home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

ЭНКВЕН

В пространстве, убийственно темном,

Где мерцает звездная ртуть,

Ты сердцем своим неуемным

Прочертишь огненный путь.

Какой он яркий, этот день, самый первый день! Солнце светило совсем по-особенному. Ловить его теплые лучи, которые пробиваются сквозь фрамуги биолаборатории, – это было совсем другое дело. Тут, на просторе, не ограниченном стенами и полом, даже светило казалось иным. Выйдя наружу, Энквен подумал, что солнце такое же ласковое и щедрое, как Ливен Брок, его воспитатель.

Двери за Энквеном закрылись, и он оказался один на террасе. «Бетон», – определил робот, осторожно прикоснувшись к полу.

Квадратную террасу окаймляла потрескавшаяся балюстрада. «Пластик потемнел от времени», – автоматически отметил Энквен, проведя ладонью по перилам.

Оттолкнувшись от опоры, он сделал несколько нетвердых шагов. Ходить разучился, что ли? Пальцы Энквена все время двигались, дрожали от напряжения. Еще бы! Сегодня Ливен Брок разрешил Энквену самостоятельно выйти на полигон, вне всякого наблюдения и контроля.

Шаг, еще шаг… Терраса кажется бесконечной.

Наконец Энквен дошел до балюстрады, крепко обхватил пальцами алюминиевый столб. И сразу успокоился. В конце концов он в мыслях переживал все это не один раз.

Теперь можно приступить к выполнению задания воспитателя – сбору произвольной информации. «Вообрази, что ты попал на новую планету. В каком-то смысле так оно и есть, – напутствовал Энквена Ливен Брок. – Постарайся отделить важное от второстепенного…»

Энквен знал: когда он возвратится в лабораторию, воспитатель просмотрит блоки его памяти. Сегодня там впервые появятся сведения, добытые не из справочников и микрофильмов.

Локаторы Энквена непрерывно вращались, ощупывая окружающее пространство.

Ребристый пол террасы. Слой бетона толщиной сантиметров в десять. Затем пустота. Подвальное помещение. Да какое большое! И темное. Для людей, разумеется. Придется включить инфравизор.

Глядя вниз, робот переступил с ноги на ногу. Вдоль порос ших мхом стен стояли странные посудины. Они были прозрачны, если не обращать внимания на слой пыли, покрывающей сосуды. «Контейнеры, – тут же вспомнил Энквен. – Раньше такими пользовались космические разведчики, чтобы хранить в них образчики фауны и флоры новой планеты».

Энквен перевел взгляд. В углу подвала была свалена в бесформенную кучу всякая всячина. Некоторые предметы были известны Энквену из уроков Ливена Брока. Что-то робот видел впервые. В сторонке громоздились пирамидой треугольные магнитные ловушки. Острый взор Энквена различил в темноте и нити паутины, окутавшей ловушки.

Еще несколько десятков лет назад – Энквен знал – ни одна ракета не могла стартовать в дальний космос без таких ловушек. Теперь они пылятся, выброшенные за ненадобностью. Каким кораблям, каким экипажам служили они, прежде чем залечь тут, в заброшенном подвале лаборатории Зеленого городка?

Робот сделал несколько шагов, не отрывая взгляда от пола. Сколько под террасой незнакомых Энквену предметов, непонятных и потому таинственных! Хотелось каждый из них запомнить, чтобы вечером Ливен Брок все объяснил, все растолковал, как это делает он всегда.

Хорошо бы потрогать все эти предметы руками, ощутить их тяжесть. Это ведь совсем не то, что рассматривать их на расстоянии, пусть даже с помощью универсального инфравизора.

Платформа на гусеничном ходу. Интересно, каково ее назначение?

Маска из эластичного вещества с двумя круглыми отверстиями, закрытыми прозрачным пластиком. Нет, это не пластик. Скорее стекло. Сколько лет назад люди использовали это хрупкое вещество вместо пластика?

Энквен выключил инфравизор. Таяли драгоценные минуты, а он все еще неподвижно стоял на террасе, снова прислонившись к алюминиевому столбу.

В распоряжении робота было только два часа, и он должен был использовать их как можно целесообразней. Так велел Ливен Брок.

Пока Энквен размышлял, куда направить шаги, на дорожке, которая огибала дом, показались два незнакомых Энквену человека. Это были парень и девушка. Мелкий ракушечник скрипел под их ногами.

Робот, занятый своими мыслями, едва скользнул по ним взглядом. Впрочем, чтобы запомнить двоих, этого было достаточно.

Прервав разговор, люди посмотрели в сторону Энквена.

– Новенький, – сказал высокий юноша, кивнув в сторону робота.

– Не такой уж новенький, – засмеялась девушка. Она сорвала былинку, сунула в рот. – Видишь, Ван, у него в пластике лица уже прорезаются индивидуальные черты. Запавшие щеки, высокий лоб… Он никого тебе не напоминает?

Присматриваясь к Энквену, молодой человек замедлил шаг.

– Ливен Брок? – выпалил он.

– Верно, – кивнула девушка. – Похоже, дедушка – воспитатель этого белкового.

Они сделали еще несколько шагов.

– Знаешь, Лин, я буду работать в лаборатории Ливена Брока, – сказал Ван.

– А мне возвращаться на Луну, – вздохнула Лин.

– Когда-нибудь я тоже буду воспитателем, как Ливен Брок, – произнес Ван.

– А как же метеорология? – улыбнулась Лин.

– Это моя вторая любовь, – сказал Ван.

– А первая?

– Ты же знаешь – кибернетика, – пожал плечами Ван.

– А третья?

Ван, смешавшись, ничего не ответил.

– Похоже, дедушка перехвалил своего воспитанника, – перевела разговор Лин, кивнув в сторону Энквена. – Стоит и не знает, что делать. А задание, наверно, получил.

– Наверно, первый выход, – заметил Ван.

Последняя реплика донеслась до Энквена, когда молодые люди уже скрылись за углом.

Хотя и с запозданием, робот понял, что люди говорили о нем. Не изменяя позы, он проводил их взглядом. Лин… Ван… Энквену и в голову не могло прийти, что вскоре он подружится с ними. Судя по разговору, Лин – внучка воспитателя. Ливен Брок много о ней рассказывал Энквену.

Коротко разбежавшись, робот перепрыгнул через ограду террасы, однако в момент приземления потерял равновесие и упал навзничь. Окрестный мир покачнулся и поплыл перед его глазами. «Ничего, это скоро пройдет, – подумал Энквен. – Главное – полежать несколько секунд абсолютно неподвижно».

И верно, зрительные функции вскоре пришли в норму. Неожиданно маленькое кибернетическое устройство, трепеща крыльями, опустилось Энквену на фотоэлемент. В лаборатории Брока таких аппаратов не было. Робот снова замер. Он боялся пошевелиться. Кто знает, может быть, конструктор наделил это странное создание чувством страха? А Энквену так хотелось разглядеть странный механизм во всех деталях.

Удивительная машина, сложив крылья, поползла по выпуклому фотоэлементу Энквена. Похоже, она сладко нежилась на солнце. Обтекаемое тельце машины казалось Энквену самым совершенным из всего, что он видел до этой минуты. Интересно, как конструктор прикрепил крылья к туловищу?

Энквен сделал неосторожное движение, кибернетическое существо мигом спорхнуло с него и очутилось на верхушке дерева. Крылышки существа работали так быстро, что создавали два цветистых переливающихся на солнце круга.

Энквен поднялся. Постоял, осматриваясь.

Он был совершенно свободен. Мог идти, куда вздумается. Перед роботом стояло единственное условие – в четырнадцать ноль-ноль вернуться в биолабораторию.

Энквен раньше и представить не мог, что вокруг может быть столько удивительно интересной информации. Робот не спеша брел рядом с дорожкой, по которой только что прошли люди. На ходу поглаживал ветви кустарника, раздвигал высокое разнотравье.

Сделав десяток шагов, Энквен оглянулся. Вот он, дом, в котором робот провел столько времени, поглощая с помощью воспитателя разнообразную информацию. Вспомнились первые шаги, когда расстояние от экрана до книжных стеллажей казалось пропастью, через которую необходимо перепрыгнуть. Решиться на это было нелегко. Энквен замешкался… Тогда Ливен Брок легонько подтолкнул его, и робот неожиданно для самого себя ступил вперед, раскинув для равновесия руки.

Перед Энквеном, насколько хватал глаз, расстилался ровный, как стол, полигон, а робот все шел и шел, фиксируя в памяти температуру воздуха, влажность, силу ветра и десятки других показателей, начиная от напряженности магнитного поля Земли и кончая уровнем радиации.

Полигон был пуст. Далеко на горизонте, где плато сливалось с небом, высились какие-то строения. Об их назначении Энквен мог только догадываться.

Вон то сооружение, сотканное из одинаковых квадратов, по всем признакам, башня космосвязи. «Похоже издали на шахматную ладью», – решил Энквен.

С шахматами Энквена недавно познакомил биолог Володя Карбенко, страстный шахматист. Игра захватила робота своей логичностью – качеством, которое он ценил выше прочих.

Рядом с башней-ладьей – галерея… Вероятно, гимнастический зал. Возможно, для таких же, как он, роботов. Вот бы встретить кого-нибудь из них!

Еще перед тем как выйти на простор свободного поиска, Энквен мечтал о неожиданной встрече с белковым роботом на полигоне, мечтал и одновременно боялся. И не удивительно. До сих пор ему приходилось иметь дело только с людьми – Ливеном Броком и его товарищами.

Летающие киберы, стрекоча, проносились у него над самой антенной. Энквен на ходу несколько раз попробовал поймать загадочное создание, чтобы исследовать его, но, видно, движения робота были недостаточно точны: каждый раз крылатая модель ловко увертывалась.

«Почему воспитатель никогда ничего не говорил мне об этих забавных конструкциях, которые летают над полигоном Зеленого городка? – размышлял Энквен. – Каково их назначение? Мне необходимо в этом разобраться…»

Робот проводил взглядом особенно яркую модель. «Наверно, конструктор поставил себе целью смоделировать на этих киберах условия вертикального взлета», – решил Энквен.

Робот шел, слегка переваливаясь. В глубине, под почвой, он видел многочисленные трубы разных диаметров. В разных направлениях прошивали они толстый слой земли – кровеносные сосуды гигантского организма, который зовется просто и ласково – Зеленый городок…

Однако жарко! Тридцать семь по Цельсию. Изредка веет ветерок. Энквен почти автоматически включил охлаждающую систему.

В этот момент из-за деревьев показалась девушка. Она шла через полигон навстречу Энквену. Это была Лин.

Ветер подул сильнее, зашумел в листьях, растрепал льняные волосы Лин, собранные сзади в датчик странного вида.

Девушка еще не видела Энквена: она шла по дорожке, глядя перед собой.

Робот в нерешительности остановился. Ему нужно было самостоятельно и быстро принять решение. Впервые за все время сознательного существования.

Он быстро перебирал десятки вариантов. Уклониться от встречи? Но как? Убежать? Спрятаться в траве? Пройти мимо Лин, словно не замечая ее? А может, остановить ее, завязать разговор?

Пока Энквен раздумывал, девушка увидела его. Свернув с дорожки, она пошла навстречу роботу. На губах ее играла улыбка, и было в этой улыбке что-то такое, что заставило Энквена шагнуть к Лин.

– Здравствуй, – протянула руку Лин.

– Здравствуй, Лин, – ответил робот.

– Ты знаешь, как меня зовут? – удивилась девушка. Энквен кивнул. Он ожидал расспросов, но Лин ничего не спросила, только пожала ему руку. Ладонь ее была суха и горяча – это первое рукопожатие Энквен запомнил навсегда.

Жест человека не удивил Энквена. Как-то Ливен Брок разъяснил ему смысл рукопожатия.

– Первый выход? – безошибочно определила Лин.

– Первый, – подтвердил Энквен.

– У меня взгляд натренированный, – пояснила Лин. Беседуя, они стояли на самом солнцепеке.

– Ну как, не страшно под открытым небом? – спросила Лин, сделав широкий жест.

– Интересно, – сказал Энквен.

– Еще бы! – подхватила Лин. – С десяток лет назад я, наверно, испытывала то же самое, что ты теперь: радость узнавания, радость первого знакомства с окружающим миром.

«Она похожа на Ливена Брока. А значит, немножко и на меня», – подумал Энквен, и эта мысль была приятна.

– Меня воспитывают для звездного полета, – сказал Энквен после паузы.

– Знаю. Ой, где это ты? – воскликнула Лин. Привстав на цыпочки, она тронула плечо Энквена. Затем сорвала пучок травы и принялась вытирать грязь со спины робота.

– Упал… – пробормотал робот.

– Ну конечно! – воскликнула Лин. – Как я сразу не догадалась. Сколько всего?

– Что? – не понял Энквен.

– Сколько раз падал сегодня?

– Один.

– Всего один раз? – недоверчиво переспросила Лин.

– Один, – подтвердил робот.

– Да ты просто молодчина! – сказала Лин. – Я, помню, чуть не на каждом шагу падала. И каждый раз расшибала нос…

Энквен промолчал, не зная, что ответить. Хорош помощник капитана, не научившийся держать равновесие!

– Ну, а теперь все в порядке, – сказала Лин и кинула под ноги пучок травы.

Скованность Энквена таяла, как лед на весеннем солнце. Ему казалось, что он знаком с Лин, как и с воспитателем, давным-давно.

Нахальный маленький кибер снова пролетел над самым фотоэлементом Энквена.

– Скажи, человек, – произнес Энквен, – кто сконструировал этот летательный механизм?

– Ты о чем? – удивленно моргнула Лин.

Энквен показал на цветное пятно.

– Да это же бабочка, обыкновенная бабочка, – рассмеялась Лин.

– Бабочка… – повторил робот не очень уверенно.

– Разве ты не изучал зоологию? – спросила Лин.

Энквен пробормотал в ответ что-то неразборчивое. Лин, выросшая в Зеленом городке, хорошо знала склонность роботов сводить все к кибернетике. Поэтому девушку не очень удивило, когда Энквен протянул руку, осторожно потрогал ее косу и неуверенно произнес:

– Датчик?

Лин, пряча улыбку, коротко пояснила Энквену, как заплетают волосы в косы.

– Столько микрофильмов просмотрел, а кос не видел, – признался Энквен.

– Но твой воспитатель…

– Он кос не носит, – перебил собеседницу Энквен. Над ними плыло расплавленное солнце. Жарой дышало все: и бездонный небесный купол, нависший над Зеленым городком, и дорожка, и земля, влажная после ночного дождя, и высокая густая трава.

– Гроза! Гроза! – вдруг донесся до них далекий крик.

Лин встрепенулась, приставила к глазам ладонь, всматриваясь в даль.

Удивленный Энквен огляделся. Вокруг царил безмятежный полуденный покой. На небе ни облачка. Но ведь он ясно услышал – «гроза!». Энквен привык доверять слову человека.

Не теряя времени, робот достал из небольшого хранилища на правом боку прозрачную пленку и обернулся в нее, отчего стал похож на запакованный шкаф.

Заметив удивленный взгляд девушки, Энквен счел нужным пояснить:

– Я болезненно реагирую на влагу.

– Разве ты не умеешь плавать? – спросила Лин.

– Знакомство с водой и обучение плаванию будет через несколько месяцев, – сказал Энквен. – А до тех пор Ливен Брок запретил мне попадать под дождь.

– Ясно, – произнесла Лин, продолжая что-то высматривать вдали.

– Ты тоже боишься дождя? – спросил Энквен и, не дожидаясь ответа, ловко переполовинил пленку и протянул девушке сверкающий на солнце кусок.

Лин взяла пленку, не зная, что с ней делать.

– Укройся! – сказал Энквен. – Разве не слышала – гроза!

– Гроза! – снова донеслось до них издалека.

– Вот ты о чем, – догадалась Лин. – Это мое прозвище – Гроза. Понимаешь? Отца тоже так звали… Ну, меня зовут.

Лин тряхнула косой.

– Прощай, Энквен!

– До свиданья, Лин.

Когда белое платье исчезло за кустами, Энквен встрепенулся и большими прыжками помчался к лаборатории: время, отмеренное воспитателем для первого выхода робота в открытое пространство, кончилось.

Результатами первого выхода Энквена на открытый полигон Ливен Брок остался доволен.

Хотя объем информации, собранной Энквеном, оказался невелик, зато робот сумел по-своему разобраться в ней. А Ливен Брок больше всего ценил в роботе, как и в человеке, самостоятельность.

Вскоре Ливен Брок познакомил своего воспитанника с водной стихией, хотя до дня, на который было намечено обучение плаванию, было еще далеко.

Это задание Энквена было посложнее прежнего.

Далеко среди зеленых вод Атлантики затерялся клочок земли – остров Энергии. Здесь помещалась штаб-квартира больших работ, которые велись на океанском дне. Тысячи монтажников опускались сюда в батисферах каждое утро, тысячи роботов сновали по дну, помогая возводить эстакаду, монтировать фермы конструкций, крепить понтоны…

Роботы-строители были узко специализированы: одни перемещали тяжести, другие занимались монтажом, третьи – электросваркой. В соответствии с этим каждый робот-строитель имел свою собственную форму. Монтажник походил на гигантское шестиногое насекомое, носильщик отдаленно напоминал человека с непомерно вытянутыми руками, сварщик своими мощными клешнями вызывал в памяти краба.

Были тут и питомцы Зеленого городка – группа белковых роботов, которую готовили в качестве экипажа для фотонного звездолета «Пион». Входил в эту группу и Энквен – воспитанник Ливена Брока.

Институт доставил роботов на океаническое дно, не дав им предварительно никакой информации о том, что происходит в районе острова Энергии.

Роботы должны были самостоятельно осмыслить и связать в единый логический узел всю колоссальную стройку. На это им было отведено не так уж много времени – двое суток. Задачи подобного типа могли возникнуть в далеких космических экспедициях, при исследовании планет, населенных разумными существами.

Посылке группы «Пиона» на дно Атлантики предшествовали споры. Мнения в координационном совете Зеленого городка разделились. Часть ученых считала, что слишком рано посылать белковых, сравнительно недавно начавших курс обучения, на такой серьезный участок.

– Чем раньше, тем лучше, – возражал Ливен Брок.

– Пионцы еще плавать не научились, – сказал председатель совета.

– Роботы на дне будут чувствовать себя, как на полигоне, – пожал плечами Ливен Брок. – А плавать мы их научим, когда придет день, намеченный нашими биологами.

При последних словах Брока Алексей Волга и Володя Карбенко переглянулись: именно им совет решил поручить обучение плаванию группы «Пиона». Надо ли говорить, с каким нетерпением Волга и Карбенко ждали «дня плавания», до которого оставался еще почти год.

Кто-то заметил с места, что задание для мало обученных пионцев слишком сложно: ведь они еще не научились как следует различать объекты.

– Ваши сведения устарели, – живо возразил Ливен Брок. – Неделю назад Энквен встретил на полигоне мою внучку. До этого они не были знакомы, но Энквен узнал ее по моим описаниям… Ну, и по некоторому сходству со мной. У Энквена вполне зрелый мозг. Думаю, и у остальных белковых тоже, – заключил Ливен Брок.

– Решено. Испытаем пионцев в деле, – заключил председатель координационного совета.

Отталкиваясь ногами от дна, пионцы не спеша перемещались, подолгу останавливались возле рабочих. Локаторы роботов ловили и фиксировали каждое движение, рентгеновские аппараты их работали, не переставая, «просвечивая» незнакомые машины и установки. Все сведения поступали в головной мозг, который должен был составить единую картину.

Энквен откололся от остальных и двинулся вдоль кабеля, лежащего на дне и полузасыпанного песком. Позади осталась строительная площадка, освещенная сильными прожекторами. Теперь Энквен двигался в непроглядном мраке, какой бывает только под многокилометровой толщей океана. Пришлось включить инфравидение.

Кабель привел робота к небольшому сооружению, облицованному толстыми плитами. «Бористая сталь», – определил Энквен с первого взгляда.

После тщательного исследования робот понял, что перед ним находится главный реактор – энергетическое сердце всей стройки. Какое-то чувство (сродни инстинкту), воспитанное Ливеном Броком, не обмануло Энквена, приведя его к реактору.

Именно отсюда, решил Энквен, следует начать исследование. Над роботом скользнула тень. Энквен насторожился. Широкая тень повернула обратно и на миг замерла над ним. Глубоководная рыба, не мигая, рассматривала пришельца.

Энквен с подводным царством был знаком слабо, и огромный электрический скат привел его поначалу в замешательство. Непуганая рыба, не обращая внимания на Энквена, медленно описывала круги над реактором. Ее чем-то привлекало это сооружение. Осмелев, скат с силой ткнулся в стенку. Робот наскоро определил, что запас прочности реактора незначителен. Настойчивое любопытство трехметровой рыбины едва ли входило в расчеты конструкторов. Так по крайней мере показалось Энквену.

Нетрудно было представить, что будет с сотнями людей, участвующих в подводных работах, если нарушится источник энергопитания: замрут машины, производящие кислород для дыхания, остановится опреснитель, застынут на месте механизмы…

«Надо отогнать опасное существо» – к такому умозаключению пришел Энквен.

Джунгли водорослей до половины скрывали реактор. Приблизившись к скату, Энквен протянул к нему руку. Скат отпрянул назад.

Со стороны это было похоже на игру. Энквен наступал. Скат маневрировал, выжидая.

Наконец роботу удалось настичь противника. Обеими руками робот обхватил плоского и скользкого ската. В тот же миг тело робота неожиданно пронзил электрический разряд. Дернувшись, робот застыл на месте. Из разных точек тела в головной мозг хлынули сигналы о повреждениях. Качнувшись, бессильно повисли руки. Окрестный мир поплыл перед глазами, как несколько дней назад, когда Энквен упал после неудачного прыжка во время первой своей вылазки. Однако первый разряд оказался недостаточно большим, и Энквен сохранил способность ориентироваться в пространстве.

Остановившись в водорослях, скат горделиво посматривал на обескураженного неприятеля.

Энквен немного оправился от шока, с усилием огляделся, оценивая обстановку. Необычные ощущения поколебали его настройку. Человек назвал бы эти ощущения болью и раздражением.

Туманное пятно, заштрихованное водорослями, постепенно вновь приобрело четкие очертания ската. Распознав врага, Энквен снова ринулся в бой.

Не ожидавший нападения скат на какую-то долю секунды замешкался. Миг – и рыба судорожно забилась в железных объятиях робота. От электрического разряда Энквен в момент вторичного столкновения потерял ориентацию. Все окружающее заволоклось серой пеленой.

Двигаясь вдоль рыбьего тела, рука Энквена наткнулась на глаз, и сразу же проникла вглубь, поразив рыбий мозг.

В следующую секунду ослепший на один глаз скат судорожно забился, пытаясь избавиться от робота. Движения ската становились все слабее, и наконец, дернувшись в последний раз, он медленно распрямился.

Но Энквен не видел ни туч песка, поднятых со дна в потасовке, ни мутного облачка возле рыбьей головы.

Только теперь, выпустив мертвую добычу, Энквен медленно опустился на песок. И лишь мозг его продолжал работать, посылая настойчивые команды во все уголки тела.

Так и не узнал впоследствии Энквен, что труды его были напрасны: главный реактор инженеры снабдили достаточной защитой…

Умелые руки биологов Зеленого городка вернули Энквена к жизни. Поначалу робот не мог управлять своим телом, и Ливен Брок проводил со своим воспитанником долгие часы, удовлетворяя ненасытную любознательность Энквена.

Потом Энквен снова разучил простые движения. Однажды Энквен остался один – Ливена Брока по видеофону срочно вызвали в башню безмолвия.

Сначала робот забавлялся, лазая вверх и вниз по шведской стенке. Зацепившись за перекладину, повис, глядя в окно. Широкий двор был пуст. Лишь на волейбольной площадке Ван возился с сеткой. Показалась Лин. Она быстро шла куда-то с папкой под мышкой. В папке – Энквен это без труда разглядел

– лежал толстый конспект и потрепанный учебник космического растениеводства.

Сегодня был один из редких дней, которые люди называют выходными.

Энквен перевел взгляд вверх. Там, за толстым потолком, на плоской кровле четырнадцатиэтажного здания, помещалась взлетно-посадочная площадка для летательных аппаратов. Как интересно было бы вблизи рассмотреть эти серебристые и прозрачные машины, легко бороздящие небо, потрогать их крылья, забраться в кабину, нажать кнопку стартера!

Летательные аппараты были знакомы Энквену пока что лишь в теории, подниматься на авиаплощадку Ливен Брок еще не разрешал.

Между тем внизу Лин поравнялась с Ваном. Глядя вниз, Энквен ясно различал каждую травинку, отчетливо слышал каждое слово, произнесенное молодыми людьми.

Приладить волейбольную сетку было не так-то просто. Сильный ветер рвал ее из рук.

– Помоги, Лин! – сказал Ван, улыбнувшись девушке.

– Тороплюсь, – ответила она, замедлив шаг. – Дел полно – вздохнуть некогда.

– Скоро экзамен?

– Завтра.

– А сейчас ты куда?

– На консультацию.

– На консультацию? – удивился Ван. – В институте никого нет. Ливен Брок уехал в башню безмолвия. Кто же будет тебя консультировать?

– Мое дело, – улыбнулась Лин.

Через несколько минут Энквен услышал далекий вздох включенного внизу транспортера. Затем по коридору дробно простучали каблучки, дверь распахнулась, и в комнату влетела Лин.

– Привет, Энквен, – сказала она.

Робот легко спрыгнул и подбежал к Лин, ответив на приветствие. С того памятного дня знакомства на полигоне они подружились, и Энквену неприятно было думать, что скоро, защитив диплом, Лин улетит на Луну, чтобы продолжать образование.

Энквен молчал, ожидая, что скажет Лин. Рядом с тоненькой девушкой массивный робот выглядел особенно внушительно.

– Понимаешь, Энквен, никак не могу решить задачу, второй день бьюсь… А без нее горит дипломный проект, – голос Лин пресекся от волнения.

– Горит? – недоуменно повторил Энквен.

– Ах, ну как ты не понимаешь! – топнула ногой Лин. – Горит – значит проваливается.

– Проваливается? – беспомощно переспросил робот.

– Да пойми ты: эту задачу решить необходимо.

– Дай условие, – попросил Энквен, уяснив наконец просьбу Лин.

Девушка медленно и внятно продиктовала условие задачи. Энквен застыл в неподвижности. Только в его огромных глазах-блюдцах можно было заметить бегущие блики, выдававшие напряженную работу мозга. Молчание стало тягостным.

– Прости, Энквен, – сказала Лин и шагнула к двери. – Я совсем забыла, что задачу для тебя нужно сначала запрограммировать…

И тут Энквен заговорил. Никогда еще он так не торопился. Лин остановилась, обернулась.

– Ничего не понимаю… – растерянно проговорила она, отпустив дверную ручку.

Энквен, подбежав к Лин, взял у нее из рук карандаш. Чистого листка у Лин не оказалось. Но робот нашел выход – одним прыжком покрыв расстояние до стены, он стал набрасывать на ней ровные строчки формул.

Лин недоверчиво смотрела на математические символы, которые выводил для нее Энквен.

– Поняла! – вскрикнула она наконец.

– К этому, – указал Энквен на последнюю формулу, – нужно еще прибавить интеграл столкновений.

– Понятно, понятно! Остальное я сделаю сама. Спасибо, Энквен. Какая ты умница!

Девушка приблизилась к Энквену.

– Дай, я тебя расцелую! – сказала она, взяв робота за руку. Энквен вырвал руку и отбежал в сторону, остановившись в выжидательной позе.

Лин пожала плечами и, попрощавшись, ушла. Когда звук каблуков замер, Энквен вышел из неподвижности. Он окинул взглядом формулы на стене, словно запоминая их, затем методически стер щеткой все написанное.

Что-то беспокоило Энквена. Он стал прохаживаться по комнате, что делал всегда, когда не мог найти логического решения какой-нибудь проблемы.

Наступили сумерки. Энквен все не мог успокоиться. Он рылся в информблоках, просматривал картотеку микрофильмов, затем снова принимался расхаживать.

Ливен Брок застал его листающим старинную энциклопедию. Вечерняя беседа затянулась. Энквен проявил необычный интерес к башне безмолвия, из которой Ливен Брок только что вернулся, и воспитателю пришлось, отвечая на вопросы, подробно рассказывать об этом уникальном сооружении. Энквена поразило, что в башне безмолвия синтезируется серое вещество.

– В башне безмолвия выращивается головной мозг для белковых роботов, – медленно, чуть ли не по слогам повторил Энквен.

– Чем ты занимался, когда был один? – кончив свой рассказ, задал Ливен Брок традиционный вопрос.

– Разучивал движения. Усваивал информацию. Решал задачу, – сказал Энквен.

– Какую задачу? – спросил Ливен Брок.

Энквен изложил условие. Ливен Брок задумался.

– Напрасно терял на нее время, – сказал он. – Задачу нужно сперва запрограммировать.

– Я так ее решил, – произнес Энквен, – без программирования.

– Расскажи.

Энквен набросал решение.

– Не торопись… Так… Так… – кивал Ливен Брок. – Ты решил верно. Но погоди-ка. Где ты взял ее условие? Задача связана с космической навигацией. Я тебе такой не задавал.

– Она мне встретилась случайно, – ответил уклончиво Энквен.

Ливен Брок посмотрел на него: робот явно что-то скрывал. Воспитатель не настаивал.

– Случайно так случайно, – согласился он.

Ливен Брок встал со стула, собираясь уходить.

– Кстати. Что ты искал, когда я вошел? – спросил он.

– Информацию.

– О чем?

– О предложении расцеловать.

Ливену Броку показалось, что он ослышался.

– Что это значит? – спросил он.

– Меня интересует действие, обозначаемое глаголом «расцелую», – невозмутимо разъяснил Энквен.

– Гм… «расцелую»… – кажется, впервые за все годы воспитательской деятельности Ливен Брок пришел в замешательство. – А откуда ты взял этот глагол? Впрочем, дело не в этом… Видишь ли, все, что связано с эмоциями человека…

– Эмоции не программируются, – изрек Энквен твердо усвоенную вещь.

– Вот именно, – подтвердил Ливен Брок. – Знаешь что? Я завтра принесу тебе книжку. Ты ее поймешь, поскольку уже решаешь задачи без предварительного программирования.

Они простились, и всю дорогу до дому Ливен Брок думал о поведении своего воспитанника.

«Энквен становится самостоятельным. У него заводятся свои тайны, как у всякого мозга, вступающего в пору зрелости, Не рано ли? Надо будет обсудить с биологами», – решил Ливен Брок, включая свет в кабинете.


Пролог МИР, ЗАМКНУТЫЙ В СЕБЕ | Шаги в бесконечности | Глава 2 ЗЕЛЕНЫЙ ГОРОДОК