home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Вид с кислосмольного дерева

Вереница усталых путников медленно двигалась в гору. Погода стояла холодная. Лошади, упрямо опустив головы, тянули нагруженную повозку. День ото дня животные заметно тощали; Редок Зем, который их вел, не садился в повозку, а шагал рядом, чтобы облегчить труд скотины. В свои шестьдесят с лишком старик с живостью молодого высматривал дорогу, не давал колесам запнуться о камень или застрять в глубокой колее. Труднее всех приходилось детям. Дочурке Мелеца Топлиша, Гагате, было всего шесть лет, и Редок Зем то и дело подсаживал девочку на повозку, на сложенный шатер, чтобы ее коротенькие ножки хоть немного отдохнули.

В путь вышли тридцать два человека всех возрастов, две тягловые лошади, пять коров и кот. Анно Хаз, предводитель маленького кочевья, наказал всегда держаться так, чтобы видеть друг друга, поэтому шли странники не быстрее самого слабого.

В это беспокойное время на дорогах промышляли шайки разбойников. Поэтому впереди беспорядочно рассыпавшейся группы шагали мужчины помоложе и зорко всматривались вперед, держа мечи наготове. Впрочем, Анно знал: в стычках у них мало опыта и к тому же все давно недоедают. Тревожно поглядывая на горизонт, он думал не столько о разбойниках, сколько о приближении зимы. Да, еда и дрова еще есть, однако с каждым днем запасы тают, а вокруг пусто и голо.

– Не теряй веры, Аннок, – услышал он рядом голос жены, Аиры. Она назвала его детским именем, чтобы подбодрить, будто она ему не только жена, но и мать. – Не теряй веры…

– Я боюсь за детей. Сколько еще они пройдут?

– Устанут – понесем.

– А ты?

– Я нас задерживаю?

– Нет, совсем нет. Что ты чувствуешь?

– Чувствую лицом тепло.

Аира не призналась бы, однако Анно и сам видел, что с каждым днем она слабеет и идет медленнее. Дабы жена не отставала, он замедлял ход, делая вид, что это для детей. И с болью замечал, как она с каждым днем становится все более истощенной. Вспыльчивая и шумная Аира теперь все чаще молчала, берегла силы для долгого перехода.

Не теряй веры, Аннок.

Анно понимал, о чем она. Аира хочет сказать: верь, мы доберемся до родины и все беды останутся позади. Но она никогда не говорила, что вместе со всеми ступит на землю обетованную.

Анно тряхнул головой, резко и зло, отгоняя мрачную мысль. Нельзя, чтобы другие это видели! Он ведет людей по холодной земле к далеким и пока невидимым горам. Им нужны его забота и внимание, а не тревоги!

Впереди всех шел Бомен, пятнадцатилетний сын Хаза, с другом Мампо. Приближался полдень; юноши знали, что вскоре все встанут на привал, чтобы отдохнуть и разделить тающие запасы еды. Острые глаза Бомена смотрели вперед, на гребень холма, поросшего редкими деревьями.

– Деревья.

– Немного.

– Там могут быть орехи. Ягоды. Дрова.

На каменистой равнине было так мало растительности, что даже несколько одиноких деревьев вселяли надежду. Друзья ускорили шаг, оторвавшись от остальных.

– Вдруг оттуда покажутся горы, – вздохнул Мампо.

– Может, и покажутся.

Бомен и Мампо отошли уже так далеко, что остальным не было их слышно. У Мампо наконец появилась возможность сказать то, что он собирался сообщить весь день.

– Я снова говорил с принцессой. Она спрашивала о тебе.

– Она не принцесса.

– Она думает, что ты ее избегаешь. И не понимает почему.

– Не избегаю.

– Избегаешь. Все видят.

– Так пусть не смотрят! – разозлился Бомен. – Им-то что за дело? А тебе какое?

– Никакого, – ответил Мампо. – Все, молчу.

И они молчали, пока не дошли до деревьев. Под ногами что-то захрустело. Бомен наклонился и поднял кусочек бурой скорлупы, устилавшей все вокруг. Понюхал – запах острый, неприятный. Он разочарованно разжал пальцы и поднялся вслед за Мампо на гребень.

– Горы видишь?

– Нет, – ответил тот.

Усталость окутала Бомена, как тяжелый плащ. Стоя рядом с Мампо, он устремил взор на север. Холмистая бесплодная пустошь тянулась до самого горизонта. Странники словно плыли по океану, где за высокими волнами не видно берега.

Бомен обернулся и посмотрел на спутников. Отец и мать, как всегда, шагают бок о бок. Остальные идут парами и тройками, среди них его сестра-близнец Кестрель и девушка, которую Мампо назвал принцессой. Гремит повозка, за ней бредет Креот с пятью коровами. Следом – полная фигура госпожи Холиш, а там тянется цепочка детей, держащихся за руки, в том числе его младшая сестренка Пинто. Позади поспевают маленький Скуч и долговязый учитель Пиллиш; замыкают шествие Бек и Ролл о Клин с оружием наготове.

Бомен понял: Мампо молчит, потому что обиделся на его резкость.

– Извини, – произнес Бомен. – Просто трудно объяснить.

– Ничего страшного.

– Мне наверняка придется вас покинуть. Всех вас. Кто-то меня заберет, и я пойду за ним.

– За кем?

– Не знаю за кем и не знаю когда. Я только знаю – почему. Близится время огненного ветра. Он выжжет всю жестокость мира. И я должен стать его частью, потому что я потомок пророка.

Мампо явно не увидел в этих словах никакого смысла. Бомен попробовал еще раз.

– Тебе знакомо чувство одиночества?

– Да, – ответил юноша. Одиночество было ему очень даже знакомо – но странно было слышать об этом от Бомена. Ведь у него есть семья. И у него есть Кестрель.

– Так вот, я обречен на одиночество. Чтобы смочь оставить вас всех и… и не вернуться.

Мампо повесил голову.

– А Кестрель тоже уйдет?

– Не думаю. Не знаю. Это решит тот, кто придет за мной.

– Может, он прикажет и мне пойти с вами. Как раньше. Трое друзей…

– Нет, – вздохнул Бомен. – Ты нужен здесь. Обещай мне, что будешь их защищать. Моих родителей. Сестер. Всех, кого я люблю.

– Обещаю, Бо.

– Ты сильный. Ты им нужен.

Цепочка детей рассыпалась и пустилась наперегонки вверх по холму, старшие мальчишки Мимилиты впереди всех. Не успел Бомен и слова сказать, как Мо Мимилит схватил с земли орех и сунул в рот.

– Фу! – закричал мальчик и выплюнул орех. – Фу! Горько!

– Горы видишь? – окликнул Бомена снизу отец.

– Нет, не вижу.

Все разочарованно вздохнули.

Анно предложил встать на привал под деревьями. Запыхавшаяся Пинто подбежала к брату и взяла его за руку.

– Сколько нам еще идти, как думаешь?

– Не знаю, – ответил Бомен.

– Я не устала, я только спросила!

Хотя Пинто было всего семь лет и на каждый шаг Бомена ей приходилось делать два, девочка терпеть не могла, когда ее жалели.

Кестрель жестом подозвала Бомена. Ее спутница, девушка, которая когда-то была принцессой, встретилась с ним взглядом и тут же отвела глаза. Всю жизнь она была гордячкой. Теперь же, лишившись всего, даже своей красоты, она сохранила гордость, но гордость ее стала иной. Большие и блестящие янтарные глаза бывшей принцессы смотрели на мир, словно говоря: «Я ничего не прошу и ничего не жду». А шрамы! Эти мягкие багровые раны на щеках, две бороздки от скул до углов рта завораживали Бомена. Они полностью изменили когда-то прелестное личико. Человек, нанесший их, сказал: «Я убил твою красоту!», однако ему не удалось сделать принцессу уродливой, вместо былого очарования она обрела иную красоту: более суровую, зрелую, удивительную.

Кестрель отвлекла Бомена от этих мыслей, заговорив о матери, которая как раз приближалась к стоянке.

– Глянь на нее, Бо. Она еле идет!

– Она будет идти, покуда хватит сил, – сказал Бомен. – Она сама так хочет.

– Ты знаешь, что высасывает ее силы.

Конечно, он знал. Пророк Аира Мантх однажды сказал: «Мой дар – моя болезнь. Предсказания убьют меня». Эту тайну знали все в народе мантхов, но никто не произносил вслух. Аира умирала от тепла, которое чувствовала на лице.

– Она сама так хочет, – повторил Бомен.

– Ну а я – не хочу. – Кестрель злилась на собственную беспомощность. В словах брата ей послышалось то же смирение, что и в тихом голосе матери. Словно оба решили страдать за других и добровольно принесли себя в жертву. – Лучше никогда не добраться до родины, чем видеть маму такой!

– Не думаю, что у кого-то из нас есть выбор.

– Тогда пусть неизбежное случится поскорее! Как можно скорее!

Тук! Тук! Тук! По холодной равнине разнесся звонкий стук топора Таннера Амоса. Таннер с Мелецом Топлишем валили дерево на дрова.

Кестрель вернулась к женщинам у повозки, которые уже развели костер. Госпожа Холиш пошарила среди скорлупы на земле, нашла ядрышко и после недолгого осмотра объявила:

– Это кислосмольное дерево. Орехи можно есть. Бранко Так уже попробовал.

– Есть? Эту гадость? Да они небось ядовитые!

– А кто ест их сырыми? Нужно снять скорлупу и отварить ядра. Получится смола.

– Съедобная? – спросил Анно.

– Конечно. И даже очень вкусная.

Анно поручил детям собрать орехи и очистить от скорлупы. Самый большой котел заполнили водой до половины и поставили на огонь. Мальчишки Мимилиты заметили, что кое-где орехи еще не упали, и полезли за ними наперегонки.

– Осторожнее, мальчики! Смотрите, чтобы ветки выдержали!

– Отходи! Дерево падает!

За криком Таннера Амоса последовал оглушительный треск, и срубленное дерево наконец повалилось на землю. Втроем с Мелецом Топлишем и Мампо они принялись рубить ветви для костра.

Госпожа Холиш сидела у котла и помешивала кипящие на небольшом огне орехи. Редок Зем распряг лошадей и отпустил их пощипать вместе с коровами скудную и жесткую траву. Женщины разложили у костра одеяла и стали шить спальные мешки к надвигающимся холодам.

Бомен стоял поодаль и смотрел. «Всем будет лучше, если я буду держаться от нее подальше», – напомнил он себе. Йодилла Сихараси из Гэнга, бывшая принцесса, а теперь просто Сирей, сидела рядом с полной женщиной – Ланки, своей бывшей служанкой, которая, несмотря ни на что, продолжала ей прислуживать. Сирей молча склонила голову над шитьем, но спину держала прямо. Каждый день Бомен ожидал, что она вот-вот сломается от трудностей перехода, но время показало, что он ошибался. Сирей работала больше, чем от нее ожидали, ела меньше, чем давали, и никогда не жаловалась. Бомен вспомнил разговор с Мампо. Так не годится.

Юноша подошел к костру. Какое-то время, делая вид, что греется, он постоял возле Ланки и ее госпожи. Сирей сшивала толстые одеяла мелкими аккуратными стежками. По бороздке, которую игла выдавила в пальце девушки, Бомен видел, как сильно ей приходится нажимать на иглу, чтобы проколоть плотную ткань. Он видел и изящный изгиб ее шеи, и грудь, которая поднималась и опускалась с каждым вдохом и выдохом…

– Хорошее дело, – заговорил Бомен. – Так мы не замерзнем.

Сирей подняла на него серьезный испытующий взгляд.

– Меня научил портной, – ответила она. – Я стараюсь, как могу.

– Пальцы портишь.

– Разве? – Она посмотрела на палец, словно не замечая, как игла продавила нежную кожу. – А, ничего.

Раздался стук падающих орехов, и Бомен, задрав голову, увидел, что Пинто последовала примеру Мимилитов. Дети уже обобрали все нижние ветки и теперь лезли выше, каждый по своему дереву. Сирей не отрывала глаз от шитья, разговор зачах, и Бомен снова отошел. Когда он приблизился к повозке, Дымок, серый кот, дремавший калачиком на свернутой палатке, спрыгнул вниз и потерся о ноги юноши.

– Ну что, – сказал кот, – почти приехали?

– Нет, Дымочек. Сначала хоть бы до гор добраться.

Кот говорил не вслух, да и Бомен отвечал ему молча – однако оба прекрасно друг друга понимали. Этот вопрос кот задавал каждый день и каждый день слышал один и тот же ответ. Горы все не показывались, и Дымок решил, что юноша скрывает истинную цель похода. Он знал, что Бомен наделен большой силой, даже большей, чем отшельник, с которым кот жил раньше, хотя отшельник, в отличие от юноши, умел летать. Невозможно, рассуждал Дымок, чтобы такой человек, как Бомен, вел других по трудному и долгому пути, сам не зная куда. Значит, цель держат в тайне, заключил кот – он был хитер, но не мудр.

– За горами – ваша родина.

– Да. Так мы думаем.

– Наверное, там очень хорошо.

– Посмотрим.

– А тамошние коты умеют летать?

– Не знаю, Дымок. Я даже не знаю, есть ли там коты. Впрочем, если есть – едва ли они на это способны.

– Я их научу.

Бомен улыбнулся и погладил кота по голове. Дымок обиделся. Кот всегда мечтал научиться летать, и однажды ему удалось прыгнуть так далеко, что это можно было назвать полетом. Дымок похвалился Бомену, и тот сказал, что верит, хотя по глазам было ясно: юноша просто притворяется из вежливости.

– Ты мне не веришь.

– Если ты говоришь, что летал, Дымок, то я верю.

– Я и летал!

По правде говоря, и кот не был в этом до конца уверен. Слишком мало он пролетел, а короткий полет очень похож на длинный прыжок.

– Пинто, осторожно!

Кричал Анно. Пинто заметила крупный орех на самом верху и решила, что ветки ее выдержат. Взглянув на соседнее дерево, она увидела, что Мо Мимилит не отстает, а тот увидел ее. Дети тут же, не сговариваясь, устроили соревнование.

Мо Мимилит был на три года старше Пинто и гораздо тяжелее. Сначала он обогнал ее, потому что оказался сильнее. Но потом ветви начали под ним гнуться, и Мо понял, что дальше залезть не сможет. Худенькая Пинто, которую держали самые тонкие веточки, забралась выше всех.

Пинто посмотрела вниз: у повозки лошади и коровы жуют чахлую траву. От котла с кислой смолой доносится странный остро-сладкий аромат. Мать сидит на земле рядом с отцом, который гладит ее руки. Пинто обернулась и увидела, что Мо Мимилит слезает со своего дерева.

«Я победила!» – обрадовалась Пинто.

Только теперь ей пришло в голову: раз уж она забралась так высоко, можно извлечь из этого пользу. Пинто всмотрелась в даль – холмы, холмы… А за ними, далеко-далеко, сквозь облака ясно проступает гряда остроконечных снежных вершин.

– Горы! – закричала она. – Я вижу горы!

Никому больше сюда не подняться, поэтому нужно смотреть за всех. Пинто старалась запомнить то, что увидела.

За холмами начиналась пустошь – растрескавшаяся каменистая земля. Еще дальше темнела полоска леса, которая тянулась из конца в конец вдоль всего горизонта. В лесу, если приглядеться, можно было рассмотреть серебристый блеск реки. А еще дальше высились горы. Их вершины, словно частокол гигантских зубов, пронзали облака и вгрызались в белесое небо.

Бомен окликнул сестру:

– Ты и вправду видишь горы?

– Да! Далеко-далеко!

Снизу на Пинто смотрели собравшиеся люди.

– Осторожней! – Отец заметил, что верхушка дерева раскачивается под весом девочки.

Пинто, желая покрасоваться, соскользнула на землю быстрее, чем следовало бы, и оцарапала руку. Впрочем, девчушка и виду не подала, что ей больно. Все столпились вокруг, с нетерпением ожидая рассказа.

– Там есть река, – начала Пинто. – И лес. Только до них еще пустошь, очень большая и в трещинах.

– В трещинах? В каких трещинах?

– Какие бывают на корке засохшей грязи. Только гораздо больше.

– Ты видела людей? Или дома? Там должен кто-то жить.

– Нет, не видела.

– Как далеко до гор? – спросил учитель Пиллиш.

– Много-много миль. Много-много дней.

– Много дней!

– А сколько идти после гор?

Вопрос задали Аире Хаз. Именно пророчица вела свой народ к родной земле, вот только не могла сказать, какая она, эта земля. «Когда увижу – узнаю», – говорила она в ответ на все вопросы. Родина привиделась ей во сне, за крутыми горами. Мягко падал снег, солнце склонялось к закату. Багряное небо, белые снежинки, а в просвете между скалами – земля, где две реки впадают в далекое море…

– Я узнаю ее, когда увижу, – повторила Аира. – Сначала нужно туда добраться.

– Родина близко, – заговорили остальные. – Перейти через горы, и все!

Несмотря на то, что до гор, по словам Пинто, было очень далеко, все приободрились: показался конец пути. Теперь главное – дожить до него.

Пока Анно Хаз расспрашивал Пинто, Кестрель подошла к Бомену.

– Всего лишь горы, – тихо-тихо прошептала она. – Мы не знаем, родина ли за ними или что-то другое. А вдруг там пустыня, болото, еще горы и только потом – море?

– Возможно.

– Так что нечему радоваться.

– Нечему, – ответил Бомен. – И все же людям нужна надежда.

– Мне – нет. Мне нужна не надежда, а действительность. Я не поверю, что родина близко, пока не увижу ее.

– Ты не хочешь туда, ведь правда, Кестрель?

– Нет, хочу! – Сестра Бомена разозлилась. – Что, лучше бродить усталой и голодной? Зачем мне это?

– Не знаю. Просто чувствую, что ты боишься родины.

– Ах, он чувствует! Вечно ты что-то чувствуешь! С чего мне бояться? Разве нас всех не ожидает там долгая и счастливая жизнь?

Кестрель так разошлась, что не стала дожидаться ответа и направилась к дальнему краю рощицы, где Мампо и Таннер Амос рубили дрова. Какое-то время она злилась: почему Бомен решил, будто знает ее лучше, чем она сама? Потом остыла – пожалуй, брат прав. Она боится возвращения на родину, и не только из-за матери. В этом страхе есть что-то еще.

Кестрель попыталась разобраться, что ее так тревожит. Путь, который лежит впереди, виделся ясно, а вот в конце – пустота. Как книга с вырванными последними страницами. Пустота… Вот чего она боится. Только не вечно же бродить по миру!

«Что же мне нужно? – думала Кестрель, стараясь унять дрожь. – Что со мной не так?»


Таннер Амос на пару с Мампо загрузили повозку дровами. Варево госпожи Холиш начало застывать. Женщина окунула половник в клейкую пену, зачерпнула янтарной массы и помахала половником туда-сюда, чтобы остудить. Потом осторожно попробовала.

– Готово, – объявила госпожа Холиш. – Несите тарелки.

Досталось всем, кто собрался у костра. Кому понравилось, кому – не очень. Странная кисло-сладкая тянучка застревала в зубах; правда, ее съедобность ни у кого не вызывала сомнений.

Под руководством госпожи Холиш варево разлили по оловянным тарелкам и дали остыть. На холоде смола затвердела быстро, и, когда по тарелкам постучали ложками, янтарные куски легко отстали от дна. Их сложили в бочонки вперемежку с расплющенной скорлупой, чтобы не слипались. Вышло четыре бочонка и вдоволь крошек на всех желающих.

Анно в душе порадовался: молодчина госпожа Холиш! Еда подходила к концу, а теперь, прикинул он, бочонка смолы хватит на день. Значит, еще четыре дня на поиски чего-нибудь съедобного. Вот с питьем сложнее. Анно проверил, сколько воды осталось в большой бочке, и снова произвел несложные расчеты. Люди не могут без воды. Животные тоже. Конечно, какой-нибудь ручей, несомненно, найдется. И все-таки на всякий случай лучше поберечь то, что есть.

– Пока не найдем воду, – приказал он, – всем по две чашки в день. И не мыться.

– Не мыться! – всплеснула руками Ланки. – А как же моя рыбка? Не ходить же ей грязной!

– Это ненадолго, – прервала ее Сирей. – Вода скоро найдется.

Анно, как всегда, обошел всех своих спутников: тихо поговорил с Креотом о коровах, с Редоком Земом – о лошадях. Он не сказал ничего нового и не дал очередных заданий. Главное, что Хаз проявил обо всех заботу. Вот таким Анно и был вожаком – он не кричал, не командовал, а просто объединял остальных.

Хаз дал сигнал трогаться в путь. Потушили костер, затоптали угольки и собрали несгоревшие сучья. Кто-то нагнулся затянуть шнурки на обуви. Бомен, как главный дозорный, пошел впереди, высматривая признаки возможной опасности. Поэтому он первым и заметил труп.

Подобная картина встречалась им не впервые. В смутное время разбойники, нападавшие на одиноких путников, не хоронили мертвых и не спасали раненых. Начатое ножом и дубиной довершали ночные заморозки. Единственное, что могли сделать мантхи, – остановиться и присыпать останки несчастного камнями.

Труп старика лежал лицом вниз, подняв руки к лицу, словно защищаясь. Бомен встал на колени и осторожно перевернул застывшее тело: нет, уже не спасти. Правда, это и так было ясно. Руки плотно прижались к мертвому лицу, так, что и не разглядеть черты. Бомен осторожно прощупал мыслью безжизненный череп. На мгновение ему показалось, будто внутри что-то движется. В следующий миг все замерло. И юноша развел руки старика в стороны.

Бомен увидел широко раскрытые незрячие глаза, седую щетину на щеках, пересохшие губы, словно раздвинутые в крике. Но страшнее всего оказалось само лицо, ото лба до подбородка изорванное в жуткие клочья, со сгустками запекшейся крови, чернеющими на мертвенно-бледной коже.

Мампо подошел к другу и остановился, молча глядя на мертвеца.

– Кто мог такое сотворить? – сказал Бомен.

– Он сам. Погляди на его ногти.

Мампо заметил то, на что Бомен не обратил внимания: ногти старика покрывала высохшая кровь. Подчиняясь неведомому страшному зову, перед смертью покойник изодрал себе лицо.

Приблизились остальные. Креот воскликнул:

– Бедолага!

– Давайте его прикроем, – сказал Бомен. – Нечего другим смотреть.

Он стал засыпать труп горстями каменистой земли. Мампо и Креот тут же присоединились. В первую очередь Бомен засыпал изуродованное лицо. Когда земля попала в открытый рот мертвеца, юноша снова ощутил какое-то движение: дрогнул воздух, шевельнулась дорожная пыль, послышалось слабое жужжание. Будто пролетело мелкое насекомое.

Тут подкатила повозка, а с ней – отец.

– Бедняга, – произнес Анно Хаз, становясь на колени. Когда над телом вырос холмик – хлипкая защита от ветра и дождя, – мантхи столпились кругом. Анно приподнялся с земли, чтобы, согласно обычаю, произнести древнюю похоронную речь.

– Мы, оставшиеся, провожаем тебя в последний путь.

Несколько мгновений все стояли молча, неподвижно. Потом тихий и ясный голос Анно зазвучал снова.

– Двери темницы лет твоих наконец распахнулись. Иди на волю, в прекрасную землю. Прости нас, страдающих в этом сумрачном мире. Направь нас и жди нас, как мы ждем тебя. Мы встретимся снова.

Он склонил голову, и все повторили:

– Мы встретимся снова.

Больше они ничем не могли помочь несчастному. Анно с грустной усмешкой кивнул Бомену и повернулся к жене. Юноша опять услышал в воздухе слабое гудение. Хаз-страший вздрогнул и поднял руку к горлу. Сын встревожился.

– Что такое, папа?

– Ничего. Какое-то насекомое. Не беспокойся.

И как-то слишком быстро отвернулся.

– Папа, посмотри на меня.

Анно раздраженно оборвал его:

– Да все со мной в порядке! Надо идти дальше. Мы и так потеряли время.

Бомен бросил последний взгляд на насыпь у дороги, невольно содрогнувшись: из-за чего человек мог так изувечить собственное лицо? Но раздумывать было некогда. Вынужденный привал закончился.


Пролог Прыгай, Попрыгунчик! | Песнь Огня | Глава 2 Опьянение