home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9

Итак, подведем итоги. Из непредвзятого анализа первоисточников (отнесем к ним и «Житие») можно сделать следующие выводы:

– Дружина князя Александра неожиданно напала на лагерь шведских купцов или финский военный отряд, в котором было несколько шведов и норвежцев. – Цель этого нападения не защита Новгородской земли, а захват добычи.

– В результате боя русские понесли большие потери и, не сумев нанести поражение врагу, покинули поле боя.

Потери шведов были незначительны. Напомню, что при нападении на Ладогу в 1164 году шведы потеряли 43 судна из 55, а в этом бою только два (в двадцать раз меньше!!!). Для справки: Пашуто, один из наиболее авторитетных советских биографов Александра, предположил, что в 1240 году у шведов было 50 судов (5000 воинов). При этом имя победителя шведов под Ладогой неизвестно, а Александру Ярославичу ставят памятники. Такая вот историческая несправедливость. А ведь современники (возможно, за исключением новгородцев) ни о какой победе Александра не слышали и ничего не знали. Через триста лет в очередной редакции «Жития» Александру присваивается прозвище Невский. Почему не Чудской? Ведь Ледовое побоище в сравнении с «Невской битвой» событие более значимое и масштабное. Это современный обыватель думает, что Александра прозвали Невским в честь его первой победы и в Ледовом побоище он уже выступал под этим прозвищем. Книжник XVI века, который выдумал, что Александра Ярославича прозвали Невским, считал точно так же: после сражения на Неве он должен был получить такое прозвище, подобно тому, как московского князя Дмитрия назвали Донским после Куликовской битвы. А вот почему современники не дали Александру прозвища в честь одной из его побед? Если они не заметили его подвиг во имя Руси на берегах Невы, то почему не дали князю прозвища после Ледового побоища? Или об этом подвиге Александра Ярославича они тоже ничего не знали?

Несмотря на очевидные факты, отечественные историки удивительно единодушны в том, что «Невская битва» имела «судьбоносное историческое значение» (Ю. Бегунов. Александр Невский, с. 73). Благодаря этой победе Александр спас Новгород, а то и всю Русь. Например, Гумилев пишет: «Жертвенностью и доблестью соратников Александра был спасен Новгород» (указ. соч., с. 124). Как же тогда объяснить неблагодарность спасенных? Новгородцы через несколько месяцев после «Невской битвы», выгоняют своего спасителя. Не иначе как в знак благодарности за избавление от вражеского нашествия. Похоже, что о жертвенности и доблести Александра и его соратников они или ничего не знали или сразу же о ней забыли. К лику святых Александра Ярославича после его смерти новгородцы не причисляли. Это сделали полтора века спустя во Владимире, который Александр ни от каких врагов не спасал. В Новгороде же почитали святого князя Мстислава Ростиславича Храброго (ум. в 1179 г.), который оборонял Новгород не от мнимых, а от реальных его врагов: князя Андрея Боголюбского и суздальцев. В Пскове были свои святые князья Довмонт и Всеволод (ум. в 1138 г.) А вот якобы разбитые Александром в пух и прах шведы через несколько лет после «Невской битвы» присоединяют финское племя емь, которое ранее платило дань Новгороду. В результате этой победы шведы обосновались вдоль всего северного побережья Финского залива. Победоносным походом на емь руководил ярл Биргер. Поход Александра на емь в 1256 году, вопреки утверждениям некоторых титулованных историков, окончился ничем. НПЛ об этом походе сообщает лаконично: «придя на землю емьскую, одних убив, а других взяв в плен; и вернулись новгородцы с князем Александром все здоровы». Наступление шведов на восток продолжалось, и к концу века они утвердились в Финляндии, дойдя до границ расселения новгородских союзников карелов. Вроде врага разбили, а на самом-то деле потерпели полное поражение. Так что «Невская битва» никакой пользы ни Новгороду, ни будущему Российскому государству не принесла. Так в чем же тогда историческая заслуга Александра, и какой смысл в его прозвище Невский? За какие такие заслуги назначили его национальным героем? Может быть, за победу в другой эпической битве – «Ледовом побоище»? Когда речь идет о «Невской битве», забывают о том, что Швеция – маленькая по территории и населению страна. Кто сейчас может себе представить, что Швеция (пусть даже в союзе с Норвегией и Финляндией) попытается напасть на Россию да еще с целью захвата ее территории? И тысячу лет назад соотношение сил, людских и материальных ресурсов Руси и Швеции было не в пользу этого скандинавского государства. Державой европейского масштаба Швеция стала только в XVII веке. До этого времени ни процветающими городами, ни развитой торговлей, ни территориальными захватами, ни сильной армией или флотом Швеция похвастаться не могла. Слабость Швеции привела к тому, что в XIV веке она попадает под власть Дании. Если маленькой Дании удалось покорить шведов, то Господину Великому Новгороду да еще в союзе с другими русскими княжествами это было бы сделать гораздо легче. А в XIII веке для разоренной столетней гражданской войной Швеции соседние языческие племена и Новгород представляли самую большую опасность. Главная внешнеполитическая задача Швеции с тех времен и до поражения в войне с Петровской Россией – обеспечить надежную защиту своей территории от нападений со стороны Руси.

Давайте представим, что случилось чудо: шведы достигли своей цели и захватили Новгород. К каким последствиям могло бы это привести? Хотя история не терпит сослагательного наклонения данная ситуация совсем не гипотетическая. Шведы действительно овладели Новгородом. Только гораздо позже – в 1611 году. Шведскому войску под командованием генерала Де-лагарди не удалось взять город приступом. Защитники города сожгли городские посады и укрылись за городскими укреплениями и успешно отбили нападение. Семь дней после неудачного штурма шведы стояли в бездействии. Очевидно, они даже не вели артиллерийского обстрела города, а новгородцы все это время беспечно пьянствовали, а напившись, поднимались на стены и «бесстыдно ругались над шведами» (Соловьев, СС, т. 4, с. 630). В ночь на восьмой день один из пленных незаметно провел шведов в город. Доблестные защитники города так расслабились, что не заметили, как шведы проходят в город через открытые ворота. Когда же враги стали бить стражей по стенам и дворам, казаки и стрельцы предпочли покинуть город, успев ограбить лавки и дома под предлогом, что это, захватив город, сделают шведы. Только в двух местах несколько храбрецов решили биться насмерть, оказав захватчикам «сильное, но бесполезное сопротивление» (там же). Видя, что город защищать некому, митрополит новгородский Исидор и воевода князь Одоевский решили договориться с Делагарди. Какие же условия капитуляции предложили шведы? Присяга шведскому королевичу. Шведы обязались не разорять город. Между Новгородом и Швецией будет дружба и вечный мир на основании предыдущих договоров. Новгородцы обязались без ведома Швеции не заключать мира или союза. Ни один из городов и уездов новгородских не присоединяется к Швеции. Запрещается вывозить из России в Швецию деньги, колокола, военные припасы без ведома и согласия русских; русских людей не вывозить в Швецию, а шведов не задерживать в России. Всяких чинов люди сохраняют старые права; имения их остаются неприкосновенными; суд совершается по-прежнему. За обиды, нанесенные русскими шведам и наоборот, должно наказывать без всякого притворства. Между обоими государствами будет свободная торговля с указанными пошлинами. Пленники будут возвращены без выкупа. Все эти условия будут сохраняемы ненарушимо не только в отношении к Новгородскому, но и Владимирскому и Московскому государству, если жители их вместе с новгородцами признают короля покровителем, а королевича – государем (Соловьев, СС, т. 4, с. 631—632). Напоминаю, такие условия капитуляции шведы предложили городу, который они захватили силой, и, следовательно, могли диктовать на правах победителя свою волю. Готов поспорить, что предложи шведы сегодня на таких условиях признать Новгороду или любому другому городу России власть шведского короля, – это предложение с радостью было бы принято. Может быть, поэтому российские и советские историки столетиями выдают шведов за коварных агрессоров?


предыдущая глава | Александр Невский. Кто победил в Ледовом побоище | cледующая глава