home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

– Значит, всё дело в деньгах? – спросил Брендон, не отводя взгляда от мулов, неспешно двигавшихся вперед. – Значит, вы приняли предложение Эгана из-за денег?

Присцилла украдкой взглянула на него. Они сидели на передке фургона, и рядом с ним она чувствовала себя так спокойно, словно одно присутствие этого высокого широкоплечего человека обещало ей полную безопасность. Некоторое время назад она переоделась в темно-зеленое платье из плотной ситцевой ткани. Шляпка была ему в тон. Обрывки прежнего платья остались далеко позади, как и ужасная лавка полковника Кинли. Присцилле становилось все лучше по мере того, как недавнее прошлое отдалялось.

– Не стану отрицать, и из-за денег тоже, но не только из-за них, хотя именно так вы и думаете. Я приняла предложение Стюарта Эгана, потому что тетушка Мэдлин умерла, оставив меня совсем одну. Эган обещал позаботиться обо мне… и я уверена, что так оно и будет. Его деньги означают для меня дом (собственный дом, которого у меня никогда не было и о котором я всегда мечтала) и безмятежное существование. Но и это не главное. Важнее всего мужское плечо и возможность опереться на него, а также понимание и уважение. И конечно, дети. Их мы воспитаем вместе.

– Но ведь вы даже не видели его! Откуда же вам знать, что вы уживетесь с ним?

Фургон тряхнуло на выбоине, Присцилла привалилась к Брендону и тотчас отодвинулась со смущенной улыбкой.

– Письма Стюарта убедили меня в этом. Судя по ним, это человек глубокий и тонкий. Он так же стремится завести семью, детей, как и я. Он обеспечит мне безбедную жизнь, наши дети не будут ни в чем нуждаться. Разве этого мало, чтобы уважать человека… и любить? Мне очень повезло, мистер Траск.

– Время покажет, так ли это, мисс Уиллз, – отозвался он со странной усмешкой.

Присцилла пропустила его замечание мимо ушей, радуясь тому, что они снова обращаются друг к другу официально. Слава Богу!

– Я хотел сказать, что мы еще далеко от «Тройного Р», – помолчав, добавил Брендон. – Между нами и ранчо простираются мили техасской земли, а земля эта, как вы уже успели убедиться, бывает весьма враждебной.

Присцилла вспыхнула от досады. Меньше всего ей хотелось вспоминать об инциденте в лавке, об этих ужасных, отвратительных людях. С такими ей пришлось столкнуться впервые в жизни. Одна мысль об их бесцеремонных прикосновениях возбуждала в ней тошноту. Но, хотя они унизили ее достоинство, она с еще большим ужасом вспоминала выстрел Брендона, уложивший одного из них. Присцилла тогда едва снова не впала в беспамятство.

Уезжая из Цинциннати, она представляла себе Техас землей обетованной, прекрасной колыбелью ее будущего счастья со Стюартом. Но после первых же шагов по этой земле мечта едва не разбилась вдребезги.

Да и само воображаемое счастье со Стюартом как-то отдалилось, померкло. Присцилла покосилась на Брендона (и когда только он успел стать для нее просто Брендоном, а не мистером Траском?). Даже мысленно называть его по имени она считала недопустимой интимностью и понимала, что это опасно, но вернуться к прежнему уже не могла.

Она следила из-под ресниц, как Брендон держит вожжи, как настороженно оглядывается, не упуская ни единой мелочи.

Даже в тени широких полей шляпы глаза его казались пронзительно-голубыми, словно горели внутренним огнем. Взгляд девушки скользнул по прямой линии носа, по четким очертаниям подбородка и вернулся к губам, словно его притягивала неведомая сила.

Брендон правил так уверенно, сидел так прямо, развернув широкие плечи!

И чем дольше Присцилла смотрела на него, тем сильнее ощущала какое-то странное волнение в крови. Вместо того чтобы отвернуться, она представляла себе, как лежали его руки у нее на талии, на плечах, как бережно они обнимали ее, когда она плакала.

Девушка не сразу сообразила, что от нее ждут ответа. Кажется, Брендон говорил что-то о враждебности Техаса.

– Я привыкну к здешней жизни. Ведь у меня нет выбора.

– Ошибаетесь, мисс Уиллз. Техас – это тоже Америка, а в Америке у каждого есть выбор.

Присцилла могла бы возразить, что ее случай особый, ибо она попросту не приспособлена к иной жизни, чем та, что предложил ей Стюарт. В конце концов, она и не желала иной жизни. С давних пор, едва ли не с детских лет, Присцилла мечтала стать женой и матерью. Дети! Она страстно хотела их.

– Все как-нибудь устроится, мистер Траск, я в этом совершенно уверена. Стюарт мечтает о том же, о чем и я.

Казалось, Брендон сдерживает какие-то слова, рвущиеся с языка. Во всяком случае, об этом свидетельствовал его взгляд.

– Время позднее, – наконец проронил он. – Пора поискать место для ночлега. Завтра нам опять предстоит долгий путь.

Присцилла кивнула, спрашивая себя, что же он хотел сказать на самом деле.


Глава 3 | В огне желания | * * *