home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





63

В грузовой отсек, который вентилировался непосредственно с пульта в кабине пилотов, подполковник Егоров вошел, вооруженный пистолетом. Он чувствовал угрозу, но пока не мог понять, откуда она исходит. Вроде бы ничего подозрительного во время стоянки самолета не произошло. За исключением разве что вызова орнитологов. «Птичники» подкатили лихо, разудалой толпой высыпали из салона и спросили, где та несчастная птица, попавшая в мотор. Собственно, никакой птицы не было. В воздухозаборнике и на лопатках вентилятора техник обнаружил «пух и перья» и доложил об этом командиру экипажа. Если и была птица, то очень маленькая, и вылетела пичуга по обводному каналу через сопло. Может быть, ветром нанесло, предположил орнитолог, собирая перья для экспертизы. Защитные чехлы с моторов к тому времени были сняты.

В грузовом отсеке было холодно. Подполковник даже почувствовал сквозняк. Где и каким образом появился невидимый пока свищ?

За исключением одного невозвратного контейнера, «багажник» был пуст. Ящик был полутора метров в высоту и стоял посередине отсека на направляющих валиках. Он был принайтован и стоял мертво. Возможно, какой-то незакрепленный предмет сорвался и ударил в борт.

«Ты слева, я справа», – Егоров показал рукой и начал обходить высокую тару. Она напоминала миниатюрное здание в центре заброшенного города. И едва подполковник дошел до его угла, он увидел в дальнем конце «свищ». Самым удивительным было то, что он подсвечивался изнутри, словно самолет не летел на высоте более восьми тысяч метров, а стоял в ангаре. Подполковник увидел скрытый отсек. А спустя мгновение лицом к лицу столкнулся с теми, кто выбрался из него.

Джеб появился из-за контейнера неожиданно. Он сжал вооруженную руку подполковника и резким движением развернул ее наружу. Ударив ему в запястье и уходя с линии огня, он выбил пистолет и тут же открытой ладонью нанес удар в подбородок. Голова подполковника запрокинулась. Он бы не упал, если бы диверсант не опрокинул его на спину задней подножкой. Завернув ему руку за спину, Джеб потянул его за локоть. Егоров застонал от болевого приема.

– Тихо, – предупредил его Блинков, – иначе я оторву тебе руку. Если ты начнешь кричать, я отвечу огнем в салоне.

– Обещаю молчать… Кто вы? – нашел в себе силы спросить офицер, увидев рядом с противником еще одного парня.

– Пассажиры, – коротко ответил Блинков. – Хочешь проверить наши билеты?

– Ваша цель – генерал Федоров?

– Никогда не слышал о таком человеке.

Джеб перевернул подполковника на живот и заломил ему руки за спину. Приняв от Чижика эластичный шланг от кислородной маски, он несколькими движениями связал офицеру руки. Через несколько секунд рядом с Егоровым распластался его помощник. Они обменялись взглядами: «Тухлое дело».

Блинков проверил туалет и оставил дверь открытой. Приоткрыв плотную занавеску, он внимательно оглядел второй салон. В нем находились обслуживающий персонал и охранники. Чиновники во главе с Федоровым облюбовали первый салон.

Он показал Пауле место за открытой дверью туалета: «Стой здесь и не шевелись».

Диверсанты выходили по одному и цепочкой шли по проходу. Первым остановился Кок, миновав треть салона, и развернулся лицом к охранникам. В вытянутых руках он держал пистолет.

Вторым сделал остановку Тимур, также разворачиваясь и демонстрируя оружие. Они страховали друг друга и держали под контролем каждого. Джеб и Чижик прошли, не останавливаясь и не оглядываясь, дальше. В тамбуре Блинков толкнул в сторону стюардессу и ожег ее взглядом: «Лежать!» Вторая напоролась на его взгляд, направляясь к Федорову.

Этот салон был вдвое меньше. Чижик остановился в центре и направил ствол пистолета на спецпредставителя. Джеб обернулся на чиновников на пороге тамбура. За его спиной – плотная штора, и он на черном фоне смотрелся как на сцене.

Молчание нарушил сам Федоров, демонстрируя самообладание:

– Мы что теперь, ваши заложники?

Джеб молча кивнул, слегка приподняв бровь.

– Воздержитесь от вопросов и комментариев. Продолжайте заниматься тем, чем вы были заняты…

Он осекся, увидев Брилева. Совершенно спокойного генерала, поднесшего к губам рюмку. Он словно поднимал тост за оригинальное продолжение операции. Опрокинув рюмку в рот, он в упор посмотрел на Блинкова: «Что дальше?» Его взгляд стал жестким: «Что дальше, сопляк?! Как ты собираешься выпутываться из этого дерьма? Тебя поджидают «Альфа», «Бета», все спецподразделения, вплоть до «Омеги». Они не подарят тебе ни одного шанса».

Блинков закрыл глаза и коротко вздохнул. Развернувшись, он прошел через камбуз в кабину пилотов. На него обернулся лишь второй пилот. Штурман, сидящий на своем месте, поднял на Блинкова глаза и тут же опустил их. Лихачев держал руки на штурвале и смотрел на включенный символ автопилота.

Джеб тоже вгляделся в пилотажный дисплей и определил местонахождение лайнера. Положив руку на плечо командира экипажа, он слегка сжал его: «Спасибо».

– Вы послали сигнал о захвате судна?

– Да. Минуту назад.

– У вас есть другая связь с землей? Мне нужно позвонить на спутниковую трубку. Это возможно?

– Конечно.

– Отключите запись переговоров в кабине. У вас были схожие ситуации? – спросил Джеб, когда Лихачев заблокировал записывающее устройство. – Это я сужу по тому, как быстро вы отреагировали.

– Не так быстро. Три дня ушло на планировку.

– На борту произошло ЧП. Куда после посадки самолета будет сопровожден экипаж и обслуживающий персонал? Пропустите штурм самолета и прочие силовые действия.

– Скорее, в административное здание авиаполка. Там есть просторный конференц-зал, не менее свободная столовая.

– Наберите номер, я продиктую.

В одном из этих двух помещений оперативники ФСБ начнут опрос каждого, кто находился на борту, рассуждал Блинков, ожидая связи с Абрамовым. Всех, включая Паулу. По сути, будет происходить эвакуация дипмиссии, и никто делить чиновников и обслугу не станет. Их разделят в помещении, выясняя, кто есть кто. Считай, на каждого пассажира один, а то и два оперативника. Им необходимо выяснить точный состав диверсионной группы, нет ли у них пособников на борту. Есть главный пособник, но он останется в стороне.

Собственно, задача одна: вывести Паулу из административного здания до первого вопроса оперативника. Все выходы из здания будут блокированы спецназом.

Все эти мысленные выкладки Блинков умудрился сжать так плотно, что доклад Абрамову занял не больше двух минут. Теперь все зависело от капитана. Вся надежда на его сообразительность и оперативность. Работа у него непростая. Она усугублялась тем, что связь с ним осуществлялась через многострадальный спутник.

Подгруппа капитана находилась в Боготе. Вылет в Россию был запланирован на завтра. Абрамов отслеживал информацию, касающуюся ликвидации Рафаэля, чтобы подкорректировать кое-какие моменты в плане отчета. Анализ и есть анализ.

Абрамов ожидал чего угодно, только не телефонной связи с Джебом. Даже приблизительные расчеты показывали, что борт к этому времени едва достиг Канарских островов. Он слушал лаконичный доклад Блинкова и мысленно выставил ему высший балл за конспективность. Ни одного лишнего слова, все по делу, все понятно.

– Да, я понял тебя, – ответил он, стараясь скрыть волнение. – Принимаю меры. Результат жди не раньше чем через три часа.

Капитан набрал московский номер и услышал голос Лолиты.

– Привет, дорогая! – поздоровался Абрамов. – Наберись терпения и выслушай меня. Нет, я не предлагаю тебе руку и сердце – все это давно принадлежит тебе. Тебе же и придется выслушать меня в течение десяти минут.


предыдущая глава | Игра по своим правилам | cледующая глава