home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 15

Князь с советником устроили мне настоящие проводы зимы, отконвоировав до самой комнаты, только что не спалили вместо чучела, хотя взгляд Виктора слишком красноречиво говорил, что он первый был бы не против согреть меня таким способом. На все мои попытки донести до них, что я психически относительно здорова и до сегодняшнего дня галлюцинациями не страдала, не возымели никакого успеха. От меня отмахнулись как от надоедливого комара, жужжащего возле уха, и уверили, что замок слишком тщательно охраняется, и никаких шпионов здесь быть не может, а мне не мешает как следует выспаться.

Сна же не было ни в одном глазу. Промаявшись с полчаса и окончательно согревшись, я пришла к выводу, что мне, наверное, передалась паранойя советника и на этом успокоилась.

Дворецкий принес мне поднос с дымящимся завтраком.

– Ваш завтрак, госпожа ведьма, – учтиво, как это могут делать только дворецкие, поклонился он.

– Спасибо, – удивленно похлопала я глазами. – Князь приказал посадить меня на домашний арест?

– Его сиятельство велели передать вам, что его не будет до завтрашнего дня и чтобы вы без него больше никуда не лазили.

Я фыркнула. Можно подумать, что он мне компанию составить собирается.

– А выходить из комнаты мне не возбраняется?

– На этот счет никаких указаний не было, госпожа ведьма.

– Госпожа ведьма, госпожа ведьма… – проворчала я. – От такого обращения я чувствую себя дряхлой и готовой сойти в могилу от старости в ближайшую минуту.

– Хорошо, госпожа ведьма, – с тем же равнодушием согласился дворецкий.

К чему относилось это «хорошо», я так и не поняла.


Я решила воспользоваться отсутствием хозяина и наведаться в подвал для более детальной разведки. Уж больно интересно мне было, чем же на самом деле занимается нынешний Кащей Бессмертный. Слухи слухами, но убедиться не помешает. И потом – я слишком хорошо знаю, насколько далекими от истины бывают такие слухи.

Но осуществить задуманное мне так и не удалось. По всему замку сновали слуги и стражники, а долго крутиться возле лестниц я не рискнула, чтобы не привлекать к себе повышенное внимание. На улице же с утра зарядил противный дождик, все небо затянуло пеленой тяжеловесных туч, настроения мне это не прибавило. Пришлось маяться в четырех стенах, помирая от скуки. Я попыталась почитать бабкину книгу, но она упорно не хотела открываться. В общем, со мной случился самый скучный и бездарный день в жизни.


Устало падая вечером в кровать, я решила, что сон настигнет меня раньше, чем голова коснется подушки. Но не тут-то было. Несмотря на тяжелый и напряженный во всех отношениях день, уснуть никак не удавалось. Унявшаяся было тревога захлестнула меня с новой силой, мешая расслабиться и не давая отдохнуть вымотавшемуся организму. Проворочавшись около часа (а может, и больше) и пересчитав уйму овец, я не выдержала и встала. Никогда не думала, что буду страдать от бессонницы, так вот же – довелось.

Я решила обдумать создавшееся положение, но мысли путались в тяжелой голове и сосредотачиваться ни на чем не хотели. Единственное, в чем я была почти уверена, это в невиновности князя в похищении Василисы. Но это нужно было еще доказать. А потом – оно мне надо?

И немного подумав, я все-таки решила – надо. Хотя бы потому, что Кащей не отдал меня на растерзание расстанскому сыску, а на свой страх и риск официально заявил о предоставлении мне политического убежища (слово-то какое неприятное). И еще неизвестно, до чего расстанцы додумаются дальше. Они ведь грозили Кащею войной, а оказаться в перекрестном огне я не мечтала со дня моего рождения. Так что придется все-таки поднапрячь мозги и поискать эту несчастную Василису, из-за которой моя жизнь (да и не только моя) может оказаться под угрозой.

С чего начинать теперь поиски принцессы, я вообще не представляла. Но выбор невелик, и, кроме Кащеева замка, пока ничего под рукой не было.

Предостережение Кащея по поводу ночных блужданий по замку не показались мне излишне убедительными, и я снова выползла в коридор. Если на кого-нибудь все-таки наткнусь, скажу, что решила подышать свежим воздухом.

В замке стояла гнетущая тишина, как и прошлой ночью. Кажется, на меня плохо влияет местная атмосфера. Я так скоро вообще по ночам спать не буду.

Первую лестницу я демонстративно проигнорировала, уже прекрасно зная, куда она ведет, а вот следующая оставалась еще мною неизведанной, и я храбро на нее ступила. Спустившись уже до третьего этажа, я неожиданно услышала внизу слабый шорох, больше походивший на крадущиеся шаги. У меня екнуло сердце. Осторожно двигаясь по стеночке, как крыска, я спустилась на один пролет и выглянула из-за перил. В полумраке коридора стояла моя ненаглядная грымза и торопливо пыталась сунуть за пазуху какую-то бумагу. При этом она явно нервничала и воровато оглядывалась. Вряд ли с таким видом прячут письмо от любимого родственника.

«И что это чудо природы здесь делает?» – удивилась я. Насколько я помню, ее комната находится этажом выше, а здесь… Кто обитает на втором этаже замка, я просто-напросто не знала, но теперь уже догадалась.

У меня появилось нехорошее предчувствие относительно преданности этой странной служанки непосредственному работодателю. Уж больно подозрительно она себя вела.

Грымза тем временем направилась к лестнице. Не знаю, куда она намеревалась отправиться на самом деле, но меня она заметила. Или почувствовала. Наши взгляды встретились, и выражение ее глаз мне очень не понравилось. Слишком много ненависти и злости в нем было.

– Опять ты?! – прогавкала грымза и, резко развернувшись, бросилась прочь по коридору.

Я мысленно закутала ее в черный плащ и сразу поняла, что вчера в подвале видела именно ее. У меня не осталось сомнений в ее коварных замыслах. Скорее всего, стянула какой-то важный документ и собиралась с ним потихоньку улизнуть. Вот подлая!

– Стоять! – крикнула я ей вдогонку и рванула следом.

И откуда у нее столько прыти взялось? Мне удалось ее нагнать только на следующей лестнице, пролетом ниже. Резко перегнувшись через перила и ухватив грымзу за воротник, я буквально свалилась на нее сверху и придавила к ступенькам. Она побежденной себя считать не желала и приложила максимум усилий, чтобы от меня освободиться. Мы скатились вниз и продолжили борьбу уже на площадке первого этажа.

– Дрянь! – прорычала грымза, отчаянно пытаясь из-под меня выбраться.

– Сама такая! – не осталась в долгу я. – Что ты украла? Опять шпионишь за князем?

– Не твое дело. До тебя тоже доберутся.

– Это кто же? Уж не ты ли?

Ретивая служанка все-таки извернулась и с силой пнула меня ногой в бок. Я упала рядом, но ей хватило этого мгновения, чтобы вскочить на ноги.

– Ты еще пожалеешь!

Я уже собралась схватить ее за ногу, чтобы не дать уйти, но рука застыла в нескольких сантиметрах от щиколотки, и я в немом ужасе увидела происходящую трансформацию. Лицо служанки странным образом вытянулось и покрылось шерстью, между губами выступили клыки, руки превратились в лапы с длинными тупыми когтями, тело изогнулось, и передо мной, оскалив желтые клыки, предстал ощетинившийся волк. При этом я ощутила сильный всплеск магической силы. На меня повеяло таким смрадом, что пришлось невольно отшатнуться.

Я хватала ртом воздух, не в силах поверить в происходящее. Оборотень! Да еще с полным подчинением перекидывания! Но они же все давно уничтожены! Нам в академии рассказывали. Откуда он здесь? Я потрясла головой, надеясь, что это всего лишь плод моего больного воображения или результат бессонницы, но оборотень никуда не делся, а лишь ощерил пасть в подобие звериной усмешки.

Пока я приходила в себя, волк подхватил зубами бумажку, выпавшую при превращении, и кинулся к выходу.

– Стой, зараза! – крикнула я, в мгновение ока оказываясь на ногах и стреляя на поражение огненным шаром.

Волк уклонился от моего удара, и шар врезался в статую, которая с жутким грохотом осыпалась на пол грудой осколков. Я бросилась за оборотнем, но догнать животную ипостась было намного сложнее, чем человека. Оставалось надеяться только на то, что главные двери замка надежно закрыты, потому что наш путь лежал как раз к ним.

Неожиданно впереди показалась знакомая фигура князя и чья-то еще, скорее всего кого-то из знати. За ними спешили стражники. Они выскочили нам навстречу из-за поворота, видимо привлеченные шумом, который устроил погибший скульптурный шедевр. В ночной тишине его даже мертвый услышал бы. Вовремя они вернулись.

– Держите ее! – крикнула я.

Волк резко затормозил, на развороте прикидывая пути к отступлению. Я прыгнула на него сверху, но оборотню удалось увернуться, и у меня в руках оказался только его хвост. Одновременно с моим прыжком сверкнула молния, выпущенная Кащеем. В кого он целился, я так и не поняла, но перед глазами ярко вспыхнуло и запахло паленой шерстью (хотелось надеяться, что не моей). Волк визгливо заскулил и сильно дернулся, причем вместе с моей рукой, которая издала подозрительный хруст, но я уже успела подмять коварное животное под себя, и оно то ли обреченно, то ли бездыханно затихло. Судя по начавшейся тут же обратной трансформации – последнее.

Мужчины взирали на происходящее в состоянии полного оцепенения. Если нахождение в замке волка они еще как-то могли себе объяснить и среагировали мгновенно, то оборотень вверг их в шок.

Незнакомец, богатырского телосложения мужчина лет сорока с пышной темной бородой и такими же усами, первым осмелился подойти к мертвой служанке и, двумя пальцами подхватив выпавшую бумагу, протянул ее Кашею. Я молча наблюдала за ними, сидя на полу и прижимая нестерпимо ноющую руку. Не дай бог перелом. Я кости сращивать не умею, а с собой работать у меня тем более никогда хорошо не получалось.

– Степан, ты посмотри! Вот скотина поганая! – выругался Кащей, пробежав замусоленную бумагу глазами. – Она пыталась выкрасть последние разработки!

Степан походил вокруг распластанной на полу служанки, внимательно разглядывая мертвого оборотня, и с сожалением выдал:

– Жаль, что вы ее укокошили. Хотелось бы знать, на кого она работала.

– Мне тоже, – хмуро отозвался князь, пряча документ в карман.

– Сомневаюсь, что все это чистое совпадение.

– И я, – подала я голос.

На меня наконец соизволили обратить внимание.

– Это она? – кивнул Степан в мою сторону.

– Да, – ответил Кашей и, заметив мое напряженное выражение лица, спросил: – Алена, с тобой все в порядке?

– Конечно, – преувеличенно бодро ответила я, пытаясь подняться, но тут же скривилась. – Что со мной может случиться?

– Она тебя цапнула? – не отставал князь.

– Странно, что ты не спрашиваешь, не цапнула ли я ее.

– Ишь языкастая какая. Ну-ка сиди, – опустился передо мной на одно колено Степан, будто собрался делать мне предложение руки и сердца. – Где у тебя болит?

– А вы что, лекарь? – ужаснулась я. Если да, то пусть лучше у меня рука отвалится, чем я доверю свое здоровье местным докторишкам. Я уже с одним пообщалась. Впечатлений и разочарований масса.

– Нет, девочка, я не лекарь, – мягко улыбнувшись, ответил он. – Я воин и командующий армией. И как любой командир, я неплохо разбираюсь в травмах, которых на войне не избежать. Так что ты можешь быть спокойна.

Я недоверчиво посмотрела на него, но все-таки ответила:

– Плечо болит, она дернула сильно, когда я ее за хвост схватила, а там что-то хрустнуло.

– В плече или в хвосте? – уточнил Кащей.

Я бросила на него уничтожающий взгляд и решила не отвечать.

Степан долго и внимательно ощупывал мое плечо, а я храбро терпела. Мне было стыдно пищать и охать перед князем, тем более что он внимательно наблюдал за проводимой надо мной экзекуцией. И вдруг я почувствовала настолько резкую и острую боль, словно мне вырывают руку из сустава. Я вскрикнула; собираясь высказать все, что думаю по поводу местных методов лечения, но почувствовала облегчение и оставила свое мнение при себе.

– Вот и все, – удовлетворенно заявил Степан, поднимаясь. – Всего-то вывих. Вправили, и порядок.

– Ничего себе! – возмутилась я, с удовольствием ощущая, что плечо неплохо шевелится и болезненные ощущения отступают. – Могли бы и предупредить.

– А зачем? Чтобы ты сопротивляться начала?

Я признала его правоту тяжким вздохом. Кащей подал мне руку и помог подняться.

– Как ты ее почувствовала? – спросил он, указывая на оборотня.

– Никак. Оборотня вообще невозможно почувствовать, пока он не начнет превращаться, – выудила я из памяти обрывки знаний, оставшихся с лекций. – Я ее просто увидела, и мне показалось подозрительным, что она что-то прячет. А потом она от меня драпанула.

– Вот видишь, – пряча улыбку в усах, сказал Степан князю. – А ты всегда говорил, что от женщин только одни неприятности.

Кащей скрипнул зубами и отвернулся, делая вид, что увлечен разглядыванием редкостного вида нечисти. Я к нему присоединилась.

Оборотни существовали давным-давно, но про них мало было что известно, потому что они не оставили после себя никаких подробных описаний жизнедеятельности и физиологии трансформации. Всегда жили замкнуто и одиночными особями, даже между собой общаясь лишь в самых крайних случаях. Перекидываться в животную ипостась могли только в полнолуние, и лишь редкие, называемые истинными, оборотни могли подчинять этот процесс собственной воле и не зависеть от фаз луны. Какое это давало преимущество, никто не знал, с людьми и магами оборотни также ни в какие контакты не вступали. Последнего живого оборотня зафиксировали лет сто пятьдесят назад где-то на далеком востоке Расстании, да и того прибили с перепугу. С тех пор они считались окончательно несуществующими.

– Как его хоронить-то? – недоуменно спросил Кащей.

– Как обычно, – пожала плечами я.

– Ты думаешь, я целыми днями только и занимаюсь похоронами всякого вида нечисти? – искоса посмотрел на меня князь.

– Я бы не удивилась.

– Злыдня. Так что с ним делать-то?

– Прикопай в ближайшем лесочке, и дело с концом. Оборотень в первые пять минут после трансформации слишком уязвим, и если его убить в животной ипостаси, то он превращается обратно в человека и ничем не отличается от обычного жмурика. Мы вовремя подсуетились. Но если тебе очень хочется, можешь заспиртовать и оставить на память потомкам.

– Кто еще из нас чаще трупики прикапывает…

Степан хохотнул за нашей спиной:

– Александр, тебе попался достойный противник.

– Ты думаешь, это делает меня счастливым? – сквозь зубы ответил ему Кащей. – Пойдем, надо выяснить, как эта зараза проникла в кабинет. Уберите это.

Последний приказ предназначался стражникам, все это время стоявшим в сторонке и изображавшим живописную гипсовую композицию с полной передачей цвета этого скульптурного материала. Они тут же сорвались с места и засуетились вокруг почившего безвременной кончиной последнего (хотя кто его знает) истинного оборотня и непочтительно потащили его к выходу.

Я потопталась в нерешительности и последовала за Степаном и князем. Мало ли зачем моя помощь может понадобиться. Еще парочку статуй расколошматить там или хвост кому оторвать.

Кабинет Кащея находился на втором этаже. Это была большая комната с широким окном, в данный момент занавешенным тяжелыми бархатными портьерами. Многочисленные полки с книгами и документами занимали всю левую стену, в центре кабинета стоял стол, заваленный бумагами, перьями, чернильницами и прочим канцелярским хламом. Справа небольшая кушетка с мягкими подлокотниками.

На полу посреди кабинета сидел Виктор, обхватив голову руками и издавая слабые стоны. Видимо, его хорошо приложили по маковке. Увидев нашу компанию, советник порывисто вскочил:

– Александр, я…

– Знаю, – перебил его Кащей, снимая мокрый плащ, и кидая его на вешалку. – Вот держи и спрячь подальше. – И он протянул ему изжеванный и потерявший товарный вид документ.

– Кто это был? – спросил Виктор, но тут увидел меня. – Она?!

– Нет. – Князь сел на освободившееся место за столом. – Новая служанка, на поверку оказавшаяся оборотнем.

Виктор похлопал глазами и вопросительно уставился на Кащея. Тому пришлось кратко поведать захватывающую историю поимки и умертвления преступника.

– Ну дела, – только и сказал Виктор. – А чего тебе опять не спалось-то? – Этот ехидный вопрос он уже мне адресовал.

– Могли бы и спасибо сказать, – проворчала я себе под нос, плюхаясь на диванчик.

– Действительно, – услышал меня Степан. – Если б не она, еще неизвестно, куда твои секретные документы уплыли бы.

– Спасибо, – буркнул Кащей.

Ему явно было не по себе. Не любит человек никому быть ничем обязанным, понимаю, сама такая. Но тут уж ничего не поделаешь, положение вынуждает. Хотя мог бы и не благодарить, я бы не обиделась. Наверное.

– Да всегда пожалуйста, – фыркнула я. – Обращайтесь, если что.

– Иди спать.

– А….

– Алена, я тебя очень прошу. – Кащей тяжело вздохнул. – Я не собираюсь с тобой препираться. Никаких оборотней, вампиров, упырей, и кто там еще может появиться, уже не будет. Мы с тобой утром поговорим.

Интересно, это о чем же? Я вышла из кабинета, но, быстренько убедившись, что поблизости никого нет, на цыпочках вернулась обратно. Лучший способ узнать правду – подслушать важный разговор, чем я и собиралась сейчас заняться. Не хотят меня посвящать в свои планы, и не надо. Все равно узнаю. Главное, чтобы как с делегацией не получилось. Но тут я предусмотрительно оставила дверь приоткрытой, да и ниша удобная рядом имеется, в случае чего спрячусь.

– Ты понимаешь, что все это значит? – начал разговор Степан, пододвигая стул поближе к столу и усаживаясь на него верхом.

– Понимаю, – ответил князь. – Простым совпадением это уже точно быть не может. Приводи потихоньку армию в полную боевую готовность. Думаю, ждать недолго осталось.

– Ты не хочешь подать Расстании встречное заявление? – спросил советник.

– А смысл?

– Можно выиграть время.

– Не думаю. Расстания настроена слишком решительно.

– А я считаю, надо приложить максимум усилий, чтобы решить все вопросы мирным путем. – Виктор принялся ходить по кабинету. – Не совсем же идиоты сидят в расстанском сыске? Похищение важных документов и покушение на тебя. Не слишком ли много? И они нам еще войной угрожают.

– У них основной козырь – пропажа принцессы.

– Жениться тебе надо было еще лет пять назад, Александр, – подал идею Степан. – И не возникло бы сейчас таких проблем.

– Еще скажи, что весь сыр-бор только из-за этого, – хмыкнул князь.

– А кто знает? Война-то из-за бабы начаться может, – поддакнул Виктор. – У тебя тогда довольно соблазнительные кандидатки были. Всех спровадил?

– Отстань! – Кащей махнул рукой. – Я не собираюсь жениться просто для того, чтобы было. И закрыли эту тему. Сейчас поважнее проблемы есть.

– Да. Что сказал осведомитель? – тут же переключился на другую тему советник.

– Ничего нового. Расстания действительно готовится к войне, искренне полагая, что похищение принцессы Бемирании моих рук дело. При дворе одни говорят, что она мне нужна в качестве заложницы, другие считают, что я сам собираюсь на ней жениться и сделать из нее черную колдунью. Кому как больше нравится.

– Значит, мы не сегодня, так завтра получим официальное объявление войны, – сделал вывод Виктор.

– Скорее сначала получим ультиматум. Или Василиса, или война.

– Но это же абсурд! – воскликнул Степан. – У них нет никаких доказательств! Да и откуда мы ее возьмем-то?

– Поэтому и война. А доказательства они придумают, – заверил князь.

– А покушение было чистой воды провокацией, – задумчиво проговорил Виктор. – Рассчитывали, что мы начнем первыми. Да и с королевичем тоже.

– С покушением я с тобой согласен, а вот насчет королевича – нет.

– Почему? По-моему, это еще убедительнее.

– С одной стороны – да. Но Елисей не настолько глуп, чтобы ввязываться в подобные авантюры. Он слишком наивен, прост и влюблен. Вбил себе в голову, что сам должен спасти Василису, за что и поплатился. Я пообщался с ним, там все чисто. К тому же ты сам видел, как поспешно его забрали обратно, и на болезнь не посмотрели. Я бы действительно мог выдвинуть им парочку нелестных обвинений. Но только не буду.

– А девчонка? Что про нее сказал Марк?

– С Аленой вообще интересная история. – Князь хмыкнул. – Ее действительно выгнали из академии магии и даже не дали остаться в Петравии. А знаешь почему?

– Почему?

– Потому что она не соответствует стандартным нормам среднестатистического мага. По оценкам имела высшие баллы, ей пророчили хорошее будущее на поприще целительства в первую очередь, но вот по дисциплине подвела.

– Оно и видно, – пробурчал Виктор. – Так, может, она и пошла на сговор с расстанским сыском от безысходности?

– Ты думаешь, делегация ломала комедию? – с сомнением произнес Кащей. – Нет. Она действительно лишь случайно оказалась замешанной в это грязное дело.

– Вот пусть бы и расхлебывала сама свои случайности, – не унимался советник.

– Виктор, не горячись, – осадил его Степан. – Почему ты думаешь, что князь не может защитить невинного человека?

– У нас своих проблем навалом, а тут еще и эта привалила в двойном размере.

– Почему в двойном? – не понял главнокомандующий.

– Да потому что, во-первых, если с ней, не дай бог, что-нибудь случится на территории Трехгории, это будет уже официальным объявлением войны, а во-вторых, с этой язвой невозможно нормально общаться. Так и норовит какую-нибудь гадость сказать.

– А тебе бы все расшаркиваться, – усмехнулся Степан. – Вон князю, похоже, это даже нравится.

– Чувство юмора у нее действительно оригинальное, – не стал отпираться Кащей. – За одну метлу ее уважать стоит. Не всякий справится.

– А если она все-таки шпионит?

– Виктор, нет. Она взбалмошная девчонка, далеко не глупая, как я понял. Но она не шпион, это точно.

– Почему ты так уверен?

– Сложно объяснить… – замялся князь. – Она использует магические методы, недопустимые для шпионажа, ее легко просмотреть. Да и глаза слишком выразительные, чтобы врать.

– Пока лично я вижу от ее присутствия только пользу. А что? Мне она понравилась. Интересная, – высказал свое мнение Степан.

Виктор возмущенно фыркнул.

– Ладно, с этим разобрались, – стукнул князь рукой по столу. – Дальше у нас что?

Дальше были какие-то проблемы с лопатками для копания руды, буровые издержки, шерстяные недострижки и прочая ерунда, которая меня мало заинтересовала, и я решила за благо вовремя исчезнуть со своего подслушивательного пункта, пока опять не попалась. Тем более что я уже услышала все, что хотела. И даже немного больше.


ГЛАВА 14 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 16