home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

У историков нет единой версии по поводу того, как развивались события после «освобождения» Пскова. Костомаров, например, полагает, что «оставаясь во Пскове, Александр ждал против себя новой неприятельской силы и вскоре услышал, что она идет на него. В первых числах апреля 1242 года Александр двинулся навстречу врагам» (указ. соч., с. 81). Тем самым историк хочет внушить читателю, что русские только оборонялись. Версия Костомарова противоречит новгородской летописи, которая говорит о том, что русские не сидели в Пскове, ожидая нападения, а вторглись на территорию Дерптского епископства. Там они занялись привычным делом – грабежом местных жителей и были разбиты подоспевшими силами ливонцев. Вот что пишет НПЛ, продолжая рассказ о том, как после «освобождения» Пскова Александр и Андрей пошли на чудь: «Придя на их землю, пустили полки в зажитие, а Домаш Твердиславович и Кербет были в разгоне (разведке?) и встретившись с Немцами и Чудью, и бились там; убили Домаша, брата посадника и иных с ним, а иных в плен взяв, а иные к князю побежали, князь же отступил на озеро, немцы же и чудь пошли на них».

Так что Костомаров не прав, выдавая Александра за миротворца-освободителя. Не русские ждали нападения ливонцев, а ливонцы взялись за оружие после того, как Александр вторгся на их территорию. Наскоро собранные отряды эстов, жителей Дерпта, дружины епископа и, возможно, несколько ливонских рыцарей, не участвующих в подавлении восстания на острове Эзель, сумели дать достойный отпор, разгромить и обратить в бегство незваных гостей. Отряды грабителей, встретив организованное сопротивление, в панике бежали. Ливонцы стали преследовать отступавших и встретились с основными силами русских.

Соловьев, в отличие от Костомарова, старается сохранить объективность и описывает эти события в соответствии с текстом летописи. По Соловьеву, освободив Псков, «Александр вошел в Чудскую землю, во владения Ордена; войско последнего встретило один из русских отрядов и разбило его наголову; когда беглецы принесли Александру весть об этом поражении, то он отступил к Псковскому озеру и стал дожидаться неприятеля на льду его»(СС, т. 2, с. 150).

По наиболее приближенной к летописному тексту версии Руслана Скрынникова события развивались так: «Весной 1242 г. Александр Невский вторгся во владения Ливонского ордена. Вступив на западный берег Чудского озера, князь пустил полк в «зажитие». Полки ходили в поход без обозов, и ратники должны были добывать себе продовольствие «зажигаем», т. е. грабежом и насилием. Поход в Ливонию начался с крупной неудачи. Отряд Домаша Твердиславича, брата новгородского посадника, подвергся внезапному нападению рыцарей и чуди. Воевода и многие его воины были убиты. Уцелевшие ратники бежали в полк князя Александра и предупредили его о приближении рыцарей. Александр спешно отступил в свои владения на новгородский берег Чудского озера».

Хотелось бы узнать, как можно, ведя боевые действия на вражеской территории, подвергнуться «внезапному нападению»? А зачем часовые, боевое охранение, дозор, разведка и прочие нехитрые премудрости военного дела? Хотел посмотреть бы я в глаза тому великому полководцу, который так организовал наступление на территории врага, что его войска были разбиты при «внезапном нападении». Может быть, стоит изменить статут ордена Александра Невского и награждать им тех военачальников, чьи части подверглись «внезапному нападению», были разбиты и бежали с поля боя?

После этой победы ливонцам надо было не продолжать преследование, а вернуться под защиту крепостных стен и дождаться подхода подкреплений. Но они почему-то движутся в сторону русских земель.

Первая редакция «Жития» объясняет это странное поведение ливонцев их надменностью: «Великий князь Александр Ярославич, отправившись против неприятелей, переловил немцев и чудь, освободил Псков из плена, повоевал и пожег их землю и забрал без числа в плен, а иных порубил. Тогда надменные враги собрались и порешили: «Пойдем, погубим великого князя Александра и возьмем его своими руками!»

Можно предположить, что ливонцы решили, что они легко разобьют остатками русского войска во главе с молодым князем, если им удалось нанести поражение отряду во главе с новгородским воеводой (а на этом посту мог быть только очень опытный воин). На льду ливонцев останавливает войско Александра – Андрея. Там, по мнению авторов героической биографии Александра, и произошло грандиозное сражение, которое прозвали «Ледовым побоищем», или Чудской битвой. Последнее название не совсем корректно, так как точно неизвестно, на льду какого из озер: Псковского, Чудского или соединяющего их пролива – Теплого озера, произошло это сражение. Так, Соловьев пишет про Псковское озеро, Костомаров об Узмене (Теплом озере), Скрыльников – о новгородском береге Чудского озера, а Лев Гумилев – о западном береге того же озера. Почему такое расхождение? Потому, что в летописи неясно указано место «Ледового побоища»: «Поставили полк на озере Чудском, на Узмени, у Вороньего камня (горы, скалы)», «Узмень», по мнению ряда авторов, – это и есть пролив между Псковским и Чудским озером, то есть Теплое озеро.

Чтобы определить место возможного сражения, нужно ответить на вопрос: куда направлялись ливонцы? Что было конечной целью их похода? Если Псков, то почему они, вместо того чтобы идти к нему кратчайшей дорогой, сделали крюк на Чудское озеро? В этом направлении они могли двигаться, только если целью их похода был Новгород. Но к такому походу ливонцы были не готовы. Ни до, ни после этого, они не осмеливались нападать на Новгород. Тем более поход на Новгород нельзя было начинать до тех пор, пока в тылу ливонского войска был Псков, откуда русские не только могли ударить по войскам, ведущим осаду Новгорода, но и напасть на оставшиеся без защиты ливонские земли.

Получается, что единственная причина, по которой ливонцы оказались на льду Чудского озера, – преследование отступающих с награбленным добром и пленными русских.

Следовательно, вопреки утверждениям наших историков, и в этот раз не было никакого вторжения на русские земли. Тем более, не может быть и речи ни о каком «крестовом походе на Русь». Максимум, чего хотели и могли добиться ливонцы, – это выдворить русских со своей территории и отбить захваченную ими добычу. В советское время предпринимались попытки найти место «Ледового побоища». Академия наук даже организовывала спе циальную экспедицию. Полевые исследования проводились летом 1963 года сотрудниками отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа. Они пыталась найти тот самый пресловутый «Вороний камень» и раскопать погребения павших воинов и другие материальные свидетельства сражения.

На основании археологического и геологического обследования района деревень Чудская Рудница, Заходы, Пнево и Путьково было сделано следующее заключение: «В обследованной местности отсутствуют сколько-нибудь значительные, с геологической точки зрения, по своей величине валуны или выходы коренных пород, которые могли бы по этой причине играть в прошлом роль ориентира для летописца или послужить населению основанием назвать по ним те или иные находившиеся поблизости участки местности (острова, урочища и т. п.)».

Не только самого «Вороньего камня», но и никаких захоронений, остатков оружия, указывающих на то, что в этих местах произошло сражение, ученые не обнаружили.


предыдущая глава | Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище | cледующая глава