home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





4

Патину наполняло какое-то суматошное движение. Меня тут же закрутило и рвануло вверх, я попытался удержаться на месте, но не смог и через мгновение увидел аналог Большого Дома со стороны.

Он выглядел красиво и странно: конструкция в виде широкой спирали, вокруг расходятся серебряные радуги. Спираль венчала изящная корона, она заканчивалась шипами с огромными драгоценными камнями на концах. Между камнями проскакивали молнии.

К спирали приближались четыре тени, а за ними, как вода за кормой быстрых кораблей, эссенция вспенивалась и бурлила.

Аналог Большого Дома не охраняли обычные ловушки вроде «кактусов» и «шееломок». Когда одна из теней приблизилась, камни на шипах короны соединила сеть молний с горящим алым пятном в центре. Пятно набухло и выстрелило слепящим зигзагом. Он устремился к тени, но та в последний момент отклонилась. Остальные три резко разлетелись, взмахивая длинными крыльями. С крыльев посыпался огненный дождь. Вокруг серебристых радуг Большого Дома замерцал купол решетки — мне показалось, что она всегда была тут, только невидимая. Капли огня покрыли решетку золотыми бликами, с шипением вспыхивая и угасая.

Зигзаг, которым выстрелила защита, сначала пролетел мимо увернувшегося силуэта, но тут же замедлил скорость, описал дугу и устремился следом за целью.

Я вышел из Патины.


Хоть в Патине и было неспокойно, Большой Дом казался вымершим. Поднявшись по очередной лестнице, я остановился в узком коридоре. Метка чесалась и пульсировала. Я достал из ножен обе сабли и, поскольку все еще держал факел, сжал их рукояти одной рукой.

Снаружи что-то взорвалось, раздался тонкий прерывистый свист. В метку будто вонзилась тупая игла, и я ощутил чье-то незримое присутствие. Присев, окинул взглядом коридор — пусто, никого нет, — бросил факел и прижал палец к метке.

На этот раз я был готов к тому, что меня сразу же начнет выталкивать наружу, и сумел удержаться. Все вокруг дрожало и казалось нечетким, но потом давление исчезло.

Коридор выглядел как идеально круглая труба с полупрозрачными стенами, сквозь них виднелись ступени и арки. К трубе спикировали два силуэта, проникли внутрь — что-то среднее между птицами и летучими мышами. Они одновременно выпрямились, стоя спинами ко мне, и шагнули вперед, снимая крылья, которые оказались длинными плащами.

Впереди труба изгибалась, повторяя виток спирали, а потом исчезала перед наклонной плоскостью и мерцающими зигзагами. Над ними я разглядел дымчатый шар — спальню Протектора.

Горизонтальные слои эссенции пронизывали пространство. Они взметнулись и тут же опали, когда пять небольших дымчатых шаров отделились от спальни. Они скатились по плоскости к трубе, на ходу увеличиваясь, а когда развернулись, то превратились в крупных ежей с кривыми лапами и длинными иглами. С ходу они бросились вперед.

Два нападающих аналога подхватили свои плащи, те вытянулись, срослись и превратились в сеть. Она опутала пару ежей, но трое успели проскочить. Пойманная пара зашипела и съежилась, исходя красной пеленой. Сеть опала, проделала в трубе большую дыру с неровными краями и полетела дальше, прожигая нижние уровни аналога Большого Дома и постепенно истлевая.

Два оставшихся ежа напали на аналогов, в одном из которых я узнал Красную Шапку. Третий еж бросился ко мне, но на половине дороги остановился и выстрелил иглой.

Вокруг меня возник силуэт, решетка из тонких светящихся линий. Меня вытянуло вдоль трубы, силуэт принял форму какой-то фигуры с четырьмя конечностями, передняя пара ног поднялась и сбила иглу в полете. Еж побежал на меня, но я ударил его и отбросил назад с такой силой, что он сбил всех, кто находился впереди, и они попадали в прожженную сетью дыру.

Я не понял, что произошло. Это было настолько неожиданно, что я потерял сосредоточенность и меня выкинуло из Патины.


Примерно там же, где в аналоге Большого Дом сеть прожгла дыру, в полу коридора появился пролом с запекшимися краями. Я шагнул к нему и глянул вниз — еще один пролом, под ним еще один, и еще… Далеко внизу висела темная фигура. Она подтянулась и вылезла на пол то ли первого этажа, то ли подвала, и исчезла из виду.

Я обошел пролом, увидел следующую лестницу и стал подниматься по ней.

Что это было? Что за силуэт возник вокруг меня? Его очертания показались мне смутно знакомыми, но понять мешало то, что сам я находился внутри силуэта и не мог рассмотреть его со стороны. Какая-то защита, причем очень мощная… Но откуда она взялась? Одна версия у меня имелась, скорее всего, верная… но уж очень неожиданная.

Лестница закончилась. Коридор в покоях Протектора выглядел так же, как и полгода назад после поединка Красной Шапки с Микоэлем Неклоном. Я в недоумении остановился. И здесь ничего не приводили в порядок? Но почему? А может, Протектор уже умер от той болезни, про которую говорила Лапута, но Неклон с приближенными скрывали его смерть? Протектор никогда не был публичной фигурой, но во время особо важных церемоний народ все же удостаивался чести лицезреть его. Двойник? Я покачал головой. Человека такой внешности, как у хозяина города, найти было бы очень непросто. Я-то знаю, я много раз видел его в детстве…

Дверь спальни оставалась приоткрытой точно так же, как и тогда. Из нее лился ровный тусклый свет. Я шагнул вперед, и тут метка на запястье вспыхнула огнем.

Сквозь стены в коридор хлынула эссенция, возникли и тут же исчезли очертания аналога Большого Дома. Я заметил, что часть серебристых дуг защиты теперь сломана, а между камнями на шипах короны больше не проскакивают молнии. Кто-то собрал здесь очень мощную энергию. Как и тогда, в Башне гномов, я мог двигаться по Патине и реалу одновременно.

Эссенция исчезла, и стены коридора опять загустели, но тут же между мною и дверьми спальни возникло какое-то искажение. Воздух взвихрился, под ногами дрогнули плиты.

Я присел. Пол и противоположная от спальни стена обрушились.

Происходило что-то очень странное. На самом деле они не обрушились, на какое-то мгновение разрозненные камни и мраморные плиты зависли, а потом со стуком посыпались вниз, выстраиваясь лестницей.

Широкая длинная лестница, ее ступеньки возникали одна за другой — камни и плиты, подскакивая, занимали определенное место, и я, не удержавшись, покатился по ним сквозь бушующее море эссенции.

Я успел увидеть весь город, скопище аналогов, конусы Торгового Лабиринта, крошечный Общественный Столб — и продолжал катиться вниз, к двум десяткам темных силуэтов, поднимавшихся навстречу.

Вокруг меня возникла решетка из светящихся линий.

Еще в первый раз я заметил это — решетка что-то изменяла в моем аналоге, слегка перестраивала его. Я начинал чувствовать себя иначе, возникала другая сущность. Она почти не способна была связно мыслить, но зато обладала мощными инстинктами.

Я или кто-то, чьи свойства перенял мой аналог, развернулся и поскакал вверх, в каждом прыжке перемахивая через несколько ступеней. Лестница заканчивалась неширокой площадкой перед дымным шаром — спальней Протектора. В шаре имелось отверстие, соответствующее двери, и из него вдруг вылетел поток «горючих слез». Мой преображенный аналог оттолкнулся задними конечностями и, вытянув шею, перескочил через поток, устремившийся дальше, навстречу темным силуэтам.

В прыжке стало видно, что сбоку на лестницу выбирается аналог Красной Шапки. Тут же из отверстия в шаре покатились «кактусы» и что-то еще, десятки ловушек заскакали вниз по ступеням. Мой аналог затанцевал между ними, то становясь на дыбы, то отскакивая. Один из «кактусов» чуть не угодил в него, но аналог нагнул голову, и только тогда я понял, что он имеет остроконечный выступ вроде шипа или рога. Насадив на него «кактус», мой аналог изогнулся и перебросил ловушку через себя, на поредевшие силуэты внизу.

Аналог вскочил на ровную площадку перед шаром-спальней и остановился сбоку от отверстия, чтобы льющийся наружу поток ловушек не задевал его. В этот момент поток иссяк.

Светящиеся линии силуэта потускнели и исчезли, я снова стал собой и окинул взглядом лестницу.

Из двух десятков аналогов внизу осталось только двое. Один — Красная Шапка — спускался, второй, незнакомый мне, поднимался ему навстречу. Ничего, кроме лестницы и дымного шара на ее вершине, невозможно было разглядеть. Лестница поднималась из океана бушующей эссенции. Такого я еще не видел, разыгралась небывалая буря — наверное, все упорядоченные части Патины в округе порушились.

Два аналога медленно сходились, пока еще не вступая в схватку. Я вышел из Патины.

В реале лестницы не оказалось. У приоткрытой двери спальни оставался неширокий ровный участок коридора, а дальше начинались развалины — обрушившиеся полы и стены образовали склон, над которым серело небо. Вечерние Кадиллицы освещали догорающие пожары. По руинам, перепрыгивая с камня на камень, спускался Красная Шапка. Почти у самой земли лежали трупы эплейцев, а нанятый ими незнакомый мне колдун поднимался навстречу Шапке. Тот остановился, высокомерно скрестив руки на груди, и поджидал противника.

Я сидел, привалившись к стене возле двери. В спальне стояла гробовая тишина. Было холодно, сквозь широкий пролом в коридор задувал ветер.

Сжав рукояти сабель, я поднялся. Глубоко вздохнул, повернулся и шагнул в спальню.

Широкая кровать под цветастым балдахином. На ней — Протектор.

Я пригляделся. Нет, она еще была жива.

Но она умирала.


предыдущая глава | Клинки сверкают ярко | cледующая глава