home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Испания, 20 июля, среда

Дно бассейна было выложено в виде нескончаемой волны, что придавало воде иллюзию непрерывного движения. Из отеля к бассейну вел каменный мост с парапетом – серый, он на фоне зеленых пальм и пляжных клумб-песочниц, опоясывающих искусственное озерцо, словно окунал в древность. Создавалось впечатление, что именно вокруг этого творения античных мастеров был разбит гостиничный комплекс.

У самого края бассейна выстроились в ряд вазоны с лавандой и жасмином. Купольные витражи и стены отеля, декорированные живыми тропическими растениями, создавали сказочную игру света над голубым озерцом.

Все это Паула отметила еще на страницах рекламного проспекта. Сейчас же она, позабыв обо всем на свете, положила руки на каменный парапет античного моста, этого подобия смотровой площадки, и не могла налюбоваться живописным уголком. Она справедливо, для себя по крайней мере, посчитала, что все плантации и вилла ее отца не стоят этого места. Тут царила жизнь. Она была сердцем этого края и била голубоватым жизнетворным ключом. С чем его можно сравнить? Он был единственный и неповторимый.

И только сейчас взгляд девушки простерся до естественного пляжа и безбрежного изумрудного моря. Его свежее дыхание вскружило ей голову, опьянило так, что стало трудно дышать. И Паула впервые за последние часы забыла о своей тени – Энрике.

Он стоял в двух шагах от девушки и повторял ее восторженно-застывшую позу – положив руки на пористый камень парапета, окидывая взглядом чудо-купальню и отель в стиле «бэль эпок». Внутри просторных пассажей, напоминающих торговые площади, было прохладно. В тени колонн и арочных перекрытий виднелись столики и снующие между ними официанты в белоснежных клубных пиджаках. Часть пассажа в две застекленные арки была отведена под бутик. Энрике решил напомнить Пауле о том, что она хотела зайти в магазин и подобрать себе что-нибудь из одежды.

Регистрационные процедуры, занявшие не больше пяти минут, остались позади. Багаж в номерах.

В порту Барселоны Эль-Прат их встречали испанские компаньоны Эспарзы на двух машинах. Они относились к колумбийцу, распоряжения которого поступали из медельинского офиса, с почтением; к Пауле – подчеркнуто вежливо. Они домчали высоких гостей до Порт-Авентуры менее чем за час. Как и в прошлый раз, Энрике равнодушно смотрел на холмы Сьерра-де-Кольсерола – эти естественные границы города. Маршрут на юг средиземноморского побережья Каталонии оставил незамеченными творения Гауди.

Сюит Энрике понравился – воздух в комнатах был пропитан морем и цветами, расставленными где только можно. Он даже принюхался, знакомясь с апартаментами с порога, словно надеялся учуять запах пыли возле телевизора, у балдахина, крепящегося к потолку и прозрачной фатой накрывшего кровать.

Этот номер был смежным – что стало обязательным условием при составлении договора и наглядно продемонстрировано в многостраничном иллюстрированном приложении к контракту. Фотографии комнат, ванн, прихожей, балконов; снимки гостиничного комплекса с разных точек и с увеличенными фрагментами балконов и окон оплаченного сюита.

Он имел два выхода. Одна дверь в смежных апартаментах Паулы будет на замке днем и ночью. Выход один – через комнату Энрике. Это было единственное условие, под которым стояло честное слово Паулы Эспарзы.

– Ты хотела зайти в магазин, – напомнил Энрике, отряхивая ладони от невидимой пыли. Он был в солнцезащитных очках в стиле 60-х. Коричневая роговая оправа а-ля Джек Николсон подходила к его чуть удлиненному лицу с полноватыми губами и обязательной полоской усов. Панаму с широкими полями он откинул на спину и часто подергивал за шнурок, удерживающий ее. Этими движениями он будто поторапливал свою молодую хозяйку.

Паула кивнула. Она первой пошла по мосту в сторону отеля. Мост плавно спускался к площадке бассейна. От него к бутику вела каменная лестница. Энрике опередил девушку на шаг и распахнул перед ней зеркальную дверь. В магазине раздался мелодичный звон.

– Добрый день, сеньора! Здравствуйте, сеньор! – встретила клиентов улыбчивая испанка лет тридцати, владелица бутика. – Разрешите узнать, говорите ли вы по-испански?

– Да, – коротко ответил Энрике. Он по-деловому наморщил лоб и подошел к ряду мужской одежды, чтобы подобрать подходящие рубашки и шорты. Отметил, что такой рубашки, как у него – в стиле «джангл», в бутике не было. Он обладал широкой грудью и такими накачанными грудными мышцами, что мог без стеснения попросить лифчик третьего размера.

Хозяйка поначалу окинула девушку оценивающим взглядом, потом – профессиональным и, видимо, определила толщину ее кошелька:

– Позвольте узнать ваше имя?

– Паула.

– Прекрасное имя! Сейчас мы подберем достойный наряд на вечер. Вот плиссированный топ с набивным рисунком а-ля Миро. Он прекрасно подчеркнет вашу прелестную фигурку и оттенит ваши роскошные волосы. Он очень эффектно будет смотреться с черными бриджами. Вот посмотрите широкие брючки. В обтяжку – stretch. Брючки очень удобные и хорошо дышат. Сеньор, – переключилась она на Энрике, – сегодня золотистые тона актуальны.

– А завтра? – спросил колумбиец, придирчиво разглядывая пеструю ковбойку с коротким рукавом.

– То, что вы держите в руках, завтра и будет жизненно необходимо. Я не расслышала вашего имени…

– Энрике.

– Прекрасно! Вы сделали правильный выбор, Энрике. Лето – время романтического стиля. Посмотрите джинсовые шорты. Посмотрите рубашку. Вам не подойдет цвет хаки – у вас и без того мужественный вид. Избегайте перегибов, Энрике. Ваш выбор – карамельные тона. Пожалуйста, пройдите за шторку, там примерочная. А вы, Паула, сюда, пожалуйста.

Бойкая хозяйка распределила клиентов по примерочным кабинкам и подносила им одежду.

– Паула, вы можете примерить купальник. Белый? – Она энергично покачала головой. – Нет. Синий и бордо – ваши цвета. Приложите лиф к руке. Превосходно!..

Она сама открыла дверь, провожая клиентов с фирменными бумажными пакетами. В качестве подарка она вручила Пауле букет чайных роз, а Энрике – миниатюрную серебряную зажигалку. Колумбиец выбросил ее в вазон с цветами.

Шесть вечера. Паула решила искупаться. И непременно в море. Раствориться в нем, стать маленькой рыбкой, о чем она мечтала каждый божий день. Она прихватила с собой пляжный халат и широкое полотенце с вышитыми буквами – DB (Dream’s Beach) и подошла к двери. Мечтательная улыбка тотчас спорхнула с ее лица. Ровно две недели ей придется выходить через комнату Энрике и всегда слышать за спиной его сурово-деловое дыхание, на затылке ощущать его прилипчивый взгляд. Он отвечает за нее головой… Сейчас пришло необоримое желание увидеть его голову в мусорной корзине… и стать по-настоящему свободной.

Паула прошла через зашторенную арку и надолго задержала взгляд на своем опекуне. Энрике лежал на кровати и смотрел телевизор, выключив звук.

– Так и будешь за мной ходить? – зло выговорила девушка. – Найди себе подругу на это время и позволь утащить себя в ее номер.

– Хорошо, я найду себе подругу и позволю ей все, чего она только пожелает. Но захочется ли тебе стоять у ее кровати? Паула, не напрягай меня. Ты на отдыхе, я на работе.

– Тогда напиши на лбу и на спине, что ты – мой телохранитель. Чтобы люди не заподозрили меня в дурном вкусе.

– Это видно за милю.

– Что именно? – сдвинула брови Паула.

– Ты на пляж? – Энрике пультом выключил телевизор и встал с кровати.

– Как я тебя ненавижу!

Широкие черные бриджи, плиссированный топ… и полотенце. Его Паула комкала в руках, видя себя натурально черной вороной в белой голубиной стае. Она не удосужилась прихватить с собой даже фирменную пляжную сумку отеля. Она выходила к бассейну через пассаж. За столиками сидели абсолютно другие, не похожие на нее люди. Они были раскованны, раздеты, казалось, в этот ресторан не пускают в верхней одежде, лишь в купальных костюмах. Эти люди показались ей сливками самого демократичного общества: никто не посмотрел на ее «зимнее» облачение. А ей представлялось, что все отвернулись от нее. «Но у меня же есть опыт, приобретенный прошлым летом в самом сердце Каталонии!» – едва не воскликнула она. Оказалось, от прошлогоднего опыта не осталось и следа. Она словно все забыла, впервые столкнулась с особенным шармом изысканного кича отдыхающих.

Я простолюдинка, несколько раз повторила Паула, сбегая по лестнице, отделанной под мрамор, и касаясь ладошкой литого шершавого ограждения. Оказалось, она пошла не в ту сторону: чтобы попасть на пляж, ей придется пройти по всему периметру лазурной купальни. Или же вернуться и пройти вдоль фасада, мелькая в проемах арок. Она нашла выход из этой странной ситуации, куда сама себя и загнала. Нет, это Энрике, прилипший к ее плиссированной спине, загнал ее в угол! Паула решительно подошла к решетчатому лежаку и бросила на него полотенце. Сняла красные пантолеты-лодочки и, будто на генеральной репетиции своей премьеры, начала стягивать бриджи. Выругалась про себя: «Идиотка! Сначала надо было скинуть противный вечерний топ».

Я простолюдинка. Просто полуголая селянка. Она прошла по песку, ставя ногу с носка на пятку, так, будто всю жизнь ходила только на шпильках. Дошла до ограждения бассейна, взялась за блестящие поручни и стала спускаться. Оказавшись по грудь в теплой воде, она подняла голову. Паула впервые улыбнулась за это время: опекун наконец-то отстал от нее. Где он – отсюда не видно. Верно, он занял место на соседнем лежаке. Интересно, подумала девушка, прихватил ли Энрике с собой пульт? Ну, чтобы переключать свою подопечную на обратный курс, когда она доплывет до бортика в бассейне и до буйка – в море?

Паула оттолкнулась от ступеньки и с головой ушла в воду. Она умело выдохнула носом, чтобы не набрать воды в легкие, и перевернулась под водой на живот. В этом месте глубина бассейна достигала трех метров; над головой Паулы возвышался прыжковый трамплин.

Наверно, сейчас я похожа на крокодила в бассейне, продолжала сравнивать девушка, заметив, что в этой чертовой купальне она одна-одинешенька, а с моста за ней наблюдает целая куча народа. Вот-вот мост рухнет под их тяжестью. Паула поплыла по центру выложенной на дне волны, ровно посередине бассейна. Сейчас она уже не знала, что и зачем она делает в этом открытом со всех сторон аквариуме. Надо идти на пляж, к морю. Но обычно делают наоборот: купаются в море, а ополаскиваться идут в бассейн с пресной водой.

Паула вышла из бассейна в другом месте, между двумя вазонами с красивыми белыми цветами, увидела симпатичную девушку лет двадцати четырех с рыжеватыми волосами. На ней было элегантное платье бледно-голубого цвета, украшенное крупными перламутровыми бусами. Ей шла губная помада морковного цвета, были к лицу морщинки, собранные на лбу вечерним солнцем. Она была хозяйкой этого отеля и присутствовала при регистрации Паулы и ее сопровождающего. Девушке показалось, Лолита идет к ней с каким-то вопросом – может быть, спросить, какого дьявола она мутит воду в бассейне. Но владелица «Мечты», мило улыбнувшись Пауле, прошла мимо.

Девушка промокнула волосы полотенцем и устроилась на лежаке, подогнув одну ногу. Больше заняться было нечем. Даже покрутить в руках очки. Взгляд Паулы снова нашел Лолиту. Она возвращалась не одна. Рядом с ней шел тот самый парень из рекламного проспекта. Русский инструктор подводного плавания. Паула отметила это механически, на одном дыхании, на одном падении ее длинных черных ресниц. И только несколько мгновений спустя она осознала, что значит для нее эта встреча. Это значило, что он – никакая не модель, между делом рекламирующая мужские трусы, а самый что ни на есть настоящий инструктор «с обложки журнала». При виде этого парня вживую образ американского идола растаял. Перед ее взором красивый и сильный человек, похожий только на себя.

Растерянность Паулы была настолько очевидной, что ее заметила владелица отеля. На плохом испанском наречии она тут же поинтересовалась:

– Сеньора ищет официанта? Один момент. – Лолита огляделась и недовольно покачала головой. – Извините. Что вам принести? Сок, коктейль? Женя, распорядись, пожалуйста. И от моего имени предупреди официантов, чтобы почаще заглядывали сюда.

Джеб был в черных очках. Из одежды на нем лишь просторные красные шорты с тремя полосками. Он снял очки и сделал то, чего при всем желании не могла сделать Паула: повертев оправу в руках, он кивнул. Заодно и поздоровался с новым клиентом отеля. Он смотрел только на лицо девушки, изучал и запоминал ее темные глаза, губы, волосы. Пауле показалось, он задержал взгляд на ее коленке. Она резко выпрямила ногу и предстала перед инструктором в позе вскочившей по будильнику домработницы.

– Трайганос коктэль, пор фавор, – наконец-то решилась ответить девушка. – Кэ коктэль мэ рэкомьенда?

– Чампан, коняк, сумо, – посоветовал Блинков. Он надел очки и ровным шагом догнал свою хозяйку.

Паула не расслышала слов Лолиты, а если бы расслышала, то не поняла. Голос обладательницы роскошного платья прозвучал с ревнивыми нотками:

– Съедобная палочка «Педигри», да, Джеб?

Эта едва озвученная, но полная мимики и открытых жестов сцена не ускользнула от внимания Энрике. Он долго смотрел вслед Джебу, на этот раз обделив подопечную своим вниманием.


Глава 6 С обложки журнала | Игра по своим правилам | Колумбия, день вчерашний