхода дракона смысла не было, а узнать, насколько велика опасность, таящаяся в недрах этой ужасной пещеры, мы могли, только попав внутрь. Неловко пригибаясь к земле, мы двигались по открытой равнине, надеясь, что в темноте нас никто не видит. О том, что нас попросту могут засечь с помощью магии, почему-то никто даже не подумал.

То, что у меня с головой не все в порядке, было ясно уже давно и не мне одной. А вот то, что князь с Виктором пошли на этот рискованный во всех отношениях шаг, меня, честно говоря, удивило и возмутило, о чем я не преминула сообщить, правда, несколько запоздало (мы уже почти добрались до пещеры), взывая к благоразумию обоих как к единственным представителям правящей династии. Меня не стали даже слушать и чуть саму не отправили обратно в добровольно-принудительном порядке. Князь бы самолично об этом позаботился, учитывая его настроение, в чем я нисколько не сомневалась. Еще бы и к дереву привязал.

Едва мы подошли к пещере, Александр, шедший впереди, схватил меня за руку. Наверное, боялся, что я тут обязательно потеряюсь с моими-то способностями. Что ж… Я совсем даже не против. Наоборот. Виктор плелся сзади.

В пещере было темно, как в бочке с огурцами, законопаченной на зиму, и мы пробирались, пользуясь исключительно подручными, точнее – ручными, средствами, перемещаясь по стеночке, чтобы не потеряться в пространстве. Магией пользоваться я опасалась, чтобы нас, не дай бог, не обнаружили. Подозреваю, что князь придерживался того же мнения. Где-то в глубине души осталась теплиться надежда, что пронесет и нам никто не попадется навстречу.

Сначала мне казалось, что наш путь будет длинным, но он закончился даже раньше, чем я успела испугаться. Справа забрезжил неясный призрачный свет, и мы туда, естественно, свернули. Свет начал приближаться (точнее, это мы к нему приближались), уже даже можно было рассмотреть серые каменные стены, потом проход свернул влево, и нашим удивленным взорам предстала огромная внутренняя часть пещеры с нехилых таких размеров круглой ямой посередине.

Пещера здесь была ярко освещена множеством факелов, развешанных по всем стенам на равном расстоянии друг от друга, чтобы свет был равномерным. Факелы горели ровно, без шипения и треска, и вообще выглядели как будто замороженные. Я даже заподозрила, что тут не обошлось без магии – нормальные факелы так гореть не могут. В эту пещеру открывалось еще несколько проходов, кроме того, из которого мы только что вышли. Всего их было четыре, друг против друга, будто ориентированы по разным сторонам света, хотя где тут север, юг и все остальное, я не смогла бы определить при всем своем желании. И, самое главное – никого.

Мы, озираясь по сторонам и готовые в любую минуту к нападению, медленно приблизились к яме, которая в диаметре могла бы сравниться разве что с обеденным залом, и, осторожно перегнувшись через услужливо поставленные невысокие перила, заглянули внутрь. Там было светло. А лучше бы нет, честное слово. То, что мы увидели, заставило нас не просто испугаться, а прямо-таки содрогнуться от ужаса.

– Что это? – приглушенно спросил Виктор, налюбовавшись представшим перед нами зрелищем, не отводя взгляда от ямы. – На дракона это как-то не очень похоже…

– А это и не дракон, – мрачно ответил Александр, озвучивая и мои мысли тоже. – Это василиск.

Голос князя как-то особо зловеще прозвучал под сводами пещеры.

– Но он же… убивает одним взглядом. – Мне показалось, что советник уже близок к панике, но из последних сил старается держать себя в руках. Что ж… Я его понимала, потому что сама была в подобном состоянии.

– Судя по тому, что он до сих пор сидит в глубине земли, он еще маленький.

Если князь и хотел пошутить, то у него ничего не получилось. Мы его шутку попросту не оценили. Вот эта махина, размером с два моих домика (бывших, правда, но это уже неважно), считается маленькой?! Мама дорогая!!! Вот кого вчера варить надо было, а то змейку какую-то малюсенькую схарчили.

Почему-то завораживает и притягивает взгляд не только красивое, но и уродливое. И мы, повинуясь этому психологическому закону, снова дружно уткнулись взглядами в василиска. Я даже прошлась немного вдоль ямы, чтобы лучше рассмотреть его.

На самом дне, свернувшись калачиком, словно новорожденный котенок (если данное сравнение здесь вообще уместно), спал настоящий монстр. Я таких еще никогда не видела (и не дай бог еще раз увидеть!). Скорее это была какая-то гремучая смесь жабы, петуха и змеи. Его пупырчатое грязно-зеленое тело приподнималось в такт редким вдохам и поблескивало от слизистых выделений; голова, больше похожая на петушиную, с острым шипастым гребнем покоилась на чешуйчатом, свернутом в спираль хвосте; лапы, по идее лягушачьи, имели такие миленькие острые коготочки и смахивали на тесаки для разделки мяса. Очаровашка, короче. И довершал картину пластинчатый гребень, идущий вдоль всей спины. О зловонии, которое исходило из ямы, я лучше вообще промолчу. Впечатляет, а я думала, что только у меня больное воображение…

Василиск посапывал во сне, блаженно причмокивал и вообще почивал здоровым и скорее всего послеобеденным (так хотелось на это надеяться!) сном. Удовольствия разглядывание нам не доставило.

На самом деле лучше бы это был дракон, правда. Мы переглянулись в состоянии полного шока и снова уставились вниз, не зная, что делать дальше.

– Красивая зверушка, правда? – раздался сзади меня на удивление знакомый голос.

Мы втроем как по команде «Кругом!» резко обернулись. Князь с Виктором уже стояли в боевой позиции с обнаженными мечами, я же выставила руки вперед, готовая в любой момент выпустить заклинание или убийственную молнию. Ох, зря я отошла от них. Зря! Сердце бешено застучало где-то в висках. И как оно вообще умудряется гулять по всему организму?

В проеме прохода, который был ближе всего ко мне, в окружении настоящих головорезов стоял…

– Васька? – удивленно уставилась я на него, не веря своим глазам, но руки опускать не торопилась. Что-то подсказывало мне, что он пришел сюда не человечество от жуткого монстра спасать. – Что ты здесь делаешь?

Я почувствовала недоуменные взгляды Александра и Виктора, но пока мне нечего было им сказать, я сама ничего не понимала.

– Ты его знаешь? – тихо спросил князь, поудобнее перехватывая меч, но Васька его услышал:

– И очень даже неплохо!

При этом мой бывший товарищ как-то мерзко ухмыльнулся (после такой ухмылки я в его бывшести уже точно не сомневалась). Меня захлестнула волна непонятной злости. Не знаю, что именно меня разозлило. То ли его намек, то ли ощущение предательства.

– Это мой бывший однокурсник, когда-то смевший называть меня своим другом, – коротко пояснила я своим спутникам. Нет, ну каков нахал!

Васька стоял напротив меня, правда не рискуя приближаться, с поистине королевским видом. На нем был черный бархатный плащ, красивыми складками спадающий до самой земли, такой же костюм, начищенные до блеска сапоги, скрещенные на груди руки с перстнями, пепельные волосы почти касались плеч и были перехвачены тонким серебристым обручем, чем-то отдаленно напоминающим корону, с фиолетовым камнем. И взгляд… Высокомерный, холодный, властный. Красив, зараза! Правда, если на обезьяну напялить царские одежды, она тоже будет ничего. Интересно, ради какого… он так вырядился? Вряд ли ради встречи со мной.

Вот уж поистине никогда не знаешь, что можно ожидать от человека. Я мысленно сравнила знакомый мне со студенческих времен образ веселого разгуляй-парня, не очень сильного в магии, но озорного и готового пуститься на любую авантюру только от скуки, с тем, что сейчас стояло передо мной. Даже месяц назад, когда он приезжал ко мне, такого не было. Неужели это один и тот же человек?

– Алена, разве ты совсем не рада меня видеть? – приторно спросил Васька.

– Нет, – честно ответила я. Ох, как не нравится мне все это!

– Жаль, я надеялся на более… чувственную встречу. – Гад окинул меня задумчивым взглядом с ног до головы, от которого я покраснела как рак в супе.

Не удержавшись, я метнула ему в ноги силовым заклинанием, чтобы подумал, прежде чем зубоскалить на мой счет, но к моему великому изумлению получила лишь сильную отдачу в руке, огненную, надо сказать. Ощущение не из приятных, будто руку в кипяток опустили.

– Можешь не махать лапками, – криво ухмыльнулся Васька, наблюдая, как я трясу обожженной ладонью. – Пещера полностью нейтрализует магию. Твою.

Та-а-ак! Теперь, кажется, я точно влипла!

Васька наконец отлип от своего места и сделал несколько шагов вправо и влево. Полы его плаща взметнулись, и тут я увидела на поясе притороченный меч. Эту рукоять, усеянную драгоценными камнями, я не могла не узнать. Нет! Этого не может быть! Это же… Значит, тот маг, который…

У меня перехватило дыхание. Все, он обречен! Мой взгляд яростно блеснул.

– Так это ты?!

Я с силой сжала кулаки. Превосходящие силы противника меня нисколько не пугали. Мне нужен был только один этот, с остальными потом разберусь, если они не разберутся со мной раньше. Но это уже меня не останавливало.

Я даже не заметила, что князь с Виктором бросились в нашу сторону, но Васька оказался не таким глупым. Он прыгнул раньше, чем я успела понять, что происходит, и оказалась в его стальных объятиях. К шее прикоснулось что-то холодное и острое. Ну правильно. Заложницей мне быть еще не приходилось. Список моих приключений как-то быстро в последнее время пополняется. Не к добру это.

– Еще один шаг, и она умрет! – не придумав ничего оригинальнее, вякнул Васька. – Бросьте оружие!

И почему все подобные ситуации развиваются по одному сценарию? Сейчас ведь эти двое послушаются…

Александр, с ненавистью глядя на моего воздыхателя (я опять поразилась выразительности его глаз), первым бросил меч. Виктор последовал его примеру.

– Арбалет и ножи, – приказал Васька.

Они выкинули и это. Все железки были тут же прибраны к рукам расторопными охранниками от греха подальше, а на Александре с Виктором уже повисли здоровенные мужики, у которых, как мне показалось, даже за ушами кинжалы приторочены были. Почему князь не воспользовался магией? Прихлопнул бы их всех как мух на стенке, и дело с концом. Чего он ждет?

– Если хоть один волос упадет с ее головы, – мрачно пообещал князь, – я тебя, скотина, с того света достану.

Я бы на месте Васьки содрогнулась, князь умеет быть убедительным.

– Не вздумай, – прохрипела я. – Сначала я сама с ним расквитаюсь, своими изощренными методами.

– Заткнись, идиотка! – Лезвие сильнее прижалось к горлу.

– Сам заткнись! – чуть ли не истерично пискнула я. – У меня уши закладывает от твоих воплей.

– Какого черта тебе это все нужно? – прорычал князь, не отводя пристального взгляда от Васьки и кивая головой в сторону василиска.

– Неужели не понятно? – подивился его недогадливости мой бывший «товарищ». – Власть! (С каким выражением он сказал это слово!). Это чудовище способно в одиночку уничтожать целые города и селения, оно одно стоит целой армии. Разве ты никогда не мечтал быть единовластным правителем мира? Ты же потомственный черный маг, у тебя это должно быть в крови.

Ого! Оказывается Ваську всю жизнь мучила мания величия. Так вот на что он подбивал меня. Ну точно гад! Кто еще из них Кащей Бессмертный, не мешало бы разобраться.

– Не вся дрянь передается по наследству, – с достоинством ответил Александр.

– С ума сойти! – фыркнул Васька. – Кащей Бессмертный стал благородным рыцарем. И чего ты добился со своим благородством?

– Тебе этого не понять.

– Может, договоримся?

– Не вздумай, – предупредила я князя, он покосился на меня и промолчал.

Ну что же, поиграем в навязанную нам игру.

– Чего ты хочешь, Вась? – как можно любезнее спросила я. (В моем положении и душевном состоянии любезность вышла какая-то странная.) Главное – потянуть время и вызнать как можно больше информации.

– А ты еще не догадалась?

– Нет, – похлопала я глазами, внутренне готовая уже ко всему.

– Все зависит только от тебя и….

– Василий, прекрати строить из себя идиота, – неожиданно раздался властный женский голос, и на сцену выплыло новое действующее лицо.

Если честно, то оно мне понравилось не больше Васькиного. Не дала договорить человеку. Теперь вот мучайся в догадках, чего же мой «дружок» от меня хотел.

Женщина была высокой и достаточно красивой, лет тридцати пяти. Точеная фигура затянута в узкое ярко-красное платье с разрезами по бокам, на мой взгляд излишне сильно подчеркивающее все прелести. Я бы такое ни в жизнь не надела, но ей оно удивительным образом шло. Длинные темные волосы свободно рассыпаны по плечам и лежат волосок к волоску. Прямая спина, гордая осанка, точеные аристократические черты лица. Прямо покорительница мужских сердец, женщина-вамп. Какая гадость!

Но меня привлекло в ней совсем не это (хотя и это тоже, что уж скрывать?), а исходящая от нее магическая сила. Вот и встретилась я с создателем моей воронки. Здравствуйте!

Я покосилась на «своих» мужчин и по их изменившимся лицам поняла, что они ее узнали. Очень интересно.

Женщина тем временем подошла к нам (откуда она вынырнула, я так и не поняла) и презрительным взглядом осмотрела всю нашу честную компанию. Обычно так смотрят брезгливые барышни на тараканов, нагло ползающих в помойном ведре, но давить тапкой не торопятся. Я в долгу не осталась.

– Ваше величество… – залебезил сразу Васька.

Ничего себе обращение! Они тут все, что ли, с манией величия собрались?

– Я же просила тебя, – снова перебила его дама в красном, досадливо скривив напомаженные губки, – чтобы в этом зале не было ни капли крови. Это может разбудить малыша раньше времени.

Лезвие от моего горла сразу отодвинулось, однако благодарности к спасительнице я как-то не ощущала, тем более что Васька отпускать меня не очень торопился.

– Отпусти ее, – приказало ее величество.

Мой несостоявшийся укротитель оттолкнул меня, но он не знал, что я еще и без магии кое-что могу. Извернувшись, я со всей дури и злости, которых в данный момент у меня было хоть отбавляй, двинула своему обидчику… в общем, туда, куда мужчинам бить не полагается. И плевать я хотела на запрещенные приемы!

Васька сдавленно крякнул и согнулся пополам, хватая ртом воздух. При этом он еще умудрялся ругаться, и я узнала о себе много нового, правда, ненормативного. Но мне быстро надоело его слушать (слишком много повторений).

– А ты, девочка, не промах, – выдала дамочка, не выказав ни малейшего сожаления по поводу моей зверской выходки.

Я резко развернулась к ней, но тут же была приведена в состояние полной небоеготовности – меня схватили. Ага, испугалась!

– Я знаю тебя всего две минуты, но ты меня уже раздражаешь, – как можно спокойнее сказала я и, подумав, добавила: – Сильно. И кто ты вообще такая?

Дамочка снова недовольно поджала губки, будто была раздосадована моей тупостью и неосведомленностью.

– Я – Анастасия Бемиранская.

Ну совсем крындец, как сказал бы слишком молчаливый сегодня Виктор. Просто шикарно! Магом, выкармливающим василиска, оказалась не кто иная, как сама королева Бемирании. Молодец тетка, умеет себя преподать. Я уже даже не удивляюсь, как-то подустала малость это делать.

Обернувшись к князю и советнику, я получила два кивка, подтверждающих личность зазнайки. Игра становится прямо-таки увлекательной.

– Правда? – Я нагло уставилась на королеву. – А я Баба-яга!

– Я в курсе. – В ее взгляде тоже был вызов.

– Чего тебе от меня надо? – прошипела я.

Я уже не была уверена в князе, поэтому моя судьба теперь волновала меня куда больше.

Она объясняться не торопилась. Смерила меня холодным взглядом, подумала о чем-то своем, королевском, и только после этого задумчиво произнесла:

– И чего в тебе Васька нашел? И смотреть не на что.

Тоже мне ценитель красоты!

– А в тебе? – Мне это действительно было интересно.

– Ну ты сравнила… – высокомерно фыркнула она.

– А чем ты лучше меня? – не отставала я.

– Ты сравниваешь себя с королевой? – Настька была искренне удивлена такому обстоятельству.

– А что? Я тоже могу гадости делать, – пожала я плечами (насколько это было возможно в моем положении). – Правда, не в таких грандиозных масштабах.

Королева довольно усмехнулась, посчитав мои последние слова за комплимент. Вот глупая.

– И как ты докатилась до такой жизни-то? – с жалостью спросила я, с удовольствием наблюдая, как меняется выражение ее лица. Теперь оно было искажено злобой. Получила? Так тебе и надо, козявка венценосная!

– Мне нужно то, что тебе не принадлежит.

Ага, мне сразу все стало ясно и понятно. Вот только домой сбегаю и принесу!

– Да без проблем, – спокойно заявила я. – Забирай Ваську себе.

Последний как-то странно дернулся, и я ему гаденько улыбнулась. Я до тебя еще доберусь!

– Идиотка! – не выдержала королева. – Что ты мне тут комедию ломаешь?! Книга!

– Тебе читать нечего? – удивилась я.

И тут до меня дошло… Ну конечно, ей нужна книга моей бабки! Ей мало одного василиска, чтобы уничтожить полмира, мир нужен ей весь! Я прикинула, что будет, если книга действительно попадет в руки королевы, готовой на все ради мирового господства, и внутренне содрогнулась. Можно сразу бросаться с ближайшей скалы, на том свете спокойней будет.

Похоже, Настька поняла, о чем я думаю, потому что довольно залыбилась.

– Значит, ты устроила весь этот спектакль, только для того, чтобы завладеть книгой? – решила уточнить я.

– И миром, – добавила она. – Ты бы ведь не отдала ее добровольно, правда? – Я покачала головой, и королева продолжила: – Пробить воронку в Расстанию недалеко от твоей избушки было пустяковым делом, если знать, к кому обратиться. И Расстания изнутри погибает, и мой малыш растет, и тебя лишает магической силы. Удобно. Только Василиса спутала мне все карты. Эта глупая девчонка заподозрила меня и имела наглость подслушать. Ну не отпускать же столь ценного свидетеля, правда? Убивать глупышку сразу было жалко, к тому же это так символично – василиск, Василиса, а вот навести ложный след на похитителя не составило особого труда, у князя и так подпорченная репутация, чтобы в его коварстве хоть кто-то усомнился. Стравить две страны было очень даже выгодно, мне не нужно было тогда лишнее внимание. К тому же мне нужны и его магические архивы тоже, но с ними гораздо проще разобраться, они не защищены так, как Книга знаний. Их я потом заберу. Мужская и женская магическая силы, объединенные вместе, будут поистине сокрушительными.

– Не выйдет, – рыкнул Александр. – Ты их не получишь.

– Получу, не волнуйся, – успокоила его королева.

– А может, стоило убить ее и просто забрать книгу? – услужливо подсказал Васька.

Я кинула на него убийственный взгляд, жаль, что я не василиск.

– Глупец, – рявкнула на него Настька. – Книгу можно отдать либо добровольно, либо лишив ведьму магической силы. И больше никак. Но эта гадкая девчонка оказалась сильнее, чем я думала. Только глуповата малость, но это нам только на руку.

У меня сложилось впечатление, что со мной разговаривает чокнутая, причем на всю голову. Я никак не могла поверить, что женщине может прийти такое в голову. Я прислушалась к себе. Уж насколько я ненормальная, но до нее мне еще ой как далеко. Ладно бы она была в чем-то ущемлена, а то ведь сама королева, и все ей мало. Вот ненасытная! Мир ей подавай. А у мира спросить не надо?

Что думали в это время Виктор с князем, я не знала, но они хранили гробовое молчание с видом потомственных палачей.

А королева между тем продолжала просвещать нас относительно своих планов:

– А потом тебя угораздило наткнуться на энергетический выход, да еще и перекрыть его. И откуда столько сил взялось-то? У недоучки. Тебя должно было смести потоком как соломинку. Сколько ты потом отходила от беспамятства? Неделю? Ну это уже неважно. Да еще к тебе приперся этот глупый королевич, и ты отправляешься с ним не куда-нибудь, а в замок самого Кащея. Это было мне даже на руку. Все источники магии, которые мне нужны, в одном месте – очень удобно. Осталось только дождаться развязки межгосударственной распри, и дело с концом. Если бы ты вернулась в Расстанию, за все прегрешения твою магическую силу точно опечатали бы. Уж я бы об этом позаботилась. Однако князь опять пошел наперекор здравому смыслу и зачем-то решил тебя оставить в замке. Пожалел, видимо. Хотя я не понимаю одного – у тебя в руках такой мощный источник силы, а ты распыляешься на всякие пустяки. Неужели не хочешь добиться большего? Хотя что уж теперь об этом говорить?

– А зачем ты об этом рассказываешь? – осторожно спросила я. – Не боишься?

– Чего? – удивилась Настька. – Завтра полнолуние, в полночь у моего малыша будет последняя инициация, а вы будете ее проводниками. Один маг и трое людей. Очень неплохая комбинация, чтобы василиск смог набрать полную силу.

– Два мага, – зачем-то уточнила я.

Настька удивленно посмотрела на меня и перевела осуждающий взгляд на Александра.

– Ай-яй-яй, князь, – покачала начинающая завоевательница мира головой. – Как нехорошо обманывать друзей. – И она снова уставилась на меня. – Разве Кащей не сказал тебе, что его магическая сила проявляется только в Трехгории? За ее пределами он всего лишь обычный человек. Отказ от черной магии требует жертв. Зря ты на него рассчитывала. Вот так-то.

– Ты не получишь книгу, – злобно зашипела я.

Мировая маньячка хищно оскалилась в улыбке:

– Деточка, ты не понимаешь. Василиск сначала высосет из тебя магическую силу, что позволит мне взять книгу без каких-либо проблем, а уж потом полакомится твоими косточками, мяса-то все равно на них особо нет.

И королева, подхватив Ваську под локоток, гордо направилась к одному из проходов, приказав по дороге своим головорезам:

– Заприте их как следует, и до завтра не трогать.

А они ничего вместе смотрятся, эффектно. Как Дед Мороз со Снегурочкой на кладбище.

А князю я устрою такую темную за то, что не предупредил по поводу своей магии, которую он и в желудке василиска вряд ли забудет.


ГЛАВА 19 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 21