home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Боевой путь

Едва сформировав относительно крупные части ВДВ, американцы направили их в Англию для возможного использования в боевых действиях. В июне 1942 года в расположение 1-й британской парашютной бригады (Чилтон-Фолиайт, графство Уилтшир) прибыл личный состав 509-го парашютного батальона под командованием подполковника Эдсона Д. Раффа (Adson D. Ruff). В задачи десантников входила совместная боевая подготовка с англичанами и тренировка в выполнении общих боевых задач. До использования парашютистов (как английских, так и американских) едва не дошло в августе 1942 года, во время неудачного рейда на Дьепп. Но, к счастью для десантников, их участие было отменено.

В первый раз парашютисты Раффа пошли в бой не на побережье Ла-Манша, а в Северной Африке, где приняли участие в обеспечении проведения операции «Torch». 8 ноября 1942 года 509-й батальон на сорока «дакотах» вылетел в район алжирского города Оран — французской военно-морской базы и одного из главных объектов начинавшегося англо-американского вторжения. Высадка должна была осуществиться не с помощью парашютов, а посадочным способом на ВПП крупного аэродрома Эль-Сения, занимаемого частями французских вишистов. От последних не ожидалось никакого сопротивления, но при подлете к цели американские самолеты внезапно попали под массированный обстрел средств ПВО и вынуждены были отказаться от посадки на аэродром, В связи с отсутствием парашютов высадка оказалась сорванной; поскольку С 47 действовали на пределе своего радиуса действия, горючего для возвращения на базу не осталось и все машины были вынуждены сесть на высохшее солевое озеро, находящееся на значительном удалении от Эль-Сении. Там парашютисты и прохлаждались, пока город и аэродром не были захвачены частями, высаженными с моря. Однако применение им все же нашлось — уже 11 ноября десантники были переброшены на другую французскую авиабазу — Тебес, расположенную на алжирско-тунисской границе. В этом пункте батальону Раффа удалось без помех приземлиться на ВПП, разоружить местный гарнизон, не оказавший сопротивления, и установить контроль над важным в тактическом отношении объектом.

В самом конце 1942 года 509-й батальон привлекли к выполнению специальн-ого задания — подрыву железнодорожного моста близ местечка Эль-Джем (юг Туниса, уже оккупированного к тому времени немцами и итальянцами). Усиленный взвод (44 человека) был выброшен с парашютами в темные утренние часы, быстро справился с не ожидавшей нападения малочисленной охраной, уничтожил мост, но на обратном пути почти полностью погиб. Причиной этому послужил почти 200-километровый переход по скалистой пустыне в расположение своих войск. Во время этого рейда по тылам противника погибло 36 человек.

Боевое крещение 82-й дивизии под командованием генерал-майора Мэтью Б. Риджуэя (Matthew В. Ridgeway)[16] состоялось при высадке союзников на Сицилии (операция «Husky»). Операция проводилась в качестве первого шага по вторжению в Италию с целью ее вывода из войны и перенесения боевых действий на европейский континент. Остров, а также прилегающие территории Сардинии и южной части Апеннин в течение двух месяцев перед высадкой подвергались интенсивным бомбежкам (подробнее см. раздел «Великобритания»).

Для обеспечения наступательных действий морского десанта (до 66 тысяч человек в первой волне) парашютисты на рассвете 10 июля 1943 года были сброшены в секторе американского II корпуса — авангарда 7-й армии генерал-лейтенанта Джорджа Паттона (George Patton), между Ликатой и Скольитти. Плохая организация высадки воздушного десанта, которой вообще отличалась операция «Huski», сказалась и здесь. Все началось с того, что соединение транспортных «дугласов», на которых летел авангард 82-й дивизии — 505-й парашютный полк полковника Джеймса М. Гэвина (James M. Gavin), при пересечении береговой линии было встречено шквальным зенитным огнем[17]. Строй самолетов нарушился, а необстрелянные летчики сбросили своих «подопечных» куда попало, в результате чего около двух тысяч парашютистов оказались рассеянными по всему острову. Часть из них попала даже на его противоположный берег, в зону высадки английских войск (в полутора тысячах километров от назначенного района десантирования). Разумеется, ни о каком выполнении боевой задачи в этих условиях говорить уже не приходилось.

Оценив ситуацию, союзное командование направило вслед за полком Гэвина и главные силы 82-й дивизии — 504-й парашютный полк вместе с артиллерийским дивизионом, которые вначале планировалось оставить в резерве для последующего вторжения в Южную Италию. Эти силы попали в еще худшую переделку: при перелете над Средиземным морем на самолеты

С 47 обрушился огонь не в меру бдительной ПВО соединения английских кораблей, прикрывавшего высадку морского десанта. «Дакоты» приняли за вражеские бомбардировщики, в результате чего 12 самолетов было сбито, а еще 37 вернулись на базу ввиду сильных повреждений. Общие потери 504-го полка при этом составили свыше 300 человек. Остальные транспортники, прорвавшись через свой и вражеский зенитный огонь, все же сумели провести выброску парашютистов.

Часть сил высажена в район Джелы, в центре захваченных на побережье плацдармов, часть — на правом фланге, у населенного пункта Санта-Кроче-Камерина. К последнему сухопутные войска подошли уже на следующий день, а вот у Джелы дела с самого начала пошли трудно. Почти сразу после приземления парашютистов и высадки на берег сил вторжения американцы были встречены здесь контратакой легких итальянских танков, а затем и германских танковых частей дивизии «Hermann Goering» из района Кальтаджироне, с которыми вступили в бой (за неимением у высаженных войск достаточного количества противотанковых средств) крейсера и эсминцы сил поддержки. Войска стран «оси» нанесли удар и в направлении Ликаты. Бои на побережье продолжались до 12 июля, когда противник под градом снарядов корабельной артиллерии и непрерывными бомбежками с воздуха начал отход в горы.

Решительные действия немецких войск по изолированию воздушных десантов ввиду общего неравенства сил успехом полностью не увенчались, но все же «первый блин» американцев оказался комом: целый батальон «самых крутых парней в мире» из состава 82-й дивизии попал в окружение и был пленен противником. Тем не менее десантники выполнили задачу и в дальнейшем продвигались вглубь острова вместе с сухопутными войсками. После завершения боев и последовавшей за этим эвакуацией немецко-итальянских частей на континентальную часть Италии началась подготовка к вторжению через Мессинский пролив. Для выполнения операции «Avalanche» («Лавина») 7-ю армию сменила 5-я, проходившая до этого подготовку в Северной Африке. Наиболее обстрелянные части Паттона (в том числе и пополненная 82-я дивизия) были сведены в VI армейский корпус и включены в состав 5-й армии. Далее последовала кровопролитная— и не вполне удачная высадка под Салерно, где 82-я дивизия вновь оказалась сильно потрепанной. Наконец, 501-й парашютно-десантный полк в составе VI армейского корпуса

5-й армии принял участие в неудачной десантной операции в районе Анцио (план «Shingle» — «Морская галька»). Высаживающиеся части были призваны обойти с фланга немецкую «Готическую линию» (находилась в 150 километрах южнее) и стоящих насмерть у монастыря Монте-Кассино солдат германского парашютного корпуса. Полк был высажен в окрестностях порта в первой волне десанта (совместно с частями рейнджеров) на плавающих бронетранспортерах LVT и автомобилях DUKW-353 с задачей захватить плацдарм для высадки морского десанта, следующего из Неаполитанского залива. Операция началась 22 января 1944 года в два часа ночи — стоящие на якоре вблизи берега транспорты с войсками ожидали сообщений от первой волны десанта. Побережье обороняли только два немецких батальона ослабленного состава и несколько береговых батарей, поэтому парашютисты и подразделения рэйнджеров, используя эффект внезапности, сразу же захватили городской порт и начали прием судов с основными силами десанта. Высадка прошла без сучка, без задоринки, но развить успех союзники не смогли: вместо того чтобы стремительно наступать в тыл немецким частям, обороняющимся южнее, они начали закрепляться на плацдарме. Уинстон Черчилль впоследствии с горечью заметил по этому поводу: «Мы ожидали, что высадим на берег дикую кошку, а это оказался издыхающий кит». Ответные меры немцев не заставили себя ждать: десант был наглухо заблокирован контратаками на небольшом прибрежном пятачке и несколько месяцев вел тяжелые оборонительные бои против танковых соединений вермахта, практически не облегчив положение частей, штурмующих «Готическую линию». В этих боях 501-й полк понес большие потери и вскоре был эвакуирован на юг Италии для переформирования.

Итак, за время наступательных боевых действий в Средиземноморье американские воздушно-десантные части понесли чувствительные потери. Поэтому после взятия Неаполя обе дивизии (82-ю и 101-ю) вывели в резерв и перебросили в Великобританию для отдыха, пополнения и подготовки к грядущим тяжелым боям во Франции. Были сделаны и определенные неутешительные выводы: по результатам сицилийской кампании союзные штабисты сочли, что в условиях активного противодействия ПВО противника не более 10 % численности воздушно-десантных сил может пробиться к району высадки и начать выполнять боевую задачу. Эти тезисы должны были учитываться при разработке вторжения в Европу, где планировалось самое широкое использование ВДВ.


Воздушно-десантные войска | Войска спецназначения во второй мировой войне | * * *