home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16.

К полудню третьего дня на Венере, с тех пор, как они ушли с «Доброй надежды», они добрались до местности, в которой, как они предполагали, находится база противника. Это был совершенно иной ландшафт, чем они видели во время первых двух третей своего пути. Они находились на высоте около о шести тысяч метров над уровнем моря. Дышать становилось трудно, хотя атмосфера Венеры обладала значительно большей плотностью, чем земная.

Джунгли кончились. Примерно через пять с половиной тысяч метров они пересекли границу деревьев, а окруженное горами плоскогорье, на они теперь находились, оказалось поросшим жалкой травой, несколькими кривыми кустами и корявыми деревьями, тянувшимися по земле, вместо того, чтобы расти в высоту.

До плоскогорья они дошли на рассвете. По западному краю равнины, все еще под прикрытием нависающих гор или ниш, они прошли дальше на север и теперь достигли их северной оконечности.

Возвышающиеся перед ними горы были громаднее всех, которые они видели до сих пор. Родан был уверен, что противник разместил свои приборы на вершине самой высокой горы, если речь шла о приборах, обладающих большим радиусом действия. Но даже с помощью наилучших телескопов отсюда снизу ничего нельзя было увидеть. Если там наверху были приборы, то они были или встроены в скалу, или прекрасно замаскированы.

Родан велел разбить лагерь на северном крае плоскогорья.

В этот день после обеда они двумя группами прочесали окрестности лагеря. Тако Какута, капитан Ниссен и подполковник Фрейт поднялись на добрых тысячу метров в гору, но единственное, что они нашли, было похожее на лису околевшее существо, лежавшее на их пути. В лагере остались только Анне Слоан и лейтенант Дерингхаус. Анне обслуживала небольшой локатор, реагирующий на различные формы энергии. Он обнаруживал электромагнитный передатчик точно так же, как источник гравитации, но в первые часы после установки в лагере он вообще ничего не показывал.

Противник молчал.

Пока Родан не знал, где тот находился, было вполне вероятно, что лагерь лежал перед ним, как на блюдечке, и что пока они осматривались, где-нибудь среди гор сидели как всегда враждебные существа, которые будут смеяться над поисковой группой до тех пор, пока этот веселье им не наскучит они не решат напасть.

Мысль о том, чтобы выбрать место для лагеря с учетом всех возможных опасностей и направлений атаки, была самой трудной заботой Родана, но прежде всего, не было никакой гарантии, что где-нибудь нет какого-нибудь просвета, через который враг мог высмотреть их.

В течение второго тридцатичасового периода после разбивки лагеря они продолжали поиски.

На этот раз Тако с обеими американцами пошел в направлении, в котором в последний раз осуществляли поиски Булль, Родан и Маноли, в то время, как те трое поднялись в гору по следам Тако.

Первая часть подъема по пока еще не слишком крутым склонам горы высотой тринадцать тысяч метров был удобным и не трудным, но успешным.

Они обошли покрытый галькой склон и забрались на более отвесную часть стены. С того места, с которого Тако вчера повернул обратно, разница высоты составляла около двухсот метров. Им понадобился час, чтобы преодолеть ее. На том месте, где Тако нашел лису, следов не оказалось.

Они хотели повернуть обратно, но прежде, чем они начали спуск, Родан бросил еще один взгляд на стену и замер.

«Посмотрите на это!»

Они взглянули туда, и только через несколько мгновений поняли, что он имел в виду.

Верхняя часть стены, казалось, была сдвинута назад, то есть на север, больше, чем нижняя. Кое-где они видели выемки, но на серой поверхности каменистой стены скалы было трудно определить, на какое расстояние обе части стены были сдвинуты относительно друг друга. Во всяком случае, казалось, что там наверху есть плато, которого они не могли видеть снизу.

Родан начал карабкаться наверх. Ветер становился все сильнее. По вертикальной расщелине в горе они забрались почти на сто метров вверх, но оставшиеся пятьдесят метров, все еще отделявшие их от теперь уже ясно различимого края, казались непреодолимыми.

Но на помощь им пришла случайность; случайность, которой они были обязаны позицией, которую уже задолго до этого заняла одна из машин.

Сначала Родан почувствовал дрожание скалы. Казалось, на него надвигается что-то угрожающее. Он закрепился и свободной рукой достал игольчатый излучатель.

Потом он вдруг услышал ревущий звук органа и, повернув голову, увидел наискосок от себя мерцающий свет, пробивающийся между скал.

Происшедшее было абсолютно необъяснимым. Воздух стал горячее, чем вокруг, и прорывался между обеих скал с невероятным напором. Далее Родан заметил, что целая серия скальных блоков над устьем расщелины, из которой он как раз выбрался, явно служила для того, чтобы изменять направление выталкиваемой силы и направлять ее вниз в расщелину.

По захваченным струей камням Родан увидел, с каким напором происходит изменение направления и с какой силой горячий воздух проносится вниз по расщелине. Если бы они еще были в расщелине, они не сумели бы выдержать этого урагана.

Все это продолжалось около двух минут. Потом орган стал тише, мерцание меньше и, наконец, все звуки замерли. Горный лес, как и прежде, спокойно лежал в рассеянном свете под покровом облаков.

В эти десять минут никто не произнес ни слова. Но теперь Родан показал на обе скалы и крикнул:

«Может быть, там мы сумеем пройти лучше! Идемте! И держитесь крепче, если снова начнет дуть!»

Они взбирались по другую сторону, на этот раз Родан шел в конце. Булль первым добрался до отверстия между скалами. Какое-то время он недоверчиво смотрел внутрь, а потом сделал шаг вперед и исчез.

Маноли последовал за ним, потом Родан. Они увидели, что обе скалы были ничем иным, как устьем открытого вверху канала шириной около полутора метров, устремляющегося вверх с небольшим наклоном. Стены и дно были странно гладкими, так что, несмотря на небольшой наклон, взбирание по нему стоило им немалого труда.

Родан торопился. Он считал, что гладкая поверхность породы объясняется тем, что скалы отполированы потоками воздуха такого типа, какой они как раз наблюдали. Может быть, это происходило через равномерные промежутки времени, так что проносящийся мимо воздух оставил за это время такие же следы, как если бы по каналу текла вода.

Постепенно высота стены уменьшалась. Канал явно оканчивался своим другим концом на плато.

Эта надежда оправдалась не полностью. Канал оканчивался у торцевой стены с темным отверстием неправильной формы, но стена была не выше полутора метров. Родан сильным прыжком оказался наверху. Там было что-то вроде платформы, пространство площадью около десяти тысяч квадратных метров, которое сзади примыкало к подковообразной сводчатой скале. Родан обнаружил в круто поднимающейся за платформой стене целый ряд темных отверстий прямо у поверхности почвы. Он опустился на колени и обследовал почву. Не найдя ничего интересного, он встал и посмотрел на отверстия в стене.

«Посмотрите на них!»

Они с опаской, нерешительно подошли к стене. Отверстия были с зазубринами. Мужчины держали оружие наготове, не доверяя спокойствию.

Если смотреть на них вблизи, отверстия, несмотря на зубчатые края, казались почти круглыми, диаметром в один метр. Их центр находился над поверхностью платформы примерно на уровне роста мужчины. Расстояние от одного отверстия до другого составляло восемь метров.

Родан остановился в нескольких шагах от стены и поднял руку. Булль стоял слева от него, Маноли справа. Родан попытался увидеть что-то сквозь темноту отверстия, перед которым стоял, но это ему не удалось.

Булль негромко сказал:

«Я что-то вижу».

Он стоял перед другим отверстием. Родан подошел к нему. Напрягшись, он увидел в отверстии серый, похожий на тень контур, но не мог различить, что это такое.

Он знаком велел Буллю и Маноли стоять, а потом пошел прямо вперед. Он приблизился к отверстию на три метра, не спуская глаз с серой тени.

Когда он увидел, что это такое, его охватила паника. Он еще никогда не видел такого большого дезинтегратора и в первую очередь такого, который так точно целился ему в живот.

Резким прыжком он бросился вперед и, падая, крикнул Буллю и Маноли: «Скрывайтесь!»


За несколько минут до этого далеко в глубине горы произошло следующее.

Автоматический локатор обнаружил объект и доложил командиру:

«Три существа входят на посадочное плато через канал отработанного воздуха. Они…»

Дальше последовало точное описание существ, вернее сказать, сопроводительный текст к киноленте, которая передавала сведения о местонахождении в командный отсек с того момента, как Родан взобрался на стену канала.

В командном отсеке были, как оказалось, не совсем довольны этим докладом. Были затребованы специальные данные о типе одежды пришельцев.

Автоматическое устройство провело специальную структурную локацию и передало результат дальше.

Некоторое время спустя оно получило приказ: «Следить дальше! Форма доклада обычная!» и настроилось на его выполнение.

Тем временем командир включил вторую информационную линию и дал распоряжение огневой позиции орудий в секторе F:

«Полная боевая готовность номер три! Переключить на управляемый огонь. Стрелять только по команде командира».

Из данных специальной локации командир узнал, что это были не такие три существа, в которые можно было стрелять, не раздумывая. Кроме того, командир был серьезно озабочен. Ему пришлось здорово напрячь свой ум, чтобы придти к заключению, что по одному только появлению пришельцев, по их виду и одежде нельзя делать поспешных выводов. После всех лет, которые комендант мирно, никем не нарушаемый, провел в этой крепости, его охватило нечто вроде нетерпения при известии, что ему придется еще подождать, пока он сможет удовлетворить свое любопытство. Командир наблюдал за оптико-электронным докладом локационной установки и ждал.


Когда Родан пролежал на животе пять минут, во время которых ничего не произошло, он начал посмеиваться над собственным испугом.

Кто бы ни поставил там дезинтегратор, он наверняка сделал это примерно с той же целью, что и полировка скалистого грунта плато. Родан понятия не имел, сколько времени природа должна была обрабатывать покрытый глазурью гранит, чтобы блеск остался только местами, но ей наверняка понадобилось для этого более тысячи лет. Казалось невероятным, что эта, в такой же степени подверженная атмосферным явлениям, устьевая труба дезинтегратора выдержала этот отрезок времени лучше, чем глазурь. Родан поднимался с большой осторожностью, так как вовремя вспомнил о том, что гравитационный генератор должен был работать, когда он выводил «Добрую надежду» с ее курса.

Вставая, он медленно двигался к устью отверстия.

Он на несколько миллиметров поднял голову над краем и посмотрел внутрь. Ствол дезинтегратора был так близко от него, что он мог бы дотянуться до него рукой. Между ним и краем отверстия было достаточно места для того, чтобы проползти.

Не раздумывая долго о риске, Родан, согнувшись, прыгнул в отверстие, секунду стоял во весь рост перед дулом ствола, а потом быстрыми движениями протиснулся рядом с ним. Он поскользил по гладкому металлопластику и добрался до неровного пола пещеры, для которой отверстие было как бы окном.

Он ожидал какой-то реакции, но ничего не происходило. Тогда он подошел к отверстию и крикнул Буллю и Маноли, чтобы они не шли прямо на дезинтегратор.


От внимания командира не ускользнул отчаянный прыжок Родана. Сообщения, беспрерывно передаваемые автоматическим локатором, снова повергли командира в замешательство. Было трудно представить себе, что кто-то, кто выглядел таким образом и был одет, как пришелец, отважится разгуливать перед дулом дезинтегратора.

Командир решил, что поведение незнакомца не соответствует его ожиданиям. Но у него все еще не было важных сведений, без которых он был не в состоянии принять решение в отношении чужака.


Они не собирались обследовать пещеру. К тому же у них не было лампы. Тусклого дневного света, падающего сквозь целый ряд оконных отверстий, хватало лишь на то, чтобы различить некоторые очертания. Пещера была около пятидесяти метров в ширину и такой же глубины.

За вторым и пятым отверстием, считая с востока, стояло по одному дезинтегратору. Остальные четыре отверстия не служили, видимо, ни для какой иной цели, как только для пропуска света.

Родан осмотрел дезинтегратор, мимо которого он пробрался. Он был сконструирован по тому же принципу, что и приборы меньшего размера, имевшиеся на «Доброй надежде», но Родан знал, что это еще не указывало на конструкторов.

Маноли и Булль осматривали тем временем стены пещеры и осматривали второй дезинтегратор.

При осмотре первого Родану бросилось в глаза, что тот не имел механизма обслуживания. Кроме того, ему показалось странным, что он был прочно вмонтирован, то есть мог стрелять только прямо вперед. Хотя, конечно, этот недостаток мог быть восполнен тем, что нейтрализирующее кристаллическое поле могло излучаться веерообразно с любым угловым отверстием. Двух дезинтеграторов такого типа было бы вполне достаточно, чтобы очистить всю планету противника.

Однако, отсутствие механизма обслуживания озадачило Родана. Как он убедился, в ящике на заднем конце мощного орудия находился только генератор для выработки кристаллического поля.

Вернулись Маноли и Булль.

«Ну, разве это не разочарование? — спросил Булль. — Мы ожидаем увидеть грандиозную крепость, а что мы находим? Дыру в горе!»

Родан улыбнулся.

«Существа, которые соорудили эту пещеру, — сказал он, — видимо, рассчитывали на такую реакцию. Пещера устроена так, что каждый, не имеющий нашего опыта, должен подумать, что кроме нее ничего нет. Если он к тому же не разбирается в дезинтеграторах, то с разочарованием уйдет отсюда. Меня удивило другое».

Он рассказал об отсутствующем механизме обслуживания.

«Дезинтегратор управляется дистанционным путем. Откуда? Наверняка не из другого угла этой пещеры!»

Он провел рукой по зеркально-гладкому стволу дезинтегратора.

«Металлопластик — прочный материал. Он может выдержать столетия без коррозии. Если предположить, что этот дезинтегратор существует столько же времени, как и гранитная глазурь снаружи на плато, то можно подсчитать, как за это время должен был бы выглядеть металлопластик, если бы за ним недостаточно ухаживали».

Булль понял ход мыслей, но Маноли от удивления открыл рот.

«То есть ты считаешь, что здесь поблизости есть существа, которые регулярно приходят, чтобы почистить свои пушки?»

«Примерно так», — сказал Родан.

«Но где они?»

Родан пожал плечами.

«Я не провидец. Из этого дезинтегратора явно можно стрелять, потому что он хорошо ухожен. Но этого не сделали. Если предположить, что существа, которым принадлежит эта крепость, действуют по законам человеческой логики, то следует ожидать, что они захотят установить с нами связь, отказавшись от враждебности. Так где же они?»


Командир ждал.


«Мы не пойдем дальше, — решил Родан после того, как они в течение часа безуспешно обследовали стены пещеры. — Нужно привести сюда Анне Слоан и Тако. Анне могла бы попытаться найти отпирающий механизм, находящийся в радиусе действия ее возможностей, если таковой имеется, и воздействовать на него. Если это не поможет, мы просто пошлем Тако внутрь горы».

Лицо Маноли выражало сомнение.

Родан покачал головой.

«Ерунда! Способности Тако основаны на законах физики. Он никогда не сможет рематериализоваться внутри чужой материи. Если внутри горы нет полых пространств, он сам вернется обратно на то место, из которого отправился».

«Нет, я имею в виду инопланетян», — уточнил Маноли.

«Они ничего не сделали с НАМИ — почему они должны сделать что-то с НИМ?»

У Булля было другое предложение.

«Почему бы нам не попытаться использовать наш дезинтегратор? Мы смогли бы устранять стену до тех пор, пока не найдем хода, ведущего дальше».

Родан ответил, что уже думал об этом. — «Риск слишком велик, — сказал он. — Они могли бы решить, что мы хотим напасть на них и нанесли бы ответный удар. Их оружие сильнее нашего».

«Они, видимо, достаточно умны, чтобы знать, что мы просто ищем путь».

Родан согласился с этим.

«Итак?» — спросил этот коренастый мужчина.

Родан кивнул. Булль поднял свой маленький дезинтегратор, направил его на заднюю стенку пещеры и включил. Их ждало второе потрясение, и оно было не меньше, чем то, которое они испытали, обнаружив пещеру и дезинтегратор-великан: порода не шелохнулась!

Булль разочарованно опустил оружие, подбежал к стене и осмотрел то место, в которое стрелял.

«Ничего!» — в ярости крикнул он.

Его злость была такой смешной, что Родан засмеялся.

Маноли был разочарован не меньше Булля. Он, еще не прошедший обучения арконидов, был убежден в том, что дезинтегратор был оружием, перед которым ничто на свете не могло устоять.

Преодолев первую вспышку гнева, Булль порылся в своей памяти.

«Они все-таки сделали это, — сказал он. — Интенсификация кристаллического поля! Откуда они берут энергию?»

Родан пожал плечами и не ответил. Действие среднего дезинтегратора можно свести к нулю путем усиления кристаллической структуры обстреливаемой материи по сравнению с разрушающей энергией дезинтегратора. Для защиты стены такой величины — если предположить, что она защищена на глубину около полуметра — от обстрела дезинтегратором переносного типа понадобилась бы мощность около десяти миллионов киловатт, а это немало, если учесть, что эта стена, без сомнения, является только незначительной частью всей крепости.

Противник, а Родан начал сомневаться, что это противник, видимо, располагал неисчерпаемыми запасами энергии.


Автоматический локатор моментально заметил попытку Булля разрушить стену пещеры. Поскольку, по его мнению, это был враждебный акт, он обратил внимание командира на наличие опасности путем увеличения амплитуды сигналов.

Однако, командир, как и предполагал Булль, обладал достаточным умом, чтобы понять, что пришельцы не ищут ничего другого, кроме входа во внутрь пещеры. Он не отдал приказа стрелять, но зато удивился, что пришельцы предполагают наличие за пещерой других помещений. Понаблюдав за ними какое-то время, он почти пришел к убеждению, что они очень примитивны и скоро снова покинут пещеру.

То, что они не сделали этого и использовали дезинтегратор, чтобы пройти сквозь стену скалы, окончательно убедило его в том, что эти существа не подходят ни под одну из известных схем. Здесь действительно не оставалось ничего другого, как ждать.


Лагерь был оповещен. После возвращения со своей группой, Тако принял там командование на себя, велел сложить палатки и раздал приборы для переноски. На сей раз Тому предстояла более трудная задача. Скалистые стены горы высотой в тридцать тысяч метров не были созданы для его широкой фигуры. Ему пришлось использовать вспомогательный агрегат для выработки силы тяжести, отказавшись для этого от части своей грузоподъемности, чтобы вообще суметь преодолеть подъем.

Через расщелину приборы были перенесены вверх только на плечах людей. Том терпеливо ждал у входа в расщелину, пока Тако и трое американцев спустят сверху тросы, чтобы поддержать его при попытке взять высоту в парящем полете.

Спустя пять часов после того, как Родан с плато отдал приказ сняться с лагеря, палатки и приборы лежали на краю платформы, а Тако с отрядом пытался перенести Тома через торцевую стену воздушного канала высотой полтора метра.


Восхождение Тома задало командиру новую загадку. Конечно, местонахождение Тома было давно установлено, когда он двигался внизу по плоскогорью, но до детального осмотра дело дошло только сейчас, когда машина поднималась над краем плато.

Том никак не соответствовал тому, что локатор до сих пор отметил у пришельцев и передал командиру, кроме, может быть, их одежды.

Пришельцы создавали впечатление отважных, иногда отчаянных примитивов, совсем не уважающих более совершенную технику. Костюмы, в которые они были одеты, и даже уборочный робот ни в коем случае не могли быть их собственным творением. Откуда же пришли эти существа, создавшие такую одежду и робота, и о которых командиру сообщило население моря?

Командир начал понимать, что на этот вопрос можно будет ответить тогда, когда он найдет корабль, который он некоторое время тому назад пытался отбуксировать на плато с помощью всасывающего луча, так как он был одним из тех, кому запрещали стрелять его правила. Однако, корабль сумел уйти от захвата и совершить посадку в отличном потайном месте. Локационных данных, доставленных морскими существами, было, ввиду примитивности морских обитателей, недостаточно, чтобы командир мог сообщить своим роботам больше, чем приблизительную область поисков.

Вследствие этого корабль все еще не был обнаружен, а любопытство командира не удовлетворено. Но тут, кажется, что-то начало происходить.

Они стояли рядом друг с другом у скалистой стены, которая в тыльной стороны плато была почти отвесной. В двух метрах от них находилось отверстие, за которым стоял западный дезинтегратор.

Приближался вечер. Родан испытующе посмотрел на небо. Облачный покров висел довольно низко. Он бы предпочел найти для них до наступления темноты более надежное укрытие, чем пещера с шестью оконными отверстиями.

«Хотите попытаться?» — спросил он Анне.

Анне кивнула. Родан сделал шаг в сторону и присел на корточки на земле, чтобы не мешать Анне.

Анне закрыла глаза и начала искать. Какое-то время она вообще ничего не чувствовала, но чем дольше она концентрировалась на задании, тем яснее становилось ей, что находилось перед ней внутри горы.

Конечно, это не было зрением в полном смысле этого слова, это было скорее зондированием и осязанием, непонятной для нормального человека способностью локации, связанной с даром телекинеза.

Анне как бы прощупывала ход, начинавшийся сразу за стеной пещеры и ведущий вглубь горы. Она предполагала, что там, где он изнутри подходил к стене, должна быть дверь, и искала отпирающий механизм. Она не нашла его и, исчерпав силы, была вынуждена прекратить эксперимент.

Немного отдохнув, она начала искать снова. На это раз она нашла еще один ход, оканчивающийся у стены примерно в десяти метрах вправо от первого, и сделала повторную попытку, окончившуюся так же безуспешно, как предыдущая.

После этого она нашла третий ход и, наконец, четвертый. Ничто в структуре стены не указывало на то, что это были действительно двери, и прежде всего, не находилось ничего такого, с помощью чего их можно было бы открыть.

Анне мысленно проникла в ходы и проследила их, насколько смогла. Ее способность зондирования стала ослабевать и, наконец, не позволила больше ничего различить.

На глубине тридцать метров ходы были все такими же, как и у стены. Не было ничего, что позволило бы Анне определить, какой цели они служили, куда они вели, как в них можно было войти.

Все поиски продолжались около полутора часов. После этого Анне была настолько обессилена, что сразу же легла в поставленной внутри одной из пещер палатке.


О попытках Анне командир ничего не узнал. Попытка телекинетика проникнуть в горную крепость с помощью своих особых способностей не относилась к вещам, которые были в состоянии уловить механические локаторы.

Поэтому командир удивился бездеятельности, в которой пребывали пришельцы. Видя их первоначальную бурную активность, он ожидал от них большего.


Когда Анне проснулась, уходили последние дневные часы. Анне проспала почти двадцать часов.

Родан использовал это время, хотя и не так, как предполагал вначале. Весь багаж был перенесен в пещеру. Потом оконные отверстия были закрыты брезентовыми полотнищами палаток. Вообще-то, не было никакой надежды на то, что они смогут противостоять урагану дольше, чем четверть часа, но пятнадцать минут, отвоеванные у урагана, — это очень много.

Когда Анне проснулась, она рассказала Родану обо всем, что ей удалось установить. Она была подавлена.

«Вы потеряли уйму времени, правда? — спросила она. — Из-за меня».

Родан покачал головой.

«Вы настолько бесценны для нас, Анне, что в случае необходимости мы позволим Вам спать целый венерный день».

«О, спасибо. Теперь Вы хотите послать туда Тако?»

Родан кивнул.

«Он хочет пойти?»

«Да. И сразу же. Он ждет, пока я расскажу ему обо всем, что Вы заметили».

Он вышел из палатки. Тако ждал у стены пещеры. Родан объяснил ему, что узнала Анне. Тако только кивнул.

«Вы должны вернуться не позднее, чем через час! — еще раз наказал ему Родан. Если Вы останетесь дольше, мы подумаем, что с вами что-то случилось».

На широком лице Тако заиграла улыбка.

«И что Вы тогда сделаете?»

Видимо, Родана не смутил этот вопрос.

«Уж мы что-нибудь придумаем, — ответил он, — можете не сомневаться».

«Хорошо! — сказал японец. — Итак, до свидания самое большее через час».

В следующее мгновение он исчез.


В эти минуты Тако сам испытал страх, заставивший его содрогнуться. Изменив направление своего первого телепортационного броска, чтобы иметь возможность рематериализоваться внутри материи, он почувствовал толчок.

Через час он успокоился. Вытянув руки, он нащупал левой рукой что-то такое, что на ощупь было гладким камнем.

Было абсолютно темно. Тако знал, что будет так темно. Там, где не было ни малейшего луча света, глаза не могли привыкнуть к темноте. Он вынужден был идти наощупь до тех пор, пока не преодолеет страха перед тем, чтобы воспользоваться лампой.

Какое-то время он стоял неподвижно, прислушиваясь, но звуки, так же как и свет, отсутствовали. Тишина казалась абсолютной.

Он почувствовал странный запах, наполнявший внутренность горы, попытался проанализировать его и пришел к выводу, что такого запаха он не слышал еще никогда в жизни. Он медленно пошарил рукой справа от себя и на этой стороне также наткнулся на препятствие. Сзади и спереди ничего не было, значит, он стоял в проходе.

Поскольку до его ушей по-прежнему не доносилось ни звука, он включил лампу. Он отрегулировал ее так, что она излучала только тусклую, широкую полосу света, которого тем не менее было достаточно для ориентации, но вдали почти ничего уже нельзя было разобрать.

Он увидел, что там, куда достигал свет лампы, проход не имел ни конца, ни каких-либо особенностей, и направился дальше вглубь горы. Чем больше времени он находился без освещения внутри горы, тем меньше боялся, и пройдя примерно десять минут, стал обзывать себя дураком за свой первоначальный испуг.


Проникновение Тако было сразу же обнаружено автоматическим локатором. Сообщение об этом он передал командиру сигналами, амплитуды которых были чрезвычайно большими.

Командир не рассматривал проникновение одного единственного человека как опасность, но он, наконец, увидел возможность узнать что-нибудь о намерениях пришельцев, об их происхождении и прежде всего что-нибудь о тех существах, от которых они получили свое оснащение.

Он боялся, что эти сведения будут не слишком приятными. Может быть, выяснится, что пришельцы захватили тех двух существ, в которых командир был особенно заинтересован, и вынудили их отдать их приборы.

Предполагая это, он действовал по отношению к Тако несколько более сурово, чем сделал бы это, зная истинное положение дел.

Он отдал отряду полиции приказ схватить незваного гостя.


Тако спрашивал себя, какое назначение мог иметь этот проход, по которому он шел уже двадцать минут.

Стены были гладкими, но не из натурального камня, как он сначала думал, а покрытые металлопластиковой массой. Не было дверей, никаких размещенных на стенах приборов — ничего!

Насколько хватало света лампы — а Тако между тем отважился освещать проход полосой с малым углом раствора, но с полной яркостью — не было видно ничего, кроме того, что он уже видел раньше. Он уже было подумал, что после довольно продолжительного перехода придет ко второй торцевой стене, такой же которая, без сомнения, имелась и позади него, и что он, телепортировавшись сквозь нее, снова окажется на свободе по другую сторону горы.

Он размышлял, какой смысл может иметь проход, ведущий сквозь гору.

Еще раз он сконцентрировал все свое внимание на стенах по правой и левой стороне, так как считал, что, может быть, недостаточно смотрел по сторонам.

Но стена оставалась гладкой и бесшовной, как и раньше.


Полицейские получили указание непосредственно от командира.

Они знали, что незваный гость, конечно, был телепортантом. Поэтому было недостаточно просто поймать его, нужно было сразу лишить его сознания, чтобы он не смог воспользоваться своей способностью.

Кроме того, они знали, что он пользовался лампой, чтобы освещать проход перед собой. Поэтому они не могли появиться в любом месте прохода и спокойно ждать его. Нужно было найти подходящий боковой проход и нанести удар в соответствующий момент. Помимо этого, было известно, что незваный гость был вооружен. Насколько локатор смог получить данные о виде оружия, оно было явно мощным. Полицейские предназначались для того, чтобы, рискуя жизнью, поддерживать порядок в горной крепости, но инстинкт подсказывал им, что по возможности нужно избегать встреч с дезинтегратором.

Десять полицейских, которым командир поручил захват незваного гостя, поджидали его в двух боковых проходах, примыкающих напротив друг друга к проходу, по которому шел Тако, по пять полицейских в каждом.

В полном спокойствии они ожидали приказа командира открыть дверь и схватить чужака.

Немного не доходя до этого места, Тако пошел обратно. Ему показалось бессмысленным вышагивать километры по абсолютно пустому проходу. Он остановился и осмотрелся. Перед ним и за ним тянулся скучный коридор: около двух километров длиной назад, и Бог знает, на какое расстояние вперед. Телепортант сконцентрировался на пещере, из которой вышел, и собирался как раз телепортироваться туда, как услышал рядом с собой звук.

Он вздрогнул, широко раскрытыми глазами глядя в отверстие, образовавшееся в стене. Существа, каких он никогда еще не видел, шли к нему в полосе от света его лампы. Может быть, он мог бы спастись, если бы не наложились одна на другую две его реакции. Он не знал, должен ли он достать дезинтегратор и расправиться с нападающими, или исчезнуть путем телепортации. Тут что-то больно ударило его по спине, делая его неподвижным и заставляя погрузиться в бездну бессознательного состояния.


Указание командира последовало незамедлительно.

«Перенести пойманного в сектор А, этаж 14, проход 2, помещение 331.»

Двое полицейских подняли бессознательное тело. Группа отправилась, чтобы выполнить приказ. В настоящее время отряд находился в секторе F, довольно близко от того места, в котором в центре круга сходились все секторы круглого сооружения.

В проходе, по которому прошли полицейские, имелся лифт. Он работал по принципу ликвидированной гравитации, а платформа, перемещающаяся при помощи тяги или напора искусственного гравитационного поля, была достаточно большой, чтобы принять одновременно десять полицейских вместе с их пленником.

Спуск на этаж XIV длился всего несколько секунд. Полицейские повернули направо и дойдя до помещения номер 331 в проходе 2, в тот же момент, когда отодвигали в сторону находящуюся перед ними дверь, получили приказ:

«Подготовить захваченного к допросу!»

Оказалось, что светообеспечение сооружения вовсе не отсутствовало, а использовалось лишь в особых случаях, как теперь, когда в помещении для допросов неожиданно вспыхнуло огромное множество ламп, излучавших молочно-белый, приятный свет.

Полицейские положили Тако на какой-то предмет мебели, который был бы похож на кровать, если бы не был оснащен рядом странных приборов. На Тако одели шлем и соединили помеченные красным провода, ведущие к шлему, с одним из приборов.

Затем командир получил сообщение: «Указание выполнено!»

На это последовал ответ:

«Вернуться на место!»

То, что Тако ответил на заданные в состоянии гипноза вопросы, не слишком удивило командира. Он должен был проверить свое мнение о том типе обоих существ, которым принадлежало техническое оснащение поисковой группы, и вместе с которыми пришли другие, и сделал это последовательно и быстро.

Во всяком случае, следовало подумать о том, чтобы пришельцы там, в пещере, даже не заподозрили бы об этой проверке. От Тако командир знал, что чужаки считают сооружение в горе вражеской базой. Поэтому было бы ошибкой свободно раскрыть перед ними двери.

Поэтому он сделал несколько приготовлений и собрался войти с пришельцами в контакт.


Прошел час, а Тако не появлялся. Родана охватило беспокойство.

Тем временем был получен сигнал с «Доброй надежды». На борту корабля вроде бы все было в порядке. Еще до того, как они первый раз взошли на плоскогорье, Родан и Крэст договорились, что ежечасные радиопереговоры будут заменены простым сигналом. Короткий сигнал было значительно труднее услышать и определить его местонахождение, чем продолжительный разговор.

По той же причине и Тако не имел с собой рации. Только Анне Слоан со своими телекинетическими способностями могла следить за ним какое-то время, но вот уже более пятидесяти минут он был вне зоны действия ее возможностей.

Родан начал понимать, что у него нет другой возможности, кроме как вызвать сюда «Добрую надежду», независимо от того, насколько велик был риск. Их сильным устройствам, наверное, удастся проломить стены и проложить путь внутрь горы.

Решение было трудным, и Родан провел не одну минуту, чтобы оправдать его перед самим собой. Наконец, он подсел к рации и собрался передать Крэсту и Торе подробное сообщение и просьбу о помощи.

В этот момент в палатку ворвался Булль.

«Стена! — задыхаясь, крикнул он. — Стена открыта!»

Родан встал из-за прибора и выбежал мимо Булля наружу. Кто-то включил ручной фонарь и осветил им часть стены. В середине светлого пятна зияло темная дыра.

Родан не медлил.

«Приготовиться к отправлению! — прогремел его голос. — Лампы, оружие и рацию! Торопитесь!»

Он не представлял себе, каким образом в стене появилось отверстие. Может быть, Тако нашел механизм отпирания дверей, но тогда трудно было понять, почему он не вернулся в согласованное время.

Несмотря на это, Родан не медлил. Даже если появление отверстия было случайностью, у его группы в семь человек с их оружием был неплохой шанс.

В течение нескольких минут они были готовы к отправлению. Ураган проносился над плато сильным шквалом ветра, когда они, во главе с Роданом, вошли в темную дыру. Но позади Родана шла Анне Слоан. Родан поручил ей направлять свои необычные способности во все стороны и следить за всем, что может показаться ей подозрительным. Анне хотя и не могла видеть сквозь толстую стену, но ее телекинетический дар позволял ей различать препятствие.

В свете ручного фонаря, который Родан нес впереди себя в вытянутой руке, чтобы ни для кого не быть мишенью, они прошли около тридцати метров, потом свет, исходящий от стен, неожиданно погас. Родан сразу же остановился.

Может быть, они просто наступили на контакт.

«Здесь есть боковой проход, — вдруг прошептала Анне, — а по другую сторону еще один!»

Она показала на стены по обеим сторонам.

«Пустые?» — недоверчиво спросил Родан.

Анне кивнула.

Родан понял, что он ничего не может сделать ни с одним из обоих проходов. Отпирающего механизма по-прежнему не было видно, как и в дыре, через которую они вошли.

С этой минуты Анне регулярно находила закрытые боковые проходы. По ее данным Родан смог постепенно представить себе картину конструкции сооружения. Сначала казалось, что боковые проходы тянутся более или менее прямо, но чем дальше продвигались люди, тем очевиднее становилось, что они постоянно описывают круг. Родан уже не сомневался, что горная крепость имеет форму круга.

Позади стен, очевидно, находились помещения, и Родан многое отдал бы за то, чтобы заглянуть хотя бы в одно из них. Но в стенах не было дверей, а короткий залп дезинтегратора убедил Родана в том, что стабилизация кристаллического поля внутри горы была настолько же мощной, как и снаружи в пещере.

Они были в пути около получаса и наверняка прошли за это время от двух до трех километров, пока Анне не остановилась вдруг настолько неожиданно, что те, кто шел за ней, натолкнулись на нее.

«Стоп!» — прошипела она.

Родан вздрогнул. Анне указывала на стену.

«Этот проход не пустой. Там стоят чужие люди!»

Анне сконцентрировалась, закрыв глаза. Она зондировала тела, находящиеся по ту сторону стены в поперечном проходе, пытаясь почувствовать их форму. Та была странной, но не приходилось сомневаться, что неизвестные в определенной мере были похожи на людей.

Однако, они не двигались. Они были такими неподвижными, будто мертвыми, что у Анне по спине побежали мурашки.

«Они ПОХОЖИ на людей! — утверждала она. — Но они не двигаются.

Родан решил не тратить времени на неподвижные фигуры. Он велел своей группе идти дальше.


Командир отметил, что группа пришельцев остановилась прямо перед поперечным проходом, в котором он выставил свой первый полицейский отряд.

Было ли это случайностью? Локаторы были не в состоянии сообщить, каким образом пришельцы могли распознать местонахождение полицейских. Значит, это случайность!

Он открыл дверь лифтовой шахты и ждал, пока пришельцы не войдут в нее. Потом, когда они поехали на лифте вниз, он отдал полицейским приказ выйти из бокового прохода и преградить чужакам путь.


Дверь была более двух метров высотой и по меньшей мере три метра в ширину. За ней, почти как ниша в стене, имелось помещение в форме ящика без крышки. Родан сунул туда голову и сразу же почувствовал странный напор в затылок, вызываемый пониженной внутри шахты силой тяжести. На стенах не было никаких свидетельств того, каким образом лифт обслуживался. Родан подозвал к себе остальных и приказал прыгнуть на платформу всем одновременно. Какое-то мгновение казалось, лифт не сдвинется с места. Но потом он вдруг пошел так быстро, что они подумали, что земля уйдет у них из-под ног. Поездка длилась всего несколько секунд. Следя во время движения за стеной, Родан подсчитал, что они спустились вниз примерно на сто метров. Дверей не было видно, но там, где лифт наконец остановился, сразу же открылась одна. Перед ними лежал проход, который выглядел не иначе, чем тот, который они только что покинули.

«За нами!» — быстро прошипел Булль.

На сей раз не нужно было использовать чутья Анне. Неизвестные были отчетливо видны. Они стояли в проходе слева, примерно в двадцати метрах от лифта, не двигаясь. Они безусловно напоминали по виду людей, но несмотря на это, казались исчадием ада. Их лица были темными и рябыми. Одежды они, видимо, не знали, их тела были голыми и блестящими, кроме темных пятен, покрывающих кожу. Булль поднял оружие вверх и ждал. Неизвестные все еще не двигались. Родан подошел к ним. Они позволили ему приблизиться на десять метров, а потом сделали первое движение. У них были руки, и Родан заметил, что они вооружены. Их оружие было направлено прямо на них.

Он пожал плечами и повернул назад.

«Давайте на другую сторону! — приказал он. — Они явно не имеют ничего против этого».

На другой стороне проход был пуст.

«Кто знает, в какую ловушку они нас заманят», — зло пробурчал Булль.

«Что ты собирался делать? — спросил его Родан. — Перестреливаться здесь с ними? У нас нет прикрытия даже шириной с ладонь».

«Как это? А лифт…» — Булль внезапно замолчал и обернулся. Стена снова была такой же гладкой, как все стены этого сооружения.

«Черт возьми!» — выругался Булль.

Они пошли вправо. Неизвестные тоже двинулись с места и последовали за ними.

Родан начал ощущать беспокойство. Проход тянулся далеко вперед, насколько хватало взгляда. Нигде не было даже намека на укрытие. Если жуткие неизвестные не имели в виду ничего другого, как заманить поисковую группу в ловушку, им это не трудно было бы сделать. Родан согласился бы лучше быть без сопротивления пойманным, чем рисковать жизнью своих спутников в безысходной борьбе.

Может быть, крепость была полна этими неизвестными.

Анне начала сдавать. Продолжительное напряжение лишило ее сил. Родан оберегал ее, чтобы воспользоваться потом ее помощью, если это потребуется.


Поскольку Родан шел вперед нерешительно, у командира было время пополнить свои знания выуженными из головы Тако Какуты сведениями.

Было ясно, что головной мозг Тако содержал знание двух различных языков в полной мере и нескольких других — отрывочно. Он попытался соотнести между собой два языка, которыми тот владел в совершенстве, чтобы докопаться до общего корня, но это ему не удалось. Это его потрясло.

Он передал полученные языковые сведения двум офицерам полиции и послал их навстречу пришельцам.


«Стоп!» — приказал Родан, увидев две появившиеся из прохода фигуры.

Оба незнакомца подошли с поднятыми руками. Родан ждал их впереди своей группы с оружием наготове. Он видел, что цвет кожи у обоих был светлым и что они, в отличие от отряда дальше по проходу, имели нечто вроде одежды. Кроме того, на их лицах не было следов от оспы.

Он попытался определить выражение их лиц, но увидел только ничего не выражающую улыбку, не позволяющую разгадать подлинных намерений. Оба были безбородыми. Их лоб был несколько выше, чем того требовали признаки человеческой расы, будь это европейцы, американцы или австралийцы. В нескольких метрах от Родана они остановились. Один из них сказал что-то на звонко, мелодично звучащем языке. Потом он замолчал, явно ожидая ответа Родана.

Но Родан ничего не понял. Он подумал, что язык фонетически звучит так же, как японский или корейский, но, во-первых, он не знал ни одного из этих языков, а во-вторых, считал невероятным, чтобы кто-то в этой горной крепости мог говорить по-японски или по-корейски.

Поскольку он достаточно долго молчал, начал говорить другой неизвестный.

«Командир просит Вас пройти к нему. Он велел сообщить Вам, что рад принять Вас, как гостей. Вам нечего бояться».

Родан растерялся. В то время, как за его спиной удивление выражалось испуганными возгласами, он понял, что произошло: они поймали Тако и выудили из его головного мозга знание обеих языков, которыми он владел, то есть английского и японского.

Родан лихорадочно соображал. У него не было оснований с этой минуты быть уверенным в том, что у обитателей горной крепости не было враждебных намерений. Приглашение войти в ловушку вполне могло быть выражено в вежливых словах. Если это так, они избавили бы противника от целого ряда усилий, согласившись на его предложение.

Несмотря на это, Родан ответил:

«Мы благодарны Вашему командиру. Вы проведете нас к нему?»

«Следуйте, пожалуйста, за нами!» — сказал тот из двух неизвестных, который говорил по-английски.

Он повернулся и пошел со своим спутником обратно туда, откуда пришел. Родан и остальные последовали за ним. Родан повернул голову в сторону и тихо сказал:

«Будьте наготове! Я не уверен, что они не решили перехитрить нас».

Рассеянный свет прохода затруднял правильный подсчет расстояний. Какое-то время все это выглядело так, будто проход тянется километрами и без перерыва. Несколько мгновений спустя проход окончился чем-то вроде площадки, форма которой была несколько необычной.

На первый взгляд казалось, что она простирается в форме квадрата по меньшей мере на пятьсот метров вправо и влево и примерно на двести метров в ширину. Но потом становилось ясно, что площадка была в действительности ничем иным, как огромным коридором круглой формы, тянувшимся вокруг строения также круглой формы, стоящего в центре.

Оба неизвестных перешли через площадку, а поисковая группа следовала за ними. Родан огляделся и с удивлением обнаружил, что высота площадки, или кругового коридора, составляла как минимум пятьдесят метров, что от его стен на определенном расстоянии друг от друга, примерно через каждые двенадцать метров, отходили галереи, огибающие его и примыкающие к проходам других этажей.

Они, видимо, приближались к центру горной крепости, и Родан спросил себя, что они могут обнаружить в круглом здании в центре площадки. Оно было таким же высоким, как вся площадка и казалось, уходило вверх через крышу. Его стена была гладкой, как все стены этой крепости, но когда оба неизвестных дошли до здания, стена перед ними раздвинулась и открыла вид на огромный зал, который был освещен значительно ярче, чем помещения, которые до сих пор видел Родан.

Несмотря на свою величину, зал занимал в действительности только малую часть всего здания. Когда Родан вошел в отверстие, открытое перед ним обоими неизвестными, он с первого взгляда понял, какой цели служила остальная часть здания.

Задняя стена зала — около тридцати метров шириной и пятнадцати высотой — была единственным распределительным щитом, какие Родан знал в значительно меньшем исполнении по центральному посту управления «Доброй надежды». Из стены на один или два метра выступало что-то вроде пульта управления, а справа и слева от него находился ряд небольших подвесных платформ — предназначенный, видимо, для того, чтобы легко и удобно переносить тех, кто работал на этой установке, к любому месту огромного щита.

Родан сразу же понял, что этот зал управления является позитронным мозгом, одним из самых больших, когда-либо созданных в Галактике.

Оба неизвестных остановились, дойдя примерно до середины зала. Они ждали, пока подойдут Родан и его друзья, потом один из них с широким жестом повернулся к большому распределительному щиту и сказал:

«Это командир. Он рад видеть Вас».


Остальное было продолжавшимся беспрерывно в течение дня восхищением техническими чудесами, скрытыми внутри горы.

Родан и Булль, прошедшие обучение арконидов, удивлялись не столько чудесам, как в большей степени тому, что обнаружили их именно на Венере.

Командир, представлявший такой же интерес, как и сообщенные им сведения, дал понять, что его конструкторами могли бы быть такие же аркониды, как Крэст и Тора, которые сразу после того, как Родан сообщил им о своем открытии, беспрепятственно стартовали на «Доброй надежде» и сели на плато перед пещерой.

Для Родана это было событием — впервые с тех пор, как он знал Крэста, видеть его смущенным. Крэст никак не мог понять, что какая-то часть колониального развития арконидов, пусть даже столь незначительная и давно прошедшая, не была зафиксирована в истории. Ироническое замечание Родана о том, что даже самая точная машина может иногда сделать ошибку, слишком соответствовало способу мышления земных людей, чтобы Крэст мог его понять. Родан усердно погрузился в изучение исторических сведений, которые командир — а для Крэста это был самый большой позитронный мозг, увиденный им после большого центрального мозга на Арконе — охотно предоставил в его распоряжение.

После той информации, которую Крэст дал людям, они осмотрели этаж за этажом, сектор за сектором, проход за проходом мощной горной крепости и составили опись. Уже через несколько часов они смогли в общих чертах понять, что здесь всюду было достаточно необходимого материала, чтобы помочь Третьей власти преодолеть все трудности начальной стадии.

Тако Какута, отдохнув от напряжения опроса под гипнозом, был, конечно, отпущен и так же, как и другие участники поисковой группы, получил от командира жилую кабину на 10-м этаже.

Остальные использовали свое время по желанию и настроению в длинных проходах и в огромных помещениях крепости. После соответствующих указаний гладкие стены с их скрытыми дверями уже не представляли для них препятствий. Если даже их занятия были всего лишь непонятной детской игрой в жмурки в этом сказочном мире техники, то по крайней мере, они испытывали облегчение от того, что командир отправил своих рябых полицейских обратно в их квартиры.

Полицейские были попросту роботами, находившимися здесь со дня постройки крепости. В крепости не было ни одного действительно живого существа. Был огромный позитронный мозг — командир и армия роботов, больше ничего. Самостоятельные ремонтные подразделения позаботились о том, что все это без существенных повреждений просуществовало тысячелетия. Похожие на кожу органические покровы металлических тел роботов командир считал не настолько важными деталями, чтобы велеть осуществлять за ними постоянный уход. Поэтому органопластик потемнел и продырявился или стал рябым, словно от оспы, как показалось земным людям на первый взгляд. Исключение составляли только выполнявшие гораздо более сложные функции роботы-офицеры.

В один из этих дней Крэст пришел из учебных помещений усталый, но, несмотря на это, с сияющими глазами и вызвался рассказать членам поисковой группы обо всем, чему он научился по летописям крепости.

Такой способ передачи знаний был необходим, поскольку кроме Булля и Родана никто из землян не был в состоянии выдержать влияния импульсов арконического обучения.

Они собрались в зале, одну стену которого занимал распределительный щит позитронного мозга. Присутствовали все, кроме Торы.

С того дня, как «Добрая надежда» совершила посадку на плато, Тору редко можно было видеть. Родан думал, что знает, чего она ищет, и поскольку за это время лучше, чем она, изучил технические резервы горной крепости, сочувствовал ей и ее напрасным надеждам.

Крэст делал свое сообщение на английском языке, которым тем временем прекрасно овладел.

«Этой базе, — начал Крэст, — по Вашему летоисчислению около десяти тысяч лет. Согласно истории Великой Империи, она ведет свое начало из периода первой колонизации. Флот колонистов, обосновавшийся на этой планете, имел первоначально другую цель. Он прервал свой полет, так как третья планета этой системы показалась колонистам более подходящей для того, чтобы быть портом, чем планета, которую им определили как цель по арконическим звездным картам. Поскольку, однако, при приближении к ней выяснилось, что третья планета заселена, флот совершил сначала посадку на Венере и подготовил операцию заселения Земли с этой планеты. При этом, в определенной степени в качестве запасной станции, была создана крепость, внутри которой мы сейчас находимся. Аркониды — хроника указывает, что их было двести тысяч — заселили на Земле континент, которого, по моему мнению, уже не существует. Он являлся тогда, десять тысяч лет тому назад, остатком материкового моста между африканско-европейскими и американскими пространствами суши. Империя колонистов существовала, однако, недолго. Вы сможете потом подробнее узнать о причине катастрофы, уничтожившей Империю и вовлекшей в беду всю Землю. Во всяком случае, после катастрофы только пять процентов арконидов уцелели после катастрофы и вернулись обратно на Венеру. Они сообщили о нападении невидимых. Ясно, что тем самым они хотели лишь объяснить собственное бессилие. Тогда база на Венере еще не имела флота космических транспортных средств. О флоте, который после катастрофы на Земле вылетел с Венеры, больше никто никогда ничего не слышал. Он не достиг своей цели, в этом мы уверены. Но никто не знает, что с ними случилось. Сведений об этом никогда не поступало на Аркон, и командир тоже ничего не знает об их исчезновении. Во всяком случае, на Венере тоже, кажется, происходили загадочные вещи. Однако, сведения об этом настолько скудны, что они вряд ли нам пригодятся. Тем не менее, крепость продолжает существовать. Она была самообеспечиваемой. Ее ремонтные группы были в состоянии содержать все устройства в рабочем состоянии. Она пережила тысячелетия и обнаруживает свое существование каждые десять часов только тем, что выпускает из реакторных залов отработанный горячий воздух через умело проложенный канал. Приказы, данные позитронному мозгу последним арконическим командиром, продолжают действовать. Кроме того, мозгу было дано указание вынуждать к посадке или уничтожать каждый чужой корабль. Исключение составляют корабли арконидов. Поскольку предполагалось, что корабли арконидов могли бы прилететь на эту планету только в том случае, если бы принадлежали к какой-нибудь экспедиции колонистов этого участка, от них потребовали кодовый сигнал, тот запрос, которого мы не поняли. Хотя мы и не подали сигнала, позитронный мозг сумел распознать, что наш корабль является кораблем такого типа, который нельзя обстреливать. Он попытался отбуксировать нас с помощью тягового луча из плато к пещере, но… — он наклонился к Родану, — НАШЕМУ командиру удалось быстро вывести корабль из-под чужого влияния и посадить его так, что позитронный мозг не смог его найти. После этого он установил связь с разумными существами-тюленями и попытался определить наше местонахождение по их информации. Но и эта попытка не удалась, так как тюлени не достаточно умны, чтобы сообщать данные о местонахождении, которые позитронный мозг мог бы использовать. Ну хорошо, мозг был терпелив, и несколько дней спустя оказалось, что пришельцы, как он назвал поисковую группу, явились сами. Мозг пришел к заключению, что пришельцам удалось захватить корабль арконидов, арестовать и ограбить экипаж. Однако, этот вывод был недостаточно правдоподобен, и мозг работал дальше. Через несколько часов Тако совершил свой бросок. Мозг для себя увидел шанс. Тако поймали, а остальное Вам известно».

На Родана это сообщение произвело мало впечатления. Его успокаивал и вызывал у него чуть ли не благоговение тот факт, что здесь — в преданиях внеземного разума — впервые появилось упоминание о существовании загадочной Атлантиды. Никак иначе, считал Родан, нельзя объяснить сообщение об Империи колонистов в части Земли между Европой-Африкой и Америкой. По лицу Родана скользнула улыбка, когда он подумал о том, что аркониды, которых случай заставил год тому назад совершить посадку на Луне, теперь, конечно, были достоянием не только земной техники, но и в той же мере исторической науки.

«Мозг, — снова заговорил Крэст, — ждал, таким образом, восемь тысяч лет. Это легко сказать, но наш мозг здесь… — при этом он показал большим пальцем через плечо, — действительно имел определенную цель. Он ждал нового командира, на ментальный склад которого можно было бы положиться настолько, чтобы слушаться только его. Кажется, он нашел этого нового командира».

Он замолчал, чтобы посмотреть, какое впечатление произвели его слова.

«Ментальные данные всех участников этой экспедиции, — продолжал Крест, — известны позитронике от Тако, а еще больше по сообщенным мною сведениям. Будущий командир этой базы отличается по своему ментальному складу не только от арконидов, хотя он земной человек: это Перри Родан!»

Родан не сразу смог преодолеть это потрясение. Он спросил себя, не наврал ли Крэст позитронике чего-нибудь, когда она выспрашивала его о нем, Родане.

Однако, он убедился, что позитронику обмануть нельзя, и принял свой новый пост. Какое-то время он опасался, что Крэст мог бы обидеться на него за то, что мозг предпочел его, но Крэст как ученый был явно далек от того, чтобы испытывать зависть по более или менее политическим мотивам.

Так Родан стал командиром — или единоличным хозяином — крепости, в помещениях которой в небольших объемах было сконцентрировано больше энергии, чем на всех заводах и испытательных станциях Земли, вместе взятых. С помощью оборудования этой базы можно было бы разрушить солнечные системы и дать отпор любому врагу, если только он не напал бы всем флотом сразу.

Однако, кое-чего на базе не было…


Тора не хотела верить этому. В первый же час после их прибытия она велела мозгу выдать все данные о расположении отдельных помещений и затем отправилась на поиски.

Через несколько часов после того, как Родан принял на себя командование крепостью и переключил частоту руководящих сигналов, приводящих позитронику в действие, на сигналы собственного мозга, он встретил Тору. Он догадывался, почему она ходит здесь.

«Вы идете по неверному пути», — сказал он серьезно.

«Я знаю», — ответила она тихо.

«Почему Вы не попытаетесь, — спросил он, — видеть вещи такими, каковы они на самом деле? Когда после земной катастрофы колонисты решили все-таки лететь к первоначальной цели, они взяли с собой ВСЕ космические корабли, которые у них имелись. Все, что есть в этой крепости, — удивительные вещи для реализации МОИХ целей. Но нет ничего, что могло бы помочь ВАМ преодолеть огромное расстояние до Аркона».

Он замолчал и ждал, что она посмотрит на него.

«Вы привязаны к Земле, — продолжал он затем, улыбаясь. — Я постараюсь сделать Ваше пребывание там как можно более приятным. Я с удовольствием позабочусь о том, чтобы Вы смогли как можно скорее вернуться домой. Но даже самый быстрый путь займет несколько лет. А пока Вам придется довольствоваться общением с нами, полудикарями».


предыдущая глава | Корпус мутантов | cледующая глава