home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

Хоромами выделенную мне опочивальню назвать было нельзя, но тем не менее она была больше моего домика раза в полтора. Справа стояла большая кровать под балдахином, и я даже засомневалась, смогу ли найти себя в ней утром, когда проснусь. Рядом комод с ящичками для личных вещей. Я проверила их содержимое, но там было пусто. Своих вещей, кроме книги, у меня не было, поэтому ящики остались сиротливо пустовать и дальше. Небольшая тумбочка с тройным подсвечником с другой стороны кровати. Очень кстати, потому что сгущающиеся сумерки уже не позволяли ясно различать предметы, и я щелкнула пальцами. Три язычка весело заплясали, будто только меня и ждали и теперь не могут нарадоваться моему долгожданному появлению. Пламя отразилось в большом зеркале на противоположной стене.

Я подошла к нему и взглянула на свое отражение. Вот теперь все встало на свои места. Кащей не будет приносить нас в жертву кровожадным и злобным богам. Он нашел в нашем лице (в моем-то точно) новый источник доходов – в качестве собирателя милостыни, и это принесет в его казну немалые деньги. Я бы при виде несчастной замарашки, которая смотрела на меня из зеркала, от жалости рассталась бы со всеми своими наличными сбережениями, а потом еще и за копилкой домой сбегала.

Мои волосы, рассыпавшиеся по плечам, приобрели странный серо-буро-малиновый оттенок и больше походили на выброшенные волной водоросли, успевшие высохнуть и подгнить. На макушке красочно устроился кусок ветчины и горстка салата, сбоку свисала капустная прядка, на лбу красовалась звездочка укропа. Само очарование.

Одежда вообще не поддавалась никакому вразумительному описанию. Мне сразу захотелось почесать все части тела одновременно и как можно скорее помыться. Но ничего похожего на умывальник или тазик с водой я не обнаружила. Пришлось чесаться.

Подойдя к окну, я убедилась лишь в одном – из него можно только покончить жизнь самоубийством, сбросившись вниз. Оно располагалось на уровне верхушек деревьев и оптимизма по поводу благополучного приземления не внушало, особенно после сегодняшнего полета. Еще немного, и у меня разовьется боязнь высоты. Я поспешно отвернулась от окна, чтобы не искушать собственную психику.

Раздался настойчивый стук в дверь, и, не дожидаясь ответа, в комнату вошла неопределенного возраста женщина в фартуке горничной, с лицом бульдога и бюстом отощавшей коровы. Она смерила меня недружелюбным взглядом, бросила на кровать принесенный сверток и коротко тявкнула:

– Ванная и уборная в конце коридора налево. Если что-нибудь понадобится – позовешь.

И хотела уже удалиться с грацией полузадушенного индюка, но я остановила ее вопросом:

– Простите, любезнейшая! Если мне вдруг что-нибудь понадобится, какую вазу из стоящих в коридоре нужно будет разбить, чтобы позвать вас?

– Никакую, – полуобернулась она. – Это старинная керамика, не вздумай даже прикасаться к ней. Моя комната этажом ниже справа от лестницы. Надеюсь, ты не будешь нуждаться в моей помощи.

– Я тоже. Премного вам благодарна, – чуть не раскланялась я.

И горничная пулей выскочила в коридор. Я не смогла удержаться и показала ей вслед язык.

Очень хорошо. По крайней мере, теперь я точно знаю, куда мне ходить ни под каким предлогом не стоит. Встречаться с этой фурией больше не хотелось.

Я развернула сверток и обнаружила скомканную одежду неопределенного цвета, полотенце, расческу и прочие предметы личной гигиены. Там же оказалась и моя сумка с лекарствами. Жизнь налаживается. Однако могли бы и поучтивее отнестись ко мне, я все-таки королевича сопровождаю, а не на работу устраиваться пришла, где на одно место десять человек в очереди ждут.

Оставив вынашивание мстительных планов на потом, я ухватила все принесенное мне злобной служанкой и направилась в указанном направлении в ванную. Надеюсь, она не перепутала ничего и я не попаду в потайную комнату, где обретается страшное и ужасное проклятие всего Кащеева рода в виде шестиглавого монстра, не кормленного с позапрошлой зимы. Приоткрыв дверь и осторожно заглянув внутрь ванной комнаты, я пришла к выводу, что на этом этаже, скорее всего, самый страшный и грязный монстр – это я.


Я вернулась в свою комнату чистая и свежая, как майская роза, и развесила на спинке кровати выстиранную одежду. Можно, конечно, оставить ее сохнуть тут до утра естественным способом, но то, что мне выделили, меня никак не устраивало и больше подошло бы храмовой нищенке, причем невероятно опухшей с голоду. Выцветшая хламида, потерявшая свой изначальный цвет явно еще во времена прадеда нынешнего князя, висела на мне огромным мешком и не спадала только благодаря завязкам на шее, которые несколько раз порвались при попытке их завязать, но мне удалось с ними справиться. Я даже заподозрила, что это чья-то бывшая ночная рубашка, оставшаяся в старой кладовке только из-за любви к ненужной рухляди. Поясок, прилагавшийся к этому старинному костюму, больше смахивал на обычную веревку, которой привязывают коз на выпасе, чтобы не разбежались. Я завязала его на талии и стала похожа на песочные часы. Ассортимента мне не предоставили, поэтому до своей комнаты я добиралась почти бегом, чтобы не попасться никому на глаза, если здесь вообще кто-нибудь ходит.

Я, конечно, понимаю, что восторга наше появление вызвать ни у кого не могло, но так открыто выражать свое презрение может разве что тот, кому глубоко наплевать на межгосударственные распри. Собственно, от Кащея можно было ожидать чего-либо подобного. Надеюсь, Елисею повезло больше, он же королевич все-таки, а над наследниками не принято так откровенно издеваться.

На улице совсем стемнело, и в нёбе замерцали далекие звезды. Убывающий месяц отразился в зеркале и торопливо спрятался за набежавшую тучку. Поднялся ветер. Я прикрыла окно, чтобы всякие кровососущие насекомые не нарушали мой покой, и поставила на пол подсвечник.

Высушивать вещи с помощью магии довольно хлопотно и трудоемко, поэтому я редко пользовалась этим способом, но сейчас у меня не было выбора. Лучше потратить час времени на это нудное занятие, чем выглядеть бабой на чайник. Оставаться в мешке до утра не было никакого желания.

Присев на корточки, я направила на свою одежду струю теплого воздуха. Штаны и рубашка заколыхались под порывом несильного ветерка и медленно, но верно стали испарять влагу.

Как только все высохнет, надо будет обязательно проведать королевича, а то мало ли что. Не к бабушке в деревню отдыхать приехали. Да и подумать, что делать дальше, не помешает. Но это потом. Сейчас главное – моя одежда. Просто во время пользования магией думать о чем-либо достаточно проблематично, процесс требует полной концентрации внимания, а при посторонних мыслях он постоянно сбивается, и приходится все начинать заново.

Сушка уже подходила к концу, когда в дверь громко постучали. Неужели опять этому крокодилу в переднике приспичило принести мне очередную ненужную в этом доме половую тряпку? Ну пусть заходит, я выскажу ей все, что думаю по этому поводу.

– Входите, входите, – любезно разрешила я, поднимаясь с пола и упирая руки в бока.

Но вместо коварной служанки в мою комнату вошел сам Кашей.

Заготовленная гневная отповедь застряла на полпути к горлу, и я застыла с приоткрытым ртом. Кащей при виде меня резко остановился и вытаращил глаза. Наверное, подумал, что я готовлюсь к какому-то неизвестному ему ужасному обряду посвящения в злобные демоны. Свечи на полу только подтверждали такое предположение, не хватало магических треугольников, нарисованных кровью.

– Что это за маскарад? – наконец высказал он свое мнение по поводу моего внешнего вида, выйдя из оцепенения.

– Маскарад?! – возмутилась я. – Я бы назвала это откровенным издевательством, а не маскарадом!

– Что ты имеешь в виду?

– Вот это! – И я подергала полы моего мешковидного облачения, отчего слабые завязки на шее снова лопнули и обнажили одно плечо.

Я жутко смутилась и поспешно натянула сползающую ткань чуть ли не до подбородка. Мне стало обидно.

– Где ты это взяла? – подозрительно спросил Кащей.

– Где, где? – тихо сказала я, снова опускаясь на корточки и трогая немного влажный низ брюк. – Твоя злобная прислуга одарила.

Кащей многозначительно промолчал, а я снова принялась за просушку, поймав себя на мысли, что такого благоговейного ужаса, как вначале, уже не испытываю. Наверное, сработала защитная реакция.

– Как тебя зовут? – спросил Кащей, внимательно наблюдая за моими действиями.

– Я уже представлялась, – непочтительно огрызнулась я.

– Мне кажется, ты не в той ситуации, чтобы хамить. – В голосе Кащея появились угрожающие нотки.

– А мне кажется, что я в той ситуации, когда хуже уже быть не может, – как можно спокойнее парировала я.

– Ты так думаешь? – Стальные глаза нехорошо сощурились.

– Я на это надеюсь. – Уверенности у меня поубавилось.

Перед моим мысленным взором воображение тут же нарисовало кровавые жертвоприношения, дикие оргии, жестокие расправы, о которых, не вдаваясь особо в подробности, но довольно живописно нам рассказывали на лекциях по защите от черной магии. Подобные представления не могли послужить укреплению моего психического равновесия. Я сама почувствовала, что побледнела, и резко отшатнулась в сторону.

Не знаю, что подумал Кащей по поводу моей неожиданной реакции, но произведенным эффектом он насладился в полной мере.

– Так как тебя зовут? – вернулся он к первоначальному вопросу.

– Алена, – нехотя призналась я.

– Что вам здесь надо?

– Василису.

Я решила больше не рисковать и не нарываться на грубости, пока действительно дело не дошло до какого-нибудь изощренного ритуала по умерщвлению не в меру хамски настроенной ведьмы. Над последним моим ответом Кащей задумался. «Может, решит не связываться с нами и выдаст ее добровольно?» – позволила понадеяться я.

– Почему все уверены, что она так сильно мне нужна? – поморщился колдун.

– А разве нет?

Взгляд был красноречивее ответа, произнесенного вслух.

– Ну, может, не для обряда по достижению бессмертия, так для личного пользования, в качестве будущей жены, – высказала я робкое предположение.

– Ты сама понимаешь, что говоришь? – разозлился Кащей.

– А что? – Мысль была не так уж плоха. – Тебя хотя бы поняли.

– Я в глаза не видел эту чертову Василису, и уже заранее ее ненавижу. – В его голосе звучала сталь. – И затея Елисея с этим дурацким прилетом во главе с бестолковой ведьмой только подливает масла в огонь. На что вы надеялись, совершая этот безумный шаг? Что я испугаюсь и тут же рассыплюсь в извинениях: «Простите, я плохо поступил и больше не буду»?

– Н-н-е-эт, – испуганно пробормотала я, думая о том, что мы вообще не собирались сюда попадать, но за «бестолковую ведьму» зло затаила.

– Если у магического сыска Расстании так много ума, то могли бы придумать что-нибудь пооригинальнее, чем этот дешевый трюк.

– А при чем здесь магический сыск? – не поняла я.

– А кто вас тогда прислал?

– Никто… мы, так сказать, с неофициальным визитом.

«Причем настолько неофициальным, что об этом вообще никто не знает», – подумала я, а вслух спросила:

– А что сыскари должны были придумать?

– Ты меня об этом спрашиваешь? – Кащей разошелся не на шутку. – В первый раз ко мне прислали делегацию недоумков с мечами наголо, теперь вообще наследника подключили. Дурдом, а не правительство. Носятся со своей Василисой, как толпа грибников с одним лукошком…

Внезапный порыв ветра распахнул окно, и я подпрыгнула от неожиданности. Свечи на полу испуганно затрепетали и потухли. Комната погрузилась во мрак.

«Мне конец!» – пришла в голову истеричная мысль. Где моя метла? Верните! Я никогда больше не вылезу из своего леса и буду культивировать мухоморы! Обещаю! Только спасите меня! Возникло желание не дожидаться окончания светопреставления, а самостоятельно выброситься из окна, но осуществить это малодушное намерение мне не удалось – окно с шумом захлопнулось, и свечи вновь вспыхнули яркими язычками. Я сползла на пол по спинке кровати и с радостью почувствовала сердцебиение в груди.

Кащей полюбовался моим «храбрым» видом, усмехнулся, но продолжать пламенную речь не стал.

– Кстати, тебе такой фасон не идет, – усмехнулся он, закрывая за собой дверь.

– Спасибо за комплимент, – буркнула я ему в спину.


Королевич еще не спал, когда я тихонько поскреблась к нему в дверь. Его покои были не намного больше моих, но обставлены с большим комфортом и роскошью. Да и одежду ему дали очень даже приличную. Наверное, Кащей из своих старых запасов выделил. На прикроватной тумбочке, инкрустированной серебряной вязью, стояло блюдо с фруктами.

При виде меня Елисей тяжко вздохнул и отчаянно высморкался.

– Все так плохо? – спросила я, присаживаясь рядом с ним на кровать и хватая яблоко.

– Да уж откуда хорошему взяться?

– Ко мне шам Кащей шаходил, – поделилась новостями я, жадно вгрызаясь в сочный плод.

– Ко мне тоже. – Королевич поморщился. – А толку-то?

– Што он тебе шкажал?

– А что он скажет? Уверял, что не имеет никакого отношения к похищению, только я ему не верю.

– Пошему?

Королевич посмотрел на меня так, словно у меня вдруг выросли рога.

– Ты с ума сошла? Разве можно верить такому злодею? Естественно, он не признается. И все это прекрасно знают. И отец, и магический сыск, да и остальные тоже. Только раньше повода не было вывести его на чистую воду, а теперь вот и преступление на лицо, да доказательств маловато.

– А что же первая делегация так позорно провалила переговоры? – спросила я, с сожалением глядя на оставшуюся от яблока плодоножку и протягивая руку за следующим фруктом.

– Не знаю, – пожал плечами Елисей. – Я уже к тому времени в пути был.

– Жаль.

И тут меня осенило.

– Слушай, тебе Кащей ничего не говорил, с какими целями он так милостиво разрешил нам остаться?

– Не все ли равно? Наверное, в расход пустит, – пессимистично предположил королевич. – А что?

– Раз уж мы сюда попали, то можно произвести разведку изнутри, это даже удобнее.

Елисей оживился.

– Ты думаешь, мы сможем обмануть Кащея и найдем Василису?

– Возможно, – неопределенно высказалась я.

«Если вообще что-нибудь найдем».

– Что ты задумала?

– Пока ничего, но у меня к тебе просьба.

– Конечно.

– Не мешай мне.

Королевич выглядел озадаченным.

– Что значит не мешать тебе?

– Веди себя нормально и не лезь на рожон.

– Хорошо. А ты уверена, что у тебя получится?

– Нет, конечно.

Но мысли в голове закрутились с удвоенной силой. Идея по-тихому обшарить замок была не так уж плоха, но требовала хотя бы элементарного представления о расположении помещений и наличии всяких тайных комнат. Плана замка, естественно, у нас не было, поэтому придется идти в слепую, что вполне могло быть опасным. Но более разумного плана у меня пока не было. Вовлекать королевича в небезопасные вылазки я не собиралась, мало ли с чем придется столкнуться. Мне же потом первой голову открутят, если не сам Кащей, то король уж точно.


ГЛАВА 9 | А что вы хотели от Бабы-яги | ГЛАВА 11