home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Колумбия

Рафаэль сделал один, другой шаг назад, на мгновение задержав взгляд на предателе. Он остановился посередине двора, невольно выбрав центральное место. В него били фары двух джипов, и он не мог выскользнуть из-под яркого света. Он не сдержался и выплеснул на Энрике то, о чем сам Суарес не переставал думать в последнее время.

– Вонючка! Уличный торговец! Ты жил в грязном и холодном подвале. Замерзнуть тебе не давали малолетние проститутки. Ты рассказывал, что одна из них сбежала из Аргентины в Колумбию, узнав, что мать решила продать ее на органы. Тебе было четырнадцать, и ты был один. Ты выдавил слезы на глаза, когда взглянул в лицо моего двоюродного брата. Тебе оно показалось выдержанным и удивительно чистым. Тебе, босяку, без родственников и друзей, предложили невероятное: стать «колено» в легионе уличных торговцев. Чем ты заслужил такое доверие?.. И вот ты, пес, впервые обедаешь в ресторане, впервые пересчитываешь деньги, стекающиеся к тебе от босяков.

«Много, очень много денег…» Энрике закрыл глаза. Он не смеет присвоить хотя бы один сентаво. Но замечает, что аргентинская беглянка по старой дружбе утаила часть выручки. И он примерно наказывает ее. Девушку живьем закопали в самом дальнем углу подвала. Он работает и учится. Он образован и предан. Его псиная верность не проходит мимо Рафаэля, и вот он впервые беседует с боссом наркокартеля. Он не в силах унять дрожь, находясь в одной компании с Эспарзой. Он готов отдать за него жизнь, гордо вскинув при этом голову. Он слышит невероятное: «Ты честный парень, Энрике. Поедем со мной, я покажу тебе свою гасиенду». Энрике увидел много больше: настоящую семью в сборе. То было 20 сентября 1995 года. Он попал на одну из торжественных встреч. Отмечался праздник День дружбы, обсуждались новые проекты. Асьенда Сан-Тельмо предстала перед ним настоящим дворцом, символом власти. Эспарза наблюдал за ним и не увидел в его глазах зависти. Не услышал пафоса в его голосе, когда предложил ему произнести тост.

Энрике вздрогнул, когда Рафаэль сказал:

– Не лги, не воруй, не ленись – отчеканил ты. – Сколько тебе было, пес, двадцать пять? Ты предвидел крутые перемены в своей жизни и дал клятву. Я уловил этот момент и сделал свой выбор. Последним из моих близких родственников ты отправил на тот свет моего кузена по материнской линии. Того самого, с выдержанным и чистым лицом. Теперь ты пришел за мной, вонючка!

Эспарза не сомневался, что каждое его слово доходит до человека, на котором остановила свой выбор Паула. «Красивый парень. Русский». Но не для него он разразился этим обличительным монологом. Каждое слово, услышанное предателем, будет гробовыми гвоздями добивать его, и случится это скоро, очень скоро. Последнее, что услышит Энрике, – это четкие отзвуки голоса своего хозяина: «Уличная вонючка!»

– Я приготовил тебе последний подарок, Паула, – сказал Рафаэль. Он не стал называть Джеба по имени, даже просто не обозначил его: «Я хочу видеть тебя». Кого он увидит, своего палача? Нет. Тупую машину смерти? Главное в другом: кого увидит Паула. Она даст подсказку. Вот она заворочалась в ней, напрягла ее тело, увлажнила глаза. Она узнала красивого русского парня.

На вечерней песчаной полоске Паула испытала гордость за своего парня и ловила завистливые взгляды случайных свидетелей короткого и красивого поединка. Но что та гордость по сравнению с теми чувствами, которые вот сейчас обрушились на Паулу. Она верила и в то же время не могла поверить, что Джеб рядом. Он на другом конце земли, но он здесь.

Эспарза долго смотрел на инструктора. Он пришел только по его душу. Иначе не одиночная пуля просвистела бы над головой Рафаэля, а брызнула автоматная очередь, кося врагов и свидетелей. Он рискует, здорово рискует, щадя Паулу. И не просто так.

Джеб в свою очередь смотрел на Рафаэля. В жилах старого колумбийца текла кровь невероятного состава. Джеб взял бы его в команду, будь он лет на сорок помоложе. В нем бурлила необузданная, бунтарская кровь. Он наворотил немало плохого и хорошего. Он сложил с себя полномочия хозяина этой неукротимой земли так, как не смог бы никто другой. Он отпустил Паулу, в последний раз коснувшись губами ее волос, и подтолкнул в спину:

– Иди…

Это была последняя воля кокаинового короля. И он распорядился ею по-королевски. Он уходил так, как уходили викинги, рыча и улыбаясь. Он угрожал всем и никому, вскинув над головой острый клинок. Бронебойная пуля вырвалась из ствола снайперской винтовки и опрокинула Рафаэля на спину. Его пальцы разжались, выпуская холодное оружие.


Москва | Игра по своим правилам | cледующая глава