home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



40

День в этих краях всегда был равен ночи. За горизонтом солнце скрывалось так же стремительно, как и вставало над ним – одним махом, оставляя на границе неба и земли неброскую колорированную полоску. Джеб будто поймал блеклый свет, как жар-птицу за хвост, когда в последний раз за эти сутки включил спутниковый навигатор. На экране GPS заросли и лес виделись моховыми проплешинами, строения напоминали зеленоватую электронную плату с ее серыми процессорами и микросхемами. На снимке, полученном в оперативном режиме, нигде не было видно машин: единственная дорога, ведущая в Сан-Тельмо, была свободна от транспорта. А всего час назад по ней возвращались в поселок местные жители – кто пешком, кто на конных повозках, кто на раздолбанных машинах. Основная трасса проходила в шести километрах к востоку.

Блинков увеличил изображение слайда, в очередной раз изучая на электронной карте подступы к церкви. Она была расположена так, что искать альтернативные пути обхода не имело смысла: наблюдатели, засевшие в этом укрытии, имели круговую панораму. Можно было свободно обойти ее с наступлением сумерек, но, повторился командир, его группа оставляла за спиной хорошо вооруженный мобильный отряд.

Блинков закрыл крышку-экран навигатора и закрепил его ремешками на предплечье.

У каждого бойца в группе было свое место и своя специализация. Джеб никогда не вставал в пару с Кокаревым, с которым он служил в одном подразделении: два морских диверсанта в подгруппе – это «роскошь». И сейчас он намеренно разбил двух морпехов, Чижика и Тимура, встав в пару с Михаилом Чижовым.

Бойцы воспользовались благоприятным моментом, когда во дворе крайнего дома появилась пара мужчин. Они стали загонять в сарай черно-розовых свиней, превративших часть двора в грязевую воронку; так или иначе, они оттягивали на себя внимание наблюдателя. В это время четверка диверсантов разом покинула свое убежище. Пригибаясь, они перебежали к следующему укрытию – ржавому остову грузовика, нашедшему место на краю огромной помойной ямы. Первым за ним спрятался Джеб. К нему примкнул, встав впереди командира, Чижик. С другой стороны командир ощутил на щеке горячее дыхание Тимура. Кокарев остановился последним, припав на колено и поводя стволом пулемета. Сейчас каждый боец изучал свой сектор наблюдения. Чижик выглянул из-за разлохмаченной покрышки и несколько мгновений всматривался в крайнее строение. Оторвав левую руку от винтовки, он поднял ее и сжал в кулак:

– Чисто!

В тот же миг Джеб отдал команду:

– Пошел!

Чижов бесшумно двинулся к плетеному забору, обмазанному глиной. Не отставая от него ни на шаг, за Чижиком поспешил Блинков. Они приникли к забору в том же порядке: впереди Чижов, за ним Джеб. Нависший над ними и прилипший к забору сарай отрезал их от линии наблюдения из церкви. Не оборачиваясь, Блинков подал знак: «Ко мне!». И снова шествие замыкал Кок. Но «аутсайдер», дабы не создавать суету при лишнем перестроении, сразу перебежал к углу сарая и занял место ведущего. В свою очередь осмотревшись, он подал знак: «Тихо! Вижу цель!».

Проулок неторопливым шагом проходил человек лет пятидесяти. Через плечо у него висел моток веревки, на поясном ремне крепилась небольшая брезентовая сумка. Едва он миновал проулок и скрылся из виду, Кок подал очередной сигнал и, не теряя ни мгновения, первым устремился к стене бежевого дома.

Прижавшись к нему, диверсанты сделали короткую передышку. За их спинами звучали голоса обитателей этого дома. О чем-то спорили мужчина и женщина, вели беспечные разговоры малолетние дети. Сквозь их голоса прорывался мотив песни, звучащей из радиоприемника.

Здесь продолжалась обычная жизнь. Но обычная ли? – спросил себя Джеб, поправляя черную вязаную шапочку. По-русски говоря, этот небольшой городок стоит на ушах. Эспарза привел в действие одну из своих боевых единиц. Может быть, ему помогают военные или партизаны, о которых неоднократно говорил капитан Абрамов, что они часто взаимодействуют, когда речь идет о безопасности картеля.

Блинкову не верилось, что всего в десятке километров отсюда притаилась похожая и в то же время совсем другая жизнь. Что громыхает там старый-старый трамвайчик, удивляя попугаев, обезьян и ленивцев, но навевая тоску на людей. Там под каждым окном набухли уродливыми гематомами балкончики, нависли насупленными бровями длинные лоджии. Там хотя бы один человек думал и стремился жить по-другому. Он робел перед днем сегодняшним и боялся дня завтрашнего, что наутро небо заволокут серые тучи, а ветер пригнет пальмы к земле и разорвет их вечнозеленую прическу. Он не видит солнца, а лишь его окровавленные перья, пробивающиеся сквозь грязные облака.

– Пошел, Кок! – отдал команду Джеб.

Диверсанты передвигались по поселку короткими перебежками, порой пробегая всего пять-шесть шагов. Они с каждым мгновением приближались к дому, где для боевиков Эспарзы готовили еду.

Вечерняя влага, лишь отдаленно напоминавшая туман, пропитала землю. Ботинки бойцов покрылись грязью.

Они остановились напротив дома с двускатной крышей из рифленого железа. Жители этого дома были довольно обеспеченными людьми. Во дворе стоял новый грузовичок с синими наращенными бортами, открывающимися двумя половинами. На них были вывешены для просушки мешки и старый палас. Эта машина стала очередным объектом, за которым диверсанты, одним махом преодолев полутораметровый забор, нашли укрытие. Его высокие борта отсекали директрису, по которой скользил взгляд наблюдателя в церкви.

Снайпер диверсионной группы в этом плане имел над ним превосходство. Чижик встал в полный рост и смотрел в оптику на своего противника. Щербатая обивка позволяла ему не только вести наблюдение, но и сделать прицельный выстрел. До часовни было не больше семидесяти метров.

Слегка покосившаяся дверь в доме была открыта. В сенях, освещенных тусклой лампой, виднелись ящики, те же мешки, крест-накрест перетянутые веревками.

– Тимур, со мной, – шепнул Джеб товарищу и первым преодолел несколько шагов, отделяющих его от цели.

В первую очередь Блинков отреагировал на запах тушеного мяса, к которому примешался пряный аромат винного уксуса. Запах усилился, когда пара бойцов поравнялась с кухней и широкой дверью, ведущей в самую большую комнату этого дома.

Еще на подступах к нему Джеб обратил внимание на рогатую антенну в паутине тонкой проволоки. Городок раскинулся в низине, но, видимо, телевизионный сигнал проникал и сюда. Столбы с проводами, несущие стандартное в Колумбии напряжение в 120 вольт, стояли на страже у каждого дома.

В большой комнате работал телевизор. Мужчина лет тридцати смотрел, широко зевая, блок рекламы: самурай с мечом перемахнул через серебристую «Субару» и почтительно склонил перед ней голову. По всему миру одно и то же.

Блинков успел оглядеться. Правая часть комнаты была завешана ковром с рисунком в стиле «Танцы с волками». Он скрывал одну дверь, ведущую в правую часть дома, но словно открывал глаза на другую, настежь распахнутую. Там виднелась спинка деревянной кровати, стол и массивная магнитола на нем.

Джеб шагнул к мужчине, бросив взгляд на Тимура: Музаев так же стремительно вторгся на кухню. Блинков захватил хозяина дома за шею и рванул его голову вверх и на себя; тут же встретился с его широко распахнутыми глазами; и с каждым мгновением они наливались кровью. Джеб чуть ослабил хватку, дав колумбийцу глотнуть воздуха, и снова сомкнул свои стальные пальцы на его горле. Наклонившись над ним, он тихо спросил:

– Dondo estan los otros?

Хозяин сразу понял, о каком втором человеке его спрашивают.

Он скосил глаза вправо, на открытую дверь. На мгновение его взгляд задержался на скрытой ковром дверью.

Блинков ударил его тыльной стороной кулака в висок и отпустил обмякшее тело на пол. Обнажив нож, матово сверкнувший под лампой, он шагнул в комнату. На кровати, край которой он увидел в самом начале, лежал вооруженный автоматическим карабином человек.

Рико-мастер дремал, свесив одну руку с кровати, а другую заложив за голову. Он начал прислушиваться к легкой возне за дверью и сбрасывать с себя остатки полузабытья. Он отреагировал на вторжение одетого в черное незнакомца неожиданно – во всяком случае для Джеба. Пусть даже и необычные, но крестьяне не могут так молниеносно переходить к реальному состоянию. Они не в состоянии в один миг понять, что возиться с громоздким карабином, заряжая и беря его на изготовку, дело гиблое. Плечистый колумбиец не стал разбрасываться драгоценными мгновениями. Рико затягивал время, но в то же время отыгрывал его, когда одним расчетливым движением обнажил острый и блестящий клинок и вскочил с кровати. Он получил оперативный простор в виде двух метров в ширину и трех в длину. Он чуть пригнулся, эффектно крутанув в пальцах холодное оружие, и вперил взгляд в противника. Он успел выплюнуть на пол жвачку, которую, дабы не подавиться во сне, прилепил к зубам; и в этом демонстративном жесте показал себя настоящим профи. Он сам, демонстративно глянув на нож в руке диверсанта, выбрал бой по правилам, но без пощады. И первым выбрал опцию нападения. Его не смутило грозное обличие диверсанта, отяжеленного огромным рюкзаком. Он, казалось, был готов увидеть именно одетого в черное бойца, чье лицо было загримировано широкими полосами.

Джеб встретил противника редчайшим ударом ногой по внутренней поверхности бедра, отчего колумбийца перекорежило и он закачался как маятник. Но он устоял на ногах и даже увернулся от сверкнувшего куска стали. И в свою очередь нанес широкий рассекающий удар с уходом в сторону. Но Джеб обрезал и этот угол, слегка затягивая поединок. Так что Рико-мастер, шагая в стороны, едва успевал смаргивать от голубоватого света клинка, как если бы ходил по прямой. Когда он в очередной раз сместился в сторону и его лопатки коснулись стены, Джеб ударил его левой рукой, резко посадив вес на ногу. Рико не имел шансов устоять на ногах. Он опускался вдоль стены, когда «котик» снизу вверх всадил ему в грудь нож. Джеб резко обернулся, но расслабился, увидев в дверях Тимура.

– Что там у тебя, Тима? – спросил Джеб, не вынимая ножа из груди противника и опуская его на пол.

– Хозяйка и тип, похожий на этого, – Тимур показал на судорожно сглатывающего колумбийца. – Второго крестьянина, который носил боевикам жратву, я оглушил.

Команде был необходим «язык». Рико-мастер, пустивший кровяную слюну, годился для этой роли. Джеб присел рядом и не мигая уставился на колумбийца.

– Какой связью вы пользуетесь?

Рико молчал. Блинков чуть провернул нож в его ране, раздвигая широким лезвием ребра.

– Гражданская волна, – простонал боевик.

Джеб вынул из его нагрудного кармашка рацию «Кенвуд», работающую в довольно широком охвате. Однако ее настройки указывали именно на СВ-диапазон. Другие волны в этом гористом районе «захлебывались» в радиусе трех-четырех километров. А до Сан-Тельмо было порядка десяти. Значит, связь с гасиендой фактически отсутствует. Командир переключил свою рацию на гражданскую волну и поставил положение «прием».

– Сколько вас? – Блинков снова приложил усилие к рукоятке ножа.

– Двенадцать…

– Остальные в церкви?

– Да.

– Где Рафаэль?

– Он… – глаза Рико закрылись.

– Где Паула?

Колумбиец уже не мог ответить на эти вопросы. Он был мертв.

Блинков вынул нож, отер его о рубашку Рико и убрал в ножны.

Эта арена, походившая на урезанный ринг с уголком отдыха, создавала иллюзию длинной комнаты. Покидая ее, Джеб нахмурился. Ему показалось, он что-то забыл там, что-то недоделал, чего-то недоглядел… А впереди было много работы. Операция вступала в очередную фазу.

Широкая полосатая рубашка, походившая на косоворотку, пришлась Джебу впору. Окончательно скрыли его амуницию такие же просторные штаны хозяина дома. И, наконец, соломенная шляпа, от которой нестерпимо воняло кислым запахом пота.

Из пяти человек в этом доме в живых осталось трое: хозяин с женой и ее брат. Связанные, они лежали на полу в кухне.

В этом большом доме было две детских комнаты, но самих детей видно не было. Где они? – спрашивал себя Блинков. И находил один-единственный ответ: у соседей, у родственников. Родители отправили их подальше в связи с их важной миссией. По сути, в этом доме дислоцировалась тыловая группа обеспечения и надежно охранялась.

Едва Джеб и Тимур вышли из дома, нагруженные корзинами и бутылями, Николай отреагировал на их появление поднятым большим пальцем: «Класс!»


предыдущая глава | Игра по своим правилам | cледующая глава