home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23.

Аллан Д. Меркант сидел за своим письменным столом и размышлял о том, разрешимы ли вообще возникающие проблемы. Предстояла вторая встреча шефов контрразведки в глубинах вечных гренландских льдов. Меркант спрашивал себя, имело ли смысл говорить с другими. Может быть, было бы разумнее установить контакт с Перри Роданом.

Загорелся телеэкран.

«Шефы секретных служб прибыли, сэр».

«Восточный блок и Азиатская федерация?»

«Иван Мартынович Кошелев от Восточного блока и Мао-Тзен от АФ, — подтвердил радист-связной. — Генерал-лейтенант Тай-Тианг также приземлился на дороге Дэвиса. Его как раз повели к электролифту».

«Итак, скоро все союзники будет в сборе, — кивнул Меркант и откинулся в кресле. Он подождал, пока экран не погаснет, потом улыбнулся. Еще несколько недель назад было бы абсурдом даже во сне представить себе то, что происходило сейчас. Он нажал на одну из кнопок. Засветился второй телеэкран. Показалась голова симпатичной девушки.

«Мистер Меркант?»

«Позаботьтесь о том, чтобы все трое мужчин, которые размещены в трансфер-отеле, были приглашены на конференцию. Это капитан Альбрехт Клейн, лейтенант Ли Чай-Тунг и лейтенант Коснов. Я хотел бы, чтобы они подождали в приемной, пока я их не вызову. Понятно?»

«Будет сделано!» — кивнула девушка. Еще секунду Меркант смотрел на пустую поверхность экрана, потом поднялся и пошел в конференц-зал.

На сей раз Меркант придавал особое значение обязательной секретности. Здесь не было скрытых микрофонов или других вспомогательных средств новейшей разведтехники, не было спрятанных записывающих магнитофонов или бесшумно работающих телекамер. Помещение было маленьким, с одной дверью и без вентиляции. Вытяжное устройство обеспечивало очистку воздуха, обмениваемого с помощью стоящих в помещении баллонов. Примитивно, просто, но защищено от подслушивания.

Меркант очень хорошо знал, почему ему не нужны посторонние уши.

Когда он вошел в помещение, трое мужчин уже сидели за столом. Они прервали свой ведущийся на русском языке разговор и поднялись. Меркант улыбнулся своей обычной улыбкой.

«Я очень рад приветствовать Вас у себя, господа. Снова есть общий враг, который заставляет нас объединяться. Жаль, если когда-нибудь его не станет, Вы не находите?»

Генерал-лейтенант Тай-Тианг, главнокомандующий объединенными войсками, сделал удивленное лицо. По всей видимости, он явно не знал, как следует понимать это замечание.

Иначе реагировал Иван Мартынович Кошелев, начальник контрразведки Восточного блока. Он ударил себя ладонью по лбу и громко сказал:

«Вашему президенту вряд ли понравились бы такие слова. Но это останется между нами, не так ли?»

Мао-Тзен, начальник контрразведки АФ, загадочно улыбнулся. Он обошелся без комментариев.

Меркант пожал всем троим руки попросил их садиться. Его доброжелательная улыбка неожиданно исчезла. Он посмотрел на Кошелева.

«Вы можете быть совершенно спокойны, коллега Кошелев, кроме нас с Вами ни один человек не узнает, о чем говорилось в этом помещении. Мы герметически отрезаны от внешнего мира. Дверь закрывается с помощью электроники. Мы одни. Если бы в эту минуту у кого-нибудь из Вас случился сердечный приступ, Ваши организации остались бы без руководителя, потому что никто не пришел бы, чтобы вывести Вас отсюда».

«У Вас странная манера шутить, — заметил Мао-Тзен. — Но давайте перейдем к делу. Может быть, послушаем сначала сообщение нашего друга Тай-Тианга».

Генерал-лейтенант, казалось, все еще размышлял над смыслом сказанного Меркантом, потому что вздрогнул, услышав свое имя. Но скоро его голос приобрел уверенность.

«Мы последовали совету экспертов и стреляли нашими гранатами так, чтобы они все время попадали в одно и то же место энергетического экрана. Несколько дней тому назад Родан увеличил размеры своего государства. Таким образом, Родан имеет территорию площадью почти восемьдесят квадратных километров в центре АФ. Это недопустимо».

«Не только для Вас, — кивнул Меркант. — Что Вы предприняли?»

«Мы вовремя оттянули наши войска назад после предупреждения Родана. Затем снова открыли огонь. Но несмотря на усиленный обстрел, у экрана нет больше видимых слабых мест. Генераторы шарообразного космического корабля арконидов вырабатывают, видимо, невероятную энергию. Должен признать, что мы бессильны. После нескольких дней мы были вынуждены прекратить огонь из-за нехватки боеприпасов. С тех пор вокруг базы царит спокойствие. Внутри энергетического колокола развернута бурная деятельность. Мы заметили, что строятся небольшие домики, назначение которых неизвестно. Роботов огромное количество, людей всего четверо и два арконида. База окружена, и по нашим сведениям, оттуда до сих пор никто не вышел и туда не вошел».

Меркант спокойно кивнул.

«Никто, кроме наших агентов Клейна, Коснова и Ли».

«К сожалению, безуспешно, — прогудел Кошелев. — Надо бы повторить эксперимент».

«Поэтому я Вас и позвал, — сказал Меркант. — Но прежде я хотел бы точно знать, что мы собираемся делать. Генерал Тай, итак, Вы считаете, что абсолютно исключено взять укрепление извне? Вы убеждены, что никакие бомбы Земли не смогут пробить энергетический экран?»

Тай-Тианг кивнул. Меркант посмотрел на начальника азиатской контрразведки.

«Ну, Мао-Тзен, а что думаете Вы? Вам что-нибудь приходит в голову?»

Китаец покачал головой.

«Наши агенты не смогли ничего сообщить. Никто, кроме лейтенанта Ли, не смог подойти к базе так близко. Мне жаль, но я не знаю, что делать».

Взгляд Мерканта устремился дальше и остановился на русском.

«Кошелев?»

«Я много думал о нашем положении в прошедшие дни и размышлял, что мы можем предпринять. Вы уже сделали соответствующее замечание в начале нашего разговора. Вы же видите, что удалось сделать Родану: мы сидим здесь вместе, в одной комнате, за одним столом. Опасность объединила нас, правда? До этого мы были противниками, теперь мы друзья».

«Ну и ну!» — воскликнул генерал-лейтенант Тай-Тианг, но встретив острый взгляд Мао-Тзена, тут же замолчал.

«Конечно, друзья! — серьезно повторил Кошелев. — А почему? Потому что этот Родан вселил в нас страх. Потому что мы бессильны против его технических средств. Потому что мы точно знаем, что он уничтожит нас, если захочет. Меня даже беспокоит, что он этого не делает».

«Довольно мрачное утверждение. — Меркант слегка улыбнулся. — Но оно точно соответствует нашей ситуации. Продолжайте, Кошелев, мне интересно, какие выводы Вы сделали из Ваших размышлений».

«Я поостерегусь высказывать их Вам. Но в другом отношении я могу выложить карты на стол. Генерал Тай-Тианг считает, что нам никогда не удастся атаковать базу Родана извне и уничтожить ее. Если это так, почему мы не пытаемся сделать это изнутри?»

В глазах Мерканта появился интерес.

«Очень интересно. И как же?»

«Всегда так бывает, что самое простое решение приходит в последнюю очередь. Но подумайте о себе самом, Меркант. Если бы Вас и Вашу штаб-квартиру хотели уничтожить, это пришлось бы делать из-под земли. А что такое этот колокол Родана, как не заслон против налетов с воздуха, точно так же, как любая защищающая скала. Если Вы хотите уничтожить Родана, Вы должны атаковать его базу снизу».

Какое-то время в маленьком помещении царило молчание. Было слышно только дыхание четырех мужчин. Кошелев откинулся на стуле и ждал реакции на свои слова.

Сержант сказал:

«В политическом отношении мы пришли к такому же выводу, хотя мы и не оглашали его, то же самое и в тактическом отношении. Вы правильно угадали мой план. Позвольте позвать сюда трех мужчин, которые знают базу лучше, чем мы?»

Не дождавшись их ответа, он нажал на кнопку в середине стола. Через несколько секунд дверь открылась, и показалась чья-то голова. Меркант сделал короткий знак. Голова исчезла, и в помещение-сейф вошли капитан Альбрехт Клейн, лейтенант Коснов и лейтенант Ли Чай-Тунг. Дверь за ними снова закрылась.

Меркант показал на свободные стулья.

«Мне нет необходимости снова знакомить Вас, Вы все хорошо друг друга знаете. Но через несколько минут Вы познакомитесь с человеком, с которым еще не знакомы. В первую очередь Вы, Кошелев, будете удивлены, насколько наши мысли совпадают. Капитан Клейн, Вы уже вкратце рассказали нам о причинах неудачи Вашего плана обезвредить Родана с помощью бактерий. Эта попытка не принесла успеха. Могу предположить, что Вы готовы отважиться на новую попытку. Нет, на этот раз никаких бактерий».

Клейн не ответил. Откуда Меркант знал, что он сейчас подумал о бактериях? Это было не совсем понятно.

Дверь открылась. Вошел человек в форме полковника, поприветствовал всех по-военному. Выжидающе остановился. Меркант поднялся.

«Господа, я хочу представить Вам полковника Дональда Кретчера из МРС. Полковник Кретчер — специалист по строительству подземных сооружений, он принимал большое участие в разработке конструкции нашей штаб-квартиры».

Шефы контрразведки сдержанно пожали вновь прибывшему руку. Особенно генерал-лейтенант Тай-Тианг не скрывал своего недоверия. Только Кошелев оживился при упоминании специальности Кретчера.

Меркант взял слово.

«Как уже упомянул Кошелев, мы должны атаковать Родана из-под земли. Энергетический колокол действует только в воздухе и вплоть до поверхности земли. Конечно, у нас нет доказательств, что он не обладает таким же действием и под землей, но я думаю, честно говоря, не об этом. Если нам удастся сделать штольню достаточной глубины и ширины, чтобы оказаться прямо под базой, то с помощью одного единственного атомного взрыва можно будет покончить с этим призраком. Таков мой план. Я позвал Вас, чтобы обсудить с Вами его осуществление, так как для этого нужно согласие всех Великих держав. В первую очередь АФ, потому что мы должны будем действовать на ее территории».

Клейн посмотрел на обоих своих новых друзей. Он старался скрыть свой ужас. Ему приходилось следить за собой, чтобы не выдать его. Меркант был человеком, быстро становящимся подозрительным. Вот и теперь взгляд Мерканта задумчиво остановился на Клейне, когда он заговорил:

«Если план удастся, он будет означать конец страху, сделавшему нас друзьями. Я знаю, что есть люди, приветствующие этот страх. Для них предпочтительнее страх перед Роданом, нежели постоянная угроза атомной войны и связанной с этим всеобщей гибели. Я даже знаю некоторых из этих людей. Может быть, я даже разделяю их взгляды, но нашим долгом есть и остается ликвидация Родана. Потому что опасность, с которой мы не хотим встретиться, угрожает нашему существованию. Я достаточно ясно выразился, капитан Клейн?»

Семь пар глаз обратились к агенту, почувствовавшему, что почва уходит у него из-под ног. Ведь Меркант не мог знать…

«Я Вас не понимаю, мистер Меркант».

Меркант дружески улыбнулся.

«Конечно, понимаете, Клейн. И даже очень хорошо. И не думайте, что я, учитывая честность Ваших намерений, закрою глаза на Ваши преступные действия. Вы получите задание, исполнение которого будет доказательством того, что приказ для Вас важнее, чем Ваше личное мнение. То же касается Коснова и Ли».

Кошелев возмутился.

«За своего человека я голову даю на отсечение!»

«Не останьтесь без головы», — сказал Меркант невозмутимо.

«У Вас нет никаких доказательств».

«Но безошибочная интуиция».

Это прозвучало слишком определенно. Клейн знал, что сотрудники Мерканта боялись его в этом отношении. Во время допросов Мерканту не нужен был детектор лжи; он всегда знал, говорит ли допрашиваемый правду или нет. Были даже агенты, со всей серьезностью утверждавшие, что Меркант умел читать мысли.

Мао-Тзен тоже вмешался.

«Мы собрались вместе, чтобы выработать план атаки на Родана, а не для того, чтобы обвинять наших лучших агентов. Что Вы сделаете с Вашим человеком, мне все равно, Меркант. Лейтенанта Ли оставьте лучше в покое. Он пользуется моим полным доверием. А теперь я предлагаю начать обсуждение деталей».

«Для этого мы здесь, — подтвердил Меркант и достал из разложенной перед ним на столе папки бумаги. Головы всех мужчин склонились над столом. — Вы видите здесь точное расположение базы Родана в пустыне Гоби. Круг означает объем энергетического колокола. Как видите, сюда уже входит и часть озера. Только здесь есть возможность обойти колокол с помощью погружного устройства. Но нам мало поможет, если мы будем иметь внутри колокола нескольких агентов; ведь мы знаем, каким оружием располагает Родан. Нет, только радикальные меры гарантируют нам успех. Я все обговорил с полковником Кретчером; может быть, будет лучше, если он сам изложит свои соображения».

Полковник коротко кивнул. Он подвинул карту к себе и положил руку на место к северу от круга.

«В этом районе, примерно в двух километрах от энергетической стены, высятся несколько плоских холмов с крутыми северными склонами. Этот заслон представляется нам исходным пунктом для штольни, потому что он не виден с обоих космических кораблей. Мы должны прорыть штольню протяженностью семь километров, чтобы быть точно под центром базы. Глубина должна составлять не менее пятидесяти метров, чтобы максимально уменьшить опасность обнаружения звукоулавливателями».

Кошелев и Мао-Тзен посмотрели друг на друга. В их глазах было удивление и восхищение одновременно. Генерал-лейтенант Тай-Тианг показал на карту и кивнул.

«Я хорошо знаю эти холмы, потому что под их защитой находится мой командный пункт. Итак, Вы считаете, что северные холмы будут лучшим исходным пунктом для подобного рода операции?»

«Именно. И если мы окажемся прямо под обоими космическими кораблями, то взорвем водородную бомбу. Как Вы думаете, что тогда останется от Родана и его иноземных друзей?»

«Не много, — согласился Кошелев и почесал голову. — Но я не могу себе представить, что эти аркониды настолько глупы, чтобы не додуматься до того же самого, если они мыслят логически. Они наверняка соответствующим образом защищены».

«Мы подумали и об этом, — заверил его Меркант. — Само собой разумеется, было бы ошибкой быть настолько беспечными. Напротив. Генерал-лейтенант Тай-Тианг с началом работ должен снова начать ураганный огонь. Может быть, не столь интенсивно, как раньше, но тем не менее так, чтобы Родан и его сообщники были бы заняты. Кроме того, детонация гранат перекроет шумы, которые будут неизбежны при взрывах под землей. Невозможно, чтобы Родан узнал о наших намерениях, ведь база герметически отрезана от внешнего мира. Невозможна также никакая радиосвязь, так как сильные передатчики помех мешают приему внутри энергетического колокола. Так что Родана нельзя будет предупредить, даже если кто-нибудь и захочет попытаться это сделать».

Его взгляд коснулся капитана Клейна, остановился на нем на мгновение и скользнул дальше, в Коснову и Ли.

Полковник Кретчер показал на карту.

«Мы соберем интернациональную команду. Каждая нация должна предоставить в распоряжение свои лучшие силы. Совместными усилиями нам удастся уничтожить этого дьявола».

«Во всяком случае, — пробормотал Мао-Тзен значительно, — Родан американец».

«Он был им! — сказал Меркант язвительно. — Как Вы знаете, он теперь человек без гражданства. Но это уже не имеет значения. В сущности говоря, нам грозит вторжение из Космоса, и мы должны любыми способами его предотвратить. Если нам это не удастся, Земля скоро будет принадлежать не только нам одним».

Возникла короткая пауза. Среди молчания лейтенант Коснов, агент Восточного блока, спросил:

«Какое задание мы получим?»

Меркант улыбнулся.

«Я ждал этого. Ясно, что сборный интернациональный контингент тоже имеет свои слабые стороны. У Родана есть друзья среди людей, это бесспорно. Может быть, некоторые из этих друзей будут даже в команде подрывников, хотя они и не смогут ему помочь. Тем не менее, я хотел бы, чтобы за людьми из спецкоманды велось постоянное наблюдение. Отряд агентов должен обеспечить надежность операции. Надеюсь, я достаточно ясно выразился, не так ли?»

Клейн наблюдал за Меркантом, пока тот говорил. Глаза не выдавали его мыслей. И все-таки Клейну казалось, что он чувствует вызывающую иронию, заключенную в словах шефа МРС.

Генерал-лейтенант Тай-Тианг постучал по карте.

«Как только придет пополнение, я смогу снова начать обстрел. Как Вы думаете, когда штольня может быть готова?»

Полковник Кретчер пожал плечами.

«Подборка команды займет несколько дней. Собственно работы — ну, я думаю, две недели, если мы будем использовать новейшие средства. Это зависит и от почвы. Если мы наткнемся на каменистую породу…»

«На глубине — да».

«Скажем, три недели. Так что через месяц в пустыне Гоби, может быть, возникнет огромный кратер, и Перри Родан и аркониды станут не более, чем забытой легендой».

«Которая, тем не менее, принесла нам какой-то период мира!» — сухо заключил Кошелев.

Позднее, когда Аллан Д. Меркант снова сидел один в своем кабинете и восстанавливал в памяти события, он в первую очередь думал об этих словах. Иван Мартынович Кошелев был абсолютно не уверен в его правоте. Точно так же, как и сам Меркант. Только начальник секретной службы АФ, Мао-Тзен, мыслил бескомпромиссно и ясно. Для китайца Родан был заклятым врагом, которого следовало уничтожить. Мао-Тзен не задумывался, что будет потом. Кошелев задумывался, так же, как и он, Меркант.

Клейн тоже принадлежал к активно мыслящим людям, и потому понятно, наверное, почему Меркант смог уловить некоторый ход его мыслей и косвенно обозначить их.

Меркант не был абсолютным телепатом, но в любом случае он мог чувствовать определенные эмоции других. Мозг обладает столькими, не находящими применения сферами, что, наверное, достаточно даже небольшого толчка, чтобы пробудить хотя бы один из них к жизни. Как раз это и произошло с ним. Работая над собой, он, видимо, смог расширить ограниченные способности чтения мыслей.

Были ли он мутантом?

Меркант посмотрел на свои тонкие пальцы, потом покачал головой. Нет, настоящим мутантом он ни в коем случае не был. Тем не менее, он обладал необычными способностями, позволявшими ему отличать ложь от правды.

Поэтому он точно знал, что во время сегодняшней конференции из восьми присутствующих ровно половина целиком или по крайней мере частично симпатизировала Родану.

Он чуть было не забыл пятого человека, который вобщем-то должен был беспрекословно следовать указаниям правительств, но в сердце которого уже зародились сомнения, а разум начинал понимать истинные цели Родана.

Себя самого.


предыдущая глава | Третья власть | cледующая глава