home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15.

Если в рамках всемирного объединения будет создана специальная контрразведка, то в голову приходит мысль о том, что штаб-квартира подобной организации должна находиться в месте, легко досягаемом для представителей всех участвующих в ней наций.

В случае с МРС, Международной разведывательной службой, в качестве географически приемлемого места был выбран остров Гренландия. Гигантский Центральный штаб контрразведки НАТО был расположен глубоко под землей.

Шеф МРС, Аллан Д. Меркант, с удовольствием числился Председателем Общества защиты животных; во всяком случае, в это можно было безоговорочно поверить, видя его в непроходимых лесах Канады с сияющими от счастья глазами и с готовой к съемкам телекамерой. Меркант не очень-то любил охоту с ружьем. Это противоречило его принципам. Тем большее удивление вызывала его профессиональная деятельность. Злые языки утверждали, что шеф МРС больше ценил здоровье невинного животного, чем жизнь любого из своих агентов.

В данный момент невысокого роста мужчина стоял перед большим телеэкраном. Светящаяся эмблема в правом верхнем углу указывала на то, что съемочная камера находится в далекой Азии.

Конечно, это было более, чем странно, но примерно с месяц назад еще определенно волнующе. В настоящее же время даже присутствие офицеров восточных государств не казалось уже чем-то удивительным.

Четыре недели тому назад было просто немыслимо разрешить представителю Азиатской федерации или одному из представителей Восточного блока доступ в Гренландскую штаб-квартиру контрразведки.

Чтобы эта ошеломляющая картина была полной, Аллан Д. Меркант даже разослал личные приглашения. Вот так и случилось, что ранним утром этого дня два дельта-бомбардировщика Азиатской федерации и Восточного блока приземлились на ледяном посадочном поле штаб-квартиры.

Посетителей принял и приветствовал сам Аллан Д. Меркант. Тем не менее, этот неприметный человек был достаточно осторожен, чтобы доставить посторонних в одну из таинственных ледяных шахт штаб-квартиры посредством закрытой трубчатой подвесной дороги. Они не знали точно, где они находятся. Во всяком случае, они шли по очень большому, с хорошо поддерживаемой температурой, ярко освещенному залу, глядя на который нельзя было подумать, что над ним лежат почти три километра льда и скал.

Здесь размещался Центральный штаб Мерканта. Здесь сходились все нити западной контрразведки.

В больших, спрятанных громкоговорителях, казалось, бушевали вулканы. Шумовые записи китайских телевизионщиков были чуть ли не слишком громкими. Мощные телеобъективы приближали цель. Снова и снова глаза наблюдателей обжигало резкими вспышками. Адский грохот взрывающихся боеголовок смешивался с мощным гулом самого тяжелого управляемого наземного оружия, снаряды которого один за другим выпускались передвижными лафетами специальных машин.

Представление длилось уже 15 минут. Конца еще не было видно. Разговоры между мужчинами сделались невозможными. Передача была внезапно прервана Алланом Д. Меркантом путем кратковременного выключения.

Вспыхнули люминесцентные лампы. Сверкнув в последний раз, телеизображение погасло. Стало тихо.

Меркант провел ладонью по лысой голове. Он казался настолько навязчиво бесхитростным, что маршал Петронский не мог отделаться от неприятного чувства. Начальник восточной воздушной и космической контрразведки беспомощно посмотрел на стройного мужчину с выразительным лицом.

Иван Мартынович Кошелев, начальник секретной службы Восточного блока, и глазом не моргнул во время телесеанса. Он явно предпочитал не выдавать своих чувств. Кошелев порой вел с Меркантом тайную войну, о которой мировая общественность и не подозревала. Двое других мужчин также были достойны упоминания: маршал Лао Лин-То, главнокомандующий воздушными и космическими вооруженными силами АФ, а также высокого роста, угловатый китаец-южанин Мао-Тзен, который был известен как начальник секретной службы АФ.

Таким образом, в центральном бункере штаб-квартиры МРС были представлены важнейшие лица трех крупных силовых блоков. Это было удивительно, собственно говоря, даже более, чем удивительно.

Мужчины посмотрели друг на друга. Стоявшие позади адъютанты и помощники хранили молчание. Здесь слово было за власть предержащими.

Меркант попросил присутствующих пройти в соседний конференц-зал. Последняя охрана исчезла. Помещение герметически закрывалось от внешнего мира.

«Я поражаюсь выносливости Желтой армии, — начал Меркант вежливо. — Господа, краткое ознакомление с происходящим на телеэкране создает впечатление, что несмотря на все усилия Азиатской федерации, мы в действительности имеем дело с куда более мощной силой. События прошедших недель на фактическом материале доказывают, что во всем этом не принимают участия ни государства НАТО, ни страны Востока. Мне очень важно констатировать это. Я также хотел бы срочно просить Вас подтвердить мне, что Вы более не считаете космический корабль „Стардаст“ военной базой Запада на Вашей суверенной территории. Это недоразумение могло бы легко привести ко все уничтожающей мировой атомной катастрофе. Поэтому я еще раз должен заверить Вас, что ученые Запада не располагают средствами, с помощью которых могут быть достигнуты такие поразительные эффекты. „Стардаст“ приземлился в Центральной Гоби против нашей воли. Мистер Мао-Тзен, как Вы расцениваете нынешнюю ситуацию?»

Высокий китаец повернул к нему хмурое лицо. В его темных глазах светилась ирония.

«Что это значит, Меркант? — раздался низкий голос. — Я прибыл, чтобы окончить эту игру в прятки. Конечно, Вы никогда не создавали оружия подобного рода. Жаль, но приходится признать, что в результате нашего обоюдного заблуждения мы потеряли решающие дни. Меня интересует единственно вопрос о том, когда и где Ваш майор Родан обнаружил эти вещи. Как меня заверили, происходящее непосредственно связано с первой лунной экспедицией».

«Со второй!» — раздался ледяной голос.

Улыбка Мерканта исчезла. Тон начальника восточной контрразведки не терпел возражений.

«Со второй экспедицией пилотируемого космического корабля, — повторил Кошелев спокойно. — Я уполномочен информировать Вас об этом. Наша пилотируемая ракета осуществила посадку на Луне за три месяца до „Стардаста“.»

«Могу я узнать подробности?» — вмешался генерал Паундер. Он растерянно смотрел на Мерканта. Как случилось, что западная секретная служба ничего не знала об этом?

«Хорошо, — согласился Кошелев. — Мне кажется, что срочно необходим откровенный разговор. Наша ракета упала на поверхность Луны. Тотальная потеря, никаких известий, никаких надежд. Как мы знаем, генерал Паундер, Ваш „Стардаст“ столкнулся с подобными трудностями, с той лишь разницей, что экипаж вновь дал о себе знать после аварийной посадки. Мы тщательно проверили переданные Вами материалы. После этого стало ясно, что Ваша ракета незадолго до посадки была выведена с орбиты вследствие отказа телеуправления. То же самое произошло и с нашим кораблем. Совпадение случаев заставляет нас просить Вашего содействия. Мы пришли к выводу, что на спутнике планеты Земля существует нечто таинственное. Оценка всех обстоятельств приводит далее к выводу о том, что Ваш майор Родан был удачливее наших пилотов. По крайней мере, ему удалось осуществить вынужденную посадку. Что произошло потом, для нас остается неизвестным. Важно только одно: как восточный, так и западный корабль оказались в аварийной ситуации вследствие повреждения телеуправления. Исключено, чтобы ответственность за это несли соперничающие государства».

Аллан Д. Меркант механически кивнул.

«Я подробно ознакомил Вас с теми объяснениями и сообщениями, которые мы получили от майора Родана. Наш бывший риск-пилот коротко и сжато сообщал, что обнаружил на Луне наследников неизвестной звездной цивилизации. Отсюда и происходят необыкновенное оружие и приборы. Родан вопреки приказам посадил „Стардаст“ в пустыне Гоби. С этих пор он выдает себя за так называемую „Третью власть“. Определение сути этого понятия в настоящий момент не так важно. Важны лишь те факты, которые в конечном итоге сводятся к энергетическому экрану, являющемуся для наших людей самой большой загадкой. Мы своими глазами убедились, насколько бессмысленным оказывается обстрел с помощью обычного оружия».

«Дайте нам другое, лучше! — зло проскрипел китаец. — Сделайте что-нибудь, чтобы как-то исправить ситуацию, возникшую из-за страшного предательства Вашего риск-пилота. Мы вынуждены сойтись во мнении, что Перри Родан противостоит всему миру. Он стал опасностью номер один. Если нам не удастся устранить загадочное силовое поле и обезвредить экипаж „Стардаста“, то…»

«…в этих обстоятельствах мы будем вынуждены объединить наши усилия!» — прервал его Меркант с оттенком иронии.

Кошелев кашлянул. Задумчиво обвел всех взглядом.

«Мы считаем, что предотвращение Роданом с помощью его силовых средств атомной войны не стоит оценивать как действия негодяя, — заявил маршал Петронский. — Совсем наоборот. Вы, господа, в панике нажали на кнопки. Но Ваши ядерные баллистические ракеты не взорвались, и именно Перри Родану мы обязаны тем, что можем сегодня провести данную конференцию. Это другая, позитивная сторона происшедшего. Об этом нельзя забывать».

«Никто этого и не отрицает, — подтвердил Меркант. — Но с другой стороны, стоит подумать о том, что вряд ли дело дошло бы до печально известного „нажатия на кнопку“, если бы Родан не приземлился на территории Азиатской федерации. Во многочисленных нотах мы заверяли, что эта посадка не соответствовала нашим намерениям. Пекин тем не менее предпочел поверить в провокационное размещение Западом в Центральной Гоби военной базы. Мы вынуждены были не возобновлять спора на эту тему. Сейчас важно только, в какой форме мы можем придти к соглашению».

«Нужно что-то предпринять, — медленно сказал Мао-Тзен. — Мы решительно не согласны терпеть так называемую „Третью власть“ на территории Азиатской федерации. Действия Родана преступны. Он оказывает сопротивление авторитетным государствам мира».

«Примите при этом во внимание точку зрения Родана, — вставил генерал Паундер. — Ведь это конференция созвана для открытого высказывания мнений. Хорошо, тогда позвольте мне здесь сказать, что я считаю очень полезным для сохранения всеобщего мира, если какая-то нейтральная власть призовет нас к порядку. Не мне говорить Вам, насколько взрывоопасна политическая обстановка в мире. Посадка Родана в центре Гоби не явилась решающим фактором для нажатия кнопки на Востоке и Западе. Мы в течение десятилетий холодной войны накопили достаточно взрывчатых веществ, а Родан стал, видимо, той искрой, которая зажгла их».

Начальник восточной контрразведки явно занервничал. Он глухо возразил:

«Генерал Паундер, мне кажется, что Вы все еще относитесь к Перри Родану как к Вашему любимому дитяти. Должен Вам сказать, что мы тоже не согласны с существованием силы, неожиданно возникшей на Земле. Независимо от юридического положения, которое я могу расценивать как безосновательное, не может быть и речи о том, чтобы мы превратились в подчиненных. Кто даст нам гарантию, что Родан не превратится в правящего миром диктатора? Сейчас он пока еще не силен и иммобилен в своей загадочной защитной оболочке. Самое время мобилизовать весь научный и промышленный потенциал всех Великих держав против Родана. Но сначала нужно узнать, кто стоит за ним. Мы сомневаемся в данных МРС!»

Аллан Д. Меркант невесело улыбнулся. Он неторопливо поднялся.

«Я пригласил Вас в штаб-квартиру МРС, чтобы ознакомить с последними данными моей организации. Все известные факты были введены в самый большой и мощный электронный мозг на Земле. Чтобы не затруднять расчета конечных результатов, мы отказались от того, чтобы спрашивать мозг о ценности и малозначимости превосходной технологии, если есть человек-землянин. Поэтому остается открытым вопрос, будет ли Родан играть роль миролюбивого наблюдателя за прогрессом всего человечества или же с помощью невероятно совершенных приборов собирается провозгласить себя диктаттором».

«Вот именно! — воскликнул Кошелев. — Что еще может руководить его поступками?»

«Терпение, — сказал Меркант с холодной любезностью. — Как бы ни был лично я рад нашей встрече, как, собственно, и любой другой миролюбивый человек, тем не менее, я ненавижу попытку человека, взявшего старт как майор космического отряда, приземлиться на Земле в качестве диктатора. Я оставляю при этом открытым вопрос о том, оказал Родан человечеству услугу или нет. Ясно одно, что он предотвратил атомную войну. В этом плане я согласен с генералом Паундером. Все известные ядерные реакции стали невозможными. Мы пришли к единому мнению, которое я хотел бы назвать началом коалиции Великих держав. Мы сплотились против одного человека. Это и только это является тем важным обстоятельством, которое мы здесь должны принять во внимание. Вопросы о том, что несомненно произошло на Луне, занимают нас уже в течение нескольких недель. Данные, представленные Роданом, Вам известны. Вы слышали радиотелефонную связь между американским Департаментом космоса и майором Роданом. Согласно этим данным, Родан продолжает утверждать, что обнаружил на Луне оставленное наследие гораздо более совершенной цивилизации, которое он присвоил себе в интересах человечества. Он отказывается передать эти открытия земному правительству. В строго правовом плане Родан виновен в дезертирстве и государственной измене. Однако, в данном случае не могут применяться обычные мерки нашего судопроизводства, поскольку Перри Родан отказался от звания и гражданства. Таким образом, он является лицом без гражданства, называя себя „гражданином мира“ и отклоняя земной суд как не являющийся для него компетентным».

«Юридически несостоятельная ситуация!» — вспылил Кошелев.

«Разумеется, — подтвердил Меркант. — Более чем. Она абсолютно запутана. Но у нас еще будет время обсудить ее, если мы вообще можем что-то практически предпринять против Родана. Пока это все только слова, которые в нвшем положении бесполезны. Так что давайте займемся фактами».

Меркант сел. Огромная поверхность экрана вновь вспыхнула. Показывали старт пилотируемого лунного корабля «Стардаст».

На экране демонстрировались телерепортажи с корабля. Наконец, дело дошло до приготовлений к посадке со съемками бортовой аппаратуры. Здесь же были и снимки пилотируемой космической станции ФРИДОМ I. Это были телефильмы и зарисовки рельефа инфра-красной локации. Прозвучало последнее телесообщение Родана. Потом начался резкий свист сигнальных автоматических устройств и тихий стрекот передаваемого морзянкой сигнала бедствия QQRXQ. Автономная система автоматического управления «Стардаста» сообщила о выходе из строя телеуправления. Последние съемки показывали, что ракета в крутом падении стремительно движется к поверхности Луны. Наконец, тело исчезло за полярным изгибом Луны.

Меркант выключил аппаратуру.

«Это была подготовка и падение, — начал он. — До тех пор все было понятно. Мы думали, что это несчастный случай. Другие говорили о саботаже. Ясно одно, что „Стардаст“ неожиданно перестал реагировать на сигналы телеуправления, хотя его приемники были в полном порядке. Это доказывает возвращение корабля. К таким непонятным результатам пришел электронно-счетный мозг. А теперь послушайте в сжатом виде расшифрованные нашими техниками символы других конечных данных. Из них явно вытекает, что Перри Родан не один. За ним стоит нечто неизвестное, нечто пугающее. Поэтому, господа, пока бессмысленно говорить о правоте или неправоте с юридической точки зрения. Здесь речь идет о том, кто в действительности обладает этой силой. Если она в руках Родана, нам не останется ничего иного, как с кисло-сладкой улыбкой вспомнить старую поговорку, согласно которой сильнейший всегда прав. Вы согласны со мной?»

Кошелев давно признал это. Представители Азиатской Федерации с возмущением заявили протест. Мерканту не оставалось другого выхода, как только беспомощно пожать плечами.

«Мистер Мао-Тзен, мы вполне понимаем Ваше возмущение, но не в наших силах предпринять решающие шаги против беззаконного вторжения Родана на Вашу территорию. Вы пустили в ход Ваши элитные дивизии, Ваше самое современное оружие. И каков результат? Вы расходуете миллионы на обстрел неразрушаемой энергетической стены. Родан и пальцем не шевелит. По законам логики это означает, что он чувствует себя в неприкосновенности. Оставьте это и смиритесь с герметичным заслоном этой части территории страны. Я докажу Вам, что настоящее зло находится на Луне. Мне кажется, что Родан является подчиненной фигурой в этой большой игре».

Таким образом, Аллан Д. Меркант в завуалированной форме высказал то, что Родан считал со всей очевидностью неизбежным. Меркант решительно сказал:

«Уничтожить зло на корню означает, что мы должны осуществить посадку на Луне. Посадку или нападение, все равно. Послушайте сначала краткое сообщение электронного мозга. Включайте!»

Техники выполнили указание. Громкоговорители заработали.

«Предполагается, что основные данные о старте и вынужденной посадке ракеты известны. Возвращение на Землю осуществлялось при наличии электронного телеуправляемого контроля. Погружной маневр в атмосферу Земли проходил планомерно и успешно. Первой отправной точкой для более точного определения происходящих событий является приземление майора Родана в азиатской Центральной Гоби вопреки приказу. Конструкционные материалы и планы оборудования „Стардаста“ показывают, что экипаж корабля до старта никоим образом не имел возможности применять необычные оружие и приборы. После посадки в Гоби такие устройства имелись. С учетом всей информации можно сделать вывод, что командир „Стардаста“ обнаружил на Луне изделия внеземной промышленности».

«Совершенно верно, — зло пробурчал Мао-Тзен. — Это мы и так знаем. Это все?»

Монотонный голос диктора зазвучал снова. На телеэкране появился участок территории вместе с лунной ракетой.

«Из сбивчивых пояснений риск-пилота Кларка Дж. Флиппера, капитана космического отряда, становится ясно, что члены экипажа майора Родана были вынуждены примириться с неразрешенной посадкой. Капитан Флиппер был задержан австралийской службой безопасности. После неосторожной обработки во время допроса Флиппер умер. Судя по имеющимся в распоряжении магнитофонным записям и медицинским документам, центр памяти Флиппера был выключен с помощью парапсихического гипнотического блока. Несмотря на это, абсолютно ясно, что по крайней мере Флиппер был вынужден подчиняться приказам своего командира. Ответственным за смерть Флиппера сотрудникам предъявлено обвинение».

«Ловко!» — усмехнулся китаец.

Переводчик представил подробный отчет об отдельных результатах обследования. Было реконструировано поведение двух других членов экипажа, доктора Эрика Маноли и капитана Реджинальда Булля. Основанием служили скудные сообщения дальневосточных и западных агентов секретных служб.

Донесения заканчивались словами:

«В загадочном исчезновении врача-специалиста по болезням крови доктора Франка Хаггарда просматривается умышленное действие, вероятность этого составляет девяносто процентов. Оценка действий Родана, с учетом множества возможностей, также объясняет исчезновение доктора Хаггарда. Предполагается, что майор Родан доставил на Землю живое существо, не человека, страдающее болезнью крови. Проверка всех предпринятых доктором Хаггардом шагов позволяет сделать вывод, что речь идет о лейкемии. Было установлено, какие медикаменты и специальные приборы взял Хаггард с собой».

На сей раз Меркант напрасно ждал возражений начальника контрразведки АФ. Мао-Тзен неподвижно сидел в своем кресле. Это были новые аспекты дела.

«Нет!» — тихо прошептал Кошелей.

Меркант наблюдал за другими. Переводчик окончил лаконичным утверждением:

«Объяснение Родана о том, что на Луне было обнаружено и использовано им покинутое наследие внеземной цивилизации опровергается как лживое! При тщательной проверке научно-технических эффектов его использования становится ясно, что ни один человек не в состоянии в течение нескольких дней полностью овладеть неизвестными машинами и оружием. Принцип действия так называемого энергетического экрана требует знаний, которыми земной инженер не располагает. С учетом всех фактов было рассчитано, что только для осмысления механики энергетического экрана командой высококвалифицированных специалистов потребовалось бы от трех до четырех лет. Для овладения аппаратурой нужны были бы еще три-четыре года. Интеллектуальные возможности риск-пилотов известны. Даже совместными усилиями они никогда не смогли бы изучить приборы или заставить их работать. В результате скрупулезных расчетов становится ясным, что Родан обнаружил на Луне неизвестное живое существо с выдающимися умственными способностями. Целей Родана нельзя определить ввиду отсутствия основных данных для этого. Представляется целесообразным осуществить нападение на находящуюся на Луне базу инопланетян с помощью соответствующих средств или попытаться установить с ними дипломатические отношения».

На этом переведенный доклад самого большого электронного мозга Земли был окончен.

Мерканту потребовалось два часа, чтобы дать исчерпывающе ответы на бесчисленные вопросы присутствующих. Были затребованы конкретные расчеты, и машина немедленно выдала их. Наконец, Иван Мартынович Кошелев подошел к основному вопросу доклада:

«Мы считаем установленным, что Ваши окончательные результаты верны. Мозг советует осуществить нападение с помощью соответствующих средств. У Вас есть эти средства? Мне незачем напоминать Вам, что наше ядерное оружие в данном случае бессильно. Мы не можем даже пробить заслон вокруг „Стардаста“. Что Вы на это скажете, мистер Меркант?»

Щуплый мужчина задумчиво огляделся вокруг. Потом спросил:

«Как обстоят дела с Вашими космическими кораблями, Кошелев?»

«Наша ракета уже неделю, как готова к старту. Экипаж из шести человек. Полезный груз девяносто две тонны».

Генерал Паундер громко засопел. Это был еще один удар. Шесть человек и 92 тонны! Восточный блок был на шаг впереди них.

«Маршал Лао Лин-То?»

«Мы можем стартовать, — заявил главнокомандующий космическими вооруженными силами АФ. — Экипаж четыре человека. Полезный груз пятьдесят восемь тонн. Причины неполадок, приведшие к взрыву нашего первого космического корабля, устранены».

Меркант сухо кашлянул, прежде чем заявить:

«Западный корабль также будет завтра готов к старту. Речь идет о „Стардасте“ II. Экипаж тоже четыре человека, полезный груз шестьдесят четыре тонны. Позаботьтесь, пожалуйста, о скорейшей встрече задействованных экспертов по ракетам. Все космические корабли должны одновременно покинуть Землю. Если будут иметься существенные расхождения в расчетном времени полета, то разница должна быть скорректирована таким образом, чтобы все ракеты в одно и то же время достигли определенной орбиты вокруг Луны. Вы сможете это сделать?»

«Зачем? — жестко спросил Кошелев. — С помощью каких средств Вы собираетесь осуществить нападение? Если там наверху есть база неизвестных разумных существ, то нашим пилотам придется испытать горькое разочарование. Что Вы собираетесь делать?»

Меркант мягко возразил:

«Прежде всего мы должны позаботиться о том, чтобы корабли управлялись вручную. Мы дадим им подробные материалы о соответствующих радиолокационных приборах. Неизвестная база должна находиться на ограниченном пространстве по ту сторону Южного полюса Луны. Вы еще получите наши точные координаты. Нам доподлинно известно, где наш корабль осуществил вынужденную посадку. Неизвестные могут находиться только там, что подтверждает и оценка, сделанная роботом. Мы рассчитали больше, чем может предполагать другая сторона. Вы готовы работать рука об руку с Западом?»

Все это продолжалось еще два часа, пока вопрос не был обсужден и письменно оформлен в виде коалиционного соглашения. В итоге Меркант праздновал свой самый большой триумф.

«Вы спрашивали „как“? Слушайте внимательно…»

На этот раз телеэкран включил офицер технической службы Министерства обороны. Показался безлюдный остров. Хаос начался с появлением раскаленного до бела газового шара, потом из громкоговорителей раздался страшный гром. Атмосферу разорвал взмывший в синее небо столб вырвавшихся наружу могучих сил.

«Последние испытания Запада», — спокойно объяснил Меркант. — Термоядерная бомба в сто мегатонн. Три месяца тому назад впервые удалось осуществить рассчитанный принцип холодной термоядерной реакции. Это означает, что при зажигании бомбы нового типа мы уже не привязаны к термически активному зажигательному устройству ядерного топлива. «Катализная бомба» работает на меза-атомах. Достаточно чисто химического зажигательного устройства с температурой возбуждения всего лишь 3865 градусов Цельсия, и ядерная реакция начнется. Свободные нейтроны стали ненужными. Новая катализная бомба будет через четырнадцать дней готова к использованию. Подготовьте свои правительства к тому, что каждая из Ваших лунных ракет будет оснащены такой бомбой. Оружие доставит американский транспортный отряд. Мы пока хотели бы отказаться от того, чтобы применять катализную бомбу против Родана. Если мы разрушим его тыловое прикрытие, он сдастся сам. Есть еще вопросы?»

Да, у них были еще вопросы, суть которых заключалась в том, что никогда еще до сих пор Великие державы так открыто не выкладывали на стол своих карт.

Высокого роста, светловолосый мужчина с правильными чертами лица трезвым взглядом наблюдал за шефом секретной службы.

После окончания столь значительного заседания он попросил направить его в Китай как специального наблюдателя и офицера связи Международного разведывательного управления.

Аллан Д. Меркант дал свое согласие. Уходя, этот высокого роста мужчина спиной почувствовал на себе взгляд своего главного начальника. Поговаривали, что Аллан Д. Меркант обладает совершенно исключительными умственными способностями. Во всяком случае, он исполнил желание своего лучшего агента. Но Аллан Д. Меркант не мог позволить себе как-то по-особому улыбнуться.

Снаружи по взлетной полосе катили тяжелые дельта-бомбардировщики гостей. Штаб-квартира МРС переходила к обычным служебным делам. Аллан Д. Меркант был доволен, насколько такое чувство можно было допустить в рамках происходящего. Говорили, что он обладает способностями парапсихолога. Это была реальность, которую упустили из вида почти все посетители штаб-квартиры. Только один человек подумал об этом. И эта мысль беспокоила его.


предыдущая глава | Третья власть | cледующая глава