home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Из анализа в целом повторяющихся в общих чертах описаний «Ледового побоища» можно сделать вывод о том, что план Александра, основанный на «глубоком знании» особенностей тактики рыцарей, строился на следующих допущениях:

Первое – немцы будут атаковать, а не займут оборонительную позицию. Второе – атаковать они будут «клином». Третье – атака будет направлена в центр русского войска.

Если бы хотя бы одно из условий изменилось, то этот «гениальный» план по окружению рыцарского войска был обречен на провал, и вместо выдающейся победы русские войска потерпели бы сокрушительное поражение.

Насколько высока вероятность того, что ливонцы действовали именно так, как этого ожидал от них Александр Ярославич? Давайте разберемся по пунктам.

Обстоятельство номер один: рыцари должны атаковать первыми. Возможность того, что ливонцы вместо того, чтобы атаковать своим «излюбленным строем», будут ждать, пока их первыми атакует Александр Ярославич, даже не обсуждается. Это такая аксиома отечественной истории, не требующая доказательств.

Но в том-то все и дело, что рыцари Тевтонского Ордена предпочитали тактику обороны. Обычно они не бросались в атаку, а наоборот, выжидали, пока противник атакует их первым. Именно так они поступали в самых крупных битвах – Раковорской и Грюнвальдской. В сражении под Раковором дело дошло даже до того, что русские, для того чтобы заставить рыцарей начать атаку первыми, начали обстреливать их строй из камнеметов. У Александра Ярославича камнеметов не было. Как бы он заставил ливонцев пойти на «прорыв центра», если бы они заняли оборонительную позицию? А самое главное, что бы делал Александр, если бы они так и не пошли в атаку? Ведь в этом случае его тактический замысел попросту терял всякий смысл.

Обстоятельство номер два: рыцари должны были пойти в атаку не просто «клином», а именно таким «клином», как его рисуют на переходящей из книги в книгу схеме. То есть с незащищенными флангами, а пехота расположена не снаружи строя всадников, а внутри него. Как, интересно, Александр Ярославич осуществил бы свой гениальной замысел по окружению ливонцев, если бы рыцари прикрыли фланги своей атакующей кавалерии пехотой? Ведь если ливонская пехота стояла на флангах или позади атакующей рыцарской конницы, то кавалерии Александра Ярославича, где бы и как бы он ее ни расположил, не удалось бы так просто осуществить удар во фланг рыцарского «клина». Его коннице пришлось бы сначала разбить прикрывающую фланги «клина» пехоту, а в это время рыцари, легко покончив с ослабленным по замыслу Александра центром, сами нанесли бы удар в тыл русской коннице. И что тогда осталось бы от великого полководца и его войска?

В том, что ливонцы поступили бы именно так, нет ни малейших сомнений. Но так как такая тактика противоречит выдуманному историками описанию «Ледового побоища», родилась чудовищная по наглости фальсификация. Чтобы ливонская пехота не помешала великому полководцу осуществить его гениальный замысел, ее поместили в центр конного построения. И, как это неудивительно, это абсолютно нелепое умозрительное утверждение прижилось.

Вот, для примера, типичное описание боевого построения ливонского войска в «Ледовом побоище»: «Все войско строится в виде клина: его острие – одетые в латы рыцари, их кони тоже покрыты железом и по бокам клина рыцари, а внутри этой подвижной брони – пехота. Неудержимо и грозно движется клин – «свинья» – на противника, рассекает его строй, проходит сквозь шеренгу, дробит затем на части и уничтожает сопротивляющихся и бегущих».

Типичная ошибка – уверенность в том, что благодаря уступному расположению первых шеренг и узкому глубокому построению «клин» позволяет прорывать строй противника. Видимо, авторы подобных суждений полагают, что в этом случае происходит нечто подобное тому, как долото расщепляет дерево. Однако на практике конный «клин» в этом качестве совершенно бесполезен. При таком построении в бою могли принять участие только несколько человек, находящихся впереди строя. Остальная масса воинов не только ничем не могла помочь в схватке своим впереди стоящим товарищам, а наоборот, мешала им, создавая элементарную давку. В таком строю удобно конвоировать пленных, а не воевать: при таком построении подавляющее большинство воинов не может участвовать в схватке, а в бою на счету каждый меч и каждое копье.

Если во время атаки сохранять данное построение, то при столкновении с противником стоящие в первой шеренге три человека подвергнутся нападению как минимум пяти противников. При таком неравном соотношении сил прорвать вражеский строй им вряд ли удастся. Поэтому из второй шеренги «клина» два крайних воина должны перейти в первую, но и они, в свою очередь, столкнутся с превосходящим по численности врагом. Чтобы этого ни произошло, к моменту столкновения с противником «клин» должен развернуться в конную лаву шириной во весь фронт атакуемых боевых порядков.

Более того, глубокое построение кавалерии невозможно по определению, так как в ходе атаки лошади задних шеренг не станут давить на передних лошадей, а если всадники попытаются их заставить, то это приведет к полному хаосу в рядах атакующей кавалерии и она сама станет легкой добычей противника.

В фильме «Александр Невский» Эйзенштейна «Ледовое побоище» – кульминационный момент картины. Разумеется, режиссер попытался показать на экране атаку немецкого «клина»: рыцари, с копьями наперевес галопом несутся на полки Александра Невского под стремительно нарастающий ритм пронзительной музыгки Шостаковича. Интересно, пробовал ли Эйзенштейн построить массовку, изображающую рыцарей именно так, как опи-сышают это учебники истории? Или сразу отказался от этой опасной для здоровья актеров и лошадей затеи? Перед камерой ему не удалось воссоздать даже глубокого конного строя. Тем более, показать, как внутри него по снегу и скользкому льду бежит, не отставая от идущих галопом конников, плотная масса закованных в броню пеших воинов. В действительности, если построить подобным образом войско, то такой «клин» может передвигаться только медленным шагом. Поэтому рыцари на экране атакуют обыкновенной лавой. Просто центр ее скачет быстрее, чем фланги, что создает некое подобие клиновидного построения.

«Знатоки» рыцарской тактики утверждают, что рыцари строились «клином», чтобы рассечь вражеский строй. А что происходило после того, как рыцари узким фронтом проходили сквозь строй вражеского войска? Да вот что: если противник не обращался в бегство, то оказывался у рыцарей на флангах и в тылу, и тогда участь атакованных со всех сторон всадников была предрешена. Чтобы этого не произошло, «клин» при приближении к противнику опять же должен был развернуться в конную лаву. Только так максимальное количество тяжеловооруженных всадников могли одновременно вступить в бой и нанести наибольший урон противнику, в то же время лишая его возможности ударить по флангам атакующим.

Вот почему мы не встречаем в новое время подобного экзотического построения ни у пехоты, ни тем более у кавалерии. Даже при богатом воображении невозможно представить себе кавалергардов (тяжелая кавалерия XIX в.) времен наполеоновских войн, атакующих «клином».

А у наших историков почему-то получается. Кино они, что ли, не смотрят? А то бы увидели, что конница всегда атакует лавой, а не глубоким строем. Это так и по документальным кадрам времен Первой мировой и Гражданской войны. Точно такая же картина в батальных сценах художественных кинофильмов, в которых воспроизведены масштабные кавалерийские атаки: «Война и мир», «Ватерлоо», «Крестоносцы». Даже во «Властелине Колец», в котором есть несколько сцен кавалерийских атак, реализованных с помощью компьютерной графики, позволяющей воплотить в жизнь самые смелые фантазии, нет такого конного «клина».

Получается, что построение клином в боевом отношении абсолютно не эффективно? Наоборот, очень эффективно. Просто предназначено это построение не для прорыва строя противника, а лишь для сближения с ним. Тактика кавалерии во все времена основывалась на нанесении мощного сплоченного удара. Но рыцарей от регулярной кавалерии более позднего времени отличала крайне низкая строевая подготовка и отсутствие дисциплины. Воинская дисциплина была не просто слабым местом рыцарей – ее у них не было совсем. Каждый рыцарь – индивидуальный боец, воин, занимающий очень высокое положение в обществе, а посему с болезненно острым чувством собственного достоинства. В своем деле – военном – он равен или даже превосходит своего сеньора, а по происхождению рыцари могли быть знатнее королей. И кто же может посметь им что-то приказывать? Для рыцаря любой приказ – покушение на его честь, чуть ли не оскорбление.

В бой рыцари кидались сломя голову, забыв о строе, не обращая внимания на приказы командующих. Впрочем, какие там приказы? Рыцарям не приказывали, а лишь вежливо предлагали держать строй. При малейшем признаке победы рыцари, потеряв к сражению всякий интерес, кидались грабить лагерь врага – ведь ради этого, собственно, они и воевали. Недаром сеньоры перед боем в качестве «наглядной агитации» вынуждены были строить виселицы для устрашения своих вассалов, презирающих дисциплину и думающих только о собственной славе и благосостоянии.

Если бы атака рыцарской конницы начиналась сразу развернутой линией, то вместо организованного удара в определенную точку рыцари рассеялись по всему полю боя: кто в поисках достойного противника для схватки, кто – легкой добычи. В результате тяжеловооруженные всадники, хаотично и беспорядочно перемещающиеся по полю боя, из грозного противника превращались в легкую добычу для простых крестьян, вооруженных дальнобойными луками, и терпели поражение за поражением от пешего городского ополчения, встречающего закованных в броню всадников в плотном строю, ощетинившись длинными копьями. Или становились добычей легкой кавалерии, атаковавшей одинокого всадника со всех сторон, или не по-рыцарски расстреливая его издалека из луков. Именно так и расправлялись конники Батыя во время похода в Европу с рыцарской конницей.

Вот почему с конца XI века, когда во время «крестовых походов» европейцы столкнулись с необходимостью противостоять арабским всадникам, стали возникать духовно-рыцарские Ордена со строгими уставами, которые заставляли рыцарей соблюдать дисциплину на поле боя. Прежде всего, не покидать и не ломать строй, обороняться при неудаче, а не бежать с поля боя, до полной победы не грабить лагерь противника.

Итак, как же воевала соблюдавшая жесткую дисциплину и безусловное подчинение вышестоящему командиру конница Тевтонского Ордена? Чтобы сохранить строй к решающему моменту схватки, рыцари подходили к противнику шагом, по словам современника, так, «как если бы кто-нибудь ехал верхом, посадивши впереди себя на седло невесту». Медленное сближение имело еще и тот смысл, что экономились силы лошади для решающего броска и схватки. Только подъехав совсем близко к врагу, рыцари бросали коней в более быстрый аллюр.

Но пустить рыцарей на врага развернутой лавой и медленным шагом – задача трудновыполнимая даже для дисциплинированных рыцарей Ордена. Какой-нибудь сорвиголова рванет вперед, другой ему вслед, третий вообще назад – и пиши пропало. Именно поэтому рыцари приближались к противнику глубокой колонной – «кабаньей головой».

В глубокой колонне всадники, находящиеся впереди (а это были лучшие воины и военачальники), вели за собой основную массу рыцарей до максимального сближения с боевыми порядками противника, после чего «клин» перестраивался в лаву. Чтобы осуществить это непростое перестроение, рыцари выстраивались не в один огромный «клин», а в несколько небольших, которые вступали в бой один за другим или одновременно на разных направлениях.

У «клина» было и еще одно очень важное достоинство: узкий фронт. Ведь когда отряд рыцарей медленно, «шаг за шагом», приближался к врагу, он становился великолепной мишенью для лучников. Монголы при Лигнице и англичане при Кресси и Пуатье именно из луков буквально расстреляли рыцарей. А при построении «клином» целью вражеских стрелков оказывались только несколько всадников в самом надежном защитном снаряжении. Остальных можно было поразить только малоэффективным неприцельным навесным огнем.

Таким образом, рыцарский «клин» – «кабанья голова» предназначался только для сближения с противником, а никак не для атаки. Утверждение о том, что он предназначен для прорыва боевого порядка противника, придумали люди, не имеющие не малейшего понятия о боевом применении кавалерии и тактике рыцарского войска. Разумеется, никакой пехоты внутри строя конницы быть не могло. А где же была пехота в то время, когда ливонская конница «свиньей» приближалась к русским дружинам? Шла вслед за всадниками, подобно тому, как в современном бою она идет за танками и боевыми машинами. Но отечественные историки считают иначе. Вот, к примеру, что об этом пишет выше процитированный автор: «В середине клина, стараясь не отставать от всадников, бежали с секирами и короткими мечами рыцарские слуги и пехота. Подпустив «кабанью голову» на несколько сот метров, русские лучники начали осыпать ее стрелами. Под свистящим градом стрел немецкий клин несколько сузился…»

Не знаю, кому первому пришла в голову гениальная идея, но она явно принадлежит человеку не только в седле не сидевшему, но и даже не бегавшему стометровку, не говоря уже о марш-броске на шесть километров с полной выкладкой. Хотел бы я посмотреть, как будет бежать, «стараясь не отставать от всадников», пехотинец, обутый не в легкие и удобные беговые кроссовки, а в тяжелые сапоги, в металлических доспехах, со щитом в одной руке, с мечом (пусть и коротким, но не из картона) в другой и с тяжелым шлемом на голове. И все это по скользкому льду.

Пехота может идти внутри строя кавалерии только при условии, что всадники будут двигаться медленным шагом. Да только зачем ставить пехоту внутри строя всадников, если при таком построении она не сможет принять участия в бою? Не лучше ли ей тогда просто стоять на месте и ждать, пока своим натиском кавалерия не сомнет вражеских лучников и не расчистит пехоте дорогу для атаки, а не соревноваться в скорости с кавалеристами, которые все-таки сидят в седлах и не так устают, перемещаясь на поле боя. А представьте себе, что кто-то из пехотинцев упадет. Споткнуться можно и на ровном месте, не то что на льду. И что будет с этим строем? Повторение трагедии на Ходынском поле? Особенно после того, как под огнем лучников рыцарский клин «несколько сузился». Не боевое посторонние, а какая-то соковыжималка получается.

Обстоятельство номер три: ливонцы должны были ударить обязательно в центр русской позиции. На то, что «крестоносцы» могли поступить совсем не так, некоторые историки обратили внимание еще в советское время. Например, упоминавшиеся выше Греков и Шахмагонов: «Встает вопрос, что побудило командование Тевтонского Ордена, достаточно изощренное в тактике, принять построение клином и наносить удар по центру русского войска, упустив из внимания его фланговое прикрытие» (указ. соч., с. 79). Действительно, почему историки так уверены в том, что ливонцы должны были атаковать центр? А что бы делал Александр, если бы рыцари ударили во фланг его войска? Давайте представим, что бы произошло, если бы ливонцы атаковали не центр русской позиции, а фланги, где стояла конница. А произошло бы следующее: своими трехметровыми копьями рыцари просто перекололи бы коней под русскими всадниками. Затем, потоптав выбитых из седел поверженных дружинников копытами своих укрытых в броню коней, зашли бы в тыл пеших войск Александра, которых в это время по фронту атаковали ливонские пехотинцы, предварительно осыпав градом стрел из луков и арбалетов. Таким образом, в окружении оказалось бы войско Александра Ярославича.

Могли ли рыцари поступить именно так? Да. Только так они и должны были вести этот бой в том случае, если бы решили не обороняться, а нападать. Построение русского войска в том виде, каким его описывают в отечественной исторической литературе, просто вынуждало рыцарей атаковать именно так: ударить во фланг по русской коннице, разбить ее, а потом перейти к уничтожению пеших воинов. Сам менталитет средневекового рыцаря диктовал именно такое поведение. Рыцари презирали даже собственную пехоту, которую, случалось, попросту затаптывали, горя нетерпением сразиться с «достойным» противником – такими же рыцарями. Оценивая полководческий талант Александра Ярославича, интересно сравнить его план с тем, как собирались сражаться с рыцарями их противники в Грюнвальдской битве, которые, как уже говорилось, в отличие от него действительно имели большой опыт сражений с рыцарским войском. Как они думали отражать атаку рыцарского «клина»? Надо полагать, по проверенному рецепту прославленного на весь мир военачальника Александра Невского? Как это ни странно, нет. Построились поляки, литовцы, русские, чехи и монголы на поле Грюнвальда совершенно не так, как расположил свои войска на льду озера Александр Ярославич. Почему? Да именно потому, что их командиры прекрасно понимали, что рыцари нанесут главный удар не в центр, а по флангам: именно так действовали все военачальники, начиная с битвы при Левктрах (371 г. до н. э.), где впервые был применен этот удачный тактический прием.

Не зная, куда нанесет свой сокрушающий удар тяжелая рыцарская кавалерия, Ягайло и Витовт выстроили свои войска в три последовательные линии. Такой строй не только делал одинаково защищенной всю позицию. Такое глубоко эшелонированное построение снижало вероятность того, что противник сможет прорвать их позиции. Силы второй и третьей линии можно было оперативно перебросить к месту вражеского удара и нанести по атакующим рыцарям фланговый удар. В отличие от войска Александра Ярославича, у Ягайлы была рыцарская кавалерия Соответственно тактика ее боевого применения должна быть аналогична тактике Тевтонского Ордена, то есть в соответствии с измышлениями наших историков – построение «клином». Однако польские рыцари тоже почему-то не выстроились «свиньей». Наоборот, в первую атаку на позиции Ордена бросился не «клин» тяжелой рыцарской кавалерии, а лава легкой конницы.


предыдущая глава | Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище | cледующая глава