home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Воздушно-десантные войска

Немецкое нападение 1 сентября 1939 года польская армия встретила крайне неподготовленной. Вооруженные силы ориентировались на традиционные методы ведения войны, испытанные во время боев с Красной Армией в 1919-1920 годах. Новым тактическим приемам и типам оружия (танковым войскам и т.д.) уделялось недостаточное внимание. Все же мода на эксперименты с выброской парашютных десантов, распространившаяся к концу тридцатых почти по всей Европе, не обошла и командование Войска Польского. Правда, до формирования собственных постоянных воздушно-десантных подразделений тогда так и не дошло.

В 1936 году пехотное училище в Остров-Мазовецка в порядке эксперимента провело краткий курс обучения курсантов и постоянного состава парашютному делу в целях тренировки будущих бойцов воздушно-десантных частей. Практически одновременно, 23 сентября 1936 года, в местечке Яблона (район Варшавы) состоялись первые учебные прыжки с привязных аэростатов. Однако все эти начинания не вышли из стадии опытов, в основном из-за нехватки матчасти.

Начиная с 1938 года поляки провели ряд маневров, на которых впервые в стране было проведено десантирование групп парашютистов с трехмоторных ночных бомбардировщиков Fokker F.VII/3m из состава 1-го Варшавского авиационного полка. Впервые практические прыжки с борта самолета произведены во время больших общевойсковых маневров в Велишево, а с 1938 года небольшой отряд десантников участвует в ежегодных учениях польской армии. В мае 1939 года в Быдгоще открылась парашютная школа, которая, однако, успела подготовить только один выпуск (занятия второго набора прекращены в связи с началом войны). В июне 1940 года в Великобритании сформировали так называемую 4-ю кадровую стрелковую бригаду (Kadrowa Brygada Strzelcow), возглавил которую полковник Станислав Сосабовский (Sosabowski). Как и у британцев, ее личный состав вначале обучался методам борьбы с немецкими воздушными десантами, угрожавшими тылам английской армии в условиях подготовки операции «Зеелеве». Позднее, согласно воззрениям главкома Польских вооруженных сил на Западе генерала Владислава Сикорского (Sikorski), в задачу бригады вошли тренировки солдат и офицеров, проходящих подготовку к заброске на территории оккупированного европейского континента.

В своем приказе от 1 мая 1942 года Сикорский обрисовал основные задачи личного состава 4-й бригады: проведение спецподготовки выделенного личного состава с целью формирования двух-трех оперативных отрядов, трех-четырех кадровых подразделений постоянного состава, а также штурмовых групп и инструкторов-оружейников для воздушно-десантных войск, призванных в случае необходимости поддержать вооруженное восстание на континенте.

Планируя реорганизацию вновь созданного I армейского корпуса, дислоцированного на Британских островах, генерал Сикорский наметил сформировать в его составе, кроме общевойсковых соединений, моторизованную стрелковую бригаду, пригодную для использования в десантных операциях, воздушно-десантную бригаду и учебную бригаду, в составе которой числились бы части специального назначения. Первые учения польских парашютистов из состава 4-й кадровой сбр были проведены 23 сентября 1941 года в районе Ливена (Шотландия). После прыжков, выполненных с самолетов «Whitley», генерал Сикорский вручил только что введенные знаки квалификации парашютиста первым 25 десантникам. Этот день и стал праздником созданной вскоре 1-й отдельной польской парашютной бригады, хотя официально эта войсковая часть образована 9 октября 1941 года, после приказа о переименовании 4-й кадровой сбр.

16 октября проведены учения под кодовым названием «Милец». Основой для них послужили действия парашютного батальона, десантированного на территорию противника с целью захвата аэродромов. Эту акцию поддерживали «повстанческие отряды».

Первый курс спецподготовки для группы из 20 офицеров начался 2 октября в шотландском селении Инверхоли-Касл. Это событие ознаменовало собой начало интенсивного переучивания переданного в бригаду командного состава; частью эта деятельность осуществлялась с санкции штаба 1 армейского корпуса в британских парашютных школах.

На курсах огневой подготовки слушатели овладевали навыками обращения с взрывчатыми веществами, а также изучали различные образцы стрелкового оружия. В мемуарах генерала Сосабовского «Кратчайший путь» период обучения описан так: "Душой всего курса был его главный инструктор, инженер-капитан Стравинский (Strawinski). Он был специалистом во всем, начиная с ознакомления курсантов с различными образцами взрывчатых веществ и кончая их использованием в самых различных условиях. Под его руководством курсанты учились установке мин и взрывных устройств любой конструкции, в зависимости от ситуации, которая может возникнуть в диверсионной работе. Обучение стрельбе навскидку из разного стрелкового оружия находилось в руках высококвалифицированных британских спецов. Все это сочеталось с наукой маскировки на местности, подхода к занятому противником объекту и занятия позиций при выполнении боевого задания в разных ситуациях. В учебном центре было сосредоточено огромное количество любых взрывчатых веществ и боеприпасов…

Когда до нас была доведена инструкция по ведению диверсионных операций… наибольшее… внимание привлек параграф… о том, что если получившего в ходе выполнения боевого задания ранение товарища невозможно вынести на себе, то лучше лишить его жизни с тем, чтобы он не попал в руки противника… После окончания курса мы предложили отобранным из числа слушателей кандидатам пойти на боевую операцию на континент… При этом мы руководствовались принципом, что решение кандидат должен принять не под воздействием эмоций, а лишь после всесторонней оценки всех аспектов этой опасной миссии… Когда в первой половине 1942 года мы получили британские штаты комплектования парашютной бригады, а вскоре начали поступать необходимые предметы снаряжения и учебные пособия… основная часть обучения была перенесена в военный городок бригады".

Зимой 1940/1941 годов польские десантники организовали первый курс лыжной подготовки в Уорд-хаусе. В ходе обучения солдаты набрали необходимую физическую форму, прошли несколько длительных марш-бросков и освоили технику лыжного слалома. Начальником курса стал полковник Ян Каминьский (Kaminski). В конце января 1942 года польские стажеры прошли первый цикл подготовки в британской парашютной школе Рингуэй. Там работало двое польских инструкторов-парашютистов — лейтенанты ВВС Ежи Горецкий (Gorecki) и Юлиан Гленболысь (Glebolys), которые и положили начало самостоятельному польскому парашютному факультету в Рингуэе. Вскоре по инициативе генерала Сосабовского был организован центр предпарашютной подготовки в Ларго-Хаус, прозванный всеми «обезьянником». Построенная польскими инженерами на территории учебного центра Ландин-Линкс парашютная вышка стала первым и в то время единственным объектом такого рода в Великобритании.

Полковник Владислав Стасяк (Stasiak) в своих мемуарах «Парашют шумит в полете» так вспоминает о времени, проведенном в «обезьяннике»: "Этот курс продолжался неделю и складывался из практических занятий, таких, как обучение на макете, имитирующем фюзеляж транспортного самолета, отделение от самолета (прыжок), правильное положение тела во время спуска с парашютом и правильная посадка; изучение парашюта: его устройство, укладка, надевание лямок подвесной системы, гашение купола после приземления; физическо-гимнастическая подготовка в поле и частично на снарядах с особым вниманием на укрепление суставов и мышц ног и плеч; спортивные игры, продолжавшиеся не менее двух часов ежедневно… Курсанты были расквартированы в палатках в парке. Входные ворота в лагерь были украшены изображением двух обезьян и надписью: «Если ищешь смерти, зайди на минутку». На старых деревьях парка были развешены обычные и опускаемые трапеции, имитирующие спуск с парашютом, и канаты, с помощью которых преодолевались глубокие и широкие рвы. Кроме того, там находились другие приспособления для тренировок, а также прыжковые вышки высотой порядка 2,5 метра. Для учебы приспособили даже маленькую старую конюшню; в ее потолке были пробиты отверстия, соответствующие размерам люков самолета, через которые парашютисты выполняли прыжки (имеется в виду люк на бомбардировщике «Whitley» — Ю. Н.). Над «люками» был надстроен фюзеляж самолета, чтобы десантники получали иллюзию реального прыжка…

Обучение в «обезьяннике» оказалось очень интенсивным. После первого, максимум второго дня занятий курсантам не хватало сил, чтобы подняться на второй этаж… По окончании курса слушатели оценивались инструкторами: при получении единственного «неуд» удостоившийся его несчастный был обязан пройти весь курс вновь".

Солдаты бригады, прошедшие обучение в этом центре, в дальнейшем во время прыжков с парашютом значительно реже попадали в различные внештатные ситуации, чем их английские коллеги. Низкий процент происшествий в сочетании с польскими методами обучения получили в Великобритании широкий отклик. Уже н 1942 году десантники «Сражающейся Франции» выразили пожелание пройти часть своей подготовки в Ларго-Хаус, а за ними последовали норвежцы и группы бельгийских, голландских и чехословацких добровольцев. Известность польской «учебки» поддерживалась и регулярными визитами офицеров и генералов ВДВ союзных армий, а также журналистов.

После окончания курсов в Ларго-Хаус их выпускники направлялись в учебный парашютный центр в Рингуэе (район Манчестера), где после соответствующей подготовки выполняли пять зачетных прыжков. Это был один из наиболее придирчивых этапов в процессе обучения личного состава бригады. Через некоторое время количество зачетных прыжков было доведено до восьми в следующем порядке: семь в светлое время суток (два с привязного аэростата и пять с самолета «Уитли», а затем с «Дакоты»), а затем один ночной прыжок с аэростата. Следующей ступенью парашютной подготовки, также проходившей в Рингуэе, стало повышение квалификации специально отобранных десантников. В ходе этого курса слушатели совершали групповой прыжок (10 человек с трех летящих друг за другом самолетов), еще один ночной прыжок с аэростата и ночной прыжок группы из 10 парашютистов с самолетов.

Очередным этапом спецподготовки был так называемый «штурмовой курс» в Данкелде (район Перта), впоследствии получивший название «KOR-ZONKOWEGO». На нем солдаты учились плавать, строить переправы, использовать плавсредства, минировать под водой мосты, искать броды. Туда же входили навыки выживания на местности и высокогорных восхождений.

Полковник Владислав Стасяк так описывает свой опыт подготовки в Данкелде: "Мы поселились в десятиместных палатках, разбитых в лесу. Смысл обучения заключался в добывании средств к существованию на местности и физической подготовке к действиям в тяжелых условиях… Весьма частыми занятиями были «выходы» по суше или воде, либо комбинированные… Марш начинался на лодках, причем мы должны были плыть против течения на дистанцию 8 км… Под конец «мореходного» маршрута неожиданно начался затяжной дождь: из лодок приходилось непрерывно вычерпывать воду. О поисках укрытия и речи не могло идти.

В конце концов мы добрались до обозначенной на карте цели похода, причем дождь продолжал хлестать… наконец, мы нашли убежище под дорожным виадуком… Теперь было необходимо провести марш на несколько километров через заросший высоким папоротником лес. Я не знаю, что было хуже — плыть по реке по пояс в воде или продираться сквозь мокрые, почти метровые заросли папоротника под неутихающим дождем… Когда стемнело, мы смогли остановиться на ночлег… Нужно было подготовить в насквозь промокшем лесу хоть какое-то место для сна… Затем мы соорудили навес от воздушных наблюдателей… Мы располагали только собственным обмундированием и небольшими плащ-накидками… которые хотя и были прорезинены, но только с одной стороны — вода все равно протекала… После подготовки спальных мест и уничтожения пайка мы, не раздеваясь, уснули… До наступления темноты мы провели учебную «атаку» на железнодорожную станцию, а затем в быстром темпе отошли к самому базовому лагерю… Таким способом мы учились выживанию в поле, а кроме того, существенно поднимали уровень физической подготовки. Интересно, что после таких «выходов» процент заболеваний становился минимальным".

После прохождения личным составом всех этих курсов начиналась боевая подготовка в составе подразделений (отделения, взводы, роты и батальоны) с полной выкладкой и вооружением. Когда 15 июня 1944 года на смотре в Кьюпаре солдаты 1-й бригады выстроились под недавно полученным в дар от английских десантников боевым знаменем, в ее рядах стояло 2102 отлично подготовленных парашютистов из общего числа личного состава в 2302 человека.

Итак, хотя ее формирование затянулось, но к началу операции «Overlord» 1-я отдельная польская парашютная бригада (1. Samodzielna Brigada Spa-dochronowa — 1. SBSp) была доведена до высокой степени боеготовности. В состав бригады вошли: штаб, 1, 2 и 3-й парашютные батальоны, легкий артиллерийский дивизион, противотанковый батальон, а также различные специальные подразделения и службы. Численность личного состава — около 2000 человек.

Бригада с самого начала готовилась для высадки на родину в случае, если союзные войска выйдут к восточным границам Германии. При подготовке к вторжению в Европу ее включили в состав 1-й Союзнической воздушно-десантной армии генерала Бриртона. Возглавил польских парашютистов уже упоминавшийся полковник, впоследствии — бригадный генерал С. Сосабовский, находившийся в этой должности до 9 декабря 1944 года. После него командование бригадой осуществляли: подполковник С. Яхник (S. Jachnik), полковник Я. Каминьский и подполковник Ф. Щербо-Равич (F.Szczerbo-Rawicz). К 1944 году бригада дислоцировалась в районе Нортгемптона (Восточная Англия).

В боевых действиях при открытии второго фронта польские парашютисты активного участия не принимали, находясь в резерве. Неудачей окончились и попытки руководителей польского правительства в Лондоне в августе 1944 года склонить союзников к десантированию бригады в восставшую Варшаву. Англичане и американцы отказали им, так как для беспосадочной переброски десантников через всю оккупированную немцами Европу потребовалось бы около 250 четырехмоторных бомбардировщиков «Liberator», что в разгар боев на севере Франции коалиция выделить не могла.

Впервые бригада в полном составе пошла в бой во время операции «Market Garden». Поляки высаживались совместно с 1-й английской вдд: 17 сентября передовые части (2-й батальон) выброшены к западу от Арнема, а в течение двух последующих дней совместно с английскими десантниками на северном берегу реки Лех на планерах приземлились подразделения 3-го батальона. В ходе десантирования поляки потеряли 35 планеров, часть которых сгорела еще в воздухе. Немедленно развернулись тяжелые бои за город, во время которых высаженные части потеряли около 30 % личного состава.

Когда провал операции стал очевидным, англичане начали отступление от Арнема, бросив на произвол судьбы блокированный немцами в районе автомобильного моста через Рейн 2-й польский парашютный батальон. 21 сентября на помощь терпящим поражение войскам был направлен резерв бригады и ее штаб во главе с генералом Сосабовским (нелетная погода не позволила сделать это раньше). Вторую группу (1-й батальон) удалось выбросить только через два дня, причем из 114 «дакот» к цели под сильным зенитным огнем сумели пробиться только 53: всего за эти дни высажено 1067 солдат и офицеров. Однако контакт с окруженными частями восстановить не удалось — основные силы вернулись в район выброски и заняли круговую оборону в городке Дрил.

25 сентября британское командование приказало остаткам 3-го батальона отойти на южный берег Рейна. Переправа осуществлялась ночью, почти без плавсредств, под сильным огнем и частыми контратаками врага. К утру 26-го через реку вплавь переправились остатки группы прикрытия в количестве 160 человек. За пять суток боев у Арнема бригада потеряла убитыми, ранеными и пленными 378 человек. После соединения с наземными частями парашютистов перебросили к Маасу, а затем — в Остенде, где погрузили на транспорты и отправили в Великобританию.

После этих событий бригада уже не принимала участия в войне, находясь в составе 1-го резервного польского корпуса в Шотландии до 1945 года. Бригада несла оккупационную службу на севере Германии, расформирована в 1947 году.


Униформа | Войска спецназначения во второй мировой войне | Экипировка и униформа