home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Арканзас, весна сорок второго года правления куриан

Валентайн провел зимние месяцы, прилежно подтягивая знания, чтобы соответствовать своему званию лейтенанта. Изучая в классе линии обороны и маневры перед лицом врага, он узнал, как тяжело бывает в походе с обозами и вьючными животными. Днем он лестью выманивал шесть пуль различных калибров в арсенале для занятий по баллистике, а ночью делал письменный подробный разбор битвы при Клозвице. Проведя утро в спорах с весьма требовательными женами Волков, живущими в лагере, по поводу качества муки, он наспех дописывал работу по аргументации объективной реальности, в защиту Сократа от Протагора.

Будучи проницательным наблюдателем и обладая хорошей памятью, Валентайн строил свое поведение по образцу тех офицеров, которых особенно уважал. Он ценил методичность, с которой Ле Авре планировал каждую кампанию. После его указаний любой руководитель группы настолько хорошо знал свою задачу, что капитану на марше приходилось за день отдавать лишь две команды: «Разбить лагерь» на закате и «С лагеря сниматься» на рассвете. Бригада работала как хорошо отлаженный механизм, стоило лишь командиру нажать кнопку «Пуск». Валентайн восхищался ролью лейтенанта Мэллоу в выполнении приказов командира и копировал заинтересованность Бростова в людях, его стремление помочь всем, чем только возможно.

С другой стороны, от него не укрылось, что Мэллоу нерешителен, когда отсутствуют четкие и ясные приказы капитана, а Бростов выпивает. Он отмечал для себя эти черты и учился тому, как не надо себя вести. Люди любили его и, что еще более важно, уважали по той простой причине, что это чувство было взаимным.

Охранники, вместе с которыми он учился в военном колледже, посмеивались над ним из-за его одежды из оленьей кожи тускло-коричневого цвета и из-за его застенчивости. Молодой Волк избегал бурных вечеринок по выходным, которыми развлекались студенты с тех самых времен, когда образовались первые университеты, и помалкивал в классе, если только его не вызывали. Он не рассказывал о своем боевом опыте даже другим Волкам, которые иногда появлялись в колледже как студенты или лекторы. Он познакомился с учеными из Мискатоника, прочитал некоторые из их папок, содержащих информацию о курианах, и больше слушал, чем говорил. Эти черты, а особенно последняя были редки среди молодых Волков, отличавшихся бравадой, хвастливостью и довольно агрессивным поведением.

И все же Валентайн был одинок. Он попал в собственную ловушку. Ему всегда нравилось быть одному, и теперь он оказался в том безвыходном положении, в которое молодые люди определенного склада загоняют сами себя и из которого не могут потом выбраться. Но, несмотря на отсутствие товарищей, он наслаждался жизнью и ролью лейтенанта больше всего в своей жизни. Постоянные сложные задачи, физические и умственные, только раззадоривали его.

Бригада Зулу участвовала в боевых действиях дважды в этом году, но в силу занятости в колледже и неопытности Валентайн оба раза оставался в лагере командовать отрядом таких же унылых Волков и отвечать за охрану громоздких обозов и поклажи. Соревнования по стрельбе среди гражданских и репетиции музыкальных отрывков для встречи возвращающихся Волков — вот что давало выход напряжению, и каждый раз, когда кто-то из его отряда контрабандой протаскивал женщину в изолированную палатку, он притворялся, что ничего не заметил. С первыми зелеными весенними ростками бригада Зулу вышла из Пайн-Блафф и направилась к горам Уошито, в зону активных военных действий.

— Прости, Валентайн, ты снова остаешься, — сказал капитан Ле Авре, положив кусок мела. Косые лучи заходящего солнца придавали его лицу теплый, золотистый оттенок.

За его спиной на зеленой классной доске висела карта Южно-Восточного Арканзаса и границ Луизианы. Пунктирные кружочки отмечали места, которые предстояло патрулировать. Рядом с молодым Волком Бростов и Мэллоу что-то вполголоса обсуждали.

— Есть вопросы, господа? — спросил капитан.

— Что вы оставите Валу, сэр? — спросил Бростов.

— Весь его взвод. То, что он остается, еще не значит, что ему нечего будет делать. В некотором смысле, пока нас нет, он — первая линия обороны Южного округа. Как только вода в реке спадет еще немного, колонна может атаковать это место, а мы не только не сумеем их остановить, но даже не заметим. За рекой тоже надо следить. Валентайну нужны люди для патрулирования, для доставки запасов, для изучения и нанесения на карту этих приграничных ферм.

— Выменивать рис по бартеру, — добавил Мэллоу, — к концу осени нас будет тошнить от него.

— Это лучше, чем голодать. Было время, когда здесь только трапперы и обитали, — продолжил Ле Авре, — теперь здесь несколько ферм, плантаций скорее, и если мы их организуем, то можем считать эту землю до Миссисипи нашей. Порядка двух тысяч человек сможет нормально ее охранять, если только найдутся новые ополченцы. Ты хороший оратор, Валентайн. Поговори с местными, посмотри, может, они возьмут оружие и патроны, чтобы патрулировать самим.

Валентайн и его взвод проводили остальную часть бригады Зулу на рассвете следующего дня.

— Привет аллигаторам, — пошутил кто-то из его взвода.

— По крайней мере больше пользы ножам, чем бревна стругать, — сплевывая кожуру от семечек, ответил ему один из тех, кто отправлялся на юг.

Взвод Валентайна тянул канаты парома, который был построен для переправы через реку. Через пару недель ее можно будет перейти вброд в нескольких местах, но Ле Авре хотел начать исследовать южные окраины курианской зоны сейчас.

Медленно текущую реку украшали заросли цветущего кизила. Валентайн переправился с мулами, груженными припасами, и осмотрел лагерь с противоположной стороны. Поставленные в отдалении от реки палатки бригады Зулу были хорошо замаскированы.

Даже если полицаи вышлют на лодках вооруженный патруль, они не узнают, что Волки были здесь, до тех пор пока будут спрятаны плот и канаты.

— Ты, возможно, думаешь, что получил простое задание, но это очень большая ответственность, — раздался голос позади.

Валентайн повернулся. Ле Авре показался из-за деревьев с картами, подзорной трубой и единственным в бригаде автоматом. Облака сгустились, и в лесу потемнело.

— Ты в непростом положении, Валентайн. Куриане могут приплыть с Уошито, ворваться из Луизианы или переправиться через Миссисипи. У них большой гарнизон в Виксберге и есть баржи, чтобы его переправить. Твоя очередная задача — защищать Южный округ и предупреждать нападения. Если они придут и их будет очень много, немедленно посылай сообщение в полк. Задержи их здесь, если сможешь, но помни, что твои люди ценнее, чем курианские прихвостни, так что не дай им загнать себя в угол. Поверь, я оставляю тебя не потому, что ты молод. На самом деле в другой раз я бы остался сам.

— Да, сэр. Надеюсь на спокойное лето.

К ним присоединился третий человек, сержант Патель.

— Все переправлено, сэр. Разведчики ушли, и колонна готова выступать.

— Спасибо, сержант. Я сейчас подойду.

Капитан снова повернулся к Валентайну:

— Рассчитывай, что нас не будет около шести недель. Я отправлю тебя в патруль, когда мы вернемся, чтобы ты поднабрался опыта. На все лето оставлю Бростова смотреть за реками, но сам вернусь с Мэллоу и его взводом.

— Тут уже цыплята подрастут, и я постараюсь найти приличного размера дыньку.

— Такой молодой, а уже знаешь, о чем думают старые солдаты. Держись, лейтенант Валентайн, — сказал Ле Авре, в ответ Валентайну отдавая честь привычно изящным жестом. — Смотри, чтобы ничего не случилось с Южным округом, пока меня нет.

Валентайн выжал из себя уверенную улыбку, капитан подмигнул ему.

Когда патруль ушел, а день начал клониться к вечеру, Валентайн смотрел, как его люди разбирают паром. Они переправили канаты и жерди обратно в лагерь, затем спрятали плот.

— Здесь поблизости новая ферма, в двух милях на север, лейтенант Валентайн, — доложил сержант Квист. — Зайдем к ним?

— Держи-ка лучше людей подальше от курятников, если дорожишь званием, Квист. Ты знаешь, что об этом думает капитан, — сказал Валентайн, нахмурившись, как небо над головой.

— Я не это имел в виду, сэр. Я говорю о визите вежливости. Мы тут будем двигаться вниз и вверх по реке, и нам совсем не нужна картечь в заднице по ошибке. А может, и поторгуем тоже.

— Понятно. Прости, Квист, я был не прав. Займемся этим завтра утром. Возьму Божич: если с нами будет женщина, может, не так испугаются. Майклс — старший ученик, да? Его я тоже возьму. Тебе придется остаться за главного, пока меня не будет, сержант.

Начался дождь, и Валентайн по периметру обошел лагерь. Он наслаждался теплым дождиком, ощущением отгороженности от всего мира, которое давали струи дождя. Даже в сырость он почувствовал запах табака часового до того, как увидел его, и подумал о том, что стоит издать приказ, запрещающий курить на посту, но потом передумал. Ветераны знали, когда безопасно курить, а молодежь можно научить. Крыша над головой, еда, дрова — вот что занимало его мысли.

Когда лейтенант шел под легким дождичком, прислушиваясь к звукам лагеря, он использовал нюх так же, как уши, ощущая, откуда, дрожа на ветру, идут запахи кухни, а откуда — уборной. Встречались гроги, которые умели чуять и слышать лучше, чем Волки. Нужно будет поставить часовых на реку, построить что-то вроде редута на случай внезапной атаки и обеспечить безопасное хранение боеприпасов и продуктов. Что-то вроде сетки в деревьях над лагерем было бы неплохой идеей. А потом Валентайн вспомнил про встречу с гарпиями. Это заставило его подумать о Гэбби Чо, и его хорошее настроение растаяло, как кусочек сахара под дождем.

Ферма, про которую говорил Квист, состояла из одного-единственного крепкого амбара, находящегося в ремонте. От дома остался только фундамент. Амбар стоял на краю болота, а на открытом пространстве вокруг тянулись рисовые поля.

Валентайн пропустил Божич и Майклса вперед по тропинке. У Божич были суровые черты лица, но теплый взгляд, Ле Авре думал сделать ее сержантом. Она была самой крошечной из Волков Валентайна, но ее дух был обратно пропорционален размеру тела. Она легко несла карабин с оптическим прицелом. У Майклса все еще не прошли прыщи, и он иногда тяжело, с хрипом, дышал, но астма вряд ли освободит его от дальнейшей службы. Важнее было его серьезное отношение к своим обязанностям старшего рекрута.

Волки почуяли коров и коз в амбаре, но не свиней.

Казалось, что фермеры, кем бы они ни были, жили над скотом, а свиньи для такого сожительства не очень подходили.

Залаяли собаки во дворе, и девочка с взъерошенными волосами при появлении Волков бросилась вверх по приставной лестнице, крича, как сирена:

— Мама! Мама! Мама!

Волосатое лицо появилось в одном из нижних окон, и Волки остановились.

— Это солдаты, — раздался голос, и Валентайн услышал звук взводимого затвора ружья.

Появились двое мужчин, оба с бородой, один чуть покрупнее другого. Старший держал обрез, щелчок которого услышал Валентайн. Оба были одеты в залатанные, но чистые обноски, явно докурианского происхождения.

— Вы, это, с верхов? Округ, да? — спросил младший, стоя на расстоянии прыжка от дверей амбара.

— Ну конечно, оттудова, — сказал вооруженный. — Вона, все в коже, да сапоги с оленя.

— Мы стоим лагерем в паре миль отсюда, вниз по реке. Подумали, зайдем к вам в гости, — ответил Валентайн, держа руку как можно дальше от кобуры.

Одна из лаявших собак решила, что не происходит ничего интересного, и плюхнулась на бок так резко, словно ее подстрелили. Божич и рекрут подавили смешки, а хозяева собаки переглянулись.

— Этот пес лучше всех. Как завалится спать, падает как мертвый, — сказал молодой с улыбкой, обнажившей недостаток зубов.

Лед был сломан, и мужчины позвали своих домашних. На ферме «Цементный Амбар», как ее называли, жили две семьи, братьев Роба и Каба Келли. Их семьи и еще один холостой мужчина работали в рисовых полях, в саду и рыбачили.

— Мы туточки думаем, что наше, то наше, — сказал позже Роб Келли, младший из братьев, когда мужчины и их жены сидели с командой Валентайна на фундаменте дома.

Каб кивнул, соглашаясь.

— Не могли больше там. Налоги, правила. Закон там, где желудок пустой. Не сажай, не торгуй, не болтай.

Божич открыла было рот, но Валентайн покачал головой.

— Ну тут-то вы точно одни. Одиноко здесь. Особенно если кое-кто появится.

Жена Роба Келли сжала губы.

— Наши парни хорошо смотрят, — сказал младший Келли, — нас мало, штоб они нам чего… мы скажемся Штайнеру и его зверям, ежели чего опасное…

— Кто такой этот Штайнер?

— У нево пара участков тута. Полдня быстренько идти.

— У меня найдется коробка патронов для такого ружья, если ваш сын отведет нас к нему. Да и немного краски для этого амбара не повредит. Я бы мог найти кое-что.

Каб Келли посмотрел на Валентайна с подозрением. Правда, лейтенант до сих пор видел только два выражения на его лице — подозрительное и угрюмое. Он, похоже, принял решение и кивнул брату.

— Ну, по рукам, солдаты.

Сын Каба Келли, тощий, как пугало, полуобнаженный Патрик, говорил почти так же мало, как его отец.

Загорелая кожа да беспокойные глаза, он вел Валентайна через болота. Мальчик нес рогатку и мешок камней. Валентайн видел, как мальчишка сбил ястреба, сидящего, как часовой, на старом столбе. Он поднял безвольную, мягкую массу когтей и перьев, сказав:

— Кой-чево сварить.

При виде жилища Штайнера Божич присвистнула.

Кучка домов стояла в центре насыпи посреди бескрайних рисовых полей. Побеленные дома были в хорошем состоянии, с крышами, крытыми алюминием.

Дома были окружены стенами, под которыми, в широком рву, текла вода.

Волки наблюдали за поселением с холмика, там, где заканчивалась тропинка и начинались посевы. Было здесь и небольшое кладбище с рядами аккуратных крестов, поддерживаемых грудами камней. Некоторые из могил были крошечные — обычная история — высокая смертность в сельских районах. Крест за крестом с надписью, выжженной на дереве: «Скончался в младенчестве». Быстро изучив мертвецов общины, Валентайн переключил внимание на живых.

— Ты об этом слышала? — спросил он Божич.

— Мы знали, что здесь есть достаточно большие плантации, но это круче всего, что мне приходилось видеть. Это не приграничные хижины, сэр, — это годы работы.

— Интересно, как попадают внутрь? Подъемный мост? — спросил Валентайн.

— Лодка на тросе, солдат, — сказал мальчик Келли.

— Спасибо, сынок. Теперь можешь отнести свою добычу домой, в суп. И скажи отцу, что, если ему что нужно, мы всегда готовы торговать.

— Хорошо, — сказал мальчик, обмотал веревкой пращи лапы птицы и помчался бегом в заросли.

— Вон лодка, — сказал Майклс, — там, где стена уходит под воду.

Валентайн осмотрел стены в бинокль. Камень для них добывали специально, и сложены вместе эти камни были умелой рукой. Лейтенант увидел другую голову с прижатым к глазам биноклем, направленным прямо на него.

— Они нас видели, нечего притворяться стеснительными, пошли искать пристань.

Трое Волков зигзагом пересекли земляные рвы, отделяющие друг от друга рисовые поля. Валентайну пришло в голову, что всякий желающий напасть на форт должен пробираться в атаку на стены очень осторожно, чтобы не барахтаться в грязи.

— Думаешь, эти нас накормят? — спросила Божич. — Келли были не особенно гостеприимны.

— Очень скоро узнаем, — сказал Валентайн. — Майклс, ты остаешься вне зоны поражения из винтовки. Как-то странно это место пахнет.

Божич принюхалась:

— Вроде как свиньями тянет… Я надеюсь, мистер Валентайн, очень чистыми?

— По мне, пахнет грогами. Но непохоже, что здесь дрались. Будьте готовы ко всему. Майклс, если наступит ночь, а от нас не будет вестей, ты сматываешься. Если услышишь стрельбу, уходи. Понял?

— Да, сэр. Я приведу помощь.

— Ты скажешь Квисту известить Южный округ, вот что ты сделаешь.

Когда они подошли ближе, залаяли собаки, не обычным тявканьем дворняжек, а звонким лаем ищеек. На стене появился человек. Он смотрел на них через бойницу.

— Э-гей, незнакомцы, что бы вы там ни продавали, нам оно без надобности.

— Мы покупатели, а не продавцы. Мы хотим поговорить с мистером Штайнером. Но нам встречи не назначали.

— Вам чего н..?

— Ничего, войти можно?

Последовала пауза.

— Он говорит, что выйдет.

Штайнер оказался крупным мужчиной с ярко-рыжими волосами и веснушчатой кожей. Бросив взгляд на гостей, он переправился через ров в небольшой плоскодонке.

На вид Валентайн дал ему около тридцати пяти. Бородач носил кожаные сандалии и короткую тунику с широким воротом. Должно быть, прохладно и удобно. Дэвиду он показался похожим на древнего римлянина, изображение которого он видел на картинке.

— Догадываюсь, что вы Волки из Южного округа. Если хотите купить рис, я свой уже продал в Пайн-Блафф. У меня там агент. И можете не цитировать свои статьи. Этот участок неподвластен Южному округу. Мы сами его построили, вы нам не помогали, мы сами его охраняем, вы нам не помогаете. Последний такой бродяга, который попытался нести чушь про десятину, вошел-то сюда с угрозами, а убежал, поджавши хвост.

Валентайн выдержал его взгляд.

— Вы думаете, что держитесь, а мы вам не помогаем. Как долго бы вы продержались, если бы не было Свободной Территории, — это другой вопрос. Но я здесь отступлю, чтобы не спорить.

— Я закончил разговор.

— У тебя тут целое поместье. Наверное, семей пятьдесят, а то и больше. Удержитесь ли, если придут куриане?

— Это наши проблемы, Бегущее Ружье.

— Нас двое усталых Бегущих Ружей, господин Штайнер. И голодных. Часть моего отряда стоит лагерем у Уошито, а я просто пытаюсь познакомиться с соседями. Я потрясен. Еще никогда не видел такого поселения в пограничье. Хотел бы взглянуть поближе.

— На это шли годы работы, тяжелой работы, мистер.

— Валентайн, Дэвид, лейтенант Арканзасского полка Волков.

Штайнер задумался.

— Мистер Валентайн, мы обычно не приглашаем незнакомцев внутрь, но вы кажетесь лучше, чем остальные типы из округа. Я предлагаю вам экскурсию и обед, но не хочу, чтобы ваши люди появлялись здесь каждую неделю и рассуждали о том, что они не снимают с плеча винтовки и им положена свежая курочка на обед..

На крошечной лодочке они переправились на остров. Листы рифленого алюминия покрывали деревянные ворота. Валентайн подумал о том, знает ли Штайнер, что его алюминий мало чем ему поможет против белых фосфорных бомб.

Они прошли в ворота.

И замерли. Двое грогов стояли внутри, с винтовками в руках. На них были туники, как на Штайнере. Их резиновые губы были растянуты, обнажая желтые зубы.

Божич ахнула и потянулась рукой к карабину.

— Подожди, Божич, оставь оружие! — рявкнул Валентайн, кладя ладонь на ее ствол. Его сердце бешено стучало в груди, но гроги по-прежнему держали оружие в удобной, но не угрожающей позе.

— Не волнуйтесь, — сказал Штайнер, — эти не обычные сероспинки, это друзья.

— Я однажды видел ручного грога.

— Они не ручные, — вспыхнул Штайнер, — они такие же свободные существа, как вы и я.

Валентайн посмотрел на дома. Они располагались полукругом, как в Вининге, но здесь не было амбаров, только курятники и загоны для коз. В центре стояла водонапорная башня, у колодцев стирали женщины. Самка грога (у нее было только два соска, хотя Валентайн слышал, что их четыре, как у коровы) слила воду из тазика с бельем при помощи инструмента, похожего на мехи. Люди и гроги остановились, чтобы посмотреть на пришельцев.

Штайнер пригласил их на крыльцо небольшого домика и предложил сесть на деревянную скамейку.

— Мистер Валентайн, — начал Штайнер, — давным-давно я вышел из Миссисипи с грогом по имени Большой Джоук. Он помог мне и моей жене бежать из трудового лагеря, и мы нашли Свободную Территорию. Ваши Волки встретили нас на границе и взяли в плен. В плен! После того как мы неделями пробирались к этому «очагу свободы», я должен был предстать перед судьей вместе с грогом, который спас мою жизнь, и умолять пощадить нас обоих. Либо я был достаточно убедителен, либо судья мне попалась либеральных взглядов, но нас выпустили обоих как граждан Свободной Территории.

Большой Джоук и я, мы быстро поняли, что в ваших городах грогам места нет. Человек, а он именно человек, даже если думает немного не так, как мы, которому я был обязан жизнью, не мог найти ни работу, ни пропитание, ни крышу над головой. Ни так, ни за деньги. Самое лучшее, на что он мог рассчитывать — это «работать за харчи» в доках. Так что моя жена, Большой Джоук и я направились на юг. И нашли посреди болот эту землю. Я годы провел, осушая землю и обустраивая рисовые поля. Сделать это для себя мне не показалось сложным. Другие пришли и присоединились к нам. Это было началом многих трудностей, но мы построили нашу деревню.

— Вы недавно потеряли жену. Сочувствую.

Штайнер нахмурился.

— Откуда вы знаете?

— Мы прошли мимо кладбища. Я видел Лали Штайнер, которая вроде подходит по возрасту. А что такое Эвергрин?

— Это ее фамилия. Лали умерла от лихорадки вскоре после рождения сына. Через два года после этого какой-то придурок из Южного округа застрелил из засады Большого Джоука. Я пытался понять. Он охотился. А тут грог, на границе, с арбалетом. Я сам, если бы не знал, сначала стрелял бы, а потом задавал вопросы. Но вам надо что-то узнать. Пора, пора.

— Как это?

— У вас старое мышление Южного округа. Может, оно такое потому, что округ был создан группой военных. Они пытаются сохранить старое, законсервировать его, а не создавать новое. Гроги здесь, и они никуда не денутся. Я уверен, сейчас их сотни, если не миллионы. Конечно, сейчас сложно представить, но что если мы когда-нибудь победим? Что будет с ними? Перебьем всех? Вряд ли. Засунем в резервации? Ну, желаю успеха.

— Южный округ пытается выжить, — сказал Валентайн. В глубине души он готов был согласиться с мнением Штайнера об округе, но не мог признать этого публично, особенно в присутствии Божич, — трудно заглядывать далеко в будущее.

— Я не утверждаю, что жить с грогами легко. У них много прекрасных качеств, но их мозг работает по-другому. Они живут сегодняшним днем. Если грог в состоянии составить план на три дня вперед, он гений. Как бы вам понравилось каждое утро просыпаться и удивляться? Вот что происходит с ними. Но при этом они достаточно сообразительны для решения проблем, как только возникает необходимость. Вы двое голодны?

— Да, сэр, — сказала Божич, отрывая взгляд от детей грогов, играющих со щенком. Валентайн присмотрелся: дети подражали поведению собаки, скакали на четырех ногах и общались с помощью движений лучше, чем смог бы человеческий детеныш.

Штайнер провел их в тускло освещенный дом. Самодельная мебель была грубой и выглядела сделанной наспех, но кто-то, для уюта, раскидал вокруг подушки.

— Прошу прощения, что темно. Мы бережем керосин, да он все равно только греет помещение, — сказал хозяин, разжигая огонь и ставя на него кастрюльку из погреба.

— Надеюсь, вы любите суп из стручков бамии. Это наша основная диета. Еще булочки из рисовой муки.

Он предложил им тазик, чтобы вымыть руки, пока греется суп.

— Что-то у меня складывается впечатление, что ты отвечаешь не только за это поселение.

Рыжеволосый рассмеялся.

— Я все пытаюсь понять, как так вышло. Когда у нас здесь все устроилось, фургоны стали ходить в Пайн-Блафф и обратно. Некоторые фермеры и гроги начали ездить с ними в качестве охраны. Получался настоящий конвой. У нас тут есть отличные мастера по камню и другие ремесленники. Местные жители запросто стали приходить, особенно когда у нас заработала мельница. Стали обращаться ко мне за советом, а дальше я и не заметил, как стал совершать бракосочетания и решать споры о том, кому какой теленок принадлежит.

— Король Штайнер?

— Да, мне уже приходило в голову. Вроде, думаешь, все эти обязанности не стоят того, но, когда пару-тройку детей назовут твоим именем, все видишь немного в другом свете.

Валентайн подумал о том, что Штайнер ни словом не обмолвился о сыне. Но он уже сделал ему больно, заставив рассказать о жене, и боль в глазах человека заставила Валентайна попридержать язык.

Еду подали в деревянных мисках, и Волки жадно принялись за суп и булочки из рисовой муки.

— Думаю, вас Волками зовут потому, что вы так едите, — сказал Штайнер.

— Ну, не вы первый нам это говорите, — рассмеялась Божич, вытирая суп с подбородка.

Валентайн покончил с едой и помог хозяину убрать посуду.

— Штайнер, если вы не хотите жить под Свободной Территорией, как насчет того, чтобы жить вместе с ней?

— Вместе?

— Вроде союза.

Штайнер покачал головой:

— Зачем мне Южный округ? Чем мне плохо живется?

— Вам могут понадобиться оружие и боеприпасы.

— Мы сами делаем пули и порох. И лучше вашего, между прочим.

— Однажды это болото может оказаться объектом прямой атаки куриан. Что тогда?

— Они больше потеряют, чем выиграют, завоевав это место.

— Мы могли бы выделить вам рацию, и Южный округ ответил бы на призыв о помощи в этой части Арканзаса.

Рыжеволосый подумал, потом покачал головой:

— Не, не надо нам здесь гарнизона.

— Не гарнизон. Мы могли бы построить больницу, ну, скажем, медпункт. Обученная медсестра и врач, полная ставка. Не только для этой деревни, но для всей округи. Может, на твоем кладбище будет не так много крестов. Ты можешь сделать больше для этих людей, если только дашь согласие.

— Кто ты такой, сынок? У тебя есть такая власть?

— Я офицер Южного округа. Я могу предлагать местным жителям то, что считаю нужным, если только это не будет использовано против нас. Может быть, сейчас я превышаю полномочия, но если мне дадут такую власть, я воспользуюсь этим. Мы построили медицинский центр на реке Святого Франциска около года назад. Почему бы не сделать то же самое здесь? Каждый ствол, что есть у вас, может пригодиться Южному округу. Вы сами себя кормите, одеваете и вооружаете. Это экономия в деньгах и усилиях по организации. Мы пропишем это на бумаге, чтобы подтвердить вашу независимость. Никакой десятины. Вам не придется защищать ничего, кроме вашей собственной земли.

Штайнер облизал губы и задумчиво посмотрел в окно на колодцы для стирки.

— Мистер Валентайн, у вас есть союзник.

Лейтенант Мэллоу смотрел с открытым ртом, сержанты пытались успокоить возбужденные комментарии людей первого взвода. Капитан Ле Авре качал головой с кривой ухмылкой на губах, на пароме переправляясь на другой берег реки вместе со своими усталыми людьми.

Ле Авре послал гонца в лагерь два дня назад, чтобы предупредить Валентайна о возвращении усталого и голодного патруля. Река была еще достаточно глубока для переправы вброд, и пришлось снова устанавливать паром. Валентайн известил нового союзника в болотах, чтобы тот собрал людей для знакомства.

На одной стороне причала Валентайн выстроил свой взвод, по крайней мере тех, кто не тянул канаты. На другой — полковник Штайнер стоял во главе трех сотен людей: мужчин, женщин и грогов. Каждый из них носил темно-зеленую бандану на шее, единственное, что объединяло оборванное ополчение, которое даже Штайнер назвал «Винтовки Эвергрин».

Валентайну казалось, что в названии скрыта определенная доля иронии: меньше половины из группы были вооружены винтовками. У остальных были копья, луки, вилы и топоры. Еще сотня ружей должна была прибыть из округа — Валентайн добавил несколько пылких писем ко всем бумагам с требованиями оружия, медицинской помощи и рации для местного населения. Из лагеря Волков тянулся запах жареного мяса. Первая полуофициальная встреча с «Эвергрин» должна быть отмечена пиром.

Ле Авре спрыгнул с парома и подошел к берегу.

— Что все это значит, мистер Валентайн? Пленные гроги или ополчение?

Валентайн отдал честь.

— Добро пожаловать, сэр. Это местное ополчение. Их командир и я планируем посетить еще два-три поселения вокруг. Хотим собрать около пяти сотен до конца лета. Он здесь человек влиятельный.

— Поступай как знаешь, Валентайн. Я тебя оставил с двадцатью людьми, а вернулся к сотням. Ты что, пиво бесплатное раздаешь?

— Нет, всего лишь свободу.



предыдущая глава | Путь Волка | cледующая глава