home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



56

В кабинет генерального директора аэропорта Сержио Торреса зашел начальник службы безопасности. Он доложил о происшествиях. Самым несерьезным был обычный случай: с борта немецкого рейса сняли пассажира, пытавшегося улететь через Германию во Францию. И еще одно: пять минут назад в службу безопасности поступило сообщение о том, что люди, причастные к убийству Рафаэля Эспарзы…

– Что?! – выпучил глаза Торрес. В последние часы он не отрывался от телевизора. Все каналы сделали основной новостью убийство старейшего босса Медельинского наркокартеля. То была сенсация. Даже убийства рядовых членов наркомафии выносились на центральные полосы газет и на первые кадры телевизионной хроники.

Сержио Торрес имел солидную внешность: большой живот и двойной подбородок. Одевался от лучших европейских кутюрье. Сейчас он был одет в темно-серый костюм и малиновый в полоску галстук. Запонки с его инициалами поблескивали в манжетах белоснежной рубашки.

– Они собираются покинуть страну немецким рейсом, – дополнил начальник службы безопасности.

– Немецким? Черт! Вот это да! – Директор промокнул влажный лоб и лоснящиеся щеки носовым платком и убрал его во внутренний карман пиджака. – Каким именно?

– «Боинг».

«Неожиданный, неординарный ход. Через главный аэродром страны. Им перекрыли пути отхода в провинции, а здесь…»

– Что дальше?

– Диверсанты имеют договоренность с оптовиком Карлосом. Ты его знаешь, наверное.

– Да, слышал, конечно.

– Он должен доставить их к борту в начале восьмого. Он передал через офицера записку. Мы не станем напрягать контору Карлоса. Возьмем группу целиком, когда багажная тележка остановится у самолета. Впрочем, будем действовать по обстоятельствам.

Торрес принял лист бумаги и прочел: «Убийцы Р. Эспарзы требуют от меня доставить их на борт немецкого самолета».

– Полиция в курсе?

– Да.

– Что конкретно ты собираешься делать?

– Мобилизую все подразделения спецназа. Расставлю дополнительные пары снайперов на крышах зданий. Мы имеем дело с профессионалами. Вряд ли они захотят сдаться по первому приказу. Ты же в курсе, что они наворотили в Сан-Тельмо и Сан-Мартине.

– Еще какие-нибудь новости есть?

– Небольшие проблемы с российским рейсом, прибывшим из Кито.

– Посольский имеешь в виду? – Директор посмотрел в огромное, во всю стену окно и рассмотрел силуэт дальнего реактивного лайнера. Не новый, правда, модернизированный по части шасси и двигателя. Россияне не балуют себя разработкой новых самолетов, мимоходом подметил директор. Они проводят глубокую модернизацию бортов, которые фактически не имеют аэродинамических недостатков: отличное крыло, классная компоновочная система.

– Да. Российская делегация через час будет здесь. Пилот самолета сообщил, что в двигателе обнаружены остатки перьев. То же самое с бортом «Люфтганза». Почти одновременно пилоты сделали сообщения.

– Наши перья или чужие?

– Не знаю.

– Их надо отправить на экспертизу. Я не могу выпустить борт без проверки. Договор с орнитологами продлен? – Директор постучал по клавиатуре и вывел информацию на монитор. – Да, точно продлен.

Он глянул в окно в надежде увидеть красный «Форд» орнитологов, которых было четверо на постоянном дежурстве. Они разъезжают по аэропорту со спецустановкой, отпугивающей птиц. Пернатые попадают в коки и двигатели каждый день.

Сержио не увидел машину «птичников». Его взгляд снова надолго задержался на магистральном российском авиалайнере. Лайнер в данную минуту стерегли сотрудники охраны российской дипмиссии и местной службы безопасности. Директор подумал о том, что охрану лайнера, подпадающего под принцип экстерриториальности, придется снять. Сейчас каждый спецназовец на счету. Его догадку подтвердил начальник службы безопасности «Эльдорадо». Он позвонил по телефону из его кабинета и отдал два распоряжения. Вторым звонком он предупредил охрану на КПП, чтобы они пропустили на поле «Форд» орнитологов. Проводить гостей приедет лично министр обороны, и любая задержка рейса грозила неприятностями.


Пять вечера. Местный телеканал транслировал смену караула в президентском дворце. На переднем плане – гвардейцы в мундирах и касках со сверкающими серебряными пиками. Телевизор был установлен в углу стойки кафе. Энрике пил пиво и жевал креветки. Он не выделялся среди клиентов открытого павильона – смеси пивной и остерии. Чуть помятая рубашка, брюки; тонкая полоска усов, трехдневная щетина.

Он сидел на свежем воздухе. Над головой полоскался зеленый тент. Ветер доносил пыль и запах керосина с летного поля, ароматы миллионов орхидей с теплиц. Цветы придавали воздуху морскую свежесть. И Энрике, потягивая пиво, вполне реально представил себя в Картахене: он слушает музыку и наслаждается морским бризом и атмосферой Карибов.

Энрике немного отвлекся. Из грез его вернул знакомый облик. Он узнал Сергея Клюева, одетого в серую джинсовую рубашку и костюмные брюки. В таком виде он прибыл в Боготу и, похоже, ни разу не сменил одежду. Энрике сморщился: он каждый день менял нижнее белье и надевал новые носки.

Появление одного из диверсантов подействовало на колумбийца как обезболивающее. То и дело в его голову закрадывались сомнения: вдруг не придут, бросят его. Он потерял много времени, его хватило бы на то, чтобы быть поближе к венесуэльской границе, где очень много частных аэродромов. Там он мог просто запутать следы, проехав по прибрежному шоссе из Маракайбо в Санта-Марту или по высокогорной дороге в Кукуту. Частных аэродромов хватало и в Колумбии. Но сейчас каждое летное поле мели военные, полицейские, их осведомители.

Как и много лет назад, он снова ощутил себя отверженным. Он один, у него нет будущего. Нет под боком даже проститутки. Его снова больно стеганули слова покойного Рафаэля. Он пригрел его, дал будущее. Он же и забрал его.

И еще одна порция обезболивающего. Энрике слегка захватила короткая сцена. Впервые за эти дни боевики из двух подгрупп увидели друг друга. Блинков и Клюев обменялись на ходу короткими фразами. Колумбиец не расслышал, о чем они говорили, но увидел их тщательно спрятанные улыбки. Они явились сюда незваными гостями, сделали свое дело, собираются завершить работу, которую они знали назубок. Энрике по достоинству оценил и тот факт, что в Сан-Мартине Блинков не стал вступать в словесную борьбу с Эспарзой. Наверное, потому, что был уверен, что проиграет. Это все равно что новичку садиться с мастером покера за зеленое сукно. Эспарза не оставил бы ему ни одного шанса. И без слов он мог выиграть любой поединок.

Джеб пропал, словно его и не было. Энрике повел головой в одну сторону, в другую. В остерии остался один Клюев. Забрав со стойки свою кружку местного сервиса, он присел напротив колумбийца.

– В шесть часов ровно будь у Карлоса.

– Все идет по плану?

Клюев отпил половину кружки, бросил в рот креветку и встал из-за стола.

– Урод! – прошипел Энрике, провожая боевика ненавистным взглядом. – Какого черта я связался с вами!

Ответ пришел в виде унылой картинки: он лежит рядом с Акостой, повторяя его позу и копируя его развороченное пулями лицо.

Суарес посмотрел на часы. Минут через двадцать нужно трогаться. Путь отсюда до конторы Карлоса займет те же двадцать минут.


предыдущая глава | Игра по своим правилам | cледующая глава