home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21 июля, четверг

Уже в который раз Паула сдвигает к переносице свои черные брови.

– Как ты себе это представляешь? – спросила она Энрике, стоя в воде и держа руку на переднем сиденье аквабайка. Выдержанное в спортивном стиле, оно было более длинным и более удобным, нежели места для пассажиров, – по сути, продолжение переднего сиденья, как на обычных мотоциклах.

Паула похлопала ладошкой по мягкому пластику:

– Женя будет сидеть здесь, я за ним, а ты, значит, позади меня! Будешь держать меня, обнимать даже? Ничего глупее придумать не мог? – Она посмотрела на Джеба и подмигнула ему. Взгляд ее стал мягким, нежным. Она даже игриво поджала губы.

Паула сегодня встала рано – не было и восьми. Она долго пыталась понять, где находится; почему нет Розенды, почему над головой совсем другой балдахин. Она задремала лишь под утро. Уснуть ей мешало многое – едва ли не материализовавшиеся мечты и сторож Энрике. Она вспоминала вкус хмельного, моментально вскружившего голову коктейля: шампанское, коньяк, сок. Инструктор порекомендовал ей то, чего она страстно хотела: молниеносно потерять голову.

Энрике еще спал, поэтому ему пришлось догонять свою хозяйку. Пока он, поругиваясь, надевал штаны и рубашку, Паула успела спуститься на пляж. Он выругался еще громче, когда обнаружил дверь закрытой. Ключ Паула по пути сдала в reception. Колумбийцу пришлось выбираться из номера через балкон…

Паула сразу же направилась к инструктору.

– Привет! – еще издали, махнув рукой, поздоровалась она.

– Привет! – улыбнулся Джеб, стоя у своего аквабайка. – Ты сегодня одна? А где твой парень?

– Жадина не может быть моим парнем. От него только и слышишь: «Сколько это стоит?» и «Хватит!». Понимаешь?

– Да.

– Он мой телохранитель. – Паула приготовилась к тому, чтобы услышать: «Для такого тела…», «Как вообще можно охранять такое сокровище…» – и так далее. Но ничего подобного не услышала.

– Хочешь прокатиться на байке? – спросил Джеб.

– Это байк? – Паула шагнула к водному мотоциклу.

– Самый лучший. Трехместный.

Ее брови игриво взметнулись:

– Трехместный – не самый лучший… вариант.

– Ты из Колумбии?

– Да.

– Ну и как там у вас?

Паула рассмеялась. Она подняла большой палец. Потом соорудила жест: «О’кей!»

– А ты из России?

– Точно.

– Там холодно?

– Зимой – да.

– Как же вы там плаваете зимой?

– Шипованные ласты надеваем, – ответил голос со стороны.

Паула обернулась. На нее смотрел парень с крашеными волосами и пиратской бородкой.

– Тебя как ругают-то, румяная? – спросил Кок. – Пенелопой Кабалье?

– Паула, – слегка растерялась девушка. – Паула Мария.

– Годится. А я популярный актер Голливуда Антонио Бандерас. Пашу, как ишак, молчу, как рыба. Хочешь стать моим личным гримером?

– Что?

– Я говорю, ты ничего, симпатичная. Вижу, износоустойчивость хорошая. Соблазняю тебя. Уже употел. Ты извини, у меня вид сегодня неважный. Личный тренер ударил меня ниже пояса. Не со зла – хотел выше. А может, из зависти. В общем, ты должна решить, кто из нас шестерых будет твоим парнем.

Вот так они познакомились. Инструкторы «Мечты» оказались веселыми, дружелюбными парнями. Пауле казалось, она знала их давным-давно.

…Блинков улыбнулся и на немой вопрос девушки промолчал.

– Ты и он, – Паула небрежно ткнула в сторону Энрике пальцем, – сговорились, да? Буквально за моей спиной!

Ей доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие называть Джеба на «ты», перемежая испанскую и английскую речь. Ах как жаль, что она не знает ни одного слова по-русски!..

– Ты сядешь позади меня, – вставил хмурый Энрике. – Или я отменю твой каприз.

– Всю жизнь мечтала обнять тебя! Сзади. – И тут она неожиданно вспомнила одно русское слово. Его все утро называл смешной инструктор по имени Кок, отмахиваясь от товарищей. Паула произнесла его мысленно, потом раздельно, глядя на Энрике, и вслух: – Об-ло-мишь-ся!

– Что? – не понял опекун.

– Это такой коктейль из четырех слов, – тут же нашлась девушка. – Шампанское, коньяк, сок и… пэпино. Огурец.

– Да, Энрике, – подал голос Николай, занявший место на скоростной «Ямахе», – хлебнешь рассольчика, похрустишь огурчиком, и все пройдет. А вообще ваши сопли про то, кто куда сядет, кому можно одно, а кому другое, напоминают шнуровскую разводку: «Наркотики нельзя, но можно водку».

Колумбиец ничего не понял.

– Сядь ты на эту машину, – Энрике кивнул на трехместный «Си-Ду», исполосованный бело-голубыми разводами. И в его голосе четко прозвучали ревнивые ноты. Он ревновал Паулу к Джебу, но смотрел на его товарища.

– Я не езжу на голубых машинах, – пренебрежительно сморщился Кок. – Вообще не садился за руль голубых машин. Ну сяду, если это будет голубой «Роллс-Ройс».

Колумбийца основательно подготовили к скоростному путешествию. Он был одет в облегающий костюм с короткими рукавами и штанинами. Темно-синего цвета, он был словно пронизан ярко-желтыми полосами. Компактный спасательный жилет больше походил на защиту от пуль.

Паула облачилась в схожий наряд. Такой «закрытый» купальник только подчеркивал ее стройную фигуру, оттенял ее красивые длинные волосы, смуглую кожу.

Она все так же держалась за сиденье аквабайка. Отпусти она руку, и Джеб, казалось ей, унесется от нее с небывалой скоростью. Она предчувствовала быструю езду по глади моря, но даже не представляла, какие ощущения ждут ее впереди. То будет сравнимо разве что с прыжком с парашютом.

От водного мотоцикла чуть-чуть пахло бензином. Именно к нему примешивались остальные запахи – Балеарского моря, горячего песка, пота, проступившего на мускулистом теле инструктора. От Энрике же воняло. Паулу воротило от того, что его, неуступчивого, настырного, придерживающегося строгих инструкций отца, ей все же придется обнять. Обнять как столб, чтобы не потерять равновесие и не свалиться на полном ходу в воду. Или же…

Она и так не отрывала взгляда от Джеба. Но ей показалось, что она только что перевела на него взгляд. И вдруг увидела, прочитала все по его слегка смеющимся глазам. Они говорили: «Соглашайся на первый вариант. Пусть этот кабан обнимает тебя. Но ты…»

«Но я…»

– Я согласна на первый вариант. – Паула быстренько заняла место второго пассажира, ловко перебросив ногу через высокое сиденье. – Скорость будет большая? – по-деловому осведомилась она.

– Шутишь? – отозвался Кок, готовый в любой момент сорваться на своем скутере с места. – Это тихоходная машина. Движок – всего-то двести пятнадцать «лошадей». Он выжимает не больше ста пятидесяти километров в час.

Энрике непроизвольно сглотнул:

– Сколько?!

– Полторы сотни. Я понимаю тебя, амиго. Садись на мой байк. Безумнее этого байка только я. Он чуть уступает в скорости, но запросто может нырять. Достанешь до дна рукой, подберешь какую-нибудь ракушку или там банку пивную, ну? Слушай, а правда ты из Колумбии? Сейчас отвечу, к чему это я спросил. Ты на чилийца похож. Хотя, честно говоря, разницы я не вижу. Вы все на одно лицо. Паула не в счет. Паула Маша у нас красивая.

Паула уже ничего не видела и не слышала. На миг ей почудилось, что она в своей спальне, в своей кровати. А Джеб откидывает дымчатый балдахин и ложится рядом…

Инструктор занял место водителя и чуть подался назад. Он предлагал Пауле сразу же, вот сейчас, обнять его. Она прикоснулась к его плечам, опустила, не отрывая ладоней, руки чуть ниже. Джеб обернулся, и их губы едва не встретились. Он улыбнулся. Снова смотрел вперед, крепко взявшись за рулевую колонку.

– Готов? – спросил он колумбийца. Потом громче, перекрывая шум заработавшего двигателя: – Понимаешь, о чем я спросил?

– Si, compendo, – просвистел позади голос Энрике.

Джеб дал газу, и водный байк сорвался с места. Он словно вырос в размерах и несся, не касаясь воды, как на крыльях. Он родил ветер, срывающий с волн водяные струи, опалял и тут же охлаждал лицо.

Паула взвизгнула от восторга и страха, когда Джеб заложил крутой вираж и направил байк поперек прежнего курса. Снова развернул его и жестко прогрохотал по рожденной им волне. Девушка прятала лицо за широкой спиной инструктора, сидела с закрытыми глазами. И уже не чувствовала рук Энрике, мертвой хваткой вцепившегося в нее. Она открыла глаза, когда в паре метров от их мотоцикла на сумасшедшей скорости пронесся байк Кока. Лихой аквабайкер стоял за рулевой колонкой, низко склонившись над ней. Казалось, под ним не спортивный мотоцикл, а волшебная водная лыжа. Он свалил с курса, заложив такой крутой вираж, что даже коснулся локтем поверхности вскипевшей воды, макнул в нее свои волосы, собранные на затылке в конский хвост.

– Догоним его! Он быстрее нас! – возбужденно выкрикнула Паула.

В этот раз Джеб выжал из четырехцилиндрового «ротокса» все, до капли, словно намеревался вылететь в скором времени на берега Мальорки. Байк натурально летел над водой, сильно и резко прихлопывал днищем растерянные волны. Страховочный шнур, свернутый в спираль, едва не распрямился под тугим напором ветра и мог в любой момент, как при падении водителя в воду, отключить двигатель. Джеб отпустил одну руку и коснулся ноги Паулы. Повелительным жестом заставил ее положить ногу на его бедро. Вторую ногу девушка перенесла сама. Теперь она не просто обнимала парня, а слилась с ним. Так было не просто удобно и безопасно, так было приятно до сладкой дрожи, зародившейся в низу живота.

– Держись крепче! – тихо предупредил Блинков.

Но Паула расслышала его. Даже успела сказать срывающимся, с хрипотцой голосом:

– А разве бывает крепче?

На скорости свыше ста километров в час Джеб снова заложил вираж и тут же повернул колонку в обратную сторону. Колумбийца, словно он находился в последнем вагоне длинного состава, тряхнуло сначала в одну, потом в другую сторону. Когда Джеб резко прибавил газу, Энрике скользнул с пластикового сиденья. Никакая сила не могла удержать его на месте. Даже дон Эспарза, находись он на соседнем облаке, не смог бы помешать этому. Его пальцы скользнули по спасательному жилету девушки. Его гортанный возглас оборвался далеко позади.

– Куда мы теперь? – спросила Паула, дыша в ухо Джебу.

– Здесь есть небольшой островок. Ты не против?

– Зачем ты спросил?.. – Она тронула губами мочку его уха. Когда Джеб повернул голову, немного сбрасывая скорость, она поцеловала его в губы. Нашла то, что искала, о чем мечтала на гасиенде своего отца. Вырвалась на волю со скоростью падения Энрике. Она была очень похожа на свою мать.


Энрике едва не наложил в штаны, видя несущийся прямо на него байк. Кок вел свою «лыжу» на огромной скорости и не собирался снижать ее. Колумбийцу казалось, его намеренно сбросили с одного водного спорткара, чтобы раздавить другим. Он рванул липучки спасательного жилета и в мгновение освободился от него. Набрал в грудь воздуха и нырнул. Глубоко – показалось ему. Но он не видел, что вытворяет в нескольких метрах от него морской диверсант. Он тоже нырнул. Вместе с аквабайком, спроектированным для профессиональных гонщиков. На «бегущем по волнам» можно было творить совершенно невообразимые вещи – мчаться со скоростью машины, на полной скорости торпедой нырять в воду. Что Николай и продемонстрировал. Не учел одного, что его потенциальная жертва тоже решится на фигуру высшего пилотажа и живой торпедой уйдет под воду.

Кристальная вода показала на миг Энрике, застывшего в горизонтальном положении. Гидроцикл вылетел на поверхность, и Кок сбросил скорость, разворачивая его. Сопла водометного двигателя мгновенно изменили положение байка, позволив выполнить напоследок еще одну фигуру: Кок мгновенно переместился на нос, взяв руль обратным хватом. Газанув, он погрузил нос аквабайка в воду, поднимая его заднюю часть. В голову Энрике ударила толстенная и мощная струя из сопла.

– Бодрит водичка? – на манер Махоуни из «Полицейской академии» спросил Николай колумбийца, занимая на байке прежнее положение.

Энрике барахтался на поверхности, не в состоянии сказать ни слова.

– Я оглянулся посмотреть, не захлебнулась ли она, – услышал он голос инструктора.

– Ну все, – отдувался Энрике, с трудом владея языком и телом. – Все, бастардос! Вы доигрались, ублюдки! Нет, я не похож на чилийца, я похож на колумбийца!

– Ты, похоже, клея передышал, амиго. А будешь обзываться, поплывешь к берегу на своих четырех. Куда ты лезешь, колумбиец? Здесь нет сидений. Не видел, я стоял за рулем? Садись на «капот», Монтойя. Елы-палы! Задом поедешь, ковбой, как на корове? Передом уже тряхнуло?..


Глава 7 Дерзкие и красивые | Игра по своим правилам | cледующая глава