home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

В 1942 году британская Бирма оказалась в руках японцев. Англо-индийские войска заняли позиции в Аракане и Ассаме, защищая границы Индии. Говоря об обеспечении войск в джунглевых условиях, можно привести пример из отличной статьи В. Котельникова в журнале «Техника и вооружение»: "Крупные порты, где разгружались транспортные суда, отстояли очень далеко от районов боевых действий. Их разделяли горы и джунгли. Конвои союзников приходили в Читтагонг (на территории нынешнего Бангладеш). Оттуда грузы везли сначала по железной дороге обычной колеи, затем по узкоколейке, а дальше— баржами и грузовиками. Ближе к линии фронта более-менее приличных дорог не было вовсе. Пути, показанные на военных картах тех мест, пестрят пометками: «пешеходная тропа», «допустимо продвижение с вьючными животными», «дорога пригодна только для джипов в сухой сезон». Грунтовка, покрытая саперами металлическими аэродромными матами, по местным меркам, — чуть ли не автострада.

У японцев положение было не лучше. Пароходы разгружались в Рангуне. Угробив 24 тысячи пленных (во время так называемого «второго марша смерти» — Ю. Н.), их руками Императорская армия протянула одноколейную железную дорогу до Моул-мейна. А дальше — лодки-сампаны, навьюченные мулы и ослы, караваны носильщиков, мобилизованных из местного населения, и кое-где грузовики. Горы и джунгли препятствовали образованию сплошной линии фронта. Обороняли узлы дорог, речные пристани, сравнительно крупные населенные пункты. Подобная обстановка, разумеется, до предела ограничивала применение бронетанковой техники и тяжелой артиллерии.

Ко всему этому следует добавить жару и влажность, ливни в период муссонов, насекомых и тропические болезни".

Требовалось нестандартное решение, и оно было найдено нашим героем. Прибыв на новое место службы и изучив театр, Уингейт преисполнился убежденности в том, что густые джунгли Бирмы словно специально созданы для ведения «малой войны». Штаб британских войск в Индии вначале сопротивлялся инициативе бригадира, но Уингейту удалось убедить в своей правоте более традиционно мыслящий английский генералитет. Заросший за время пребывания в Абиссинии густой бородой эксцентричный бригадир настойчиво излагал свои доводы начальству, пока фельдмаршал сэр Арчибальд Уэйвелл (Wavell), командовавший британскими силами в этом регионе и знавший Уингейта еще по Ближнему Востоку, в конце концов не предложил ему сформировать отряды для действий в тылу японских войск. Это было трудное задание, особенно если учесть традиционные антибританские настроения жителей Бирмы. В начале 1943 года бригадир Уингейт приступил к созданию специальных формирований, получивших название «шиндиты» (The Chindits). Изобретенное бригадиром название «шиндиты» произошло от искаженного наименования крылатого льва Шинти (Шинди) — излюбленного мифологического персонажа бирманцев, чьи изображения покрывали стены буддистских храмов и гробниц.

Тактика, разработанная Уингейтом и его штабом, предусматривала вывод «колонн» шиндитов в японский тыл с последующим их снабжением исключительно по воздуху. Предпосылками к этому стало отсутствие у японских ВВС господства в небе и весьма труднопроходимые джунгли, надежно ограждавшие зафронтовые базы англичан от атак противника. Базой для развернутой Уингейтом вербовки добровольцев стала так называемая 77-я пехотная бригада, впрочем, имевшая мало общего с линейной пехотой англо-индийской армии. Впоследствии добровольцы проходили полугодичный курс спецобучения в лагере особого назначения, построенном на территории Центральной Индии, в условиях, приближенных к действиям в бирманских джунглях. В процессе тренировок солдаты совершали длительные и изматывающие марши на местности, учились ориентированию и навыкам выживания в условиях «зеленого ада». Курсанты этих, быстро ставших престижными конкурсов, получали неплохую закалку, а некоторые из них попадали в госпиталь по причине полного физического истощения. В состав таких групп входили гурки, бирманские качины, ка-рены, горцы из племени шан, а также англичане из состава полка Kings Liverpool Regiment. Большинство волонтеров уже перевалило 30-летний рубеж, однако после напряженных тренировок все оставшиеся в рядах шиндитов бойцы приобрели отличную физическую форму.

База шиндитов находилась в районе пограничного с Бирмой захолустного индийского городка Импхал, расположенного в провинции Манипур. Через три дня перед первым рейдом, совершенным главными силами, на восточный берег реки Чиндуин вышел разведывательный отряд с задачей оборудования базы, а также подготовки «пятачка» для десантирования грузов британской авиацией.

8 февраля 1943 года отряды глубинного проникновения вышли на задание: их целью стала железная дорога Мандалай — Мьичина. Три тысячи англичан и гурков из состава 77-й пехотной бригады вторглись в Бирму с территории пограничной индийской провинции Ассам. С базы Импхал колонны проникли в глубину расположения врага на 500 миль, уничтожая встреченные подразделения противника и военные объекты, взрывая мосты и полотно железных дорог. 1 марта отряды Уингейта вышли к Пинбону, где разделились на несколько небольших ударных групп. После пятидневного марша две из них добрались до цели и перерезали железную дорогу в четырех местах. Три колонны даже форсировали крупнейшую в Бирме реку Иравади, после чего были вынуждены повернуть обратно — ввиду удаленности от своих баз их снабжение по воздуху прекратилось.

19 января японцы перебросили в район действий шиндитов крупные силы, которые должны были отрезать противнику обратную дорогу. В сложившихся условиях Уингейт разделил свои войска на две части, повысив таким образом шансы на прорыв через японские позиции; его подразделениям предстояло преодолеть порядка 300 километров джунглей. Во время отступления британцам пришлось пережить несколько ожесточенных стычек с частями противника: одна из групп оказалась перед необходимостыо отойти на север и вышла на территорию Южного Китая (!). Из 3000 человек, принявших участие в этом рейде, назад вернулось только 2182. Несмотря на потери, операция закончилась успехом и показала, что войска, действующие в японском тылу и лишенные нормального в общеармейском понимании снабжения, способны вести успешные боевые действия при наличии более или менее бесперебойных поставок снаряжения с воздуха. На всем 1600-километровом пути шиндиты расчищали в джунглях небольшие посадочные площадки, на которые приземлялись десантные планеры и легкие самолеты, вывозившие на «большую землю» раненых и больных. В результате анализа итогов этой операции и последовавших за ней рейдов японских «тейсинтай» британское командование сменило свою, вначале скептическую точку зрения на идеи Уингейта и стало оказывать ему всемерную помощь. Известия о действиях Уингейта дошли до самого премьера Черчилля, который вызвал бригадира в Великобританию. В ходе Квебекской союзнической конференции (август 1943 года) последний подробно осветил перед слушателями свои планы крупномасштабного развертывания действий частей специального назначения в тылу противника в Бирме. Уингейту присвоили чин генерал-майора и приказали принять командование над крупными силами шиндитов, численность которых планировалось довести до шести бригад. Сразу после конференции новоиспеченный генерал вместе с адмиралом Маунтбэттеном (бывший глава Штаба объединенных десантных операций, а затем союзный главком в Юго-Восточной Азии) выехал в Вашингтон с целью создания специального авиационного соединения, которое было призвано обеспечить снабжение и воздушную поддержку его войск. Кроме того, после выполнения задания все колонны впредь должны были эвакуироваться самолетами.

Первоначально (с июля 1942 года) группы LRPG формировались из личного состава вышеупомянутой 77-й англо-индийской бригады, но впоследствии их численность возросла и стала эквивалентной шести пехотным бригадам (14, 16, 23, 77 и 111-я получены при расформировании 70-й английской дивизии, а 3-я восточно-африканская бригада выделена из состава 81-й восточно-африканской дивизии) — всего 24 батальона. В тактическом отношении каждая бригада состояла из нескольких колонн, британских либо гуркских. Вначале штатная численность колонны составляла 306 человек, затем была доведена до 369. Подразделение имело в своем составе секции ВВС, связи, медицинскую секцию, диверсионную группу, пехотную роту, взвод бирманских стрелков (Birma Rifles — колониальные британские войска, укомплектованные местными жителями) и группу поддержки. Полностью укомплектованные и включавшие в себя части дивизионного подчинения, эти силы в сумме примерно равнялись двум пехотным дивизиям. Официально группировка Уингейта именовалась 3-й индийской дивизией. Спецподготовка групп дальнего поиска возлагалась на САС.

Авиационный компонент шиндитов составило вновь созданное 1-е авиационное соединение спецназначения (Air Commando) под командованием американского полковника Филиппа Ч. Кокрейна (Cochrane). Соединение непосредственно подчинялось Уингейту, по штату в нем числилось 25 истребителей Р 51А, 16 транспортных G 47, 32 планера CG 4А, 32 легких самолета связи L-5 и несколько UC 64. Вначале эта авиагруппа именовалась «531-я временная часть» и представляла собой разношерстное собрание самолетов с пилотами, не имевшими опыта полетов над джунглями. Кокрейн немедленно развернул программу спецподготовки своих подчиненных, после чего 531-ю группу развернули и доукомплектовали. Фактически в марте 1944-го «частная авиация» Уингейта насчитывала 30 истребителей, 12 бомбардировщиков-штурмовиков

В 25 с 75-мм пушками, свыше 100 легких одномоторных самолетов и даже 8 экспериментальных вертолетов YR4, впервые примененных в бою (всего они совершили 23 вылета для эвакуации раненых и больных). Общее количество десантных планеров Waco CG 4A и TG 5 во вверенных Уингейту частях достигало 225, в качестве их буксировщиков применялись 25 транспортных самолетов С 46 и С 47 «Dakota». Впоследствии в США сформировали еще два авиационных соединения спецназначения, одно из которых (2-е) также перебросили в Бирму.

Согласно разработанной тактике, каждую колонну шиндитов должен был сопровождать офицер-авианаводчик, прикомандированный от ВВС. В его задачи входило наведение на цели истребителей-бомбардировщиков, выбор участков для сброса грузов, подбор площадок для приема легких самолетов связи.

В ночь с 5 на 6 марта 1944 года началась вторая массированная операция по проникновению в японский тыл. По плану операции «Wendy» 2000 шиндитов из состава 16-й бригады просачивались мелкими группами через линию фронта, а еще 10 000 бойцов из 77-й и 111-й бригад планировалось перебросить на планерах и самолетах в тыл врага на удаление до 200 км, где во время прошлогоднего рейда Уингейта был оборудован передовой аэродром вторжения, прозванный «Broadway». Его размеры позволяли принимать транспортные самолеты и десантные планеры (последние использовались в основном на первом этапе операции). Согласно первоначальному плану, предполагалось использовать три посадочные площадки (кроме «Бродвея», в джунглях расчистили аэродромы «Aberdeen» и «Piccadilly»), но данные фоторазведки показали, что японцы обнаружили площадку «Пикадилли» и вбили в посадочную полосу деревянные надолбы, замаскировав их травой. Поэтому весь первый эшелон было решено высаживать на «Бродвее».

Первая «дакота» с двумя CG 4A на буксире стартовала с базового аэродрома Лалагат в направлении Бирмы в 18.10 5 марта. Из-за перегрузки и сильных порывов ветра девять планеров разбились, упав в районе «Бродвея» и возле рек Чиндуин и Иравади. Еще пять планеров преждевременно расцепились с буксировщиками и сели недалеко друг от друга вблизи одного из японских штабов. Десант после короткой стычки с охраной штаба отошел в джунгли: противник счел это событие попыткой диверсионного рейда с целью сорвать японское наступление на Импхал, что якобы свидетельствовало о чисто оборонительной стратегии союзников.

При посадке планеров на «Бродвей» выяснилось, что японцы побывали и там: поперек ВПП были прорыты незаметные в густой траве глубокие борозды. Несколько планеров разбились при посадке, их не успели убрать до подлета следующей группы. После неизбежного столкновения вся полоса оказалась забитой обломками. Основную волну десанта, летевшую на С 47, пришлось вернуть на Лалагат. Высадившиеся на аэродроме 400 шиндитов заняли оборону по его периметру, а американские саперы, выгрузившие из планеров малогабаритные бульдозеры, катки и прочий инвентарь, начали строить полосу для посадки двухмоторных транспортных самолетов. После передачи в эфир кодового сообщения «Свиная колбаса» самолеты С 47 с Лалагата вновь поднялись в воздух. За ночь на «Бродвей» приземлилось 62 «дакоты». На следующий день 12 планеров сели на находящуюся поблизости вспомогательную площадку, где в течение ночи британцы соорудили еще один аэродром — «Chowriyrhee». Грузы и личный состав перебрасывались на «Чаурирхи» в течение двух последующих ночей, после чего аэродром был оставлен: войска вышли на заданные маршруты, а самолеты вернулись на базы. Через два часа после ухода шиндитов японцы нанесли по опустевшему «Чаурирхи» ожесточенный бомбовый удар, разумеется, оказавшийся безрезультатным. О высадке на «Бродвее» противник узнал только 13 марта, когда подразделения Уингейта начали атаки японских тыловых объектов. В довершение всего 23 марта на площадке «Абердин» высадили еще один отряд шиндитов. Всего же в течение шести первых ночей операции «Уэнди» союзники перебросили в глубокий тыл врага 9052 солдата и офицера, 1183 мула, 175 пони и 242 тонны войсковых грузов. Потери составили 121 человека, причем 25 марта в авиакатастрофе погиб сам генерал Уингейт. После него шиндитов возглавил Майк Жалвер — выпускник Шотландской диверсионной школы, бывший офицер частей коммандос.

При форсировании 16-й бригадой шиндитов реки Иравади вновь широко использовались десантные планеры, на которых войскам доставили надувные десантные лодки, подвесные моторы к ним и горючее. 30 марта на планерах привезли противотанковые гранатометы PIAT: они применялись при штурме укреплений японцев.

Основная масса грузов сбрасывалась на парашютах. Как пишет В. Котельников, "чего только не сбрасывали. Вниз летели живые овцы, козы и куры, бочки и канистры с бензином и маслом, патроны, сигареты, почта и банки с пивом. Для полевых ремонтных мастерских сбрасывали запасные моторы к автомобилям, мосты и рамы для грузовиков. С парашютами прыгали даже мулы (со связанными ногами) — и ничего. И сено для них тоже падало с неба. Вскоре вокруг базового лагеря в Тулихале на ветвях деревьев висело столько шелковых куполов, что шиндиты в конце концов назвали это место «белым городом». При строительстве взлетно-посадочной полосы в Тулихале не обошлось без курьеза: ее длина составила 1200 метров, что в три раза превышало требования летчиков. Секрет этого оказался прост — представитель ВВС США, заказавший полосу, записал ее длину в футах, в то время как английские саперы по привычке разметили длину ВПП в ярдах (порядка 3 футов). Однако это «разночтение» позволило союзникам эксплуатировать аэродром весьма необычным образом: в период наиболее интенсивных полетов транспортные самолеты стартовали с Тулихалы в разные стороны от центра полосы. Всего же за время рейда шин-диты оборудовали в джунглях пять больших аэродромов и примерно 100 не-больших посадочных площадок для приема вертолетов и легких самолетов L-5.

Когда начался сезон тропических ливней и грунтовые ВПП размокли, для обеспечения шиндитов стали использовать четырехмоторные летающие лодки «Sunderland» 230-й английской патрульной эскадрильи. Они садились на озерах, доставляя войскам оружие, боеприпасы и забирая раненых и больных. Например, с озера Лудавки таким образом эвакуировали 557 человек.

В мае 1944 года ввиду возросшей активности японцев британцы эвакуировали «белый город», однако операция продолжалась полным ходом: 9 апреля в Северной Бирме на десантных планерах высадились английские подкрепления, в задачу которых входил захват города Мьичина с расположенным там крупным японским аэродромом. В это же время с севера двинулись четыре китайские дивизии и созданная по образу и подобию шиндитов американская тактическая группа «Mars» (около 10 000 человек) под командованием генерала Стилуэлла. Этой американо-китайской группировке подчинили и британских шиндитов. 17 мая Стилуэлл захватил аэродром и подошел к Мьичине. На захваченное летное поле сразу же приземлились американские транспортные самолеты, доставившие, кроме всего прочего, трубы и насосы для постройки топливопровода. Уже в декабре союзники сумели наладить прямые поставки горючего из Читтагонга наступающим войскам и авиации, действующей в Бирме.

После нескольких месяцев боев среди джунглей и гор, 26 июня шиндиты взяли город Могаун — важный японский опорный пункт в Бирме. 30 июля японцы начали отход от Мьичины, но окончательно в руки союзников этот город попал лишь 5 марта 1945 года. С падением этих баз противник начал общее отступление, не останавливавшееся до самого конца войны.

Тактика, разработанная Уингейтом, к середине 1944 года была принята для всех частей англо-индийской армии, наступавших в Бирме. Все необходимое для продвигавшейся сквозь горы и джунгли 300-тысячной группировки войск отныне доставлялось исключительно по воздуху. Противопоставить этому способу снабжения японцы не смогли ничего. В своих воспоминаниях лорд Маунтбэттен так написал об Уингейте: «Генерал погиб в минуту своего триумфа. В его лице союзники потеряли одну из наиболее выдающихся и решительных фигур, а солдаты лишились такого командира, о котором можно было только мечтать. Я же потерял моего личного друга и верного помощника…»


Шиндиты | Войска спецназначения во второй мировой войне | Экипировка и униформа