home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



68

Джеб отметил, что Федоров уже в шестой раз отвечает на звонки по спутнику. Обычно он отвечал короткими, отрывистыми фразами. Видя, что террористы отпустили его в этом вопросе, он увеличил продолжительность разговоров с «двух центов» до нескольких десятков долларов.

В 18.40 по московскому времени Федоров, ответив на очередной звонок, поднял руку с телефоном, привлекая внимание Блинкова:

– Вас, – коротко пояснил он, словно пролаял.

Трубка соединялась проводом с внешней антенной, установленной рядом с антеннами навигации, радиопередачи, системы управления посадкой. Ниже иллюминатора находился блок с клавишами и разъемами, к одному из которых и была подсоединена, словно она находилась на подзарядке, спутниковая трубка.

Джеб подошел к креслу спецпредставителя и присел на край стола. Он смотрел на Федорова, словно разговаривал с ним.

– Слушаю.

– Женя? Романов тебя беспокоит. Я замдиректора контрразведывательных операций ФСБ. Может быть, капитан Абрамов упоминал мое имя. Припомни.

– Да, я что-то слышал о вас.

– Так, что тебе нужно сделать в ближайшие минуты. Во-первых, сдать оружие подполковнику Егорову. Во-вторых, не дергаться и дать экипажу спокойно посадить самолет.

– Я не люблю шумиху. Самолет должен сесть там, откуда он взлетел. Это первое. Второе: я что-то ничего не услышал про гарантии.

– Потому что ты перебил меня. Я имел беседу с Лолитой Иашвили. Обговорил детали с адмиралом Школьником. Я в курсе вашей операции. Хорошая работа.

Блинков не сдержался. Его громкий смех услышали все, кто находился в салоне.

– Не совсем хорошая, – подкорректировал он Романова. Все так же глядя на Федорова, Джеб продолжил: – Мне приказали убрать двух человек, я сделал в два раза меньше.

– Почему?

– Отряд повстанцев увез второго человека в неизвестном направлении. Я не мог гоняться за ними по всей Колумбии.

– Тебя кто-нибудь слышит?

– Все.

– Бросай говорить на эту тему. Сколько человек село на борт?

– Четверо.

– План эвакуации такой. Все четверо спускаются по трапу и садятся в машину.

– Что дальше?

– Никаких неожиданностей. Обещаю. Слово офицера. Напишите отчет. На мое имя – но с одним условием. У вас есть материал, в котором заинтересовано мое ведомство?

– Куча бумаг с указанием точного трафика кокаина в Штаты. – Блинков повернул голову и посмотрел на Брилева. Он увидел, как плечи генерала дернулись, словно он получил пулю в спину.

Юрий Васильевич в это время отчетливо представил капитана Абрамова, услышал свои мысли. Он полагал, что отпугнет недозволенные мысли капитана, если назовет еще одно, довольно влиятельное лицо от контрразведки. Эти клещи не позволят Абрамову дернуться. И вот эти клещи сомкнулись на горле самого Брилева.

– Документы датированы 1987 годом, в частности, – продолжил Блинков.

– Бросай, бросай трепаться в открытую!.. – прикрикнул в трубку Романов. – Это ценные бумаги. Это ваши посадочные талоны. Постарайтесь сохранить их до конца поездки. Без них я ничего не смогу гарантировать. Они – ключ…

Блинков понял, какого качества этот ключ. Спецпредставитель Федоров доставил в Колумбию запчасти для «КамАЗов», благие идеи, а заодно подбросил по пути диверсионную группу. Обратно прихватил невозвратную тару и все тех же вооруженных спецназовцев. Руководил операцией человек по имени Никто. Ни Брилев, ни руководство ГРУ не возьмут на себя ответственность за проведение диверсии на территории Колумбии. Но уникальную операцию мог прибрать к рукам Романов. Ранее опубликованные откровения колумбийских наркоторговцев имели под собой почву. До опубликования документов, подтверждающих содействие советской разведки в трафике кокаина, оставался один шаг. Департамент контрразведывательных операций, в частности, и ФСБ в целом провели силовую акцию и пресекли международный скандал. Именно «целое» освобождало Романова от лжи руководству. Он поймал момент и получит сверху лестные отзывы. А до Кремля докатится лишь канонада.

Именно это имел в виду Романов, в свою очередь дав лестные отзывы о работе спецгруппы.

Но Джеб в это время благодарил не генерала ФСБ, а Саню Абрамова, «рядового» флотского разведчика, который сумел переломить исход дела в свою пользу. Только сейчас Джеб по-настоящему проникся к капитану теплыми чувствами. Только сейчас он понял, какое трудное у него ремесло.

«Где он сейчас? Что он делает? Нервно кусает локти? Он запросто может куснуть свой локоть».

Джеб задавал себе эти вопросы, получив указания Романова «не вешать трубку и позвать подполковника Егорова».

Через минуту Егоров односложно отвечал на вопросы генерала ФСБ. Их легко было представить. «Сколько их, четверо?» – «Да. Это установлено точно». – «Проверь еще раз». – «Хорошо».

Подполковник пощелкал пальцами, привлекая внимание Блинкова:

– Дай мне один документ. – Он пробежал его глазами и доложил в трубку: – Да, старые данные. Датированы 18 августа 1986 года. Копия военной карты Флоридского пролива. Адресата нет, но маршрут проложен в обход кораблей. Да, они также обозначены. С учетом точного времени их перемещений. По сути картинка в режиме реального времени. Я не большой специалист в этом, но навскидку могу сказать одно: эти данные получены либо со спутника, либо путем радиоразведки. Слушаю, Борис Петрович. Хорошо, я сделаю все, как вы сказали.

Передав трубку Федорову, подполковник усмехнулся и протянул руку:

– Оружие.

Спустя две минуты во втором салоне разоружался Николай Кокарев. Он передал пистолет офицеру ФСО, которому поведал много интересного про бомбы и дозаправку в воздухе. Тот долго, очень долго смотрел на Кока.

– Теперь твоя очередь слушать, – сказал он, недобро сощурившись. – Ты узнаешь много интересного про мою боевую подругу.

– Да, да, с самого начала, если можно. Как вы познакомились, толстая она или нет.

– Узнаешь все подробности, комик.

Джеб находился под надежной охраной. Для него сделали исключение: как командира диверсионной группы его определили в самом конце VIP-салона. Он смотрел на черную занавеску. За ней, в комнате отдыха экипажа была Паула. Задолго до ее появления в Порт-Авентуре Джеб не мог найти себе места. Он ждал ее. Ему заочно представили девушку, и он пытался представить ее образ. «Толстуха, – твердил Кок. – Мафиозный выкормыш. Жирная как опарыш, громадная как сумоистка. Сплющит!»

Джеб улыбался: «Нет…»

Он нарисовал ее образ, ждал, когда он развеется при первой встрече. Быть ли ей? – часто спрашивал он себя. И чувствовал: да.

Он в то время отвергал задание как таковое. Просто он ждал человека, которому когда-нибудь сможет объяснить все. Ради того, чтобы не чувствовать себя предателем. Когда и как?..

Усталость взяла свое. Джеб задремал и увидел остров, сгорбившийся одинокой дюной, белоснежную красавицу яхту. Джеб стоит у румпеля и вглядывается вдаль. Он напряжен. Теперь он телохранитель Паулы. Он готов охранять ее вечно. А Паула? Глядя на нее, он читает ответ в ее счастливых глазах: «Я тоже…»

Он не заметил, как рядом оказался Кокарев. Как он договорился с офицерами ФСО, осталось загадкой. Но он здесь, в первом салоне. Прежний и в то же время неузнаваемый Кок. Он кажется доктором. Он вспрыскивает пациенту дозу успокоительного и улыбается, глядя ему в глаза: «Ну что, еще? Да бога ради!»


Москва | Игра по своим правилам | cледующая глава