home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



34.

Фьорд Уманак у шоссе Дэвиса.

Это там, обычно говорили люди, которые однажды бывали там, где серое небо можно отличить от серых айсбергов только тогда, когда вытянешь руку и посмотришь, что у тебя под пальцами: лед или воздух.

Вряд ли найдется более безотрадный уголок на Земле. На другой стороне тоже не было ничего, на чем можно было сосредоточить внимание.

Фьорд Уманак был штаб-квартирой Международной разведывательной службы; в настоящее время в ней находилось чужих агентов не меньше, чем своих собственных.

На поверхности земли почти ничего не было. Несколько деревянных домов с толстыми стенами, принадлежавших датскому торговому обществу, в которых жили эскимосы. На одном из домов можно было прочесть сделанную кривыми буквами на доске надпись, что продаются меха. Но ни один торговец пушниной не увез мехов из «Пушной компании Уманак».

Эскимосы были опытными агентами. Руководителем отделения был в действительности датчанин. На самом деле он имел чин подполковника и был на хорошем счету у Аллана Д. Мерканта.

Вся остальная часть сооружения была скрыта под землей и скалами. «Остальная часть» скрывала его истинное предназначение. Более девяноста пяти процентов всей деятельности во фьорде Уманак осуществлялось под землей, и в таких же пропорциях распределялись помещения.

Из почти пятисот человек, постоянно живущих во фьорде Уманак, только десять знали все подземное сооружение в целом. Агенты Азиатской федерации и Восточного блока, гостившие здесь в эти дни вынужденного сотрудничества, видели не более, чем два верхних этажа.

Резиденция Мерканта находилась в самом низу здания. Он был со всех сторон окружен устройствами безопасности. Не то, чтобы он опасался за свою жизнь… речь шла о тех, кто заботился о сохранности бесчисленных секретных документов, лежащих в сейфах нижнего этажа.

У Мерканта был свой кабинет, оборудованный по его собственному вкусу. Здесь было очень много мебели. Обычно Меркант сидел за огромным письменным столом, устроившись в кресле, которое казалось слишком большим, чтобы он мог удобно сидеть в нем.

У Мерканта не было никакого распорядка дня. Он работал, пока не начинал ощущать себя настолько усталым, что дальнейшая работа не имела смысла, потом шел спать и снова вставал, едва почувствовав себя отдохнувшим.

Ординарцы Мерканта были настоящими мучениками. Большинство из них любили регулярно высыпаться. Но Меркант считал, что безопасностью мира нельзя пренебрегать ради привычки отдельных людей к буржуазной размеренности жизни.

В этот день он встал в три часа — не зная, было это три часа ночи или три часа дня.

В три часа пятнадцать минут появился сержант О'Хэли и доложил:

«За прошедшие четыре часа не произошло ничего необычного, сэр».

После этого он снова вышел и через несколько минут вернулся с кофе и бисквитами. Он терпеливо ждал, пока Меркант сделает первый глоток горячего кофе и задаст обычный вопрос:

«Сколько сейчас времени, сержант?»

«Три часа двадцать три минуты, сэр».

Меркант поверх чашки посмотрел на часы. Было три часа двадцать две минуты.

«Какое сейчас время суток?»

«Утро, сэр!»

Меркант довольно кивнул. О'Хэли отдал честь и вышел из комнаты. Он уже больше не задумывался над этой странной церемонией, хотя, когда он начал службу у Мерканта, все это казалось ему дурной шуткой.

Пластические операции могли творить трудно распознаваемые чудеса. Поэтому, чтобы обезопасить себя от прокравшихся к нему двойников, он вменил своему сержанту-охраннику в обязанность при ответе на обычный вопрос о времени называть на минуту больше, чем было в действительности. Точно так же он велел говорить «утро», если это был вечер или день и наоборот.

О'Хэли был убежден, что Меркант расстрелял бы его на месте, если бы он по рассеянности назвал ему правильное число минут и время суток.

Меркант считал это достаточной проверкой; когда О'Хэли доложил, что сейчас утро, он знал, что в действительности сейчас день.

Через полчаса после О'Хэли он принял капитана Циммерманна с рапортом.

Капитан начал:

«Самое главное, сэр:

«Переговоры с офицерами Азиатской федерации. Майор Первухин из Москвы в качестве наблюдателя».

«А что он собирается наблюдать? — равнодушно спросил Меркант. — Вы имеете представление о том, что этим азиатам опять надо?»

«Говорят, у них есть много новых предложений и они хотели бы обсудить их с Вами, сэр».

«Предложения, о чем? О длительном мире на Земле?»

«Нет, сэр. Предложения, как расправиться с дезертиром в пустыне Гоби».

Меркант поднял правую руку и с интересом рассматривал свои ногти.

«Не надо постоянно говорить „дезертир“, Циммерманн! Я слышал много хорошего о Третьей власти и не хотел бы судить о ней, пока не буду точно знать их целей».

Циммерманн ничего не ответил.

«Что еще?» — спросил Меркант.

«Пока ничего, сэр».

«Спасибо!»

Циммерманн отдал честь и вышел.

Родан посадил лодку на триста километров вглубь страны, на гладкой поверхности серо-голубого льда. Ледяная поверхность была небольшой по площади и со всех сторон окружена горами значительной высоты. Можно было не опасаться, что кто-то случайно обнаружит лодку. Кроме того, триста километров было для Гренландии приличным расстоянием.

С помощью технических средств, имеющихся в распоряжении на лодке, Родану не составляло труда избежать пеленга многочисленных, особенно в районе фьорда Уманак, радиолокационных установок. Он был уверен, что наблюдатели заметили на своих экранах не одну вспышку.

Прямое оптическое наблюдение Родана не волновало. Небо низко висело над Гренландией, и было легче оставаться под покровом облаков, чем окружить всю лодку энергопоглощающим дефлекторным экраном.

Во время обратного полета с Луны Родан оповестил Тако о случившемся и послал его обратно к озеру Гошун. В настоящий момент были дела поважнее, чем переговоры с промышленными магнатами. Родан не зря надеялся, что в конечном итоге для Третьей власти скоро станет ненужным раздавать свои заказы под присмотром секретных служб и в вечном страхе перед ними, хотя, как показали успехи Тако, и таким путем можно было кое-чего добиться.

В этот день после обеда Родан покинул лодку, вооружившись одним из транспортных костюмов арконидов и игольчатым излучателем. Булль остался, так как неповиновение Торы в результате того, что было обнаружено на Луне, кажется, вступило в новую, активную стадию, и Крэст не представлял для нее достаточной охраны.

С помощью транспортного костюма триста километров до фьорда Уманак были преодолены за полтора часа. Для Перри Родана это был скучный полет, действовавший на нервы также и в связи с предстоящей ему неизвестностью.

О том, как попасть к Мерканту, у Родана не было других сведений, кроме тех, что дал ему капитан Клейн в пустыне Гоби, утверждавший, что Меркант знает о двойной роли, которую играет Клейн, но, кажется, одобряет его.

Родану был необходим дефлектор, начиная с той минуты, как он покинул корабль. Радар был не в состоянии отразить действие дефлектора, но для радиолокационного обнаружения сам объект как таковой был в целом слишком мал.

Родан приземлился в центре станции «Пушной компании Уманак», все еще не уверенный в том, куда ему следует направиться, чтобы найти Мерканта. Единственное, что он знал, это то, что резиденция Мерканта была под землей. Первым делом нужно было отыскать вход в подземные помещения.

Родан понял, что, даже имея шапку-невидимку, было трудно не привлечь внимания людей. Фьорд Уманак был полон народа, и когда к нему с разных сторон шли два человека, ему потребовалось полностью сконцентрироваться, чтобы уйти от них, не столкнувшись ни с одним из них.

Около четырех часов дня Родану показалось, что он нашел то место, где был вход в подземные сооружения. Снаружи это выглядело не более, чем большое, низкое складское помещение. Родан стоял в его центре и смотрел на множество женщин и мужчин, исчезавших в нем или выходящих из него.

Родан встал вблизи двери, подождал, пока в нее вошел мужчина, и незаметно вместе с ним проскользнул внутрь. Помещение было ярко освещено лампами искусственного света, а дверь на противоположной стороне явно представляла собой вход в высокий и широкий туннель.

Оживленное движение в туннеле представляло для Родана немалую опасность. На тех двадцати метрах, которые он должен был пройти от входа в туннель до того места, где находились шахты лифтов, он был не в состоянии следить за чем-нибудь другим, как только за тем, чтобы ни с кем не столкнуться.

Здесь было около пятнадцати лифтов. Родан не решился воспользоваться одним из них самому. Он подождал, пока в одну из кабинок не вошел единственный мужчина, вставший рядом с ним. К несчастью, мужчина проехал только два этажа. Родан остался в кабине один и смотрел на высунувшего голову дежурного в униформе.

«Хорошо, — пробормотал тот. — Можно ехать!»

Но когда он отвлекся, Родан поднял руку и нажал на самую нижнюю кнопку. Кабина дернулась и поехала вниз. Родан вышел сразу же, как только она остановилась. По обеим сторонам тянулся туннель, абсолютно похожий на верхний. Напротив дверей лифта светилась на стене цифра 15, и Родан понял, что это пятнадцатый этаж под землей.

Под цифрой 15 у стены стояла шеренга постовых. Двое вышли из нее и пошли к лифту, из которого только что вышел Родан. Родан видел, как они проверяют кабину. Один из них повернулся и крикнул другому:

«Ха! Вы только посмотрите на это! Кто-то нажал на пятнадцатый этаж, а в лифте никого нет!»

Очевидно, из тех, что стояли у стены, имелись в виду только двое. Они подошли и помогли проверить кабину. Результат, видимо, не удовлетворил их. Один из них вернулся и пошел вглубь туннеля. Родану пришлось увернуться от него. Он видел, как мужчина подошел к телефону на стене и с кем-то говорил. Но не мог разобрать, что тот говорит.

Родан проклинал свою неосторожность. Еще из опыта космического полигона Невада он знал о лифтах, по пульту с кнопками которых можно было определить, была ли кабина приведена в действие изнутри или снаружи. Он должен был подумать о том, что Меркант тоже использует такой тип лифтов.

Постовой вернулся и крикнул мужчинам, все еще находившимся в кабине:

«Остановить! Немедленно! Циммерманн хочет сам это осмотреть».

Один из мужчин нажал в кабине кнопку остановки лифта. Затем все они отошли в сторону, ожидая Циммерманна.

О'Хэли доложил:

«Странный случай на пятнадцатом этаже, сэр. Кто-то приехал на пятнадцатый этаж, но когда постовые собрались взять его под наблюдение, внутри никого не оказалось».

Меркант поднял глаза.

«Как это? Никого внутри? А что говорит Циммерманн?»

«Капитан Циммерманн вызвал нескольких специалистов, чтобы проверить, как в кабине нажимаются кнопки и все такое прочее».

Меркант, вздохнув, встал.

«Чтобы проверить все кнопки, как они нажимаются, Вам понадобится три месяца! Где это случилось, Вы говорите? На пятнадцатом?»

«Так точно, сэр!»

«Идемте со мной! Едем наверх!»

Тем временем Родан установил, что пятнадцатый этаж не самый нижний. Он пошел навстречу капитану Циммерманну, когда тот проходил по туннелю, и попытался выяснить, откуда он пришел. При этом он обнаружил две лифтовые шахты, которые вели еще глубже вниз.

Оба лифта охранялись еще строже, чем тот, на котором приехал Родан. Не было сомнения в том, что постовые среагировали бы на малейшее движение любой из кабин.

Родан ждал. Через некоторое время капитан Циммерманн вернулся назад с одним из сержантов. Постовые отдали честь, и Циммерманн со своим сопровождающим вошел в правый лифт.

Неслышно ступив, Родан вошел вслед за ним внутрь и прижался к стене кабины, чтобы не коснуться кого-нибудь из них.

Циммерманн сказал:

«Странное дело. Можно подумать, что человек выпрыгнул по пути из движущейся кабины, но ведь это невозможно!»

Лифт рывком остановился. Родан подсчитал, что проехал вниз следующие шесть этажей. Он выпрыгнул из кабины недостаточно быстро, так как боялся, что его шаги будут слышны из-за обуви его костюма. Сержант прошел мимо, задев его.

И остановился, как вкопанный. Циммерманн удивленно уставился на него. Родан, затаив дыхание, маленькими шажками прошмыгнул в сторону.

«Что с Вами?» — спросил Циммерманн.

«Я… я на что-то наткнулся, сэр!»

Циммерманн нахмурился.

«Где?»

«Здесь, сэр!» — пролепетал сержант и показал на лифт.

Родан видел, что они находятся в конце коридора. Торцевая стена была в двух метрах в стороне от лифтов. Он прижался к стене. Постовые, стоящие напротив лифтов, подошли ближе.

Циммерманн засмеялся.

«Сколько времени Вы уже у нас, сержант?»

«Два года, сэр».

Циммерманн понимающе кивнул.

«Это все объясняет. Когда я проработал здесь два года, мне мерещились маленькие зеленые человечки, марширующие по коридорам».

Чтобы подбодрить сержанта, он показал рукой, какими маленькими были эти человечки.

«От строгой секретности, — добавил он, — иногда возникают галлюцинации».

Сержант взял себя в руки.

«Так точно, сэр!»

Родан облегченно вздохнул. Циммерманн с сержантом пошли по коридору, а постовые стояли, с усмешкой глядя им вслед. Родан осторожно прошел мимо них вслед за мужчинами.

«Пришел капитан Циммерманн, сэр!» — доложил О'Хэли, открывая перед Меркантом стальные двери, разделявшие нижний туннель на несколько отделений.

«Вот как!» — воскликнул Меркант.

Циммерманн отдал честь.

«Это сержант Треш, сэр. Он первым обнаружил происшествие».

Меркант кивнул сержанту.

«Вы дали распоряжение проверить в кабине пульт с кнопками? — спросил он Циммерманна.

«Так точно, сэр. Не весь пульт, а только кнопку пятнадцатого этажа».

«Очень мудро, — насмешливо ответил Меркант. — Теория занятости для всего отряда специалистов, так?»

Циммерманн вспыхнул от этого упрека.

«Я…»

«Неужели Вы думаете, капитан, что человек, если таковой вообще имеется, достаточно умный для того, чтобы вообще попасть на станцию Уманак, не прибегнет к такому общеизвестному средству, как перчатки?»

«Это возможно, сэр» — согласился Циммерманн.

«Наверняка! — воскликнул Меркант. — Сержант, кто еще, кроме Вас, видел эту пустую кабину?»

«Все постовые у лифта пятнадцатого этажа, сэр!» — доложил Треш.

«Вы позвали электроников? — спросил Меркант Циммерманна. — Может быть, дело в самом лифте».

«Еще нет, сэр. Но я хочу…»

В этот момент разразилось светопреставление. Дикий вопль заглушил все другие звуки. Стальная дверь, у которой стояли Меркант и О'Хэли, автоматически открылась, ударив Мерканта так, что он отлетел, увлекая за собой О'Хэли, а потом закрылась с громким хлопком. Циммерманн и Треш стояли на другой стороне туннеля.

«Радарная тревога! — тяжело дыша, выкрикнул Меркант. — Идемте, О'Хэли!»

Он повернулся и бросился бежать обратно по туннелю. Теперь он уже не мог попасть в собственный кабинет, потому что стальные двери во время тревоги могли быть открыты только по специальному указанию, а такого указания Меркант давать не хотел, не узнав точно, что произошло, но помещения, находящиеся в этом секторе туннеля, были в его распоряжении.

Он сел за письменный стол, который спешно освободили для него, и включил переговорное устройство.

«Это Меркант! Что случилось в самом нижнем туннеле?»

«Радарная тревога из сектора А, сэр».

«Из-за чего?»

«Неизвестно, сэр. У меня перед глазами на телеэкране весь сектор, но я ничего не вижу».

«Вы обзвонили кабинеты сектора А?»

«Так точно, сэр. Нигде не замечено ничего необычного».

Меркант задумался. Если судить по лифтам, то сектор А был первым, который сверху…»

«Ясно! — сказал он твердо. — Дайте отбой!»

Снаружи в коридоре взвыла другая сирена. Меркант вышел с О'Хэли и открыл дверь, у которой он две минуты тому назад разговаривал с Циммерманном.

Циммерманн все еще стоял с сержантом Трешем на том же месте.

«Что-нибудь видели?» — кратко спросил Меркант.

«Нет, сэр. Могу я спросить, что…»

«Здесь бродит привидение, — улыбаясь, ответил Меркант. — Кто-то, кто может становиться невидимым».

Он осторожными шагами прошел мимо к Циммерманна по туннелю. Циммерманн и оба сержанта хотели пойти за ним, но он жестом велел им вернуться. Одна из дверей по левой стороне коридора открылась. Резким движением руки Меркант втолкнул человека, хотевшего выйти, обратно в помещение. Потом вдруг остановился, словно отыскав что-то. Он посмотрел на пол, затем снова в воздух, наконец, повернулся и, улыбаясь, пошел обратно.

«Я думаю, нас одурачили, — весело сказал он. — Тут нечего искать. Циммерманн!»

«Да, сэр?»

«Отошлите людей, проверяющих пульты с кнопками, домой. Я думаю, мы решим это дело другим способом».

«Так точно, сэр».

«О'Хэли и Треш, вы оба возвращайтесь к вашим обязанностям. О'Хэли, я жду Вас в обычное время с рапортом».

После этого он пошел обратно к своему кабинету, не обращая внимания на удивленные лица мужчин, смотревших ему вслед. Он осторожно открыл дверь своего кабинета. Довольная улыбка играла на его лице. Он подошел к письменному столу, сел в кресло и открыл ящик. Оттуда он достал тяжелый пистолет, взял его в руку и направил на место между дверью и первым шкафом. А потом сказал:

«Теперь Вы можете снять свою шапку-невидимку, кто бы Вы ни были. Я не знаю, что Вам нужно, но если Вы хотите убить бедного старого Мерканта, то позвольте Вам сказать, что у меня еще достаточно сил, чтобы выстрелить из этого пистолета. Вы видите, что я точно знаю, где Вы стоите. Итак?»

Прошло несколько секунд. Потом на том месте, на которое целился Меркант, образовалось нечто вроде облачка, постепенно принимавшее форму одетого в странный костюм человека.

Меркант от удивления широко раскрыл глаза.

«Майор Родан!»

«Я уже не майор. Майора больше нет. Боже мой, как Вы догадались?»

«Утверждают, что я могу учуять присутствие человека, понимаете? Сегодня я впервые ощутил эту способность в полной мере. Садитесь, Родан!»

Родан сел. Меркант предложил ему сигарету. Он вел себя абсолютно непринужденно.

«Ваше оснащение не может противодействовать радару, правда?» — спросил он через некоторое время.

«Нет, и я не знал, что здесь внизу есть радарные сигнальные устройства».

«Несмотря на это, Вам удивительно многое удалось».

Родан отложил сигарету.

«Давайте перейдем к делу, Меркант, оно достаточно серьезное».

«Хорошо! Начинайте!»

Родан сообщил, что ему удалось сделать на Луне. В заключение он сказал:

«Поймите меня правильно: те, кто придут сюда — это будет целый отряд роботов, и ни один из них не спросит, какое право мы имели уничтожить крейсер арконидов. Они будут стрелять, и мы не сможем защититься от этого».

Если Меркант и был удручен, он не показывал вида.

«А Ваша лодка? Разве Вы не сказали, что она хорошо оснащена? Разве Вы не можете отразить нападение с ее помощью?»

«Хорошо оснащена по земным понятиям, Меркант! — ответил Родан. — Роботы с кораблей, находящиеся на пути сюда, гораздо умнее нас. Мы можем делать все, что угодно, но Земля должна быть готова к этому».

«А кто мне скажет, что Вы не блефуете, чтобы извлечь из этого для себя и Ваших людей какие-то преимущества?» — возразил Меркант.

«Никто Вам этого не скажет, — холодно ответил Родан. — Или Вы мне верите, или оставим все, как есть. В один прекрасный момент Вы увидите, что это не было блефом».

Меркант равнодушно кивнул. Казалось, он задумался. В действительности же он пытался уловить мысли Родана настолько, насколько это было для него возможно. Меркант очень хорошо знал, что он обладает задатками телепатических способностей. Он мог воспринимать особо активные мысли, если думающий находился недалеко от него. В иных случаях ему удавалось узнать всю концепцию хода мыслей — понять, правдива она была или нет.

Головной мозг Родана был особым органом. Меркант мог угадать, где находился его обладатель — таким образом он и вычислил Родана снаружи в коридоре и здесь, в кабинете — но что касается собственно мыслей, то Родан, казалось, запер их на замок. Меркант не смог уловить ни одной из них, хотя и чувствовал, что Родан ведет честную игру.

Он встал.

«Забудьте об этом! — сказал он. — Что Вы предлагаете?»

«Оповестите об этом ответственных лиц, — ответил Родан. — Обрисуйте, что нам предстоит, и объясните им, что мощная оборона в сочетании с сотрудничеством могут победить все.

И еще одно: прикажите, чтобы было отменено это дурацкое эмбарго против нас. Если мы сможем отбить первую атаку, за ней последуют другие. Чтобы упрочить свое положение, нам нужен по крайней мере мощный корабль. Даже, если промышленность немедленно получит разрешение на осуществление нам поставок, нам потребуется еще несколько месяцев, чтобы построить действенный корабль из заготовок и деталей. Если же нам придется добывать материалы исподтишка, то это займет два года!»

Меркант смотрел в одну точку прямо перед собой.

«Я попытаюсь, Родан. Вы понимаете, что за задачку Вы перед мной ставите? Я лечу в Вашингтон и говорю там политикам: Послушайте, Родан нашел на Луне гиперпередатчик, подающий сигнал тревоги. Самое большее, через две недели сюда прибудет целый флот кораблей арконидов и бомбардируют Землю, так что отменяйте Ваше эмбарго против Третьей власти. Как Вы думаете, Родан, что скажут на это ответственные лица?»

Родан незаметно активировал психотронный излучатель, спрятанный под костюмом.

«У Вас есть личный авторитет, Меркант, — сказал он тихо, но твердо, глядя в глаза Мерканту. — Вы используете свое влияние и убедите политиков. Они позаботятся о том, чтобы ничто не мешало подготовке к отражению нападения. Вы поняли, Меркант? Не ходите в Сенат, идите к Президенту. Поговорите с людьми, которые доверяют лично Вам. Понятно?»

Меркант послушно кивнул. Ему и в голову не пришло, что еще ни один человек не отважился говорить с ним таким образом. Ему это не пришло в голову потому, что Родан отдавал приказание постгипнотическим способом. Меркант не смог бы не выполнить его с абсолютной точностью.

Родан расслабился и вывел Мерканта из состояния подавления воли.

«Я был бы Вам очень благодарен, если бы Вы могли проводить меня наверх».

Когда они шли по туннелю, Меркант сказал:

«Мне нужно постоянно поддерживать связь с Вами, Родан. Дайте указание капитану Клейну, чтобы он принимал для меня сообщения по коду АНП.»

Родан остановился. Меркант улыбнулся, заметив его удивление.

«Кому я должен дать указание? — спросил Родан. — Капитану Клейну?»

«Именно так».

«Откуда Вы знаете, что он сотрудничает с нами?»

«Я не знаю этого, — ответил Меркант, — я только догадываюсь. Скажу Вам еще одно: я могу кое-что учуять в человеке».

Родан справился со своим удивлением.

«Клейн находится в постоянном страхе перед наказанием».

Меркант засмеялся.

«Пусть не боится. Я, как и прежде, отношусь к нему, как к моему лучшему сотруднику!»

Когда они дошли до лифта, и постовые удивленно отдавали им честь, Родан тихо спросил:

«Вы можете это объяснить, Меркант? Я имею в виду Ваше отношение к Клейну».

Меркант ответил только после некоторого раздумья, но откровенно:

«Я уверен, что человечество должно будет сотрудничать с Вами. Я верю, что у Вас нет недобрых намерений и что для всех нас будет лучше, если мы будем сохранять наш мир вместе с Вами».

Родан удивленно посмотрел на него. Когда лифт остановился, он сказал:

«Спасибо, Меркант!»


предыдущая глава | Третья власть | cледующая глава