home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23.

Маневр был непростым, тем более, что его нужно было осуществить в непосредственном поле притяжения огромной планеты. Планета номер Четырнадцать могла иметь в три раза больший объем, чем планета Солнечной системы Юпитер. Даже Крэст был удивлен.

На обломки бывших космических кораблей уже начало действовать притяжение планеты-гиганта, когда Родан, наконец, таким образом установил скорость и курс «Доброй надежды», что можно было начинать оказание помощи.

После долгих усилий она нашли движущееся в пустом космосе существо. Но и только.

Когда они забрали его при помощи тягового луча на борт и внесли через большой грузовой шлюз внутрь, оно почти умирало от удушья. Кроме того, на теле инопланетянина были следы ожогов, вызванные, несомненно, ультрафиолетовым излучением мощной Веги.

Потом это существо сидело в помещении центрального поста управления, как испуганное, трясущееся от страха нечто, пока помощь медиков Хаггарда и Маноли не доказало ему, что никто не покушается на его жизнь. Инопланетянин и в самом деле был ферронцем, потомком тех живых существ, которых десять тысяч лет тому назад открыла исследовательская экспедиция арконидов. Правда, ферронцы уже давно вышли из эпохи примитивного огнестрельного оружия. Собственно говоря, как рассуждал Родан, ферронцы могли бы за десять тысяч лет добиться и большего. Человечеству понадобилось пятьсот лет, чтобы проделать путь от первого действенного огнестрельного оружия до первой ракеты-спутника. Исходя из этого, ферронцы уже давно должны были бы освоить сверхсветовые космические полеты. Однако, их двигатели остались на том уровне, когда при сохранении тех же принципов нельзя было совершенствовать их далее.

Ферронцы были явно не способны мыслить в пяти измерениях и разработать соответствующую математику.

А без математики высшего порядка сверхсветовой космический полет был невозможен. Так, они до сих пор использовали надежные квантовые двигатели, которые позволяли им без труда развивать обычную скорость света. При этом они создали такую великолепную микромеханику, что при беглом осмотре выловленных деталей кораблей Родана охватило восхищение.

В общем и целом следовало признать, что ферронцы по уровню развития превосходили людей. Однако, ферронцы намного отставали от арконической сверхтехники.

После того, как ферронец попал на борт, а его мысли полностью пробудились от летаргии абсолютного изнеможения, Родан передал по бортовому переговорному устройству:

«Он приходит в себя. Мутанты с помощью телепатии наметят первые отправные точки для взаимопонимания. Однако, я прошу, чтобы понятия „Земля“ или „Терра“ ни в коем случае не употреблялись. Постоянно помните о том, что местонахождение нашей родной планеты должно сохраняться в тайне. Следите за этим! Для всех живых существ, независимо от того, как они могут выглядеть или называться, мы аркониды! Доказательством этого утверждения будет наша „Добрая надежда“. Кроме того, мы похожи на арконидов по своей природе. Итак: с этого момента Вы забываете о том, что мы прибыли с Земли и о том, как эту Землю можно найти. Это все!»

Все было просто и ясно. Оба настоящих арконида с чувством горечи поняли, что Перри Родан думает о своей планете и о человечестве. В этом отношении он представлялся им эгоистом. Однако, Торе, пусть и нехотя, пришлось признать, что маскировка была необходима. Для нее неожиданное появление ящероподобных существ было тяжелым ударом. Полностью позитронное специальное устройство, еще одно чудо-создание арконической техники, служило синхронным переводчиком. После того, как были зарегистрированы и классифицированы первые слова и группы символов языка Феррона, удавалось все лучше понять его.

С момента спасения ферронца прошло три часа. Телепатами Бетти Тауфри и Джоном Маршаллом были получены данные, введенные в машину-переводчика. Таким образом, задание оказалось относительно простым.

Крэст и Тора, обладавшие преимуществом фотографической памяти, уже начали понемногу говорить. Тем временем «Добрая надежда» по-прежнему вращалась по большой орбите вокруг планеты-гиганта номер Четырнадцать.

Перри Родан держался вдали от группы разговаривающих, хотя инопланетянин все чаще поглядывал на него. Видимо, ферронец давно заметил, что решающей властью обладал этот худощавый, высокий мужчина.

Родан внимательно изучал его. Ферронец был относительно невысоким, однако мускулистым и широкоплечим. Феррол, его родная планета, должна была иметь силу тяжести 1,4 метра на секунду в квадрате. Поэтому приземистое телосложение было неудивительным. Руки и ноги были, как у гуманоидов, так же, как и голова с обильной растительностью и маленькими, глубоко посаженными глазами под выпуклым лбом. Рот оказался удивительно небольшим. Самым существенным отличием от человека был, однако, бледно-голубой цвет кожи, которая странным образом контрастировала с волосами цвета меди.

Родан прислушивался к непонятным словам. При этом он старался лучше разобраться в охвативших его чувствах. Это ему не удавалось. Промелькнула мысль, оставившая у него впечатление непосредственной близкой опасности.

Джон Маршалл быстро подошел к креслу управления командира. Ферронец следил за ним взглядом. Когда Родан обернулся, инопланетянин застыл и положил правую руку на грудь. Родан кратко кивнул. Космический костюм ферронца был отличного качества, к тому настолько точно продуман до мельчайших деталей, что из этого можно было сделать вывод об уровне технике этих существ. Для Родана было тяжело сознавать, что человечество стоит по уровню развития ниже этих инопланетян. Видимо, спасенный все больше понимал, что имеет дело с превосходящими его по уровню развития живыми существами.

«Что случилось? — неторопливо спросил Родан. — Какие-нибудь трудности? Мне не нравится Ваше выражение лица».

Телепат раздосадованно улыбнулся.

«Крэст рассказывает им жуткие истории о мощи Великой Империи», — пожаловался он.

«Я знаю. Он действует по моему указанию. Еще что-нибудь?»

«Прекрасно, по Вашему указанию! А Вы попросили его отказаться от всех важных вопросов, чтобы вместо этого разузнавать о так называемой планете Вечной жизни? Сейчас меня куда больше интересовали бы другие вещи».

«Он не сдается, да? — пробормотал Родан. — Удается понимать друг друга?»

«Отлично. Машина просто феноменальна, а Крэст уже освоил целую уйму слов».

«Это его фотографическая память. Ничего удивительного. Что рассказывает ферронец о нападении?»

Джон Маршалл взглянул в сторону инопланетянина. Хаггард делал ему второй укол, который тот терпеливо сносил.

«Он называет себя Хактором, он был командиром небольшого корабля, уничтоженного двадцать четыре часа тому назад. Здесь, около Четырнадцатой планеты, был создан оборонный фронт. Вторая линия также разбита. Мы видели это. Третий фронт находится прямо у главной планеты, то есть планеты номер Восемь. Примерно неделю тому назад появились первые вражеские корабли. Этого никто не ожидал. На Ферроле уже воцарилась паника, а космический флот был обречен на гибель. Хактор умоляет о помощи, особенно настойчиво, конечно, после безмерных преувеличений Крэста».

Маршалл прикусил губы. Он казался обеспокоенным до глубины души.

«Что еще есть у ферронцев?» — осведомился Родан.

«Вряд ли еще что-нибудь. О сверхсветовых космических полетах они не имеют ни малейшего представления. Отсюда и уважение к нам. Хактор считает Вас как каким-то сказочным животным. Защитных экранов у них нет. Если их корабли подвергаются обстрелу энергетическим лучом, они погибают. У них есть огромный космический флот, однако, в большинстве своем это торговые корабли. Энергетических орудий у них нет. Они используют в основном некий тип ракетной артиллерии с атомными взрывными головками. Сначала это помогало им достигать успеха».

«Крэст говорил, что у нападавших топсидиан было жалкое оборонительное оружие. Сто их защитные экраны никуда не годились».

«Это утверждает и ферронец, только топсидиане научились тем временем уходить от ракетных снарядов. Эти штуки достигают только тридцать процентов скорости света, к тому же они очень долго используются. Если знать это, то можно как-то защититься от этого. Чаще всего приближающиеся снаряды задолго до достижения ими цели перехватываются топсидианами и заблаговременно взрываются. Мы хотели…»

Родан перебил его коротким движением руки.

«Подождите, Джон! Каким образом ферронцы имеют космический флот? Здесь есть другие разумные существа?»

«Слаборазвитые. Ферронцы плотно заселяют кроме своей главной планеты только планеты номер Семь и Девять. Они дышат кислородом, хотя и привыкли к более высоким температурам, чем мы. Номер Восемь, видимо, достаточно жаркая. Номер Девять можно считать довольно приятной. Ферронец просит высадить его на этой планете. Номер Девять называется Рофус».

Родан узнал достаточно. Он задумчиво посмотрел на Булли, внешне безучастно сидевшего в соседнем кресле.

«Ну? Твое мнение?»

Булли позволил себе слегка усмехнуться. Однако, ему было не до смеха.

«Большое спасибо за вопрос, — сказал он. — Мы не можем исчезнуть просто так. Пока здесь не воцарится порядка, Земля тоже не будет в безопасности. Что такое для топсидиан двадцать семь световых лет? Я хотел бы осмотреться получше, чтобы обнаружить слабые стороны противника. В данных обстоятельствах можно заключить с ферронцами соглашение. У них, кажется есть много такого, что пригодилось бы человечеству. Я восхищен их производственными методами. С нами вряд ли может что-нибудь случиться. „Добрая надежда“ превосходит корабли топсидиан по скорости и вооружению. Мы можем в любой момент погрузиться в гиперпространство».

Родан медленно поднялся.

«Я тоже так считаю. Запеленгуй Восьмую планету и введи данные в позитронику броска. Я не хочу терять времени. Неприятное чувство, когда тебе напоминают, что топсидиане нацелились на нас. Передай указания по интеркому».

Всего через несколько секунд Родан стоял перед коренастым инопланетянином. Хактор смиренно склонил голову, а потом начал быстро говорить. Синхронный автомат передавал точный смысл слов. Крэст при этом торопливо шептал:

«Я обнаружил удивительные противоречия. У этих существ есть так называемые трансмиттеры материи, которые могут работать только с пятимерным структурным полем. Но они не могли сами изобрести такие приборы для передачи со скоростью света разметариализованной материи. Это признаки существования более высокоразвитого вида. Хактор сказал также что-то насчет установления связей невероятное количество времени тому назад. Вы должны в любом случае отыскать главную планету ферронцев. Я уверен, что планету Вечной жизни можно найти в Системе Веги. Видимо, оттуда и происходят трансмиттеры».

«Они могли бы заинтересовать меня», — сухо сказал Родан.

«Как хорошо нам известна Ваша точка зрения! — иронически заметила Тора. — Все для человечества, не правда ли?»

Родан обратился к Хактору, поза которого была чуть ли не торжественной. Родана охватило странное чувство. Еще неполных четыре года тому назад он знал значительно меньше, чем этот космический командир ферронцев. Тогда он, Родан, во многом уступал бы ему. Тора, видимо, догадывалась, что происходит с Роданом. Она насмешливо улыбнулась.

«Я доставлю Вас на Девятую планету Вашей Системы, — сказал Перри в записывающее устройство синхронного переводчика. — Можете ли Вы позаботиться о том, чтобы на нас не напали Ваши собственные корабли?»

Хактор дождался перевода. Потом его плоское лицо просияло.

«Расстояние до номера Девять составляет свыше одиннадцати световых часов», — подсказал Булль.

Хактор подтвердил эту цифру. При этом ему понадобились обозначения, уже известные транслятору. Ферронец растерянно уставился на относительно небольшой прибор. Он постепенно начинал считать людей Богами. Потом он ответил. Да, он мог бы передать действующие кодовые сигналы, если ему предоставят соответствующую радиоустановку.

«Итак, нам пришел конец», — скептически заметил капитан Клейн.

«Ознакомьте его с нашими земными приборами! — приказал Родан. — Мы вмонтировали некоторые из них. Он сможет поговорить на обычных ультракоротких волнах. У них наверняка нет гиперрадио».

Эксперимент был закончен через три последующих часа бортового времени. Хактор освоил устройство, которое, кажется, не доставило ему никаких сложностей.

Бетти Тауфри, телепатка, сообщила Родану:

«Хактор спрашивает, где Вы раздобыли этот страшно примитивный и нескладный прибор».

Тора громко рассмеялась. Родан смущенно посмотрел на инопланетянина, а Булли тихо выругался:

«Черт возьми, это самый лучший, самый современный и самый сложный передатчик, когда-либо созданный на Земле! Что он сказал? Примитивный и нескладный?»

Капитан Клейн усмехнулся, когда Родан, глубоко вздохнув, дипломатично ответил:

«Бетти, передай ему, что этот прибор был взят нами у недоразвитых дикарей на далекой планете как наглядное пособие. Мы собирались выставить этот передатчик в музее».

Доктор Хаггард веселился вовсю. Хактор получил перевод, что вновь превратило его в раболепное существо.

«Это горькая пилюля, — сказал Родан. — Доктор, прекратите смеяться. А Вы, Тора, не вздумайте рассказывать мне, насколько мы ничтожны без Вашей арконической техники».

Он включил селектор и занял место перед телекамерой.

«Внимание всем, говорит командир: мы стартуем с целью кратко-дистанционной транзиции, минуя одиннадцать световых лет. Таким образом мы сможем выйти из гиперпространства между Девятой и Восьмой планетой Системы. Быть в полной боевой готовности. Может случиться, что мы попадем в самую сумятицу страшной битвы. Разрешено стрелять всем орудийным станциям. Покажите топсидианам зубы. Майор Дерингхаус, будьте вместе с капитаном Клейном готовы к маневру выхода из шлюза. Я направлю Вас в космос, как только мы прибудем на место. Настройте Ваши контактные пеленгаторы на приборы корабля, чтобы Вы смогли снова найти нас. В случае необходимости садитесь на Рофусе, Девятой планете. Хактор известит нас. В экваториальной зоне Вы найдете огромный город. Планета Рофус — это колония ферронцев. На ней есть только этот единственный большой город».

Через десять минут «Добрая надежда» достигла транзиционной скорости. Огромная планета номер Четырнадцать осталась позади.


Если еще час назад они думали, что попадут в самую гущу космического сражения, то окрестности планеты, которая была их целью, должны были показаться им адом.

Сообщения локаторов поступали непрерывно. Пространство Системы Веги просто кишело кораблями.

Неожиданно появившаяся «Добрая надежда» была встречена потоком сверкающих энергетических лучей. Не успел еще Родан преодолеть транзиционную боль, как корабль уже находился под перекрестным огнем.

На телеэкранах засияла Девятая планета Веги. Кратко-дистанционная транзиция прошла успешно. Родану вдруг захотелось оказаться на расстоянии нескольких миллионов километров вне гиперпространства. Правда, это не слишком бы изменило ситуацию. Страшная битва происходила в одной плоскости, но зато соединения были распределены на расстояниях в несколько миллионов километров.

Приказы Родана еще звучали на центральном посту управления, когда Булль уже открыл огонь.

Установка управления артиллерийским огнем работала полуавтоматически. Булли ничего не нужно было делать, только нажимать на кнопки после пеленгационных сообщений.

Родан с полной тягой вывел «Добрую надежду» из непосредственной точки пересечения синеватых энергетических траекторий.

Защитный экран еще раз доказал, что его нельзя ни пробить, ни нейтрализовать обычными средствами вооружения. Нельзя было избежать только разрядов. Наряду с большой термической энергией они дополнительно достигали такой разрывной силы, что десятая доля ее передавалась на внешнюю обшивку. Гравитационно-механическое ударное поле было еще не задействовано. Топсидиане, очевидно, не имели дистанционно управляемого оружия, имеющего скорость света, или предпочитали действовать исключительно своими лучевыми пушками.

Джон Маршалл занялся локацией. Когда полоска длинного, стержнеобразного космического корабля осталась позади увернувшейся с огромной скоростью «Доброй надежды», Маршалл сообщил дальнейшие подробности.

Они погрузились еще глубже. К тому же они вели бой с необозримым числом яйцеобразных космических кораблей, среди которых постоянно что-то вспыхивало.

«Изменить цель, — передал Родан через крошечные радиотелефоны специальных шлемов. — Будем пробиваться, иначе мы никогда не выйдем из котла. Тора, помогите Буллю. Используйте гравитационные бомбы».

Булль только быстро взглянул влево, где арконидка занялась переключателями управления. — «Гравитационные бомбы», — подумал он, слегка содрогнувшись. Самое мощное оружие, когда-либо созданное арконидами.

Собственно говоря, это не была бомба в обычном смысле этого слова. По крайней мере, он считал, что не принято называть бомбой имеющее скорость света спиральное поле из стабилизированной в самой себе энергии. Эти поля были размерно более высокими энергетическими единицами, обладающими свойством растворять обычную материю и вырывать ее из структурной кривизны пространства.

На экранах цели Булля засветились красные лампочки. Автоматические пеленгаторы уловили три цели. «Добрую надежду» вновь до основания сотрясло от собственного тягового толчка.

Фиолетовые энергетические траектории мчались со скоростью света сквозь черноту пространства Веги. Они не оставляли противнику времени для своевременного распознавания опасности. Прежде, чем их свет был увиден или определен приборами, они уже были у цели.

Противник находился пока еще на расстоянии двух миллионов километров. Через неполные семь секунд в плотных рядах длинных кораблей топсидиан произошла вспышка. О попаданиях сообщили сначала гиперскоростные локаторы поля. Потом прошло еще семь секунд, пока не стал виден яркий свет взрыва.

Тора привела в действие два гравитационных поля. Они видели, как в темноте исчезают обманчиво светящиеся спирали. Два вражеских соединения исчезли в центре самых ярких вспышек.

Никогда раньше Родан не видел эту стройную женщину в таком состоянии. Абсолютно неподвижно, шевеля только кончиками пальцев, она сидела у приборов управления огнем страшного оружия. Ее глаза горели всепоглощающим огнем. Проявилось ее не терпящее компромиссов воспитание, и она действовала согласно основному принципу правящей династии арконидов, который гласил: Тот, кто восстанет против Великой Империи, должен погибнуть.

Родан уже не мог отменить начатого поворота. Поэтому «Добрая надежда» была вынуждена на полной скорости мчаться к линиям противника.

«Дерингхаус! Стреляйте! — крикнул Родан по радиотелефону. — Прострелите брешь и держите боковые фронты чистыми. Оставайтесь вблизи корабля».

Дерингхаус подтвердил. Никогда раньше он не думал, что такое возможно. Пока «Добрая надежда», приближаясь к цели, производила одно сбивание за другим, и нейтрализовался все реже вспыхивающий огонь полностью сбитого с толку противника, оба истребителя с Дерингхаусом и Клейном стреляли из своих трубчатых шлюзов.

Они умчались оттуда под острым углом. Несколько секунд спустя начали извергать огонь их жестко вмонтированные носовые пушки.

На расстоянии всего двух световых секунд от взорвавшихся кораблей топсидиан оба истребителя совершили первые попадания.

В это время подоспел Родан на «Доброй надежде». Они мчались сквозь горящие облака, которые еще несколько секунд тому назад были тяжелыми космическими кораблями.

И снова прошло всего несколько мгновений, как они уже пробили линию противника.

«Хактор должен передать сообщение! — крикнул Родан Бетти Тауфри. — Быстрее! Там впереди приближаются его собственные корабли. Господи, только бы они двигались медленно! Я торможу».

Пока «Добрая надежда» снижала свою скорость, равную скорости света, Хактор быстро заговорил в микрофон. Было неясно, услышали ли его сразу. В результате снижения скорости возник новый феномен. Их догнали энергетические выстрелы оставшихся далеко позади кораблей топсидиан. Можно было отчетливо видеть, как они придвигались все ближе и ближе к постоянно замедляющей свой полет «Доброй надежде». Смена курса во время маневра торможения была невозможна.

Поэтому Родан со стоическим спокойствием позволил дважды попасть в себя. Он знал, что может пойти на такой риск.

Шарообразный космический корабль снова начал вибрировать. Несмотря на широкое рассеивание энергетических выстрелов при увеличении расстояния, сила удара была еще ощутимой. Чисто термические силы уничтожения не подействовали.

Мужчины из центральной диспетчерской электростанции сообщили о временной перегрузке сепаратных реакторов тока. Гидрополе высокого напряжения поглощало огромную энергию, потребность в которой едва могли удовлетворить даже арконические устройства.

«Не делайте этого слишком грубо! — простонал Крэст. — Подумайте о том, что мы находимся во вспомогательной лодке. Это не крейсер с мощными машинами».

Родан рассмеялся. У Крэста были другие представления о силе и уничтожающем действии, чем у землянина.

«Прорыв, — монотонно сообщил Булль. Он истекал потом. — Их защитные экраны не доросли ни до одного из наших орудий».

«Прием связи! — прокричал Тако Какута. — Хактор наладил связь. Нас уже заметили. Мы можем пролететь через линию ферронцев».

У Родана закружилась голова. На большом телеэкране видеофона появилось сияющее лицо пожилого ферронца. Это был, по всей видимости, старший офицер. Хактор показал на приборы управления и прокричал в микрофон еще несколько слов. Родан не понял их. Только оба телепата смогли понять мысли Хактора. Бетти через свой радиошлем передала перевод дальше:

«Это командир флота ферронцев. Он передает сообщение о нашем появлении на все командные станции Девятой планеты. Хактор согласовал для нас специальный дополнительный кодовый сигнал. Командующий просит и дальше поддержать его. Он готов передать Вам командную власть».

Родан тихо выругался. Сумасшедший полет «Доброй надежды» вряд ли мог быть остановлен у линий яйцеобразных космических кораблей.

«Ферронцы не должны сдаваться! — передал Родан. — Я буду наступать с флангов и из более высокой плоскости. Хактор должен передать, что с одним моим кораблем невозможно создать стабильный оборонительный фронт. Наша помощь может состоять только в непрерывных отвлекающих атаках».

Таким образом, возникла дилемма, которой Родан боялся. Из нейтрального наблюдателя, который «просто хотел посмотреть», он стал активным участником событий. Тем не менее, Родан считал себя обязанным помочь ферронцам в борьбе против беспощадного врага. В конце концов, эта атака поможет Солнечной системе и Человечеству.

«Добрая надежда» еще несколько световых секунд стояла вдалеке от колеблющейся линии кораблей ферронцев, когда из акустических приборов тревожной сигнализации включенного структурного зонда раздался страшный рев.

Это был гул такой силы, что вместе с заглохшими громкоговорителями погасли после яркой вспышки и световые сигналы диаграммных экранов.

Видимо, что-то невероятное сотрясло в самой непосредственной близости структурную кривизну обычной Вселенной. На защитном экране «Доброй надежды» загорелось ослепительное свечение. На несколько секунд силовое поле полностью исчезло. Реакторы тока работали на холостом ходу. Из предохранителей перегрузки энергетических конвертеров шли вздрагивающие вспышки разрядов.

Высокочувствительные структурные зонды для распознавания гиперскоростных космических бросков перегорели. Их едкий запах наполнил центральный пост управления и вынудил Родана отдать приказ закрыть гермошлемы.

Абсолютно прозрачные шаровые оболочки зажались магнитными фиксаторами космических костюмов. Автоматически включились кислородно-кондиционерные устройства и радиоустановки.

«Добрая надежда» со скоростью, составлявшей только двадцать пять процентов скорости света, неожиданно оказалась в невидимом энергетическом разряде невероятной мощи. Внешняя обшивка из арконической стали была охвачена синим пламенем. Все, что когда-либо демонстрировали космические корабли захватчиков, было ничто против этой мощи.

Все услышали дикий вскрик. Он донесся из громкоговорителей космических шлемов и зажег в умах людей огоньки паники.

Родан увидел, что Крэст бежит к гиперрадиоустановке. Ученый-арконид уже начал говорить перед светящимся передающим экраном, когда тряска обшивки корабля наконец стихла.

До этого момента у Родана было достаточно дел, чтобы держать «Добрую надежду» более или менее под контролем. А теперь он увидел вдруг чудовище из стали и энергии, появившееся из гиперпространства на расстоянии в лучшем случае пятидесяти километров.

«Нет!» — простонал Родан.

«Линкор арконидов! — испуганно и одновременно торжествующе вскрикнула Тора. — Класс Империя, последняя новая серия нашей Империи. Я хорошо знаю этот тип. С его помощью я покорю все солнечные системы. Перри, это идут наши люди! Крэст даст условный сигнал. Нужно узнать на Арконе, что происходит в Системе Веги. Перри, посмотрите же! Непобедимый гигант с грандиозными машинами и орудиями. Его диаметр восемьсот метров. Я… что Вы делаете?»

Родан схватился за ступенчатый выключатель четырех двигателей. Вздрагивающие контрольные лампочки указывали на изменение направления силовых полей сопел на сто восемьдесят градусов. Все еще совершая тормозной маневр, корабль снова намного увеличил скорость.

Лицо Родана изменилось до неузнаваемости. Реджинальд Булль понял первым. Его глухой крик прогремел в радиоустановках. Только оба арконида продолжали ликовать. Это продолжалось несколько секунд, пока Крэст не поднял обеспокоенного взгляда от своей гиперрадиоустановки.

«Связи нет! — крикнул он быстро. — Центральный мозг линкора должен был бы немедленно отреагировать на мой действующий условный сигнал, Я не понимаю, что…»

«Разве Вы еще на заметили, что в Вашем арконическом линкоре сидят не аркониды?» — прокричал Родан вне себя.

«Корабль сворачивает, открывает огонь по оборонительной линии ферронцев», — прогремел голос мутанта Ральфа Мартена из установок. Он занялся локацией.

Родану ничего не оставалось делать кроме того, что он уже сделал. Космический гигант, создание арконической техники, остался менее, чем в метре позади летящей «Доброй надежды». Несмотря на свою огромную величину, он развивал такое же ускорение.

Когда из огромного шарового корпуса сверкнула фиолетовая молния, уходить было уже поздно. Одновременно с распознаванием импульсным лучом, имеющим скорость света, она уже достигла цели. Офицер наведения огня внутри линкора не оставил никакого шанса на спасение крошечной вспомогательной лодке крейсера.

Титанический луч обладал наивысшей фокусирующей интенсивностью, однако, он промазал на добрых сорок метров. Если бы попадание было абсолютно точным, то «Добрая надежда» превратилась бы в атомный газ.

Разряды молний с треском выходили из разрушенного защитного экрана, который никак не мог противостоять этому гиганту.

Шарообразный корабль стал беспомощным мячиком энергетического потока, который испускал корабль-великан, как бы пролетая мимо.

Перри Родан успел еще только заметить, что почти все люди во вспомогательной лодке вышли из строя. С грохотом захлопывающиеся непроницаемые переборки свидетельствовали о том, что касательный выстрел был сильным.

Прежде, чем Родана вырвало из его кресла управления, он успел услышать мощный гром выключателей силового поля, задача которых состояла в том, чтобы в случае катастрофы переключить готовую к работе аварийную электростанцию исключительно на напорные абсорберы.

Если бы этого не произошло, то на борту вырванной с курса с огромной силой лодки не могло бы больше быть жизни.

Так что дополнительно возникающие силы инерции были абсорбированы хотя бы во внутренних помещениях главного отсека управления и в подсобных помещениях.


Майор Дерингхаус, который вследствие тормозного маневра «Доброй надежды» приблизился на своем быстром истребителе почти на два километра, заметил, как шарообразный корабль как бы превращается в отбитый мяч.

Никто, кроме Дерингхауса, не мог лучше видеть, что страшный энергетический луч задел только нижнюю полусферу. Тем не менее, там все было раскалено до бела. Арконическая сталь растекалась, как масло на жарком солнце. Светящиеся металлические пары вырывались из разрушенной нижней части корабля, оставлявшего эти газы за собой, будто горящий шлейф. Яркое мерцание защитного экрана погасло. Дерингхаус увидел еще только раскаленную до бела обшивку нижнего полукупола. Он растерянно позвал Родана и других мужчин с борта «Доброй надежды». Не получив ответа, он был вынужден проявить все свое умение, чтобы последовать за удаляющимся сквозь ударную кинетическую энергию телом.

Далеко впереди него мчался сквозь черноту космоса огромный шарообразный космический корабль. Его оружейные башни пылали. Он превратил упорядоченную оборонительную линию кораблей ферронцев в смешение панически разлетающихся тел, несших все большие и большие потери под страшными ударами превосходящих сил.

Таким образом, ферронцы потерпели окончательное поражение. Дерингхаус, побледнев, смотрел на телеэкраны. Тем временем «Добрая надежда» приближалась к Девятой планете Системы.

Обшивка замыкающего канала горела светло-красным цветом.

«Вообще-то, они должны были бы уйти, — разнеслось вдруг из громкоговорителя. Это был капитан Клейн, отозвавшийся из второго истребителя. — Это был всего лишь касательный выстрел. В случае необходимости я попытаюсь закрепить мою машину на верхнем шлюзовом отсеке. Их скорость составляет только тридцать процентов от скорости света».

«Всего лишь касательный выстрел? — рассмеялся Дерингхаус с сомнением в голосе. — Откуда только появился этот космический корабль-монстр? Давай, уменьшаем дистанцию. Они летят прямо к планете».


предыдущая глава | Корпус мутантов | cледующая глава