home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8.

Спокойствие было обманчивым.

На блестящей поверхности озера Гошун не было ни одной волны. Спокойно и безмолвно лежало оно в огромной пустыне. Не было ни дуновения ветерка. Воздух был жарким и сухим. Мерцая, поднимался он над раскаленными камнями и терялся в голубизне безоблачного неба. Вдали у горизонта возвышалась длинная цепь плоских холмов, оттуда выходила река, питавшая соленое озеро. Специальные карты указывали ее название: Морин-гол.

Она была единственным живым созданием в этой части пустыни Гоби. Тяжело и медлительно текла она, не очень широкая и глубокая, но никогда не пересыхающая.

На каменистой почве ничего не росло, и ни один зверь не смог бы найти пропитания меж плоских скал.

Тут не было ничего живого, и все-таки покой был обманчивым, потому что внутри «Стардаста» царило напряженное ожидание.

Кондиционер работал на полную мощность, но несмотря на это, у Реджинальда Булля было такое впечатление, словно его форменный комбинезон насквозь пропитан потом. В настоящий момент напряженное дыхание Крэста было единственным слышимым звуком внутри отсека управления. Флиппер сидел в самом дальнем углу, молча уставившись прямо перед собой.

Взглянув на телеэкран, Булли увидел высокую фигуру Родана. Командир корабля стоял снаружи на скалистой возвышенности и в бинокль всматривался в небо.

Булли видел, что Флиппер посмотрел на бортовые часы.

«У нас еще примерно час времени, Флипп, — заметил коренастый мужчина с иронией. — Потом сюда придут наши „освободители“. Может быть, они называют себя „вспомогательными силами“ или „спасательным отрядом“, но я надеюсь, что мы не попадем к ним в руки».

Флиппер откинулся назад. В его лице чувствовалось напряжение.

«Ваш бэби тоже появится на свет без тебя, — успокоил его доктор Маноли. — Ты придется смириться с тем, что ты не будешь рядом со своей женой, когда дело дойдет до этого. Мы отрезаны от цивилизации, и это будет продолжаться еще долго».

Толстяк ничего не ответил.

Булли объехал в своем кресле вокруг контрольных приборов. Он провел тыльной стороной ладони по своей буйно разросшейся щетине. Что бы он сейчас дал за холодную ванну! На телеэкране было видно, что Родан ушел со своего наблюдательного пункта и возвращался на «Стардаст». Булли спросил себя, как он мог он хоть минуту сомневаться и не поддержать Родана в его намерениях.

«Открой внутреннюю переборку, Эрик! — обратился он к медику. — Перри возвращается».

Маноли молча выполнил указание. Он еще не высказался открыто по поводу планов Родана, но тот факт, что он активно заботился о Крэсте, говорил сам за себя. Только капитан Флиппер явно не мог смириться с новой ситуацией.

Спустя несколько секунд Перри Родан вошел в отсек управления. На спине его комбинезона образовалось большое пятно от пота.

«Как он?» — спросил он врача.

Прежде, чем Маноли ответил, арконид сказал:

«Спасибо, Родан. Я чувствую себя по-прежнему слабым, но в остальном я в порядке. Воздух Вашей планеты отлично подходит для меня».

«Мы и дальше будем Вам помогать, — заверил Перри Родан. — Но Вы знаете, что состояние Вашего здоровья не единственная наша проблема. Нам нужны Ваши знания и Ваше оборудование, если хотим выстоять в ситуации, в которой скоро окажемся».

Крэст кивнул.

«Я поражаюсь Вашей фантазии. Но я думаю, надо оставить бесполезные слова и решить, что можно сделать».

Родан обратился к Булли. «С холодной ванной для тебя пока ничего не выйдет. Позаботься о сообщениях и попытайся прослушать и записать важнейшие передачи. Мы должны знать, что происходит в мире».

«Никто не сообщит нам, что планирует против нас акцию. Я думаю, было бы лучше, если бы я мог переговорить с Паундером».

«Пока будем молчать. Пусть они поломают себе голову, почему мы не отвечаем. Я хочу, чтобы они созрели для того, что я собираюсь сделать».

«Созрели! — Булли покачал головой и ударил в дверцу радарной и телеустановки. — Боюсь, мы тоже скоро созреем».

Перри уже не обращал на него внимания. Он знал Булли и знал, что может на него положиться.

«Эрик, ты занимаешься Крэстом и больше ничем. Флипп, я был бы тебе очень благодарен, если бы ты позаботился о еде. Потом у нас уже может не быть на это времени. Я занимаюсь стратегическими вопросами. Что за оружие дала нам Тора, Крэст?»

Арконид все еще сидел на койке, которую доставили для него на борт из корабля арконидов.

«Самым важным является энергетический экран. Хотя он и служит для защиты, но не может не произвести определенного впечатления на возможных агрессоров. Кроме того, у нас есть три единицы ручного оружия, так называемые психотропные излучатели с регулируемой интенсивностью. При установке на большую мощность с их помощью можно парализовать на расстоянии двух километров живое существо величиной с человека. При малой силе излучения сознание жертвы настолько ослабевает, что становится легко повелевать его телом. Можно также отдавать гипнотические приказы, которые будут выполнены при любых обстоятельствах, даже в том случае, если подверженный такого рода влиянию уже давно вышел из зоны действия психотропных лучей. С этим связана искусственно вызванная амнезия. Жертва уже ни о чем не может вспомнить».

«Это уже кое что. — Перри кивнул. — А что еще?»

«Еще только переносная рация, с помощью которого мы в любой момент можем связаться с Торой. Как Вы знаете, он работает на гиперкосмической волне. Это необходимо, потому что наш корабль находится на обратной стороне Луны».

«Гм», — задумался Родан. Крэст понял озабоченность землянина.

«Не бойтесь, энергетического экрана и ручных излучателей пока достаточно. Если возникнут более серьезные трудности, вмешается Тора».

«А как обстоит дело с гравитационным нейтрализатором, который Вы взяли с собой, чтобы повысить прижимающее усилие „Стардаста“ во время запуска?»

«О-о! Я чуть не забыл о нем! Так вот, его радиус действия невероятно велик — более десяти километров. И действует он, в частности, и как направленный излучатель, и как круговой. Вы можете освободить от земного притяжения большой участок в десять километров длиной, а также область диаметром в двадцать километров, в центре которой находится нейтрализатор, в данном случае „Стардаст“.»

«Отлично, — сказал Перри. — Этого достаточно». Он пошел к переборке.

Кларк Флиппер вызывающе посмотрел на Перри, но встретив жесткий взгляд своего командира, нерешительно кивнул.

Пока Перри еще не вышел, Булли сделал ему знак рукой и прокричал:

«Передачи глушатся. Я не могу поймать Америку, Перри. Сплошное наложение. Но одна станция очень сильная. Она должна находиться где-то поблизости. Малый говорит по-английски с акцентом. Нам не нужно было ничего предпринимать, потому что акция спасения уже подоспела».

«Акция спасения! — воскликнул Перри. — Милое названьице для того, что наверняка предприняли китайцы. Ответь им, что помощь не имеет для нас никакого значения».

Не глядя на Перри, Булли посмотрел на телеэкран. По ту сторону реки, далеко впереди у гряды холмов, в небо поднималось облако пыли. Маленькие точки приближались к соленому озеру. Перри проследил за взглядом своего друга.

«Ну вот! Дождались. Они идут. И там тоже! Вертолет…»

Гудящие несущие винты были едва различимы в мерцающем воздухе. Узкое туловище выгнутого по обеим сторонам бананового вертолета сверкало в ярком солнце. При снижении под ним вихрем поднялся песок. Затем он приземлился не более, чем в ста метрах от корабля.

«Булли, ты остаешься здесь. Возьми ручной излучатель и жди, пока я не подам тебе знака. Полная готовность. Я иду к ним».

«Но…»

«Никаких но! Мы нужны им живыми. Нет никакой опасности».

Булли исчез, но через пять секунд снова был тут. В руке он держал серебряный стержень с фасетной линзой на конце. Маленькую красную кнопку можно было передвигать в любое положение и нажимать. Крэст объяснил им принцип действия. Перри кратко кивнул Булли, спустился по приставной лестнице вниз и пошел к приземлившемуся вертолету, из которого вышли двое мужчин в форме армии Азиатской федерации, с любопытством глядевшие на него.

Пилот вертолета остался в кабине. Вместо рычагов управления его руки сжимали рукоятку тяжелого автомата. Перри сочувственно улыбнулся.

Оба офицера сделали несколько шагов ему навстречу.

Они говорили по-английски почти без акцента.

«Мы рады, что Вы смогли удачно приземлиться, — сказал один из них. — Я маршал Роон, главнокомандующий сухопутных вооруженных сил нашего государства. Это майор Бутаан».

«Перри Родан, — сказал Перри, слегка наклонив голову. — Могу я спросить, что привело Вас к нам?»

Оба офицера были настолько ошеломлены, что не могли произнести ни звука. Они обменялись быстрыми взглядами, затем вопросительно уставились на нуждающегося, по их мнению, в помощи космонавта.

Перри вежливо улыбнулся.

«Это очень приятно, что Вы заботитесь о нас, но это не имеет смысла. Такой же ответ я дал бы офицеру американской или русской армии, если Вас это интересует».

«Я не совсем понимаю, — признался Роон. — Вы совершили вынужденную посадку, не правда ли? Вам нужна помощь или Вы можете стартовать самостоятельно?»

«А если так?»

«Мы вынуждены были бы запретить это, поскольку Вы находитесь на нашей территории».

Перри улыбнулся.

«Ага, так речь идет не о том, чтобы помочь нам, а только о том, чтобы взять нас в плен. Но мы приземлились здесь не для того, чтобы стать Вашими пленниками».

Роон хотел вспылить, но встретил предупреждающий взгляд своего спутника. Он тут же взял себя в руки. Майор, видимо, имел большое влияние на военачальника.

«Кто говорит о том, чтобы ограничивать Вашу свободу передвижения? Ваша ракета, конечно, должна быть осмотрена, чтобы мы могли знать, не будут ли производиться съемки над территорией АФ.»

«Мы сфотографировали даже всю Землю — с Луны. Вы хотите это запретить? Ваша лунная ракета не проводит съемок?»

«Наш лунный корабль был уничтожен сразу после старта в результате саботажа. Вам это неизвестно?» — спросил Роон.

Перри был потрясен. Он был человеком, всегда считавшим исследование космического пространства делом всего человечества. Он знал, что границы между народами Земли исчезнут только тогда, когда поводом станут более обширные границы Космоса. Для него не существовало различий между расами и нациями, был только люди — земляне. Даже своему политическому противнику он не пожелал бы неудачного полета на Луну. Он подошел к маршалу и протянул ему руку. Это была спонтанная реакция.

«Мне очень жаль, но я не знал этого. Это действительно был саботаж?»

«Не могло быть ничего другого. Наши лучшие ученые проверили ракету перед стартом и не нашли ни одного изъяна. На высоте сто километров корабль взорвался и упал».

«Есть тысячи вещей, которые могли вызвать катастрофу, — сказал Родан. — У Вас ведь нет доказательств саботажа».

«Агент Западного блока мог пробраться на борт и реактор…»

«Чушь! — резко возразил Перри. — Это не извиняет собственных ошибок. — Он почувствовал злость и недоверие азиатов. — Ну хорошо, оставим это. Так чего Вы хотите от нас?»

Впервые с ним заговорил майор Бутаан.

«Вы приземлились здесь добровольно?» — хотел он знать.

Это был прямой вопрос. Перри решил дать такой же прямой ответ.

«Да. Мы с таким же успехом могли приземлиться в Сахаре или в Америке».

«Так почему же Вы приземлились именно здесь?»

«У нас были на это причины. Я должен попросить Вас рассматривать в будущем эту область как сферу нейтральной власти, даже если она находится на Вашей территории. Вам не нужна пустыня, так что для Вас не возникнет экономических осложнений. Мы гарантируем Вам невмешательство в Ваши внутренние дела и неприкосновенность Ваших границ. Прямые переговоры мы будем вести с Вашим руководством. Вам, маршал Роон, я посоветовал бы отдать приказ об отводе войск, которые находятся уже на пути сюда, чтобы отгрузить американский лунный корабль, как приятный трофей. Вы поняли меня?»

Майор Бутаан отступил на шаг назад. Его правая рука лежала на прикладе тяжелого пистолета. Губы были плотно сжаты. Глаза горели.

Маршал Роон, напротив, лучше владел собой. Он улыбнулся с обезоруживающей любезностью.

«Вы шутите, мистер Родан. Это наше право — обследовать любой летательный аппарат, приземлившийся на нашей территории. Если не возникнет никаких подозрительных моментов, его отпустят. А что касается нейтральной власти, я воспринимаю это, как неудачную шутку…»

«Это Ваше дело. Я предупредил Вас. Так что — будьте здоровы. Мы наверняка еще встретимся — при других обстоятельствах».

«Минуту!»

Майор Бутаан поднял свое оружие и направил его на Родана. Это был один из тех крупнокалиберных пистолетов, стрелявших взрывными боеприпасами.

Родан сложил руки на груди. Он всем телом чувствовал, как Булли всего в восьмидесяти метрах от него еле удерживается от того, чтобы испробовать излучатель. Он наверняка уже давно сделал бы это, если бы он, Перри, не стоял как раз в зоне действия оружия арконидов.

«Да?» — спросил Родан спокойно.

«Вы шпион, мистер Родан. Ваш лунный корабль ничто иное, как преднамеренно приземлившаяся здесь станция американцев. Вы надеялись, что мы будем снисходительны, потому что поверим в Вашу вынужденную посадку. Но мы разгадали Вашу игру и будем…»

«Не обещайте ничего, чего не сможете выполнить, — предупредил его Перри. — Американцы не меньше Вас удивлены тем, что мы приземлились здесь. Вы не знаете наших намерений. Мы устраним каждого, кто попытается приблизиться к нам. Это, наконец, ясно? Хорошо, тогда дайте мне вернуться на корабль. И еще одно, маршал: отведите Ваши войска! Иначе я не ручаюсь за последствия!»

Он коротко кивнул обоим офицерам, бросил взгляд на пилота с автоматом, повернулся и медленно пошел назад к «Стардасту», где Булли стоял у выхода с серебряным стержнем в руке. Он с облегчением увидел, что его командир покинул, наконец, линию огня.

«Не стоит ли задержать их? — крикнул он навстречу Перри. — Этот в позолоченных штанах наверняка генерал. Я бы внушил ему, что он цирковой клоун, а потом отпустил бы его. Это была бы милая шутка…»

Ступив на приставную лестницу, Перри оглянулся.

Маршал Роон и майор Бутаан — Перри мог бы поспорить, что майор был из контрразведки — все еще стояли на том же месте, выжидательно и нерешительно. Бутаан держал в руке оружие.

«Я ничего не имею против шутки, — согласился Перри Родан, встав рядом с Булли в проеме люка. — Поторопись и возьми нейтрализатор».

Булли мгновенно исчез и несколько секунд спустя вернулся с маленьким, прямоугольным металлическим ящичком, выглядевшим совсем неприметно и тем не менее, способным совершать чудеса. Гравитационный нейтрализатор, назвал его Крэст. Сколько было заключено в этих словах… Мечта всех поколений.

Перри настроил прибор так, как объяснил ему Крэст. Потом медленно потянул за рычаг, активизирующий направленный луч.

Майор Бутаан как раз убирал свое оружие в кобуру.

«Как Вы можете допустить, маршал, что шпионы отдают нам приказы? Я считаю это безответственным. Я доложу об этом моей службе».

«Можете сделать это, — кивнул Роон спокойно. Прищурившись, он смотрел на „Стардаст“. — Я думаю, как правильно поступить. Речь идет о гораздо более серьезных вещах, чем мы оба предполагаем. Вы считаете приземлившийся корабль замаскированной акцией людей из Западного блока? Так сказать, приземление военной базы? В это я не могу поверить. Может быть, этот Родан все-таки не сумасшедший. Может быть, он нашел на Луне нечто сверхъестественное, нечто, что дает ему огромную власть…»

Он замолчал. Что-то тут было не так. Он вдруг почувствовал себя так легко и свободно, словно был пьян. Плохо было только то, что вместе с этим он, казалось, потерял равновесие. У него было ощущение, словно он стал больше и перерос сам себя.

Только бы майор ничего не заметил.

Но у Бутаана и без того хватало забот. В результате неосторожного движения он потерял почву под ногами. Медленно, будто воздушный шарик, поднимался он вверх, навстречу синему небу. Он кружился, словно в ускоренной киносъемке.

Роон не пошевельнулся, он все еще стоял на горячих камнях пустыни Гоби. Открыв рот, он следил за Бутааном, взывающим о помощи.

«Пилот!» — рявкнул маршал и резко повернулся.

Лучше бы он этого не делал, потому что вращательное движение не прекратилось, и Роон последовал в небесную высь вслед за главным агентом службы контрразведки.

Этого пилот вертолета уже не мог вынести.

Он по привычке крепко прижался к спинке сиденья, пока не добрался до узкого выхода. Какое-то время он, раскрыв рот, смотрел на обоих начальников, летавших прямо перед ним и поднимавшихся ввысь, а потом взял автомат на изготовку.

Уже первый же выстрел вырвал его из кабины вертолета, скользившего сбоку в нескольких сантиметрах над поверхностью земли. Ошеломленный пилот дал длинную огневую очередь. Словно ракета, увеличивая скорость с каждым выстрелом, взлетел он вверх в пустынное безоблачное небо. Магазин опустел, но бросок был достаточно сильным, чтобы позволить мужчине подниматься выше.

Это была невероятная, жуткая картина: трое мужчин невесомо парили в воздухе, а вертолет, перекосившись и покачиваясь, стоял меж скал, словно севший на мель корабль на морском дне.

Перри встал и глянул в растерянное лицо Булли.

«Ну, что ты на это скажешь?»

«Просто потрясающе!» Изумление Булли перешло в восхищение. Родан посмотрел на вертолет и задумчиво сказал:

«Ты умеешь вести вертолет?»

Булли кивнул.

«Конечно. А что?»

«Потом. Мы дадим сейчас трем спутникам мягко приземлиться. Будет достаточно половины силы тяжести Земли. Нет, я боюсь, они упадут слишком быстро. Четверть, чтобы у них осталась хоть пара синяков на память и чтобы они не думали, что это им приснилось. Да, так будет хорошо…»

Тем временем маршал Роон снова опустился на землю. Он беспомощно оглядывался по сторонам, словно искал невидимого великана, поднявшего их. Бутаан приземлился менее мягко в десяти метрах от него на скале. Его искаженное болью лицо ясно говорило о том, как он себя чувствует. Пилот же, напротив, поднявшийся выше всех, упал тоже глубже остальных. На его счастье, его отнесло довольно далеко и он плюхнулся головой в реку. Поскольку действовало только 25 процентов силы тяжести, он поплыл, как пробка, что еще усиливало его замешательство.

«Маршал Роон! Вы слышите меня?»

Перри прокричал это, как только мог, громко. Маршал поднял кулак и угрожающе потряс им.

«Это дорого Вам обойдется! Что это вообще было? Преодоление силы тяжести?»

«Для генерала это слишком сложно», — крикнул довольный Булли, ударив себя по голове. Казалось, все это доставляло ему чрезвычайное удовольствие.

«Если Вы не отведете свои войска, Вам придется испытать и другие потрясения. — Перри показал на „Стардаст“. — В нашем арсенале есть машины, о которых Вы не смели и мечтать».

Может быть, с его стороны было необдуманно говорить так, но для него самым важным было предупредить других. Однако, его замечание достигло совершенно иного результата.

«Итак, оружие», — пробормотал Роон и бросил взгляд на шефа контрразведки, говорящий: теперь Вы видите, чего стоила Ваша информация. О новом оружии американцев, преодолевавшем силу тяжести, ему до сих пор ничего не было известно.

«Ну, в чем дело? — крикнул меж тем Булли, размахивая руками. — Воздушный полет лишил Вас дара речи?»

Роон сказал что-то пилоту, достигшему тем временем спасительного берега, и присоединившегося к ним. Перри отвел рычаг нейтрализатора совсем назад. Вновь воцарились нормальные условия тяготения.

«Минуточку! — предупредил Перри, увидев, что пилот направился к вертолету. — Вертолет остается. Он без разрешения приземлился на территории новопровозглашенной власти. Я конфискую его».

Маршал покраснел. Это было видно даже на отдалении.

«Ему это идет, — прокомментировал Булли. — Особенно мне нравится контраст с золотыми лампасами».

«Что Вы задумали? — прорычал Роон вне себя. — Я буду…»

Он не успел сказать, что он сделает. Майор Бутаан шепнул ему что-то.

«Вы еще услышите обо мне!» — закончил он резко. Потом повернулся, подозвал к себе майора и пилота и направился в сторону далеких гор.

Тем временем облако пыли стало значительно ближе.

Перри облегченно вздохнул.

«Итак, это была наша первая встреча с АФ. Второй я ожидаю с меньшим нетерпением. Боюсь, мы будем вынуждены включить энергетический экран. Поскольку его радиус действия два километра по окружности, то будут охвачены река, часть берега озера и вертолет. Это и станет новой Империей. Самой маленькой на этой Земле, но самой сильной».

«Что ты собираешься делать с вертолетом?» — осведомился Булли.

«Мы должны позаботиться о запасных частях и медикаментах. Ты собираешься идти по пустыне Гоби пешком?»

«Конечно, нет! — гневно заверил Булли. — То есть ты собираешься отослать меня на этой машине?»

Перри невозмутимо кивнул.

«Кто-то должен это сделать, не правда ли? Я ни на кого не могу положиться так, как на тебя».

Булли сделал такое движение, словно хотел одним махом охватить все.

«Когда я должен отправляться?»

«Когда мир успокоится», — ответил Перри, взял нейтрализатор под мышку и повернулся к кораблю. Булли медленно последовал за ним. Взглядом специалиста посмотрел он на несколько криво стоящий вертолет, сунул свой психотропный излучатель в карман и закрыл люк.

В отсеке управления Флиппер приготовил еду. Он и доктор Маноли следили за всеми событиями по телеэкрану.

Перри рассказал им в кратких словах о своих дальнейших планах.

«И ты думаешь добиться этим успеха? — сказал Флиппер, качая головой. — Говорю тебе еще раз, я в этом не участвую. Я хочу домой. Я хочу снова увидеть свою жену и моего ребенка».

«Будь благоразумным, Флипп, — упрекнул его Родан. — Мы уже давно знаем друг друга. Наверное, я ничего не делаю без причины. Я хочу еще раз объяснить тебе, почему мы вынуждены были приземлиться здесь, а не на полигоне Невада».

«Можешь не убеждать меня».

«Сиюминутный мир на Земле ничто иное, как видимость», — не смущаясь, продолжал Родан. — Малейший повод, и атомные ракеты будут запущены и опустошат Землю. Неужели это состояние должно длиться вечно? Западный блок и Азиатская федерация противостоят друг другу. Мы теперь, как стрелка весов между обеими великими державами, за нами невероятные возможности арконидов. Сила арконидов в руках одной нации означала бы конец любой свободы. Ты должен, наконец, понять это».

«Знаешь ли ты, что тебя покарают, как предателя?»

Перри печально посмотрел на него.

«Многие назовут это так, потому что не понимают меня. Но я не предатель. Только я уже не американец, а просто землянин. Хоть это ты понимаешь?»

«Ты ведь мог бы приземлиться и на полигоне Невада».

«В том-то и дело, что нет. Мы будем вынуждены защищаться — как здесь, так и там. Но я мог бы не устоять, дать себя уговорить, если бы стоял перед лицом своих друзей. Здесь этого со мной не случится, потому что я знаю, что мне предстоит, если я сдамся. Крэст — это неограниченная власть, Флипп. В его руках — а вместе с тем и в наших — предотвращение войны. Если Великие державы поймут, что им угрожает более сильная власть, они забудут свои конфликты. Это могло бы привести даже к единению».

«Утопия, только и всего».

«Подождем. В сказках о том, что на Землю спускаются летающие тарелки и приносят миру мир, есть доля правды. Крэст поможет нам лишь потому, что мы гарантировали ему выздоровление и личную свободу. Неважно, кому бы мы выдали Крэста, другие тотчас почувствовали бы для себя угрозу. Они развязали бы последнюю из войн. Теперь им следует остерегаться».

Флиппер махнул рукой.

«Ты отпустишь меня, раз я этого хочу?»

«Булли возьмет тебя с собой, когда отправится в путь, чтобы доставить медикаменты и запасные части. Снаружи ждет вертолет».

Поворотом выключателя Перри активизировал энергетическое поле. Вокруг «Стардаста» лежало теперь неприступная зона диаметром в два километра. Внутри нее — зародыш нового человечества, границы которого составляли сегодня лишь несколько километров, но которые потом будут исчисляться тысячами световых лет.


предыдущая глава | Третья власть | cледующая глава