home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2. СЛУГИ ОТЕЧЕСТВА

— Господа! — Дорон встал, и это обстоятельство заставило подчиненных быстро переглянуться: столь официальное начало не предвещало ничего хорошего. — Некоторое время назад Воннел позвонил мне и попросил — я подчеркиваю: попросил! — помочь ему в деле Ут Доббс. Вы прекрасно понимаете, что я не обязан выполнять каждую просьбу министра, но в данной ситуации… Короче, я требую от вас исчерпывающих объяснений. Что скажете вы, Холл?

— Я узнал о похищении Ут Доббс из утренних газет.

— Та-а-ак. Вы, Рейдинг?

— Я впервые услышал имя девочки из телевизионной передачи.

— Так. — Дорон сел и на секунду задумался. — Прекрасно. Ситуация несколько меняется. Стало быть, нам необходимо принять экстренные меры для розысков ребенка. Наш Комитет не может оставаться в стороне, господа, ведь мы тоже солдаты своей родины!

При этих словах все трое поднялись и, словно при исполнении государственного гимна, молча постояли несколько секунд.

— Прошу садиться, — сказал Дорон. И когда все разместились на своих местах, строго и без пафоса спросил: — Вы уверены, господа, что риск полностью исключен?

— Да, шеф, — твердо ответил Холл.

— Безусловно, — добавил Рейдинг.

— Отлично, Холл, вы можете переключить своих людей на поиск?

— Это в какой-то степени отвлечет их от прямых обязанностей.

— Мы имеем дело со случаем, — строго произнес Дорон, — когда Комитет способен пойти на издержки.

— Могу, шеф.

— Шансы на успех?

— Трудно сказать. — Холл замялся. — Очевидно, действует какая-то неучтенная шайка рэкетиров. Нащупать их будет нелегко.

— Три дня, — сказал Дорон, — и сто пятьдесят тысяч кларков. Сто из них мы компенсируем из гонорара сенатора Доббса. Рейдинг, а вы используйте в этом деле всю нашу технику.

— Операцию «Квартет» приостановить, шеф?

— М-да… — сказал Дорон, выразив сомнение.

— И «Адсорбент» профессора Чойза? Если, шеф, Институт перспективных проблем будет работать по утвержденному графику…

— Чойза отставить! — решительно прервал Рейдинга генерал. — «Квартет» продолжать! График работы ИПП срочно пересмотреть и увязать с новыми условиями. Операцию «Космос» перевести на режим абсолютной секретности. Вам ясно, господа? Если наши люди найдут девочку… Вы понимаете, что это для нас значит?

— Да, генерал! — чуть ли не в один голос ответили присутствующие.

— Благодарю вас и жду сообщений.

Рейдинг и Холл, по-военному повернувшись, пошли к выходу. Дитрих остался в кабинете. Когда дверь за участниками совещания закрылась, секретарь осторожно сказал:

— Простите, генерал…

— Что, Дитрих?

— Я хотел напомнить вам о комиссаре Гарде.

Генерал вскинул голову:

— Пожалуй, ты прав. Спасибо, Дитрих.

Через час комиссар полиции Гард входил в кабинет генерала Дорона.

Каждый раз, получив приглашение явиться, Гард испытывал не то чтобы страх — напугать комиссара уже ничего не могло, — а какое-то мерзкое чувство, вызывающее сосание под ложечкой и легкий приступ тошноты. Гард знал: спокойное течение его жизни теперь непременно нарушится, если можно называть «покоем» деятельность полицейского сыщика, всегда сопряженную с риском и смертельной опасностью. Но так же, как тигролову должно быть противно охотиться на жаб, так и Гарду было неприятно любое предложение Дорона. «За деньгами дело не станет, комиссар!» — обязательно скажет в конце разговора генерал. И, как всегда, давая согласие, Гард будет думать не столько о своих доходах, сколько о неприятностях, возможных в случае отказа.

Деятельность Комитета, возглавляемого Дороном, была окутана сплошной неизвестностью. Даже Тайный совет, не говоря уже о Службе безопасности, не располагал об этой деятельности полными сведениями. Втягивая кого-либо из посторонних людей в орбиту своих забот, генерал был вынужден хоть на мгновение приподнимать покрывало над Страшной Тайной своего Комитета — одно это обстоятельство делало отказ невозможным. Дорон в одинаковой степени готов был и приблизить к себе человека, и безжалостно убрать его.

Собственно, до сих пор все предложения генерала, адресованные Гарду, не выходили за пределы профессиональных забот комиссара. Кого-то найти, кого-то догнать, кого-то выследить и всего лишь доложить об этом Дорону. Но истинной цели поисков, погонь и выслеживании Гард никогда не знал, что казалось ему особенно противным. В нем постоянно сохранялось ощущение, что делает он дело нечистое, нечестное. Единственное, что в какой-то степени успокаивало Гарда, так это то, что Комитет Дорона был все же государственной, а не частной организацией, хотя генерал не забывал подчеркивать, что его предложения комиссару носят «личный» характер.

— Прос-с-сшу! — свистящим шепотом произнес Дитрих, кошачьим движением скользнув вперед и открывая перед Гардом двери в кабинет.

Дорон еще издали кивнул комиссару на кресло, едва заметно улыбнувшись одними уголками губ. Гард тут же отметил про себя, что так умеют улыбаться только собаки, оставляя злыми глаза. Руки генерал никогда никому не подавал, словно боялся получить экзему.

— Давно не виделись, — произнес Дорон, пододвигая Гарду коробку сигар.

— Давно, — коротко сказал Гард, вынимая свою сигарету.

Собственно, не виделись они с того момента, когда комиссар занимался делом профессора Миллера и сталкивался с Институтом перспективных проблем, входящим в систему генерала Дорона. Но вспоминать об этом Гард не имел желания, тем более что в этом кабинете с особой осторожностью относились к людям, обладающим хорошей памятью. Сюда надо было приходить «пустым», а уходить отсюда так, как будто встречи и не было.

— Если не возражаете, — сказал Дорон, — я приступлю к делу.

Гард кивнул.

— У сенатора Доббса пропал ребенок.

Гард вновь кивнул.

— Воннел просил меня участвовать в поиске. Но вы понимаете, комиссар, мои олухи… И вы знаете, кроме того, как я отношусь к вашему таланту.

Гард сохранил на лице каменное выражение.

— Подумайте, комиссар, в какой мере вы могли бы помочь мне. Разумеется, это моя личная просьба, а за деньгами дело не станет.

И все, и разговор можно было считать оконченным: это в одинаковой степени понимали и Гард и Дорон, как и то, что все дальнейшее будет всего лишь сиропом, способным подсластить пилюлю. Уж коли невозможно отказаться от предложения Дорона, Гард позаботится хотя бы о сохранении внешнего достоинства — того, что называется «хорошей миной при плохой игре». Между тем умный и хитрый Дорон всегда позволял посторонним людям входить в кабинет и выходить из него с высоко поднятой головой, полагая это своеобразной компенсацией за потерянную совесть.

— Итак, подумайте, комиссар. Дело чрезвычайно для меня важное. Сроки сжатые.

Гард стал «думать». В конце концов, думал он, розыск Ут Доббс — дело благородное. От того, что полицейским управлением оно поручено не комиссару Гарду, а комиссару Вутсу, благородства не убывает. Бутс будет искать ребенка официально. Гард — частным образом. Важен результат. Что касается Дорона и его забот в этой истории, то пусть его тайны остаются с ним. Доббс — сенатор и миллионер, Дорон тоже: кто знает, какими взаимными обязательствами связаны эти люди? Главное — найти ребенка и обезвредить шайку рэкетиров…

— Хорошо, генерал, — произнес Гард, и Дорон облегченно вздохнул, как будто комиссар мог сказать что-то иное. — Я приму участие в розыске.

— Деньги, люди, машины, необходимая аппаратура будут предоставлены вам по первому требованию, — сказал Дорон.

— Вы же знаете, генерал, — заметил Гард, — что первый этап моей работы кабинетный. Аналитический.

Дорон улыбнулся кончиками губ.

— Я плачу, дорогой Гард, за результат.

— Отлично.

— Благодарю вас.

Гард встал и, высоко подняв голову, направился к выходу. Дитрих невидимым движением распахнул перед ним дверь.

— Прос-с-сшу! — произнес он свистящим шепотом.


1.  «МОЯ ПРЕКРАСНАЯ УТ…» | Синие люди | 3.  ПЕРФОКАРТА