home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Москва

В 15.10 адъютант в звании капитана вошел в кабинет шефа и доложил:

– Борис Петрович, мне позвонили из приемной…

– Из какой приемной? – недовольно перебил Романов кареглазого подчиненного. Он сегодня был занят чертовски важным делом и провел на коллегии, состоявшей из девятнадцати человек, не меньше трех часов. Пообедал он позднее обычного, съев в кафе блинчатые рулеты и запеканку со шницелями. Оба блюда оказались жирноватыми, отчего в горле начали зарождаться первые признаки изжоги. Их генерал подавлял огненным чаем с лимоном.

– На Кузнецком мосту, – уточнил адъютант. – Некто Лолита Иашвили настаивает на личной встрече с вами.

– Лолита Иашвили? – Борис Петрович покачал головой. Женщину с таким именем он не знал. – Чем она мотивирует свою просьбу? – спросил он, поводя шеей и поправляя узел темно-синего в серую полоску галстука. Такого рода обращения были редки и, как правило, несли в себе что-то важное.

– Я записал, – капитан подошел к столу и передал шефу лист бумаги.

Романов прочел:

29 мая. Коттеджный поселок «Сетунь». Беседа с Л.Ю.

30 мая. REN TV. Повторная беседа с Л.Ю.

Генерал снял очки и покусал дужку. Бесцельно перебрал на столе бумаги и свежую прессу. Он пытался собраться с мыслями, но ничего, кроме неуместного в данном случае слова «шантаж», в голову не приходило.

– Пошли за ней машину, – распорядился Романов. – Отмени все запланированные на час-полтора встречи. В приемной есть кто-нибудь?

– Начальник 2-го отдела полковник Яковлев по личному вопросу.

Романов видел его, когда возвращался на свое рабочее место, и кивком головы поприветствовал подчиненного в сером гражданском костюме.

– Нет, – покачал он головой, – найди ему десятиминутное «окно» на завтра или послезавтра.

– Борис Петрович, поступили срочные сводки…

– К черту сводки!

Романов встал, прошелся по просторному кабинету, избегая взгляда двух человек, изображенных на снимках и заключенных в рамки: Путина и Дзержинского. Когда он натыкался на них взглядом, всегда в голову приходили слова Никиты Хрущева: «Ты видел их портреты? К кому там можно обратиться?»

Окна, выходящие на юго-запад, на миг приобрели увеличительные функции, показав треклятую Сетунь и «отнюдь не министерское место». Солнце отразилось и в окнах, и в глазах генерала и лучом гиперболоида инженера Гарина сжигало каменную постройку. Он тысячу и один раз пожалел о своем визите к Любе Левыкиной, где получил-таки ответ на вопрос: почему в правительстве катастрофически не хватает баб. Потому что они предпочитают чувства разуму.

И вот еще одна баба лезет в это дело. Кто она такая, эта Лолита Иашвили? Пока что генерал принял концепцию считать ее адептом министра связи. Точнее – связей. «Зараза, она никак не хочет успокоиться! – мысленно вспылил Романов на Левыкину. – Ну никак! Чего она еще хочет выжать из своих и моих мозгов?!»

Лолита Иашвили оказалась красивой девицей. Романов по достоинству оценил ее длинные ноги, высокую грудь, способные с первого взгляда вызвать желание, ее тонкие черты и милую улыбку.

Лолита была облачена в блузку из джерси и юбку до колена в своей любимой голубоватой гамме. Ее восточные глаза и длинные волосы, собранные на затылке черным гребешком, говорили: «Вы спрашиваете, что лучше моих волос?..»

– Кто вы? – осведомился моложавый генерал, не удержавшись от элегантного жеста: – Присаживайтесь.

Лолка приняла приглашение, положила ногу на ногу и пристроила черную сумочку на колене.

– Меня зовут Лолита. Я секретный агент разведки флота.

Романов не сумел сдержать улыбки. Но она тут же сбежала с его лица. Он также обладал исключительной памятью. В другое время и в другой обстановке он бы не вспомнил о капитане Абрамове. Но вот сейчас на его призрак указывали строки в записке, где речь шла о коттеджном поселке, главным бельмом которого станет новостройка из силикатного кирпича. Крепость. Крепость рядом с домом Левыкиной отстраивал морской разведчик Абрамов, чьи «персональные данные были засекречены».

– Работаете в тесном контакте с капитаном Абрамовым? – тут же спросил Романов, полагая, что не ошибается.

– Да, я вхожу в его агентурную группу, – ответила, ничуть не смутившись, Лолка.

– И она состоит из таких же, как вы, симпатичных девушек, – отвесил комплимент Романов и перешел на очередную лесть: – Не ошибусь, если угадаю ее название: «Ангелы Чарли». Абрамов вам дал задание встретиться со мной? – спросил он, так и не дождавшись ответа.

– Да.

– Чего же он хочет? У вас пять минут.

– Хорошо. Наша агентурная группа, исключая меня, разумеется, прошлой ночью провела ряд успешных мероприятий в Колумбии.

– Так, еще раз: где провела? – Генерал с трудом проглотил тошнотворный жировик, подступивший к горлу, и потянулся к бокалу остывшего чая.

– В Колумбии. Более точно – в районе города Медельин.

«Уздец…» – коротко пронеслось в голове Романова. Далее на его голову вылился холодный душ и сковался на груди морозной медалькой «За безрассудство».

– Статус вашей группы? – жестко спросил он, предвидя ответ.

– Агентурно-боевая единица.

– От кого Абрамов получил приказ на реализацию?

– Руководил операцией генерал-полковник Брилев.

– Это ложь, – уверенно отрезал Романов. Кто-кто, а Юрий Васильевич был союзником Романова; вместе они на короткое время объединились против несносной бабы. – Это ложь, – повторил он. – На нее я вам могу ответить правдой о лубянских подвалах.

– Я могу продолжить?

– У вас осталось три с половиной минуты. – Романов откинулся на мягкую спинку кресла и недоверчиво покачал головой: – Чего вы добиваетесь?

– Совместной работы, начатой нашей группой. Ваша задача – подкорректировать эвакуационный план.

– Какое задание вы получили?

– Ликвидировать Рафаэля Эспарзу и его приемную дочь Паулу Марию.

– Приемную дочь? – нахмурился генерал, в деталях припоминая беседу с Сальмой Аланиз. Насколько он помнил, а помнил он хорошо, там не было такого странного акцента. «Справка о смерти» Эспарзы пришла в виде оперативной сводки.

– Да, – подтвердила Лолита. – Но об этом чуть позже. У нас был один план отхода, и мы им воспользовались. Оказалось – напрасно.

– Почему?

– Нам не стоило полностью доверять куратору – Юрию Брилеву.

– Вы решили перестраховаться и на месте создать новый коридор для отхода?

– Нет, мы просто сменили одну неприметную дверцу на более заметную. У нас не было другого выхода.

– Ваш шеф – адмирал Школьник?

– Да.

– Он лично получил приказ от своего руководства?

– По форме – нет. И если бы не этот факт, Борис Петрович, то наша встреча не состоялась бы. Мы бы не стали светить свою агентурную группу перед контрразведкой. Мы для Брилева одеты в другой статус – свидетелей. Поверьте, ему есть что скрывать, в том числе и от дочери.

– Что конкретно? – Генерал предостерегающе выставил широкую ладонь. – Пока не отвечайте на этот вопрос. – Он нажал на кнопку селекторной связи и, не называя капитана по имени, что всегда имело место, отдал ему распоряжение: – Срочно свяжи меня со штабом разведки ВМФ. Что значит «кто будет»? Ты же не на междугородке работаешь! Мне нужен адмирал Школьник.

Он отпустил кнопку и уставился на Лолиту. Какую тайну хранят ее красивые глаза – он скоро узнает. Испытывая нетерпение, генерал тем не менее распалял это чувство. Заполняя паузу, он воспроизвел реплику, точнее, разведпостулат:

– Если чего-то нет на бумагах, этого не было. Приготовьтесь подтвердить свои слова документально, – он метнул острый взгляд на сумочку собеседницы.

На телефонном аппарате, стоящем на соседнем столике, загорелась желтая лампочка. Романов снял трубку и нажал на клавишу соединения.

– Виктор Николаевич? Добрый день. Борис Романов. У меня пара вопросов к вам. Где в данное время находится ваш подопечный капитан Абрамов? Да, я обязательно сделаю запрос и лично навещу вас – слово офицера. Это связано с визитом в мой офис Иашвили, знаете такого человека? Очень хорошо. Да, открытым текстом, но в общих выражениях.

Генерал наслюнявил пальцы и выудил из пластмассовой конторки, стоящей с краю рабочего стола, лист бумаги. Слушая начальника разведуправления флота, он делал короткие пометки. В данное время он подтверждал только что озвученную им формулировку. На бумаге появлялось то, чего, по сути, быть не должно. Одно слово, другое. Одна фамилия, другая. Они рождали штрихи, и постепенно перед Романовым вырисовывалась живая графика.

«Абрамов выполняет распоряжения Брилева. Он курирует группу с 31 мая».

– Спасибо, Виктор Николаевич, – попрощался контрразведчик. – В ближайшие часы мы с вами встретимся.

Романов нажал на клавишу и опустил трубку в овальные выемки аппарата. Он еще раз перечитал короткую запись и перевернул лист бумаги.

– Итак, вы сказали, что Брилеву есть что скрывать от дочери. Что конкретно?

– Вы беседовали с колумбийкой Сальмой. Она назвала вам имя – Паула Мария. С матерью Паулы вы дружите со школьной скамьи.

Генерал не подался вперед и не вперил в собеседницу свой ястребиный взгляд. Он прикрыл глаза, моментально поверив этой миловидной девушке. На одном чутье, на одной безрассудности этого чудовищного заявления.

– Доказательства, – тихим хрипловатым голосом потребовал он. – Но помните, о чем я вас предупреждал.

Лолита вынула из сумочки несколько листов бумаги и передала их генералу со словами:

– Это интервью первых лиц колумбийских наркокартелей, данное испанской и колумбийской прессе, в оригинале и в переводе на русский. Это и некролог – чтобы он появился, генерал Брилев устранил одного из главных свидетелей, бывшего главврача военного госпиталя на Кубе. Там же найдете заметку об исчезновении семьи Луцеро.

– Продолжайте, – разрешил Романов, пробегая глазами первые строки. Он умел читать и слушать одновременно. Едва он дошел до фамилии кубинского капитана, поднял на Лолиту глаза: она назвала его в тот же момент.

– Отец Паулы Марии – капитан Сальваторе Мендес. Он же связник Рауля Кастро с Медельинским картелем. Его расстреляли через три дня после рождения девочки. Юрию Брилеву пришлось избавиться от нее, передав Рафаэлю Эспарзе. Скорее всего Любови Юрьевне в госпитале сказали, что ребенок умер. Об этом ей сказала Свешникова. Вы должны знать, когда Любовь Юрьевна возвратилась в Союз. Вы ищете сигареты? – спросила Лолка и во второй раз открыла сумочку. – Возьмите мои.

– Я не курю, – ответил Романов.

Он вспомнил многое. Бледную, исхудавшую выпускницу столичного института связи. В том далеком 87-м году ему почудилось, что Люба перенесла на Кубе желтую лихорадку. Он недоумевал по поводу «неравного» брака – что она нашла в лейтенанте Левыкине? Но можно было спросить по-другому: что он нашел в ней, чахлой в ту пору? За ее спиной был отец, получивший генеральские погоны, а за спиной Левыкина – рабоче-крестьянская семья. Юрий Васильевич Брилев натурально сварганил этот уродливый союз. Почему – ответ явился только сейчас, когда прошло восемнадцать лет.

– Почему вы решили, что я встану на вашу сторону и буду помогать вам? – спросил генерал.

– Потому что у вас нет другого выхода, Борис Петрович.

– Поясните, – вяло попросил Романов и потянулся к бутылке с минеральной водой. – Насколько я понял, адмирал не в курсе вашего рискованного шага.

– Вы правы, Школьник не в курсе. – Лолита умело скрыла ложь за милой улыбкой. Личный водитель адмирала подбросил ее до приемной ФСБ. Может быть, адмирал, ожидая звонка от Романова, уже что-то придумал. Он одобрил действия Абрамова, который рекомендовал Лолите вначале обратиться в разведштаб и только потом к Романову. Последний установит за Лолкой непрерывное наблюдение, и каждый ее шаг будет известен опытному контрразведчику.

– Распоряжение на встречу с вами я получила от капитана Абрамова, – продолжила Лолита. – Мы можем обнародовать факт обращения в ФСБ гражданки Колумбии Сальмы Аланиз. Она сообщила о том, что в плену у Эспарзы находится дочь министра Левыкиной. Тогда вряд ли встанет вопрос о том, какая организация решила избавиться от свидетелей громкого дела, в котором замешано имя российского министра. Визит Сальмы документально зарегистрирован в туристическом бюро и в российском посольстве Колумбии. Усугубят сей факт статьи в колумбийских газетах об исчезновении двух семей – Аланиз и Луцеро. И дело далеко не закончено: на территории Колумбии российская диверсионная группа провела ряд успешных мероприятий.

– Я это уже слышал. Дальше.

– Если она провалится на последнем этапе, то назовет заказчика: например, департамент контрразведывательных операций ФСБ. Мы подпортим вам настроение, подмочим репутацию, надкусим ваше яблоко. Вы допустили ошибку, не доложив об инциденте с Левыкиной вышестоящему начальству.

– Откуда вы это знаете?

– От Брилева.

«Да, только эта старая кляча и мог сказать такие вещи», – скрипнул зубами Романов.

– Я не могу подготовить эвакуацию в столь сжатые сроки. У вас есть готовый план, иначе бы вы не пришли ко мне.

– План был основан на визите в Эквадор спецпредставителя президента. Вы слышали о поездке Федорова?

– Да. В ходе визита Федоров на несколько часов задержится в Боготе. Точнее, уже задержался. Его самолет на пути в Москву. Не пойму, каким образом вас может заинтересовать этот момент. Черт! – осекся Романов, вспоминая, что на борту этого лайнера есть и второй генерал – Брилев.

– Вам нужно связаться либо с Федоровым, либо с офицером безопасности российской миссии. Дело в том, что диверсионная группа уже на борту. Несколько часов агенты находились в скрытом отсеке, а когда пилот по приказу Брилева открыл люк в районе Бермудских островов, они были вынуждены занять более комфортные места в салоне самолета. Федоров и члены делегации сейчас под надежной охраной.

В голове Романова колоколом прозвучало: «Срочные сводки, Борис Петрович». Теперь он точно знал, о чем в них шла речь. Все же он вызвал адъютанта и попросил принести донесения. Пробежал их глазами, в первую очередь отмечая время. Оно совпадало с окончанием коллегии.

– Ваши «ангелы» знают правду о родстве Брилева и Паулы? – спросил он, набирая номер на телефонном аппарате. И снова не дал Лолите ответить. – Да, – говорил он в трубку. – Конечно, ознакомился. Да потому что в себя не мог прийти! Через полчаса? Не знаю. Я предварительно свяжусь с тобой. Ну так что? – спросил он, заканчивая разговор с руководителем центра спецназначения.

– Только один человек в курсе, – ответила Лолита.

– Капитан Абрамов?

– Да.

– Значит, они выполнили приказ и убрали Паулу?

– Абрамов попросил передать вам следующее: мы не боремся с системой, потому что мы часть этой системы. Извините, Борис Петрович, но у вас мало времени: самолет с российской миссией вскоре пересечет российскую границу.

– Абрамов уповал на нашу дружбу с Любовью Юрьевной, а не на яблоко, которое вы собираетесь надкусить. На то, что я отгородил ее от неприятностей один раз и в дальнейшем не сверну с этого пути.

– Да, Борис Петрович. Я могу идти?

– Пропуск подпишите в приемной. Мой адъютант проводит вас. Постарайтесь не выезжать за пределы города.

Едва за Лолитой закрылась дверь, генерал снял трубку телефона внутренней связи.

– Капитан Васильченко сопровождает к выходу молодую женщину. Ее зовут Лолита Иашвили. Возьмите ее под наблюдение и не спускайте с нее глаз ни на секунду. Я хочу знать содержание всех ее телефонных разговоров. Соберите на нее полную информацию, какими духами, какими прокладками она пользуется.

Закончив этот отрывистый разговор, Романов достал из стола справочник для служебного пользования. Это была уникальная книга. Там можно было найти номера телефонов высшего руководства ФСБ – директора, его первых заместителей, замов в ранге руководителей департаментов. Там были номера чиновников кремлевской администрации, помощников и представителей главы государства.

Открыв справочник, Романов нашел фамилию спецпредставителя президента по целой куче проблем. Федоров обладал массой телефонов, включая несколько сотовых и пару спутниковых, обеспечивающих высокий уровень конфиденциальности разговоров. Как у Левыкиной, не преминул отметить Романов. Он воспользовался спутниковой связью и через минуту услышал знакомый голос Федорова. Тот действительно был близок к российской границе и находился под надежной охраной…

Спустя четверть часа Романов, заняв место на заднем сиденье «Ауди», отдал распоряжение своему водителю:

– В штаб ВМФ.

Шофер кивнул и взял направление в сторону Красных Ворот.

Генерал ехал к человеку, который потерял свою агентурно-боевую единицу в тот момент, когда получил приказ «не по форме». «Мы бы не стали светить свою агентурную группу перед контрразведкой» – это все от лукавого. По сути, визит Лолиты был обернут в два слоя интересов: это и спасение агентурной группы, и ее плавный переход под крыло другого ведомства. Вряд ли Романов мечтал о таком подарке. Но поднять самостоятельную единицу с ее наработанными связями и завидным базированием дорогого стоило. Этот вопрос он и постарается решить в штабе ВМФ. И также не по форме. Об этом разговоре не узнает никто.

«Мы для Брилева одеты в статус свидетелей», – повторил про себя Романов. Пожалуй, Лолита права. Брилев в этом плане и нарубил дров. И начал он «колку» с главврача Анастасии Свешниковой.


Глава 16 Ангелы Чарли | Игра по своим правилам | cледующая глава