home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7.

Глаза мужчины вдруг расширились от ужаса, словно он увидел нечто невероятное. Но они смотрели в пустоту, в бесконечность синего неба над небольшим лесным озером. Потом они застыли, уже ничего не выражая.

Его рука, в которой он держал удочку, не дрожала. Она будто окаменела и не никак не отреагировала, когда пловца резко потянуло в глубину.

Если бы кто-нибудь мог всмотреться в черты лица мужчины, то в ужасе отпрянул бы. Страх смешался в нем с огромным удивлением — в течение пяти секунд. В эти пять секунд никто не узнал бы в мужчине обычного служащего Сэмми Дерринга, который уже в течение нескольких лет, к удовольствию своего начальства, исполнял свои обязанности в Министерстве обороны Западного блока. Он был холостяком и регулярно ездил на выходные на маленькое лесное озеро, чтобы наловить для своей хозяйки форелей. Сам он не очень любил рыбу, но придерживался мнения, что рыбная ловля успокаивает нервы. Свой небольшой спортивный автомобиль, второе хобби Сэмми, он припарковал на лесной дороге.

Сэмми Дерринг в эти пять секунд был почти мертв.

Его сознание, его рассудок или его душа — можно называть это как угодно — покинули тело.

Не добровольно. Его вынудили к этому. Нечто более сильное, непостижимое захватило его мозг, попросту проникло в него и вытеснило оттуда то, что в нем было.

В эти пять невероятных секунд Сэмми Дерринг мог сам себя видеть сидящим на берегу озера. Он незримо поднялся в виде голого сознания на несколько метров в высоту, глядя оттуда на себя. Он не понимал, что он видит. Собственно говоря, он — или скорее, его тело — должно было упасть. Но он продолжал сидеть, даже не заботясь о попавшейся на крючок рыбе.

В сознании Сэмми шевельнулась необходимость вытащить удочку, но застывшее под ним тело уже не слушалось его приказов. Кроме того, у него не хватило времени. Пять секунд прошли. Перед глазами Сэмми — хотя были ли у него еще глаза? — проплыла картина мирного лесного озера и исчезла. Невидимая сила унесла его с собой. На мгновение ему показалось, что он видит под собой огромный, выпуклый шар, а потом стало абсолютно темно. Он чувствовал, что его куда-то затягивает; затем неожиданно снова появились двигательные рефлексы. Он ощущал свои конечности, мог ими двигать.

Несмотря на темноту, он опять мог видеть. Он понял, что это не абсолютный мрак; помещение, в котором он находился, было слабо освещено. И тут ему в голову пришел вопрос о том, как он попал сюда, но ответ вдруг стал ему безразличен. Он пережил приступ слабости и находился в больнице. Другого объяснения не было.

Он был болен. Его охватила усталость. Почему никто не заботится о нем? Он догадывался, что кто-то находится совсем рядом. Он попытался подняться, но ему это не удалось. Значит, они нашли его на озере и принесли сюда? Как долго он был без сознания? Разве он не видел себя самого, сидящего там на озере? Его глаза привыкли к темноте, но свет стал еще более тусклым. Он почувствовал, что засыпает. Но опять было что-то, что не давало ему успокоиться. Какой-то сделанный им вывод. Прошло много секунд, пока он достиг его сознания.

Его пальцы… его ноги!

Он из последних сил открыл глаза и в ужасе уставился на концы своих четырех рук. Это были сильные когти с присосками.

А потом он увидел свое тело — сильно суженое в середине, как у осы, покрытое тонкими волосами. Вид монстра, в которого он так неожиданно превратился, был настолько невероятным, что он со вздохом облегчения закрыл свои черные граненые глаза и вытянул обе ноги.

Конечно же, все это было сном. Как он раньше об этом не подумал!

Но когда его потом пронзила мысль, что человек во время сна никогда не осознает, что он спит, было уже поздно.

Его сознание, заключенное в тело неземного существа, погрузилось в похожий на смерть сон.


Когда пять секунд прошли, Сэмми Дерринг вытащил удочку. Он посмотрел на полуторапудовую форель на крючке и бросил ее обратно в воду. Удилище он небрежно положил в траву рядом с деревянным мостиком, а потом несколько неуверенной походкой, так, словно он несколько недель пролежал в постели, пошел к своему автомобилю. Здесь тоже было короткое замешательство. Но с буквально через секунду он получил желаемую информацию из накопителя памяти интеллекта, который находился до него в этом теле.

Сэмми Дерринг, который уже не был Сэмми Деррингом, завел мотор своей машины и медленно поехал по ухабистой лесной дороге к основному шоссе. Короткого взгляда на указатель дорог было достаточно. Несколько минут спустя спортивный автомобиль мчался в направлении города.

Сара Ваббл удивилась, увидев, что ее жилец вернулся так точно. Ее удивление еще больше возросло, когда Сэмми всего лишь коротко кивнул ей и закрылся в своей комнате. Никакого приветствия, никаких форелей, ничего.

Тот, кто был Сэмми Деррингом, чувствовал себя легко, когда между ним и людьми была закрытая дверь. Его опыт по переходу в другие организмы оставлял еще желать лучшего. К тому же жители этой планеты обладали таким интеллектом, который не так легко было выключить и сохранить. Проще было бы полностью обезвредить их, но приходилось следовать приказам командира.

Этот командир находился не на Земле. Далеко вдали, в космическом пространстве, кружило по орбите овальное, металлическое, мерцающее летательное тело третьей планеты Солнечной системы. Этот космический корабль придумали и построили не люди, а нечеловеческие, но несмотря на это, не менее способные насекомые. Разум, который управлял шестисуставными конечностями почти двухметровых насекомых, отдаленно напоминающих ос, можно было вполне сравнить с человеческим. Если же принять во внимание определенные умственные способности насекомых, то можно с полным правом утверждать, что они превосходили людей.

Одна из их способностей заключалась в том, что сознание этих неземных существ могло покидать собственное тело и входить в чужое. При этом происходил полный обмен. Сознание захваченного тела могло стать укрощенным и пойманным только тогда, когда его заключали в собственное тело. Только тогда можно было располагать свободой действий и делать все, что угодно, находясь в захваченном теле. Если же его хозяин умирал раньше, чем его покидало чужое сознание, оно умирало вместе с ним. Точно так же неизбежно происходило и в том случае, когда собственное тело насекомого с заключенным в нем сознанием захваченного человека насильно разрушалось.

Несмотря на эти ограничения, зловещие насекомые были одними из самых опасных народов Вселенной, но об этом не мог догадываться человек, всего лишь полгода тому назад совершивший первую посадку на Луне. Он ничего не знал о многих разумных народах Млечного пути, о галактических империях, которые создавались и вновь распадались.

Однако, те, кто знал насекомых, называли их из-за их зловещих свойств деформаторами личности или короче: ДЛ-ами.

И вот теперь ДЛ-ы добрались до Земли. Эта абсолютно незнакомая планета на краю Млечного пути стала неожиданно центром событий, масштаб которых пока нельзя было измерить. Аварийные сигналы крейсера арконидов привлекли внимание ДЛ-ов. Аркониды, правители безмерно огромной звездной империи, были заклятыми врагами инсектоидов. Борьба против арконидов была бы безнадежной, если бы не удалось по одному выследить и атаковать их корабли. И вот такая возможность представилась. Исследовательскому крейсеру арконидов пришлось совершить здесь вынужденную посадку. Однако, к удивлению ДЛ-ов третья планета Системы была заселена разумным народом, который уже прошел начальную стадию космических полетов.

Исключительно по этой причине командир ДЛ-ов приказал осуществить проникновение на Землю. Он был абсолютно уверен, что в самое короткое время он захватит важнейшие позиции и ключевые точки земной политики и науки. Но люди ни о чем этом не догадывались. Они знали, что вблизи лунной орбиты был обнаружен и уничтожен чужой космический корабль, но они не знали, что у ДЛ-ов был не один корабль, а больше. Прежде всего они, за небольшим исключением, не знали, кто такие ДЛ-ы и каковы их намерения.

Когда Сэмми Дерринг утром в понедельник вошел в Министерство и поздоровался со своими коллегами, никто по его виду не заметил в нем изменений. Он покопался в бумагах и позвонил своей секретарше.

Молодая женщина вошла и приготовила блокнот. Сэмми покачал головой и сказал:

«Принесите мне все дела по обороне страны. Я также хотел бы получить документы о достижениях в области исследования космического пространства и ракетостроения. В первую очередь меня интересует дееспособность нашей контрразведки. Что Вы так уставились на меня? Идите и поторопитесь!»

Секретарша всхлипнула и покраснела.

«Но, мистер Дерринг…»

«Вы что, не поняли меня?»

Она хотела сказать еще что-то, но увидев выражение глаз Сэмми, вышла из комнаты. Довольный Сэмми Дерринг — или тот, кто внешне был Сэмми Деррингом — остался один.

Секретарша закрыла за собой дверь и с минуту стояла неподвижно. Потом покачала головой и, решившись, направилась к начальнику отдела, человеку по имени Джон Мантелл.

«Вы уверены, что мистер Дерринг не шутил?»

«Абсолютно уверена. Он говорил это серьезно. А потом — это выражение его глаз. Я еще никогда в жизни не видела такого выражения лица».

Мантелл внимательно посмотрел на нее.

«Очень странно. Он хотел видеть документы по обороне страны. Он ведь хорошо знает, что они доступны только министру обороны, но не рядовому служащему. Может быть, у него появилась мания величия?»

Секретарша в первый раз улыбнулась.

«Я не могу припомнить, чтобы мистер Дерринг когда-либо шутил на тему того, что он чуть ли не министр обороны. Он считал, что может быть иногда его могли принимать за него…»

«Уж это-то Сэмюэль Дерринг сразу бы запретил, — пробормотал Мантелл. — Совпадение имен — это еще не причина, чтобы позволять себе такие шутки. Я поговорю с Деррингом. Скажите ему, пусть придет ко мне в одиннадцать часов».

Она медлила.

«А что мне теперь сказать ему?»

«Что хотите. И дайте мне теперь спокойно поработать».

Секретарша медленно вышла из комнаты, но не вернулась в свой кабинет. Несколько минут она боролась сама с собой, а потом решила обратиться к уполномоченному контрразведки.

Мистер Смит был очень удивлен, узнав о происшедшем. Он воспринял этот случай гораздо серьезнее, чем мистер Мантелл, который по всей видимости уже забыл о нем. Он попросил секретаршу подождать в приемной. Едва дверь за ней закрылась, он предпринял самые активные действия. Из одного из стенных сейфов он достал телефон, набрал номер и нетерпеливо ждал ответа. Ему пришлось дважды называть номер, пока наконец не отозвался нужный ему человек.

«Говорит Смит из министерства обороны. Произошло нечто странное, сэр. Абсолютно непостижимое, если это только не шутка. Но три дня тому назад я получил Ваше указание, согласно которому следует наблюдать за каждым, кто ведет себя необычно и…»

Его собеседник перебил его. Был задан точный вопрос. Смит весь подтянулся. Видимо, он питал к своему собеседнику невероятное уважение.

«Так точно, сэр. Служащий Сэмми Дерринг требует показать ему тайные планы обороны страны. Кроме того, он хочет заглянуть в программу космических полетов. Свое пожелание он выразил на полном серьезе. Его секретарша утверждает, что еще никогда не замечала за ним подобной решительности. Кроме того, она говорит, что выражение его глаз стало чужим…»

Снова короткий вопрос.

«Как зовут этого человека?»

«Сэмми Дерринг, сэр».

«А как зовут министра обороны?»

«Сэмюэль Дерринг, сэр. Но — Вы ведь сами это знаете…»

«Спасибо, Смит. Мое распоряжение таково: Вы не подаете вида. Секретарша принесет Деррингу требуемые документы — старые и давно неактуальные, разумеется. У Дерринга не должно возникнуть никаких подозрений».

«Так точно, сэр. Что-нибудь еще?»

«Ни слова ни одному человеку, понятно? Я через два часа буду у Вас».

«Вы хотите сами…»

Смиту отказал голос. Этого еще никогда не случалось. Аллан Д. Меркант, всемогущий шеф западной контрразведки, утруждал себя из-за смешного пустяка. Из этого явно следовало, что этот Сэмми Дерринг позволил себе пошутить, поскольку его звали так же, как министра обороны. Смит вспомнил, что в последние дни о Мерканте ходили разные слухи. Поговаривали, что шеф контрразведки присоединился к Третьей власти.

«Да, я прибуду сам! — подтвердил Меркант. — Повторяю еще раз: строгое молчание! Скажите это и секретарше. Все!»

Смит поставил аппарат обратно в шкаф. Когда он позвал женщину в кабинет, лицо его было озабоченным. Он попросил ее сесть. А потом строго произнес:

«Вы не должны говорить об этом случае ни одному человеку. Кажется, мистер Дерринг — э-э-э — болен. Может быть, это один из видов безумия. Через десять минут я пошлю Вам стопку документов. Вы дадите их Вашему начальнику. Вы поняли?»

«Да, но…»

«Никаких но! Скажите мистеру Деррингу, что документы затребованы и находятся в пути. Ни слова ни одному человеку об этом».

Про себя секретарша подумала о начальнике отдела, которому она уже кое-что сказала. Но Мантелл, кажется, вовсе не собирался этим заниматься. Может быть, он даже забыл об этом. Она кивнула.

«Хорошо, мистер Смит. Я скажу это мистеру Деррингу. Если только он при этом не посмотрит на меня опять так же странно. Я боюсь его».

«Ерунда, мисс…»

«Томпсон. Клара Томпсон».

«Ничего не бойтесь, мисс Клара. Я думаю, что мистер Дерринг страдает временным психическим расстройством. Вчера было довольно жарко, и может быть, он слишком много находился на солнце».

Клара Томпсон не сочла это, однако, достаточной причиной для того, чтобы вдруг посчитать себя министром обороны, но ничего не ответила. Кивнув головой, она попрощалась и вернулась в свой кабинет. Начальник отдела Мантелл совсем забыл о ней.

Когда она вошла, Сэмми поднял голову.

«А, Вы принесли документы?»

«Еще нет, сэр. Они поступят через десять минут».

«Спасибо. Не заставляйте меня долго ждать».

«Хорошо, сэр».

Клара была рада закрыть за собой дверь. По крайней мере, Сэмми Дерринг выглядел вполне нормально. Странный блеск в глазах отсутствовал. Но идиотский приказ принести ему секретные документы оставался в силе.

Десять минут спустя курьер принес бумаги. Они были сложены в красную папку, на которой стояла надпись: «Строго секретно».

Клара уставилась на папку. Почему Смит затеял с ней эту детскую игру? Может быть, за этим скрывалось нечто большее, чем причуда?

Она взяла красную папку, постучала в дверь кабинета Дерринга и услышав его голос, вошла. Молча положила требуемые документы на стол и посмотрела на него. В его глазах, как она заметила, светился триумф. Но было в них еще и что-то другое, чего она не могла определить. Что-то чужое, бесконечное. Ей показалось, что она заглянула в бездну, которая была так глубока, что упав в нее, можно было кануть в бесконечность. Она растерянно отвернулась и вернулась в свою приемную.

Сэмми Дерринг подождал, пока дверь закроется, и только потом открыл папку и начал изучать документы. Уже первый взгляд на них показал ему, что его миссия удалась. Тут, перед ним, лежали секреты этой планеты, по крайней мере, секреты одной Великой державы. Другие ДЛ-ы будут также успешно действовать в других частях света. Уже завтра командир узнает, какими возможностями обороны располагают люди и где можно удачно осуществить вторжение. Потому что они действовали не только путем захвата тел этих незадачливых двуногих. Они должны были остаться самостоятельными, хотя бы и под началом других хозяев.

Пока он изучал документы, с удовлетворением отмечая, что они намного переоценили возможности землян, время неумолимо шло вперед. Стрелки часов передвинулись на одиннадцать часов.

На несколько кабинетов дальше Джон Мантелл вспомнил о своем разговоре с Кларой Томпсон. Минуту он боролся с мыслью забыть об этом случае и не тратить на шутку своего служащего драгоценного времени, но потом подумал о своих обязанностях. Как просто такая шутка могла вызвать неприятные осложнения. Он нажал кнопку своего настольного аппарата. Через несколько секунд отозвался женский голос.

«Мисс Томпсон? Что там с Деррингом? Вы сказали ему, что я хочу поговорить с ним?»

Клара уже почти забыла о Мантелле. Она, заикаясь, выговорила: «Может быть, было бы лучше, мистер Мантелл, если бы Вы забыли об этом случае. Мистер Дерринг наверняка пошутил. Не следует придавать этому значения и…»

«Тогда не надо было приходить ко мне. Итак, в чем дело? Вы не собираетесь сообщить мистеру Деррингу, что я хочу переговорить с ним?»

«Я… я…»

Мантелл уже не слушал, в раздражении положив трубку. Потом резко встал и вышел из кабинета. Он встретил Клару у дверей приемной. Она испугалась, увидев его.

«В чем дело? Куда Вы?» — накинулся он на нее.

Она растерялась еще больше.

«К… к Вам, мистер Мантелл. Я хотела попросить Вас не мешать сейчас мистеру Деррингу. У него важная работа».

Мантелл удивленно поднял брови вверх.

«Важная работа? Да? Ну, давайте посмотрим».

Он прошел мимо Клары и открыл дверь. Он увидел, что перед его подчиненным высится гора документов. Дерринг сердито поднял голову и непонимающе посмотрел на вошедшего, пока его лице не появилось выражение узнавания.

«А, мистер Мантелл! Чем могу служить?»

Мантелл уперся обеими кулаками в стол.

«Скажите, мистер Дерринг, Вы, видимо, сошли с ума, если позволяете себе подобные шутки. Вы требуете секретные документы, словно речь идет о туалетной бумаге. Вы ведете себя так, будто Вы министр обороны. Даже он не имеет права, вот так запросто… Что с Вами?»

С Сэмми произошла страшная перемена. Сначала его глаза непонимающе уставились на неистовствующего начальника отдела, потом стали пустыми и тусклыми. Когда их блеск вернулся, они были жесткими и беспощадными. Хриплым голосом Сэмми спросил:

«Как зовут министра обороны?»

Мантелл глотнул воздуха. Он ничего не понимал.

«Дерринг! Вы сошли с ума! Не хотите ли Вы сказать, что забыли, как зовут нашего шефа?»

Сэмми кивнул.

«Да, я забыл. Как его зовут?»

Хотя Мантелл не собирался исполнять любое желание сумасшедшего, холодные глаза его визави вынудили его к этому.

«Дерринг, Сэмюэль Дерринг. Вам это лучше известно, чем мне, Дерринг, так как из-за сходства Ваших имен уже не раз происходила неприятная путаница. Но это еще далеко не причина…»

Он умолк. Сэмми вскочил из-за стола. Он показал на документы, лежавшие перед ним на столе. — «Если я не министр обороны, почему мне принесли затребованные документы?»

Мантелл взглянул на бумаги. Он и сам этого не понимал. Но прежде, чем он успел высказать предположение, дверь позади него открылась. Вошел Смит, сопровождаемый Кларой Томпсон. Лицо Смита было злым. Мантелл испугался. Он знал, что этот неприметный Смит обладал огромными полномочиями. Неужели он совершил какую-то ошибку?

«Что здесь происходит? — спросил Смит. Он обратился к Мантеллу. — Разве мисс Томпсон не сказала Вам, что Вы ничего не должны предпринимать?»

«Он меня не послушал», — вставила Клара.

«Она пришла ко мне и сказала, что мистер Дерринг позволил себе пошутить, — защищался Мантелл. — Я хотел попросить Дерринга не допускать в будущем подобных шуток. Сходство имен с министром обороны не может служить поводом к тому, чтобы…»

Никто не обращал внимания на Сэмми Дерринга. Он снова сел, и жизненная сила в его глазах неожиданно погасла. Он сидел за письменным столом с неподвижно поднятой головой. Глаза безучастно смотрели в пустоту. Это продолжалось пять секунд, ни мгновением больше. Потом жизнь вернулась в них.

ДЛ с невероятной быстротой покинул чужое тело, узнав о своей роковой ошибке. Все это происходило в панике. Он мог собственными силами устранить ошибку. Но предпочел вернуться обратно в свое спящее тело и выпустить оттуда захваченный разум. Сознание Сэмми возвратилось в собственное тело. Воспоминание о том, что произошло, стерлось в его памяти, за исключением отдельных деталей, которые казались сном.

Только что он еще сидел у лесного озера, держа удочку и вот он уже за своим письменным столом. Перед ним стоял начальник отдела Мантелл, рядом Смит, а от двери на него растерянно смотрела Клара Томпсон.

Что произошло за это время?

«Вы что-то хотели, господа? — машинально спросил он. Потом его взгляд упал на раскрытые документы, лежавшие перед ним. Он узнал красную папку. Ничего не понимая, он обратился к присутствующим. — Как сюда попала эта папка?»

Прежде, чем Мантелл успел выразить свое удивление, вмешался Смит. Его ум отреагировал молниеносно. Хотя он и не понимал причин, но вспомнил о том, что Меркант был на пути сюда. За безобидным на вид случаем скрывалось нечто большее, чем он или кто-то другой мог предполагать.

«Это устаревшие доклады, мистер Дерринг, которые я прошу Вас просмотреть. Министр дал нам поручение доверить это надежному сотруднику».

Сэмми выглядел все еще удивленным, но кивнул в знак согласия.

«Я очень благодарен Вам и мистеру Деррингу за оказанное мне доверие. Когда нужно выполнить поручение?»

«Не торопитесь, мистер Дерринг. Пойдемте, мистер Мантелл. И Вы тоже, мисс Томпсон. Не будем мешать мистеру Деррингу».

Он вытащил ничего не понимающего Мантелла из кабинета и закрыл за Кларой дверь. Потом облегченно вздохнул.

«Еще раз обошлось. Послушайте, мистер Мантелл, Вы чуть было не совершили огромной глупости. Я, правда, не знаю, что за этим кроется, но мистер Меркант уже на пути сюда».

«Шеф западной контрразведки? — удивился Мантелл. — Это невозможно».

«Тем не менее! Возвращайтесь в кабинет и не думайте больше о мистере Дерринге. Это приказ. Министр обороны ничего не узнает о происшедшем. Вы, мисс Томпсон, тоже держите язык за зубами. Сегодня вечером я все Вам объясню».

Он видел, что в ней что-то происходит, но она не задала больше никаких вопросов. Смит надеялся, что скоро он получит разумное объяснение, может быть — от Мерканта.

Между тем Сэмми Дерринг сидел в своем кабинете перед давно уже устаревшими документами и усиленно размышлял о том, что он должен делать с этой Бессмыслицей.

Насколько он мог вспомнить, он только что сидел у лесного озера, проводя там свои выходные. Как он очутился теперь в своем кабинете, было для него полной загадкой. Или он грезил наяву? А эта большая страшная нора с чудовищем, которое выглядело, как огромная оса. Он сам был этим чудовищем!

Неужели он потерял рассудок? Он вздохнул, решив не думать больше об этой загадке. Ненужные вопросы только вызвали бы подозрение. Министерству не нужен полусумасшедший сотрудник. Он, видимо, спал, потому что не мог вспомнить, что кто-то принес ему документы.


Аллан Д. Меркант готовился к встрече с человеком, тело которого было захвачено ДЛ-ом. Это была его не первая встреча такого рода. Всего несколько дней тому назад один из ДЛ-ов попытался, проникнув в тело его ближайшего сотрудника, вывести его из строя. Только его молниеносная реакция и, видимо, имеющиеся у него телепатические способности спасли его.

Итак, ожидаемое вторжение, о котором догадывалось лишь небольшое количество людей, началось. Для Мерканта было ясно, что в Солнечной системе действовало много кораблей ДЛ-ов. Один из них был разрушен Перри Роданом с помощью телепортанта Тако Какуты, но при этом были обезврежены далеко не все интервенты.

Меркант присоединился к Родану, но несколько дней тому назад вернулся на базу в Гренландию, потому что в качестве шефа контрразведки западного мира он мог больше сделать для Третьей власти.

Мысли Мерканта были прерваны приземлением машины. Быстрый автомобиль доставил его в Министерство обороны. Его сразу же провели к Смиту, который уже ждал его.

«Ну, Смит, что случилось? Где он?» — нетерпеливо спросил Меркант.

«Он ни о чем не догадывается, сэр. Провести Вас к нему?»

«Да, пожалуйста».

К своему удивлению Смит заметил, что Меркант снял свое оружие с предохранителя и наизготове положил его в правый карман. Он хотел было сказать своему начальнику, что нет более безопасного человека, чем Дерринг, но потом воздержался от этого и молча шел впереди. Меркант следовал за ним тоже молча.

Сэмми Дерринг с удивлением увидел, что дверь вдруг открылась. Смита он знал, но мужчина с безобидным лицом был ему неизвестен.

«Сэмми Дерринг? — спросил неизвестный. — Оставайтесь сидеть и отвечайте на мои вопросы. Не медлите с ответом. При малейших признаках подозрительных движений я застрелю Вас. Мое имя Меркант».

Сэмми был ошеломлен. Открыв рот, он растерянно уставился в черное дуло пистолета, с трудом выдавив из себя: «Что — что Вы хотите от меня?»

«Почему Вы затребовали документы, находящиеся в распоряжении лишь министра обороны?»

«Документы? О Господи, эти документы мне принесли мистер Смит и мистер Мантелл. Я должен проработать их. Я затребовал их? Но это абсолютно исключено».

«Так, значит, Вам их принесли? Вы решительно отрицаете, что Вы затребовали их?»

Дерринг спрашивал себя, не началась ли новая фаза его кошмарного сна.

«Я ничего не знаю об этом. Вообще, все это так странно. Мне кажется, что я сплю».

«Объясните, — потребовал Меркант и в напряжении наклонился вперед. Он не потерял бдительности. Рядом с ним стоял Смит.

Сэмми медлил. Вся эта история представилась ему настолько неправдоподобной, что он охотно умолчал бы о ней. Наконец, он решился. Что-то такое было в этом деле, иначе остальные не отреагировали бы подобным образом.

«Я ловил рыбу, — начал он и поспешно добавил, заметив удивленное лицо Мерканта, — я ловил рыбу на лесном озере. Должно быть, это было вчера. Вдруг меня охватило странное чувство. У меня было такое ощущение, будто я могу покинуть свое тело. Несколько секунд спустя я оказался в большой пещере. На мгновение мне показалось, что я вижу землю глубоко под мной — это был ужасный сон. Когда я проснулся, то сидел в своем кабинете, а Смит как раз принес эти документы. Это правда, хотя я и не могу ничего понять. Я не знаю, что произошло в промежутке между вчера и сегодня».

Меркант кивнул.

«Такое иногда случается, — подтвердил он вежливо. — Но в Вашем случае было бы хорошо, если бы мы могли докопаться до истины».

«Моя хозяйка, — предложил Дерринг. — Можно спросить у нее».

«Спросим». — Меркант дал Смиту несколько указаний. Смит вышел в приемную и переговорил с возвратившейся как раз Кларой Томпсон. Пять минут спустя он снова вернулся в кабинет.

«Мистер Дерринг был эту ночь дома. Он вернулся вчера с отдыха после обеда, раньше, чем обычно, не принес рыбы — такого еще никогда раньше не случалось, — подчеркнула миссис Ваббл, — был каким-то странно изменившимся и сразу же лег спать. Сегодня утром она больше ничего странного в мистере Дерринге не заметила».

Меркант посмотрел на Дерринга.

«Вы можете поклясться, что Вы — это Вы?»

«Что я — что?» — Дерринг уставился на него.

«Я хочу знать, нормальны ли Вы сейчас. Ясно, что в Вашей памяти есть пробел. Со вчерашнего дня после обеда и до сегодняшнего, за исключением последних двух часов, Вы делали и говорили вещи, о которых ничего не помните. Кто-то захватил Ваше тело и играет Вашу роль».

Дерринг начал понимать, что то, что он считал кошмарным сном, было страшной действительностью.

«Вы стали жертвой инопланетянина», — добавил Меркант.

«Это аркониды?» — воскликнул Сэмми.

Меркант покачал головой.

«Я думаю, это так называемые ДЛ-ы, насекомоподобные существа, которые умеют пересаживать Ваше сознание в другое тело. В Вашем случае ДЛ допустил основательную ошибку. Он посчитал Вас за министра обороны. Дерринг звучит почти также, как Дерринг. Неземное существо пробралось не в того человека. Это все, мистер Дерринг. Вы оказали миру неоценимую услугу — благодаря Вашему имени».

Меркант уже давно убрал свое оружие в карман. Ему было ясно, что ДЛ покинул захваченное тело. Сэмми Дерринг производил впечатление здорового, нормального человека. Итак, предположение о том, что никто не может перенести подобную процедуру обмена, было ошибочным. Но в то же время Мерканту было ясно, что на министра обороны Дерринга будет предпринята новая атака. Его нужно немедленно взять под строжайшую охрану. Одновременно с этим, пока не произошло следующего нападения, нужно было известить обо всем Перри Родана.

Меркант дал Смиту несколько указаний. Агент исчез, чтобы принять соответствующие меры. Хотя он и не понимал всего, что произошло, но привык немедленно выполнять все указания. Тем временем Меркант связался через центральный коммутатор со своей штаб-квартирой в Гренландии. Оттуда его переключили на базу Перри Родана в пустыне Гоби.

Мерканту сказали, что с Перри Роданом поговорить нельзя. Основатель Третьей власти отправился на корабле арконидов на Венеру.

«А пока, — озабоченно подумал Меркант, — ему придется самому решать проблему ДЛ-ов».


предыдущая глава | Корпус мутантов | cледующая глава