home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



37

Паула сумела быстро сбросить с плеч неприятный груз, уже видевшийся с открытой половиной гроба. Отец правильно сказал: Артуро нашел то, что долго искал. И мог бы подтвердить свои слова, воспроизведи он свои мысли о судьбе вслух, что она стала самостоятельной в один миг.

Сейчас об Артуро Паула думала в странном ключе: теперь воспоминания о нем с каждым днем будут все краше.

Слова отца о том, чтобы поселиться в комнате матери, не означали какого-то знакового переезда. В первую очередь они говорили о трауре, который девушке полагалось надеть. Розенда подрагивающими руками расчесала волосы своей госпожи и уложила их на затылке при помощи черной атласной ленты.

Паула распорядилась принести из своей комнаты, обагренной кровью, свои вещи. Ее ждали большие перемены. Она не могла охватить их разумом, даже представить отдельные детали. Но в ее новых покоях точно не будет никаких снимков с изображением американского актера. Среди вещей, принесенных Розендой, оказался красочный проспект. Если открыть его ровно посередине…

На глаза Паулы навернулись слезы. Она потеряла мечту, воплотившуюся в реальность, потеряла свою первую любовь. Далеко-далеко от этих мест остался Джеб… Он и она были погружены в свои собственные миры, и только встреча объединила их похожие и в то же время разные вселенные. Ей он казался водой, которая облегает твое тело, ласкает лицо… Прогоняя резанувшую душу тоску, девушка представила рядом с Джебом неугомонного Кока с его вечными шутками, с его чуть шипящим сквозь щербинку голосом. Чуть позади выстроились в ряд молчаливый Чижик, сосредоточенный Тимур, недоступный Весельчак, остроглазый Клюев.

Казалось, она видела этих анхелес кабальерос так давно, что даже их образы предстали перед взором размытыми. Это оттого, наверное, что время было растянуто расстоянием и походило на провисший канат, по которому идет канатоходец. Он видит окончание пути, но его путь гораздо дольше… Это изнанка линий, которые короче прямых.

У отца неприятности. Он не говорит, что случилось на самом деле, но, видимо, дело поправимое. В противном случае он бы отослал дочь подальше от свалившихся на него проблем.

Паула впервые видела столько вооруженных людей. Впервые видела, как на джипах устанавливают пулеметы с брезентовыми мешками для пулеметных лент. Люди были хмуры, сосредоточенны. Одни были одеты в полувоенную форму, другие в гражданскую одежду, но каждый из них был обвешан оружием. Рико, или Рико-мастер, как обычно его называли, самый опытный среди боевиков, был облачен в свой обычный наряд: джинсы, рубашку, шляпу, о поля которой он то и дело вытирал пальцы. Он отправился с отрядом, состоящим из двенадцати человек, в Сан-Мартин на закате вчерашнего дня.

Пару раз Паула видела Мартинеса. Раньше он казался гнедым жеребцом. Сейчас же с него, как с барана, словно состригли шерсть, и он предстал с исхудавшими боками и обвисшей шкурой. Эспарза, отпустив префекта Сан-Тельмо, принимал Мартинеса в своей «штаб-квартире» на старой террасе.

– Ну, что на этот раз ты привез из Боготы? Есть что-нибудь хорошее? – Рафаэль неожиданно улыбнулся, еще раз продемонстрировав свои боевые клыки.

– Судить тебе, Рафаэль, хорошие ли у меня новости.

– Вижу, ты вымотался, – заметил Эспарза. – Ничего, друг мой, скоро ты отдохнешь. – Рафаэль во второй раз вопросительно приподнял бровь. Его глаза казались миндалевидными, на самом же деле они были маленькими и круглыми. Это морщины, мешки под глазами и брови делали его раскосым.

– Абрамов наводил справки в «Эльдорадо», – начал де Хойя. – Он узнавал, когда будет субботний рейс из России. Точнее, в справочном бюро он интересовался графиком рейса: не сорван ли план полета, не предвидится ли опозданий. Я точно установил, что этот рейс компании «Российские авиалинии» принимает наш Медельинский международный аэропорт. Потом Абрамов вернулся в город. Он сделал звонок из главпочтамта, купив телефонную кредитную карточку. Его товарищи дожидались неподалеку – в Парк-де-Сантандер.

– Он звонил в Москву?

– Это неизвестно.

– Почему? Разве ты и твои люди перестали получать на свои счета деньги?

– Они установят звонок сегодня же.

– Дальше.

– Потом все трое, не выписываясь из гостиницы, наняли такси до Медельина. Я на своей машине не отставал от них до самого отеля «Фонтана». Там они зарегистрировались и забронировали два двухместных номера для четырех человек. Я наведался в полицию по охране туристов. Там мне дали ознакомиться с письмами от туроператора и бронями отеля Tequendama. Я нашел среди прибывающих в Колумбию российских туристов те четыре имени, на которые Абрамов забронировал номера. Я записал их. Это наверняка инструкторы из испанской «Мечты»…

Да, покивал Эспарза. Из Барселоны он получил информацию о том, что все «вышибалы» покинули отель, обязанности инструкторов легли на плечи других молодых людей.

– Их имена явно вымышленные, – уже не столь уверенно закончил Мартинес.

В этот раз русские боевики избрали иную тактику сборов, размышлял Эспарза. Чем ближе к финалу, тем их действия все стремительнее – в значении осмысленности их диверсионной миссии. И здесь у них наверняка есть поддержка. Полиция? Нет. Департамент по борьбе с наркотиками? Может быть. Эта поддержка виделась Рафаэлю до некоторой степени абстрактной: россиянам помогает правительство, протянув не руку помощи, но одно из щупалец, которое давно тянется к горлу хозяина асьенда Сан-Тельмо. Собственно, щупальцем этого спрута может стать любое силовое подразделение, то, которое получит приказ.

– В Сан-Тельмо становится жарко, а мне такой климат не по нутру, – сказал Рафаэль.

– Ты поедешь в Боготу?

– Не знаю… – Эспарза не находил логики в действиях противника. Правила игры знает только русский генерал. Рафаэль в который раз попытался представить Юрия Брилева, и всякий раз он представал молодым. Но Рафаэль видел полгода назад его постаревшую дочь и… вдруг, сопоставив два облика одного возраста, увидел в его дочери его жену. Страшное видение вызвало волну дрожи…

Рафаэль видел его растерянность, его подрагивающие руки, бледное лицо, видел жалкого человека, время над которым трудилось без всякого проку. Он словно взял громадную паузу неучастия, чтобы резко сжать пальцы в кулак и нанести решающий удар.

Выгорит ли его план? На операцию Брилева Рафаэль смотрел со своей колокольни, видя мельтешение русских боевиков, которые начали собираться по одному, а в конце – скопом. Они совершают ряд ошибок, наводя справки о рейсе российского самолета и бронируя номера для своих товарищей. Они действуют в открытую. Они играют и в то же время подыгрывают. Если так, то они своей прямотой отвлекают противника от своего главного, только ими прочитанного сценария.

Опытный разведчик Брилев знает, что хозяину асьенда Сан-Тельмо некуда бежать. Что радиус его передвижения очерчен сотнями километров, огорожен болотами, горами, отсечен бездонными каньонами. Но он также окружен многими десятками поселков, где сыскать Эспарзу будет столь же трудно, как иголку в стогу сена.

На что рассчитывает Брилев? На силовой акт как устрашение? Нет, у него четкая цель – отправить своего давнего знакомого поближе к Сальваторе Мендесу.

Рафаэль знал, как избежать этого напора, – стоит лишь передать прессе послания Брилева, написанные им в 1987 году, и присовокупить к ним безопасные маршруты, проложенные им лично… Но что будет с Паулой, ради которой он дышал все эти годы? Он хотел остаться в ее памяти настоящим отцом, а не опекуном. Он не знал, с чего может начаться этот откровенный разговор, но он непременно выводил на секущий удар мачете: «Ты не моя дочь».

Нет, Брилев действует по одному плану и уверен, что его противник в неведении. Ему нельзя мудрить, ибо каждый лишний шаг, каждое лишнее действие отнимали силы и время.


предыдущая глава | Игра по своим правилам | cледующая глава